2005 2

Еще об одном варианте дастана «Тахир и Зухра»

«Тахир и Зухра» — одно из популярных любовно-романических произведений многих тюркских народов. Свидетельством тому является множество версий этого памятника духовной культуры, дошедших до настоящего времени как в письменном, так и в устно-фольклорном вариантах, передаваемых из поколения в поколение.
Первым автором литературной обработки легенды в стихах о двух искренне полюбивших друг друга Тахире и Зухре, их трагической судьбе, считается поэт, известный под псевдонимом Сайяди. О его жизни и деятельности сведения не сохранились. Узбекский ученый Т. Нишанбаева, основываясь на фразе «Мулло Саййид Мухаммад гуфтаги китоб хамун аст», зафиксированной на последней странице рукописи сочинения, которая хранится в Институте востоковедения Академии наук Узбекистана под номером 9194, предполагает, что имя поэта было Саййид Мухаммад1. Однако в тексте своего произведения поэт по книжной традиции средневековья обращается к самому себе как Сайяд, Сайяди, Сайяд углы Клыч, Кул Сайяди, Кул Сайяд углы Хараби. Возможно, мулла Саййид Мухаммад был переписчиком указанной копии.
Т. Нишанбаева, исходя из данных текста рукописи № В 310, которая находится в фондах Ленинградского отделения Института народов Азии АН СССР (ныне Санкт-Петербургское отделение Института востоковедения РАН. — Р. И.), также допускает возможность проживания Сайяди в городе Хайрабаде (Афганистан). По ее мнению, поэт писал свою поэму в Балхе в течение четырех лет2.
Есть предположение о том, что Сайяди мог принадлежать к туркменскому племени под названием «Сайяд»3.
По мнению татарского литературоведа Ф. З. Яхина, город Саят, расположенный на юго-восточной стороне от Ургенча, есть тот самый город Сайяд, о котором сообщается в древних книгах4.
Что касается времени творчества Сайяди, то узбекские филологи С. Хусейн, Х. Зарифов на основе языковых особенностей, палеографических данных, имеющихся в их распоряжении копий сочинения, склонны обозначать его XVI в.5 А в работах В. А. Абдуллаева6, Т. Нишанбаевой высказывается мысль , что поэт жил и сочинил свое произведение в XVII в.7 Татарский ученый Х. Хисматуллин ведет речь о XIV-XV вв.8
В настоящее время копии дастана «Тахир и Зухра» Сайяди находятся в фондах хранилищ Санкт-Петербургского отделения Института востоковедения Российской академии наук (В 3833, С148, В 3245)9, Института востоковедения Академии наук Узбекистана (№№ 6357, 6359, 9194, 10236), Литературного музея Института языка и литературы им. А. С. Пушкина Академии наук Узбекистана (№ 95), Санкт-Петербургской государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (№ 439), Института литературы Академии наук Туркменистана10, Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан (кол. 39, ед. хр. 2016, 4896)11.
В 1928 г. аспирантом Ленинградского восточного института А. Кульмухамедовым во время командировки в Чарджуйский и Керкинский районы Туркменистана был обнаружен еще один список дастана Сайяди «Тахир и Зухра». По его оценке, эта рукопись является особенным экземпляром, не похожим на ранее известные ему копии сочинения поэта12.
Один из вариантов произведения Сайяди, по сообщению Х. Хисматуллина, оказался среди книг, подаренных И. Ф. Готвальдом библиотеке Казанского университета. Однако он, к сожалению, впоследствии был утерян13.
В татарской филологии изучение произведения Сайяди началось во второй половине прошлого столетия. Так, Х. Хисматуллин в 1963 г. в коллективном труде «Древняя татарская литература» опубликовал неполный текст сочинения, снабдив его введением и коментариями14. В первом томе шеститомной «Истории татарской литературы» Ф. В. Ахметова поместила обстоятельный очерк об этом памятнике под названием «Дастаны Бабахан»15. Этому же автору принадлежит статья в сборнике «Средневековая татарская литература (VIII-XVIII вв.)»16. Интересные сведения о творчестве поэта можно найти в трудах М. И. Ахметзянова, Ф. З. Яхина17.
