2004 2

Нижегородская ярмарка и татары

В богатейшей истории России были явления, которые определяли ее неповторимую самобытность. В их числе несомненно была и «ярмарка», которая не просто способствовала развитию внутри российской торговли, но и была своеобразной визитной карточкой того или иного региона.

Общее количество ярмарок назвать сложно, в разных источниках приводятся самые разные цифры. Наиболее крупными из них были Нижегородская, Ирбитская, Мензелинская, Крестовско-Ивановская и некоторые другие. Среди этих торжищ ведущая роль принадлежала Нижегородской ярмарке. Современники писали о ней как о самой крупной ярмарке не только России, но и мира. Придавая самое важное значение Нижегородской ярмарке, сравнивая ее с Москвой, в XIX в. бытовала такая фраза: «Москва сама переселяется в августе на ярмарку»1.

Нижегородская ярмарка имела богатую историю, ведущую свое начало от Волжской Булгарии и Казанского ханства. Эту уникальную связь и преемственность заметили еще известные исследователи прошлого. Интерес к истории Нижегородской ярмарки проявили известные просветители и ученые Шигабутдин Марджани и Каюм Насыри2. Предысторию ярмарки они ведут со времен Волжской Булгарии и Казанского ханства. Известный исследователь Нижегородской ярмарки В. П. Безобразов писал во второй половине XIX в.: «Происхождение Макарьевской ярмарки без всякой натяжки может быть отнесено к глубокой древности; ея начало, без сомнения, надо искать в Великой Болгарии на Волге и Каме»3. В начале 20-х годов XX в. известный историк М. Г. Худяков описал возникновение главной ярмарки страны4. О факте активного участия татар на Нижегородской ярмарке писал и К. Фукс5.

Татары на ярмарке были весьма заметны. Они являлись одними из основных покупателей мануфактурных товаров. Редкая газетная или иная информация тех лет, затрагивающая национальный или религиозный аспект участников торжища, была без упоминания татар. Более того, в определенные годы татарский язык использовался на ярмарке наряду с русским, немецким и французским языками. По приказу руководства ярмарки часть его распоряжений переводилась на татарский язык и расклеивалась на видных местах торжища6. Во второй половине XIX - начале XX вв. среди татар России, в первую очередь среди купцов и торговцев, был известен термин «твоя прибыль Нижнего» («синең Нижний табышың»)7. Очень часто с ярмаркой связывали важнейшие события в жизни нижегородских татар. Так, в 1915 г. к ее началу было первоначально приурочено открытие Нижегородской соборной мечети8.

Участие татар особенно ярко прослеживается на Нижегородской ярмарке 1876 г. Тогда в ее мыльном ряду продавалось казанское мыло. В публикациях об этой ярмарке неоднократно упоминается татарская мечеть. Так, говоря о месте продажи персидских ковровых изделий, они указывали известный караван-сарай, находящийся напротив татарской мечети9. Взоры участников ярмарки 1876 г. привлекали некоторые особенности ведения торговли татарами. Так, один из очевидцев отмечал: «.. .то татарин чуть не в нос ткнет вам мерлушкой, которой он обвесился со всех сторон»10. Этот же автор довел до нас слова татарина-разносчика: «.. .старьям продавать, халат, халат!»11

Некоторые татарские предприниматели продолжали практику приобретения лавок для ведения торговли на главной ярмарке. В 1877 г. Асфандиар Курамшевич Акчурин купил за 3 000 руб. на территории ярмарки каменную лавку, которая располагалась в Сырейном ряду под номером 13. Дети другого представителя этого рода симбирского купца С. А. Акчурина уже в 1874 г. владели здесь лавкой12.

В начале 90-х гг. XIX в. среди торговцев мылом (простым и яичным) на ярмарке выделялись 11 наиболее крупных фирм. Три из них принадлежали казанцам: Ибрагиму и Искаку Губейдуловичам Юнусовым, Фаттахутдину Губайдулину, Абдрахману Сафековичу Галикееву.

