2005 2

Казанский арсенал в первой половине XIX в.

К началу XIX столетия в России было три арсенала: Санкт-Петербургский (основан в 1712 г.), Киевский (1764 г.) и Брянский (1783 г.). Они предназначались для изготовления, ремонта и хранения вооружения и снаряжения и относились к Военному ведомству.
На фоне обозначившегося в начале XIX в. противостояния России и Франции, правительство берет курс на развитие артиллерии. В 1805 г. стараниями графа А. А. Аракчеева была введена новая система орудий для российской армии. Эта мера потребовала расширения и укрепления арсеналов, их переоборудования. Так, технически был переоснащен Санкт-Петербургский арсенал1. Здесь в 1810 г. была впервые установлена паровая машина и несколько станков. Для сравнения: в Брянском арсенале паровая машина появилась лишь в 1856 г.2
В 1808 г. при арсеналах учреждают подвижные арсеналы № 1, № 2 и № 3 для исправления в ближайших от армии местах артиллерии как во время войны, так и после ее окончания3. Их состав и содержание определялись особыми штатами. С момента учреждения подвижных арсеналов артиллерийские арсеналы на местах стали называться «местными».
В 1812 г. последовал указ об учреждении Казанского арсенала. Он располагался в Кремле, недалеко от башни Сююмбике. Близость Волги облегчала доставку военных материалов и припасов.
Казанский арсенал органично вошел в систему местных арсеналов России. Но в сентябре 1815 г. от случившегося в Казани страшного пожара он серьезно пострадал. Уцелевшее от огня казенное имущество было перенесено и хранилось в деревянных сараях, возведенных на Арском поле. Обгоревшие строения в 1826-1827 гг. были сданы под помещения Казанских батальонов военных кантонистов4.
Казанский арсенал с момента своего учреждения состоял под управлением Артиллерийского департамента военного министерства и инспектора всей артиллерии. Позднее по части административной его подчинили генерал-фельдцейхмейстеру, великому князю Михаилу Павловичу5, а по части хозяйственной — тому же Артиллерийскому департаменту.
В самом арсенале командование разделено не было. Как правило, оно было сосредоточено в руках артиллерийского штабс-офицера по распорядительной и хозяйственной части. По вопросам, превышавшим его полномочия, командир арсенала должен был входить «с представлением по начальству в Артиллерийский департамент и к бывшему инспектору всей артиллерии»6.
В подчинении командира Казанского арсенала, как и других местных арсеналов России, находился помощник в чине майора или подполковника. Но штата у Казанского арсенала не было. Поэтому нижние чины были разделены на три отделения, каждое из которых состояло в ведении одного арсенального офицера.
В 1834 г. арсеналом командовал подполковник Тиханов-1. Следует отметить, что в то время в приказах упоминали только фамилию офицера, если фамилии лиц, состоящих по артиллерии и в армии в целом, повторялись, им присваивали цифровые обозначения.
В первой половине 30-х гг. XIX в. в Казанском арсенале состояли следующие военные и гражданские чины: командующий арсеналом, подполковник, майор, штабс-капитан, поручик, унтер-цейхвайтер, фейеркер, цейхдинер, писарь, браковщик оружия; мастеровые слесарного, кузнечного дел, кузнецы и молотобойцы — 36 и многие другие (см. документ). При чинах Казанского арсенала состояли 79 их жен и 72 ребенка обоих полов. Помимо них, к арсеналу были прикомандированы один майор и два казенных денщика7. При арсенале содержались три лошади, которых использовали для разных работ. До пожара при их помощи приводились в действие механизмы для обточки и сверления отливаемых орудий.
В 1834 г. Казанский арсенал располагал рядом собственных строений: дощатый и бревенчатый сараи, деревянная конюшня. Имевшиеся машины, требовавшие после пожара большого ремонта, в 1824 г. были «за совершенной ненадобностью… проданы с аукциона публичного торгу»8.
Из-за отсутствия казенных домов и казарм при Казанском арсенале чиновники и низшие военные чины размещались «квартированием по отводу Казанской квартирной комиссии в городе Казани по обывательским домам»9.
В 1839 г. инспектор местных арсеналов собрал данные о количестве больных, умерших и беглых по всем арсеналам России. Из сравнительной ведомости следовало, что в гарнизонной роте № 4 при Казанском пороховом заводе и полуроте № 5 при Казанском арсенале состояло 2 218 человек, среди них больных — 29, умерших — 6. Бежавшие отсутствовали. Из 1 561 человека, находившихся в Казанском арсенале, общее число больных было 23, умерших — 3, бежавших не значилось10. Эти показатели были лучшими среди всех местных арсеналов.
В целом Казанский арсенал считался маломощным. Совместно все четыре местных арсенала России: Санкт-Петербургский, Брянский, Киевский и Казанский с 1826 по 1840 г. изготовили и отремонтировали 2 268 орудийных стволов и 2 197 лафетов. С 1825 по 1850 г. они ежегодно производили 127 стволов, 164 лафетов, 150 зарядных ящиков и другие предметы11.
После войны 1812 г. внимание к артиллерии, а соответственно к местным арсеналам, резко ослабло. Это привело к бездействию некоторых из них. Назрела необходимость в реформировании, и Артиллерийский департамент в 1938 г. начал собирать сведения о подведомственных предприятиях.
В итоге в 1850 г. последовал приказ об упразднении Казанского арсенала. Его мастеровых со всеми вещами, амуницией, деньгами перевели в Брянский арсенал12.
Теперь вся потребность артиллерии в бронзовых орудиях удовлетворялась «исключительно только Санкт-Петербургским и Брянским арсеналами». Первый в год мог изготовить до 100 полевых орудий, 60 лафетов с передками и около 100 зарядных ящиков, а второй — 60 орудий и лафетов с передками и тоже около 100 зарядных ящиков13.
Казанский местный арсенал, просуществовавший 40 лет, не был крупным военно-промышленным предприятием. Однако, работая стабильно, он внес свой вклад в развитие артиллерийского производства в России.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Родзевич В. Историческое описание Санкт-Петербургского арсенала за 200 лет его существования (1712-1912). – СПб., 1914. – С. 338.
2. Государственный архив Брянской области (ГАБО), ф. 221, оп. 2, д. 525, л. 37 об.
3. Свод военных постановлений. – СПб., 1838. – Т. 1. – Кн. IV. – С. 542-543.
4. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 503, оп. 3, д. 339, л. 175.
5. См.: Караулов Н. И. Сквозь столетия // Повелители огня. – М.-СПб., 1897. – С. 23.
6. РГВИА, ф. 503, оп. 3, д. 339, л. 176.
7. Там же, л. 178.
8. Там же, л. 181.
9. Там же, л. 182.
10. ГАБО, ф. 221, оп. 1, д. 341, л. 161.
11. История отечественной артиллерии. – М., 1962. – Т. 1. – Кн. 3. – С. 452.
12. ГАБО, ф. 221, оп. 2, д. 554, л. 5 об., 12 об.
13. О деятельности Санкт-Петербургского арсенала и особой орудийной мастерской // Артиллерийский журнал. – 1868. – № 5. – С. 809.