Х. Р. Курбатов, исследовавший языковые, стилистические особенности текста, метрику и строфику сочинения, приходит к выводу о том, что в дастане присутствуют такие виды системы стихосложения аруза, как хазадж-и мусаддас-и махзуф, хазадж-и мусамман-и салим, рамал-и мусамман-и махзуф, разадж-и мусамман-и салим, музари‛-и мусамман-и ахраб18.
Дастан «Тахир и Зухра» Сайяди, подготовленный Т. Нишанбаевой на основе восьми его копий, был издан в 1960 г. в Ташкенте19. Сокращенный его текст опубликован в «Антологии татарской поэзии», а в полном объеме в переложении на современный татарский язык дастан увидел свет три раза20.
После Сайяди на этот сюжет сочиняли свои произведения поэты XIX в. Ахмед Уразаев-Курмаши («Кысса-и Тахир и Зухра»)21 и Молланепес («Зухра-Тахир»)22.
Произведение А. Уразаева-Курмаши, в свою очередь, явилось основанием для написания дастана «Тахир-Зухра» казахским акыном Акылбеком Сабаловым, который был опубликован в 1911 г. в Казани23.
Необходимо отметить, что среди татарского народа были обнаружены и другие письменные версии дастана. По определению археографа М. И. Ахметзянова, они относятся к концу XVIII в.24
У тюркских народов бытуют немало и фольклорных вариантов легенды о Тахире и Зухре. К настоящему времени известны четыре уйгурских варианта, записанные западными тюркологами Г. Рокутти в Кашгаре и Г. Яррингом в Хотане, которые были опубликованы в транскрипции и с переводом на немецкий и английский языки25. Азербайджанский ученый М. Г. Тахмасиб указывает около двадцати устно-народных версий «Тахир-Зухра»26. В Стамбуле выдержал несколько изданий турецкий вариант дастана27. Башкирскими фольклористами на территории Оренбургской области и Республики Башкортостан записаны пятнадцать вариантов легенды в различных объемах28.
Многие устные варианты дастана обнаружены у татар. В одной из работ М. И. Ахметзянова указывается их количество — одиннадцать29. Некоторые из них, в том числе вариант, записанный В. В. Радловым у сибирских татар30, публиковались в фольклорных изданиях31.
О популярности «Тахира и Зухры» среди татарского народа в свое время писал Г. Тукай. Он отмечал, что «татары исстари считают его своим художественным национальным произведением. По-моему, у нас только как исключение можно встретить мужчину или женщину, которые в детстве не плакали, читая эту книгу»32. Имена Тахир и Зухра вошли в литературные произведения и народные песни33.
Известно, что сюжет дастана достойно отражен и в других видах искусств. К примеру, в 1917 г. татарский литератор Ф. Бурнаш создал драму «Тахир-Зухра» и либретто для оперы34. Узбекский драматург С. Абдулла написал музыкальную драму, а на Ташкентской киностудии снят фильм «Тахир и Зухра»35.
В 1939 г. по дастану Молланепеса была осуществлена постановка музыкальной драмы «Зохра и Тахир», а в дальнейшем и оперы36.
Этот, далеко не полный, перечень письменных и фольклорных вариантов дастана логически дополнится и еще одной его версией в стихах с тем же названием «Тахир и Зухра» поэта XIX в. Шауайланы Дауд хаджи (1800-1892). Автор, по сведениям М. Беппайланы, родившийся в семье карачаевца и балкарки, был просвещенным человеком для своего времени. Он хорошо знал многие тюркские, арабский и персидский языки, имел множество учеников. Его произведение было записано Х. Х. Малдокуновым в 1975-1976 гг. из уст Джабраила Каракызова, являвшимся родственником Дауда хаджи по материнской линии37.
Текст произведения объемный — насчитывает двести сорок пять строф, т. е. девятьсот восемьдесят поэтических строк.
Во введении к своему сочинению поэт сообщает о том, что он во многих местах слышал истории (таурух) о Тахире и Зухре:
Бу таурухну эшитдим
Идилни жагъасында,
Ногъай бла Къумукъда,
Бахчисарай къалада.
(Слышал я эту историю на берегах Волги, в Ногае и Кумыке, в городе Бахчисарае. — Пер. авт.)