Наследники Габдул-Карима Исхаковича Апанаева (Казань) и наследники Абдул-Кирима Мусиновича Апанаева (Слободской уезд Вятской губернии) продавали обувь, и причем только «азиатскую», которой никто кроме них не торговал.

Монополистом в торговле пухом и пером являлся Шарафетдин Хусамутдинов (Казань). На ярмарке продавали невыделенные кожи — Сулейман Мухаметзянович Аитов (Казань), Сулейман Мухамедович Аитов и вдова Сагиб Загиб Замала Сайфулина (Казань). Казанец Ваутдин Шамсутдинович Сагадиев торговал кухмистерскими товарами.

На ярмарке 1876 г. татарские предприниматели были и в числе торгующих мануфактурным товаром в его различных номинациях. Ситцы и кумач преимущественно продавали Муртаза Мустакимович Азимов (Казань) и Утямышев (Казань). Покупатели русского сукна и шерстяных изделий могли приобрести их у представителей известных «королей» сукна из татар — Юсупа Сулеймановича и Тимербулата Курамшевича Акчуриных («Товарищества Старо-Тимошкинской суконной мануфактуры Акчуриных», д. Старое Тимошкино Сенгилееевского уезда Симбирской губернии), Сиразетдина Бахтеева (Симбирск), а также у Хасана и Хисамутдина Хусейновых с сыновьями (Симбирск). Кроме них сукна армейские и верблюжьи разных сортов продавали Хисаметдин Хусаинович Алеев (Симбирск) и Ахъя Абдул-Настров (Яхъя Насыров. — Н. Т.) (Симбирск). Следует добавить, что оборот торговли шерстяными изделиями на ярмарке составлял 13 млн. руб. Основными покупателями были представители Поволжья, Сибири, Камского и Окского районов и Кавказа. Часть товара уходила в Персию. В разделе «сукно и трико» было заявлено 24 продавца, из них 6 были представителями татар.

Как и на многих других ярмарках страны, татары были в числе торгующих меховым товаром (собольи, енотовые, куньи, лисьи, песцовые, хорьковые, беличьи и др.). Среди 30 торговцев меховыми изделиями были Азизулла Идятуллович Ширинский (в источнике неправильно — Шигинский) (с. Подлинки Касимовского уезда Рязанской губ.), братья Хайбулла и Изятулла Муртазиновичи Девишевы (Касимов), братья Хайрулла и Хисамутдин Сайфутдиновичи 'Кастровы (Касимов), Абдул-Валей Ахмедзянович Яушев (Троицк Оренбургской губ.). Оборот товаров здесь доходил до 25 млн. руб., это были в основном меха белки, зайца и каракуль.

На ярмарке 1893 г. можно было приобрести «татарские изделия»: чалмы женские, головные уборы и пр. Их продажей занимались казанцы Мухамедхан Ибниаминович Галиев и Шариф Мухаметзянович Мусин13.

Татары были и в числе тех, кто предоставлял номера для приезжих. Один из самых крупных, богатых и известных купцов России из татар Ахмед Галеевич Хусаинов из Оренбурга имел собственные номера на ярмарке и являлся единственным татарином среди крупных владельцев номерами для участников ярмарки.

В 1899 г. управляющим всеми гостиными домами, в т. ч. вакуфными, стал Тимерша Соловьев. Начав работу кассиром в главной конторе Ахмед-бая Хусаинова в Казани, Тимерша впоследствии в течение пяти лет, до 1905 г., безупречно выполнял эту работу на ярмарке. С 1905 г. он вместе с управляющим Хусаинова — Сабирзяном Бакировым — превратил «двухсветную гостиницу» в современную, не отличающуюся от европейских заведений такого типа. Судя по рекламным публикациям, относящимся к 1906 г., гостиница активно функционировала предоставляя номера от 75 коп. до 100 руб. Постояльцев гостиницы, в основном мусульман, главным образом татарских купцов, обслуживали повара — мастера своего дела. В зале гостиницы, вмещающем до 500 человек, можно было отдохнуть послушав музыку, как татарскую, так и русскую и почитав мусульманские газеты14. Спустя четыре года Тимерша Соловьев с взаимного согласия партнера стал единоличным владельцем заведения в 50 номеров.