Описание Казанского непременного арсенала

1833-1836 гг.

Арсенал учрежден в 1812 году в царствовании Государя Императора Александра I в губернском городе Казани, в Кремле – казанской крепости при реках Казанке и Волге, – река Казанка, протекающая под крепостью, впадает в реку Волгу в 7 верстах от города, водяное сообщение производится на судах всякого роду по Волге, а весною во время разлива рек таковые суда могут входить по Казанке к самой крепости и к городу, на коих доставляются для действия арсенала военного рода материалы и припасы.
Каковой Арсенал в случившийся прошлого 1815 года сентября 3 числа в городе Казани пожар 3 горелI; – оставшийся же в одном казенное имущество храниться по ныне в устроенных Арсеналом здесь же в городе Казани на Арском поле деревянных сараях; – а обгорелые строения арсенала по высочайше утвержденному блаженной памяти Государя Им¬ператора Александра I в 7 день мая 1826-го года по докладу главного над военными поселениями начальника и в 1827 году согласно Высочайшей воли сданы под помещение казанских батальонов военных кантонистов.
Арсенал с самого начала его учреждения состоял над ведомством Артиллерийского департамента Военного министерства и бывшего инспекторского высочества генерал-фельдцейхмейстера, а по части хозяйственной, вышеозначенному Артиллерийскому департаменту, и непосредственно подчиняясь инспектору местных арсеналов.
Командир Арсенала был артиллерийский полковник, он действовал тогда по Арсеналу как командир оного, а по распорядительной и хозяйственной части превышаемую его власть входил обо всем с представлением по начальству в Артиллерийский департамент и к бывшему инспектору всей артиллерии.
При командире Арсенала находится всегда помощник в чинах майора и подполковника.
Ныне управляет Арсеналом командующий оным артиллерийский подполковник на том же самом основании как командир Арсенала, который по распорядительной и хозяйственной частям обращается о превышающей его власти входит обо всем с представлением по начальству чрез инспектора местных арсеналов.
Казанскому Арсеналу штата не имеется, нижние чины разделены на три отделения, и состоят каждое из них в ведении одного арсенального офицера под непосредственным распоряжением командующего Арсеналом.
В казанском Арсенале состоит чинов: собственно Арсеналу принадлежащихII:
командующий арсеналом подполковник – 1, майор – 1, штабс-капитан – 1, поручик – 1, унтер-цейхвартеров – 8; нижних чинов: фейерверкеров – 3, цейхдинеров – 4, писарей – 3, браковщик дела оружия – 1, подмастерья лафетного дела – 1; мастеровых: слесарного дела – 2, горновых кузнецов – 4; кузнечного: молотобойцев – 36, мехового и брандспойтного – 4, лафетного – 3; столярного – 7, токарного – 2, плотничного – 7, колесного – 3, бочарного – 1, молярного – 5, печного – 1, фурлейт – 6, денщиков казенных – 5; их жен – 79, детей обоего пола – 72.
Прикомандирован к Арсеналу гарнизонной артиллерии: майор – 1, казенных денщиков – 2; Казанского артиллерийского гарнизона роты № 1 для изучения разным арсенальным мастерствам: гатлангеров – 3.

РГВИА, ф. 503. Артиллерийский департамент, оп. 3, д. 339, л. 175-177.

I Так в документе (прим. ред.).
II Выделение соответствует выделению в документе (прим. ред.).

Владимир Бобков,
аспирант Брянского государственного университета