Попытаемся кратко изложить содержание дастана.
Правители Казани и Бухары Ахмад хан и Темир хан ведут между собой давнюю дружбу. Но у них нет детей. Однажды, будучи в гостях у Темир хана, Ахмад хан заявляет о том, что если его молитвы будут услышаны Аллахом и у него родится дочь, то он наречет ее именем Зухра. В ответ Темир хан принародно дает клятву своему гостю в том, что если у него родится сын, то он даст ему имя Тахир и при достижении детьми совершеннолетия возьмет Зухру ему в невесты.
По прошествии времени в один из летних дней в Казани у Ахмад хана рождается Зухра и одновременно в Бухаре у Темир хана — Тахир.
Спустя некоторое время к Темир хану является звездочет и сообщает ему о бедах, которые подстерегают его сына в будущем. Разгневанный недоброй вестью правитель приказывает запереть старца в зиндан до следующего дня с намерением казнить его утром. К утру звездочет внезапно исчезает, и повсеместные поиски его оказываются тщетными.
Тахир растет весьма смышленым и развитым ребенком. Он изъявляет желание учиться где-нибудь в дали от Бухары. Отец ему отвечает отказом. Когда сыну исполнилось тринадцать лет, его мать обращается к мужу с просьбой отправить Тахира в Казань для получения образования. Темир хан на этот раз соглашается и повелевает старшему везиру беречь мальчика.
В Казани их встречают как дорогих гостей и во дворце хана устраивают торжество. Тахир и Зухра там впервые встречаются и влюбляются друг в друга. В дальнейшем они вместе учатся.
Время, проводимое в счастье и любви, проходит быстро. Вот настает день отъезда Тахира обратно в Бухару. Все казанцы выходят проводить его. Влюбленные расстаются со слезами. Зухра, рыдая, молит Аллаха, чтобы Тахир вскоре вернулся и в дальнейшем стал ханом Казани.
Тахир в пути до Бухары поет песни, тоскуя по Зухре. Его возлюбленная также страдая, поет песни, обращаясь то к водам Волги, то к звездам на небе.
От тоски по Зухре Тахир не находит себе дома места. Он решается просить у отца разрешения уехать в Казань. Темир хан успокаивает его, напомнив о своей клятве. Но на следующей день, узнав о том, что сын все-таки собирается в путь, сначала отговаривает Тахира от его затеи, ссылаясь на дальнюю дорогу, а затем неожиданно с антипатией отзывается о своем бывшем друге Ахмад хане. Он предлагает выбрать девушек из близлежащих мест.
Тахир пытается объяснить отцу, что безгранично любит Зухру. Темир хан, желая образумить сына, отправляет его в зиндан.
В связи с этим поведением хана в Бухаре начинаются волнения, симпатии людей на стороне влюбленного. Темир срочно вызывает своих приближенных и приказывает им уговорить Тахира, чтобы он позабыл Зухру.
Мать Тахира обещает сыну поговорить с отцом. Отправившись к мужу, она напоминает о клятве и просит его не мешать сыну встретиться со своей возлюбленной. Темир хан ей отвечает, что в свое время ее в жены ему выбрал именно его отец, и два хана совместно укрепляли Бухару. Он высказывает свое намерение взять в жены Тахиру девушку из Хункяра.
Темир хан вызывает к себе сына и приказывает ему поехать в Хункяр. Тахир, воспользовавшись предоставившейся возможностью, тайно отправляется в Казань.
В Казани молодые безгранично радуются встрече друг с другом. Тахир рассказывает своей возлюбленной увиденный им в Бухаре сон: сильный ветер открывает ворота города, в котором они оказались вдвоем, и Зухра выбегает в поле. Она добегает до какой-то большой воды и, произнося имя Тахира, исчезает среди волн. Тахир пытается отыскать ее, но не находит.