К 1912 г. татары были представлены в числе 115 торгующих волосом, щетиной и пр. Среди них было 26 татар Поволжья и Приуралья.

Одной из самых востребованных групп товаров Нижегородской ярмарки в 1912 г. была мануфактура (хлопчатобумажные изделия). Оборот здесь составлял 41 млн. руб., что соответствовало 20-31,5 % оборота всей ярмарки. Товар производился в большинстве своем мануфактурами Москвы, Твери, Лодзи. Поволжье и Приуралье входили в число регионов, покупающих данную продукцию. Среди татарских купцов, занимавшихся мануфактурой известный предприниматель А. Ишмуратов (Казань), С. Галикеев (Казань), Г. Мукминов (Казань), Л. Курамшин (Москва).

Широко было представлено мыловаренное производство. Известно, что общий оборот торговли здесь составлял около 120 тыс. пудов на сумму 500-550 тыс. руб. Большинство товаров было продукцией казанских и петербургских предприятий. Среди торговцев выделяются известные татарские фирмы: И. Арсланова, товарищество «Утямышев и К0», С. Галикеев, И. Апанаев.

Предприниматели из татар занимали если не ведущее, то особое место в торговле коврами, изделиями кожевенного производства и галантереи, хлопком, головными уборами, чаем и сахаром.

На Нижегородской ярмарке у татар была и агентурно-комиссионная контора. Она принадлежала известному купцу из Казани Б. К. Апанаеву. Всего на ярмарке таких контор было три15.

Особенно следует отметить торговлю татарскими и мусульманскими книгами. Она велась Ш. Хусаиновым, а затем его наследниками. Основной ассортимент составляла религиозная литература16 — «Коран», «Афтияк», календари и т. п. Нижегородская ярмарка была и местом подписки на общетюркскую газету «Тарджеман». Уже в первые годы выхода газеты (80-е гг. XIX в.) у Ш. Хусаинова, можно было оформить подписку на нее17.

Некоторые татарские предприниматели участвовали в деятельности отдельных учреждений на ярмарке. Один из них, казанец Мухамеджан Галиев в начале XX в. был членом учетного комитета Нижегородского ярмарочного отделения Государственного банка страны. О заслугах в этой области говорит то, что по итогам ярмарки 1900 г. он был удостоен правительством золотой медали «За усердие» для ношения на шее на Александровской ленте18.

Татарское купечество пыталось использовать арену ярмарки для решения своих экономических проблем. В середине 80-х гг. XIX в. татарские купцы, ведущие торговлю в Ташкенте просили комитет ярмарки ходатайствовать перед вышестоящими учреждениями об отмене ограничений, касающихся прав приобретения недвижимости. Как известно, с 1866 г. правом на приобретение недвижимости обладали только люди православного вероисповедания и коренное население. Однако такое обращение ярмарочного комитета в вышестоящие органы осталось без внимания19. Аналогичное обращение было сделано снова в августе 1890 г. Тогда мусульманское ярмарочное купечество обратилось к министру финансов страны, бывшему проездом в Нижнем Новгороде. В обращении были указаны негативные явления, вытекающие из запрета и содержалась просьба взять вопрос под свое покровительство20. Нижегородская ярмарка использовалась татарскими купцами также для выражения своего отношения к определенным процессам или событиям, проходившим в стране. Это в первую очередь Первая мировая война. Так, летом 1915 г. мусульманские купцы, поддерживая действия своего правительства, пожертвовали в пользу всероссийского временного мусульманского комитета 1 666 руб. 50 коп.21

Нижегородская ярмарка конца XIX — начала XX вв. стала своеобразным местом консолидации мусульманских народов тогдашней Российской империи с ее огромными территориями и многочисленными национальностями.

На ярмарке встречались не просто партнеры по торговле, но и друзья из мусульман. В конце XIX в. одна из таких встреч была организована представителем Кавказа Мустафой Бедаловым. Участники встречи говорили о некоторых причинах отставания мусульман от русских деловых людей и искали пути преодоления этих недостатков22. Если в конце XIX в. участниками таких встреч были предприниматели, то на рубеже XIX-XX вв. к ним присоединяются религиозные деятели, учителя и др. Вследствие этого изменилось и содержание бесед. Наряду с торговлей главной темой бесед все чаще становилась благотворительная деятельность, новинки книжного мира мусульман, проблемы распространения нового, прогрессивного метода обучения подрастающего поколения23. Автор статьи не будет затрагивать, а лишь упомянет, и общественно-политическую значимость Нижегородской ярмарки, ведь именно с ней связано создание и проведение съездов партии «Иттифак».

Ярмарка имела свое яркое мусульманское лицо. Это объясняется множеством факторов. В частности присутствием здесь как торговцев из стран Востока (Персия, Османская империя), так и мусульман России. Мусульмане для удовлетворения своих религиозных потребностей строили мечети. Так еще в 1829 г. была построена первая мечеть. На это здание обращали внимание многие из тех, кто описывал ярмарку. Следует отметить, что наряду с ярмарочным православным храмом и армянской церковью, мечеть составляла ансамбль всероссийского торжища и украшала ее. Усилиями персидского посла осенью 1889 г. здесь открылась также новая молельня24. Значительный поток мусульман из разных губерний и областей империи на ярмарку вели к возникновению некоторых проблем в деле создания условий для беспрепятственного отправления ими своих религиозных потребностей. Поэтому ежегодно в дни проведения Нижегородской ярмарки в помощь известному ахуну Семеркену Соколову мусульманское духовное собрание назначало религиозного деятеля из числа мулл. Данную функцию выполняли и другие муллы России. Среди них было немало интересных, неординарных людей. Это мулла Хабибулла бине-аль-Хусани бине Габдел-Карим-аль-Орыви и его брат Фатхулла, служившие в XIX в.25 Другой мулла, ахун, прекрасный знаток Корана Габдульсаттар бине Сагид в целях улучшения своего материального положения ежегодно также посещал ярмарку26.

Мусульманские мечети татарского населения региона имели на Нижегородской ярмарке и собственность. Например, пятая соборная мечеть г. Казани в начале XX в. имела собственность в лице Лаишевского подворья. Данный комплекс зданий был пожертвован в 1906 г. известным купцом Ахметом Хусаиновым27.

На ярмарке проводились и мусульманские праздники. Источники упоминают о проведении Курбан-байрама (точную дату проведения праздника установить сложно). Организовывались и праздники конфессий. Об одном из таких мероприятий очевидец писал: «...гвоздем всех торжеств был праздник, устроенный магометанским населением у Коран-Сарая (Караван-Сарай — Н. Т.). На площади близ мечети был разбит огромный шатер, весь устланный дорогими старинными персидскими коврами. Ужин состоял исключительно из восточных блюд, как: гаржири-плов, бара-берьян, куки, мураба из персидских фруктов»28.

Мусульманские общины Поволжья и Приуралья использовали Нижегородскую ярмарку для решения своих материально-финансовых проблем. Во время ярмарки 1902 г. некий мусульманин из Хвалынского уезда Саратовской губернии на основании решения жителей одного из сел уезда собрал несколько сот рублей на строительство мечети29. Такие акции не были единичными и поэтому прав современник, писавший: «Доброе купечество как всегда поддержало доброе дело». Такую же акцию планировали провести представители мусульман г. Саратова на ярмарке 1891 г. К весне названного года сумма денег собранная для сооружения мечети и медресе в городе оказалась недостаточной. Поэтому на собрании мусульмане выбрали специальных сборщиков пожертвований. Последние с наступлением навигации планировали посетить татарские населенные пункты Поволжья и Нижегородскую ярмарку30.

В самом начале XX в. среди мусульман страны начался сбор средств на строительство в Нижнем Новгороде мектеба и дома для имама около мечети. На сооружение комплекса многие купцы и промышленники выделили значительные деньги.