Вскоре Темир хан узнает обо всем и снаряжает войско в Казань, чтобы вернуть Тахира в Бухару. Но верховный везир, которому было поручено возглавить караван, отказывается выполнить приказ правителя. Он говорит, что не желает покинуть этот мир с большим грехом, пролив кровь из-за нарушения данной самим ханом клятвы и причинив зло влюбленным. Везиря заключают в зиндан.
Войско из Бухары прибывает в Казань во время празднества и обнаруживает Тахира. Связанного юношу усаживают на верблюда и увозят из страны татар. Зухра, рыдая проклинает их.
Тахира привозят в Бухару. Темир хан, торжествуя свою победу, направляет людей к хану Хункяра с тем, чтобы договориться о предстоящей свадьбе.
Тахир умоляет отца. Но жестокий и бессердечный Темир говорит, если сын забудет Зухру, то станет великим ханом Хункяра и Бухары.
Несчастный Тахир обращается с мольбой к Аллаху. Без Зухры ему нет жизни. Он убегает в горы и там лишается разума.
В Казани Ахмад хан пытается утешить Зухру, выражая свои симпатии к Тахиру. Между тем он беспокоится и за дальнейшую судьбу дочери. Отец сообщает ей, что из многих стран, в том числе Крыма, Кара Ногая, достойные батыры-джигиты просят ее руки. Кадыр Батыр уже три дня томится увидеть лицо Зухры хоть разок. Но Зухра отвергает Кара Батыра, говоря ему, что любит только Тахира и что предана только ему. Она верит, если им не суждено быть вместе в этом мире, то они на том свете, непременно найдут друг друга.
В конце Зухра бросается в воды Волги, а Тахир — со скалы.
Как видно, сочинение Дауда хаджи существенно отличается от других письменных дастанов своей обработкой сюжета. Многие общие моменты, присутствующие в произведениях Сайяди и А. Уразаева-Курмаши, отсутствуют. Ввиду того, что в рамках статьи сравнительное исследование невозможно, ограничимся указанием лишь на такие, как исключение драматической ситуации, связанной с третьим лицом любовного треугольника (черный араб, Кара Бахадур, которые покончили собой тоже из-за любви к Зухре), введение в текст мотива вещего сна, характерного для многих эпических произведений средневековья, своеобразный трагический финал.
Особенность этого литературного памятника определяет и то, что родителями главных героев являются два правителя, Темир хан и Ахмад хан, а не Бабахан и его везир Бахир. Нарушение клятвы исходит от отца юноши, когда в других сочинениях — от отца девушки.
Известно, что у Сайади страна, которой правит Бабахан, называется Татар. Некоторые исследователи предполагают, что, возможно, в сочинении имеется в виду город Татар, расположенный в Синь-цзяне38. Существует мнение и о том, что этот город существовал у берегов р. Тигр39.
В сочинении Дауда хаджи события происходят в реально существующих городах Бухаре и Казани, присутствует и название р. Волга. Обращение поэта именно к этим городам, на наш взгляд, имеет историческую основу. Дело в том, что, во-первых, они издавна славились как очаги культуры и, во-вторых, дастан написан в XIX в., в период, когда возродились культурные связи татар с тюркскими народами, проживающими на всей территории Российской империи, в том числе и на Кавказе40.
Сочинение Дауда хаджи является одной из наиболее интересных версий литературной обработки легенды о Тахире и Зухре и имеет ценное значение для исследования этого сюжета в целом.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Нишанбаева Т. Поэма Сайяди «Тахир и Зухра» (научно-критический текст): Автореф. дис. ... канд. филол. наук / Т. Нишанбаева; Ин-т востоковед. АН УзССР им. Абу Райхана Бируни. – Ташкент: Фан, 1965. – С. 3-4.
2. Там же. – С. 4.
3. Куль-Мухамедов А. Материалы по среднеазиатским литературным памятникам (Краткая опись рукописей, приобретенных автором летом 1928 г. в поездке к амударьинским туркменам по поручению Ленинградского Восточного института и Центрального статического управления Туркменской ССР (67 отдельных рукописей и отрывков, двух документов и одного ярлыка) / А. Куль-Мухамедов. – Ашхабад: Туркм. гос. изд-во, 1931. – С. 33.
4. Сайади. Тахир-Зохрэ (Бабахан дастаны) / Дастанны борынгы татар-торки теленнэн хэзерге эдэби телгэ Ф. Яхин тэржемэ итте / Сайади. – Казан: Раннур, 1998. – Б. 4.
5. Нишанбаева Т. Указ. соч. – С. 4.
6. Абдуллаев В. А. Ўзбек адабиёти тарихи (XVII асрдан XIX асрнинг иккинчи ярмигача): Университетларнинг филология факультетлари хамда педагогика институтларининг тил ва адабиёт факультетлари учун дарслик. Иккинчи нашри / В. А. Абдуллаев. – Тошкент: Ўіитувчи, 1967. – Б. 37.
7. Нишанбаева Т. Указ. соч. – С. 4.
8. Хисмэтуллин Х. Дастан Бабахан / Х. Хисмэтуллин // Борынгы татар эдэбияты. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1963. – Б. 250.
9. Дмитриева Л. В. Описание тюркских рукописей Института востоковедения / Л. В. Дмитриева. – М.: «Наука», гл. ред. вост. лит-ры, 1980. – Т. III. Поэзия и комментарии к поэтическим сочинениям, поэтика. – С. 139-140.
10. Нишанбаева Т. Указ. соч. – С. 3. Однако указанный список не зафиксирован в каталоге рукописей Института языка и литературы им. Махтумкули АН Туркменистана (см.: Назаров Г. Туркмен дилли голязмаларын каталогы / Г. Назаров. – Ашгабат: Ылым, 1980. – 196 с.). См. также: Собрание восточных рукописей Академии наук Узбекской ССР. – Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1960. – Т. 1. – С. 122-123.
11. Эхмэтжанов М. И. Татар кулъязма китабы / М. И. Эхмэтжанов. – Казан: Татар. кит. нэшр., 2000. – Б. 171.
12. Куль-Мухамедов А. Указ. соч. – С. 33.
13. Хисмэтуллин Х. Дастан Бабахан... – Б. 250.
14. Шунда ук. – Б. 249-334.
15. Эхмэтова Ф. В. «Дастаны Бабахан» / Ф. В. Эхмэтова // Татар эдэбияты тарихы: алты томда. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1984. – 1 т. Урта гасырлар дэвере. – Б. 312-321.
16. Ахметова-Урманче Ф. «Дастан-и Бабахан» Сайяди / Ф. Ахметова-Урманче // Средневековая татарская литература (VIII-XVIII вв.). – Казань: Фэн, 1999. – С. 114-118.
17. Ахметзянов М. И. Татарские версии сюжета «Тахир-Зухра» / М. И. Ахметзянов // Средневековая татарская литература (VIII-XVIII вв.). – Казань: Фэн, 1999. – С. 119-120; Эхмэтжанов М. И. Татар кулъязма китабы… – Б. 169-171; Яхин Ф. З. Татар шигъриятендэ дини мистика хэм мифология / Ф. З. Яхин. – Казан: ТДГИ нэшр., 2000. – Б. 185-199.
18. Курбатов Х. Р. Иске татар поэзиясендэ тел, стиль, метрика хэм строфика / Х. Р. Курбатов. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1984. – Б. 81.
19. Сайёди Сайид Мухаммад. Тохир ва Зухра / Нашрга тайёрловчи Т. Нишонбаева / Сайид Мухаммад Сайёди. – Тошкент: ЎзССР фанлар академ. нашр., 1960. – 182 б.