В списке жертвователей — Тимербулат Акчурин, братья Яушевы, Ахмед Кастров, Ахмед и Махмуд Хусаиновы, Юсуп Акчу рин, Зайнетдйн Агафуров и Мухамед-Ганий Девишев, Матди Девишев, Мухамеджан Галиев, Сулейман Аитов, Садык Мусин, Хасан Шакулов, Исмаил Утямышев, Шакир Девишев и др.31

Изложенное выше позволяет утверждать, что Нижегородская ярмарка играла весьма важную роль в экономической и духовной жизни татар Поволжья, Приуралья и всей Российской империи. Татары всех регионов Российской империи были постоянными и активными участниками главной ярмарки страны.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Нижегородка. Путеводитель и указатель по Нижнему Новгороду и по Нижегородской ярмарке / Изд-е дополненное и исправленное. С планом. А. С. Гациского. - Нижний Новгород, 1877. -С. 169.
  2. Мәрҗани Ш. Мостәфадел-әхбар фи эхвали Казан вә Болгар. - Казан, 1989. - Б. 392; См. также Юсупов М. X. Шигабутдин Марджани как историк. - Казань, 1981. - С. 80; Насыри К. Календарь на 1893 г. (на тат. яз.) - Казань, 1893. - С. 20-39.
  3. Народное хозяйство России: Исследования В. П. Безобразова, действительного члена императорской академии наук. Московская (Центральная) промышленная область. — 4.1. Приложения.-СПб., 1882.-С. 114.
  4. Худяков М. Мусульманская культура в Среднем Поволжье. - Казань, 1923. - С. 6.
  5. Фукс К. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношении. - Казань, 1991. -С. 48.
  6. Мельников А. П. Очерки бытовой истории Нижегородской ярмарки. - Нижний Новгород, 1917.-С. 151.
  7. Думави Н. Стихи и поэмы (на тат. яз.). - Казань, 1960. - С. 68.
  8. Сенюткина О. Н. Из истории Нижегородской мусульманской общины // Ислам: вопросы истории, культуры и философии: Сб. науч. ст. - Нижний Новгород, 1995. - Вып.1. - С. 30.
  9. Нижегородка. - С. 192.
  10. Там же.
  11. Там же.-С. 149.
  12. Таиров Н. Акчурины. - Казань, 2002. - С. 25, 100.
  13. Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Торгово-промышленный адрес-календарь Российской империи. - СПб., 1895. - Стлб. 2235, 2236, 2238, 2240-2244. Подсчеты фирм и торговцев сделаны нами.
  14. Казан мөхбире. - 1906. - 12 июль.
  15. Указатель Нижегородской ярмарки на 1912 г. - М., 1912. - С. 13, 14, 29, 32, 63-65, 68, 70,75,90, 91, 93, 95, 98, 109-111, ИЗ, 115-125, 129, 132, 134, 139-141, 145, 148, 167, 168, 170, 187-191, 193-196, 198, 202, 203, 211-213, 215, 216. Подсчеты фирм и торговцев сделаны нами.
  16. Отчет о ходе торговли в Нижегородской ярмарке 1898 г. - М., 1899. - С. 100.
  17. Тарджеман. - 1886. - 19 июля.
  18. Там же. - 1901. - 16 января.
  19. Загидуллин И. К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии. - Казань, 2000. - С. 91.
  20. Тарджеман. - 1890. - 9 сентября.
  21. Каспий. - 1915. - 15 августа.
  22. Тарджеман. - 1899. - 28 апреля.
  23. Там же. - 1902. - 1 сентября.
  24. Там же. - 1889. - 28 сентября.
  25. Мәрҗани Ш. Күрсәтелгән хезмәт. - Б. 260-261.
  26. Фәхретдинов Р. Асар. - Оренбург, 1904. - 5 җөз. - Б. 258-259.
  27. Азаматов Д. Д. Из истории мусульманской благотворительности. Вакуфы на территории европейской части России в конце XIX — начале XX века. - Уфа, 2000. - С. 32.
  28. Мельников А. П. Указ. соч. - С. 151.
  29. Тарджеман. - 1902. - 25 ноября.
  30. Там же. -1891.-15 марта.
  31. Там же. - 1902. - 22 сентября.

Наиль Таиров,
кандидат исторических наук