20. Татар поэзиясе антологиясе / Тозучесе Г. Рэхим. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1992. – 1 китап. – Б. 172-175; Сайади. Тахир-Зохрэ (Бабахан дастаны)... – 200 б.; Мэнгелек мэхэббэт / Тозучесе Р. Р. Хафизова. – Казан: Gumanitarya, 2002. – Б. 3-148; Сайади. Бабахан дастаны / Чыгтай теленнэн хэзерге татар теленэ тэржемэне эшлэуче, кереш мэкалэ хэм анлатмалар авторы Ф. Яхин / Сайади. – Казан: «Хэтер» (ТаРИХ), 2002. – 447 б.
21. Рэхим Г., Газиз Г. Татар эдэбияты тарихы. Феодализм дэвере. Икенче басма / Г. Рэхим, Г. Газиз. – Казан: Татарстан матбугат хэм нэшрият комбинаты, 1925. – Б. 261-278; Рэхим Г. «Буз егет» белэн «Тахир-Зохрэ»не язучы кем булган? / Г. Рэхим // Безнен юл. – 1928. – Б. 31-32. (гарэп графикасында); Гайнетдинов М. Эхмэт Уразаев-Кормаши / М. Гайнетдинов // Татар эдэбияты тарихы: алты томда. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1985. – Т. 2. XIX йоз татар эдэбияты. – Б. 431-440; Эхмэтжанов М. И. Татар кулъязма китабы... – Б. 172-173; Ибрахимова Л. Х. Китаби дастан буларак «Тахир белэн Зохрэ»нен татар версиясе (Э. Уразаев-Кормаши варианты буенча) / Л. Х. Ибрахимова // Сборник материалов итоговой конференции молодых ученых Института истории им. Ш. Марджани АН РТ за 2003-2004 гг. – Казань, 2004. – С. 136-139.
22. Молланепес. Зохре-Тахыр / Чапа тайярланлар Н. Ашыров, А. Кекилов / Молланепес. – Ашгабат: Туркмен. довлет нешр., 1959. – 167 с.; Молланепес. Лирикасы ве «Зохре-Тахыр» дессаны / Чапа тайярланлар Н. Ашыров, Б. Гаррыев, А. Кекилов / Молланепес. – Ашгабад: ТССР Ылымлар академ. нешр., 1963. – 381 с.
23. Эхмэтжанов М. И. Татар кулъязма китабы... – Б. 172. Современное издание см.: Fашыі-наме. Шыѓыс хикаяларынын желiсiне іурылѓан іазаі дастандары. – Алматы: Жазушы, 1976. – Б. 177-251.
24. Эхмэтжанов М. «Тахир белэн Зохрэ» дастаны / М. Эхмэтжанов // Казан утлары. – 1987. – № 4. – Б. 179-186; Он же. О языке новонайденного текста «Тахир и Зухра» / М. И. Ахметзянов // Анализы текстов по истории татарского литературного языка. – Казань, 1987. – С. 120-129; Шунын ук. «Тахир белэн Зохрэ» дастанынын тагы да бер билгесез кулъязмасы / М. И. Эхмэтжанов // Эзлэнулэр, уйланулар, табышлар. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1989. – Б. 67-72.
25. Уйѓур хэлиі еѓиз ижадийити. – Алмута: Наука, 1983. – Б. 117.
26. Тахмасиб М. Г. Азербайджанские народные дастаны (средние века): Автореф. дис. ... д-ра филол. наук / М. Г. Тахмасиб; Институт литературы и языка им. Низами АН АзССР. – Баку, 1965. – С. 78.
27. Низаметдинова Л. Китап доньясына сэяхэт / Л. Низаметдинова // Шэхри Казан. – 1992. – 14 апрель; Тахир илэ Зохрэ. Дуртенче табгы. Сахибе вэ нашире: Икбал котебханэсе. – Истанбул: Мэгърифэт нэшр., 1928. – 80 б. (на турецком языке, на арабской графике).
28. Башкорт халык ижады. – Офо: Китап, 2002. – VI т. Эпос: киссалар хэм дастандар. – Б. 332-351, 522-526.
29. Ахметзянов М. И. Татарские версии сюжета... – С. 124.
30. Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзунгарской степи, собраны В. В. Радловым. – СПб., 1872. – Ч. IV. Наречия барабинцев, тарских, тобольских и тюменских татар. – С. 274; Урманчеев Ф. Героический эпос татарского народа / Ф. Урманчеев. – Казань: Татар. книж. изд-во, 1984. – С. 187-195; Ибрахимова-Мохэммэтжанова Л. Х. «Тахир белэн Зохрэ» дастанынын В. Радлов язып алган варианты / Л. Х. Ибрахимова-Мохэммэтжанова // Сб. материалов итоговой конференции молодых ученых Института истории им. Ш. Марджани АН РТ за 2003-2004 гг. – Казань, 2004. – С. 140-143.
31. Татар эпосы. Дастаннар / Тозуче, кереш суз хэм искэрмэлэр язучы, сузлекне эзерлэуче Ф. В. Эхмэтова-Урманче. – Казан: Раннур, 2004. – Б. 129-145. В одном из академических изданий, как об этом сообщается в самой книге, сочинение А. Уразаева-Курмаши, опубликованное в 1917 г., предложено как фольклорный вариант дастана «Тахир и Зухра» (см.: Татар халык ижаты. Дастаннар / Томны тозуче, кереш мэкалэ хэм искэрмэлэрне язучы Ф. В. Эхмэтова. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1984. – Б. 206-248).
32. Тукай Г. Эсэрлэр: биш томда / Текст хэм искэрмэлэрне хэзерлэде Р. Гайнанов / Г. Тукай. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1985. – Т. 4. Проза. Публицистика (1907-1913). – Б. 184-185. (Перевод цитаты из кн.: Урманчеев Ф. Героический эпос татарского... – С. 188.)
33. К примеру, стихотворение Г. Тукая «Пора, вспоминаемая с грустью» («Сагыныр вакытлар») завершается такими строками:
В то время слезы на глазах: с отчаянием души, с терзанием души
Плачешь, скорбя по Джан-Зухре с Джан-Тахиром.
(Шул вакыт яшьлэр кузендэ: жан ачып, жан сызланып
Егълыйсын, Жан-Зохрэ берлэн Жан-Тахирны кызганып).
См.: Тукай Г. Эсэрлэр: биш томда / Текст хэм искэрмэлэрне хэзерлэде Рашат Гайнанов / Г. Тукай. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1985. – Т. 2. Шигырьлэр, поэмалар (1909-1913). – Б. 224; Татар халык ижаты. Кыска жырлар (Дуртюллыклар) / Томны тозуче, кереш мэкалэ язучы, искэрмэлэр хэзерлэуче И. Надиров. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1976. – Б. 215, 216, 249.
34. Эхмэдуллин А. Г. Фэтхи Бурнаш. Тормыш юлы хэм ижаты. Тулыландырылган икенче басма / А. Г. Эхмэдуллин. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1988. – Б. 22-35, 174, 175.
35. Тохир ва Зухра. 5 парда 11 кўринишда. – Тошкент, 1941. – 29 б.; Энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1986. – С. 443.
36. Большая Советская Энциклопедия. Изд. третье. – М.: Советская энциклопедия, 1977. – Т. 26. – С. 336, 368.
37. Беппайланы М. Хакимлиги, шыйыхлыгъы болгъан, асыл адам / М. Беппайланы // Заман (Нальчик). – 2004. – 7 август.
38. Нишанбаева Т. Указ. соч. – С. 7.
39. Сайади. Тахир-Зохрэ (Бабахан дастаны)... – Б. 7.
40. Об этом см.: Максумова Л. Из истории узбекско-татарских литературных связей: Автореф. дис. ... канд. филол. наук / Л. Максумова; ТашГУ им. В. И. Ленина. – Ташкент, 1978. – 15 с.; Акбиев С. Х. Дагестанско-татарские литературные связи XIX — начала XX веков: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук / С. Х. Акбиев; Даг. гос. пед. ин-т им. Г. Цадасы. – Алма-Ата, 1989. – 48 с.; Он же. Верность дружбе. Некоторые вопросы межнациональных связей дагестанской литературы / С. Х. Акбиев. – Махачкала: Даг. книж. изд-во, 1989. – 127 с.; Мамытов С. А. Кыргызско-татарские литературные связи второй половины XIX — начала XX веков / С. А. Мамытов. – Бишкек: Мурас, 1999. – 184 с. и др.

Рамил Исламов,
доктор филологических наук

Шауайланы Дауд хажи

Тахир бла Зухура

I
Дастан

Бу таурухну эшитдим
Идилни жагъасында,
Ногъай бла Къумукъда,
Бахчисарай къалада.

Бар эшитген затланы,
Мен жыр халгъа тиземе.
Ачы болса да таурух,
Аны халкъгъа береме.

Тахир бла Зухура,
Атыгъыз кенг айтылды,
Кёп жырчы, шайырланы
Жарсыуу болуп къалды.

Аладан эсе иги
Жазарма, деп базынмай.
Ана тилими сюйюп,
Анга мисел хазырлай,

Ахшы ниетим хорлай,
Бу сёзлени тизген болдум.
Окъуй, айта билсин деп,
Беш да тау элде къойдум.

Чегемни къаялары,
Женгил баргъан суулары,
Жалаулада ёкюрген
Жаухар мюйюз буулары.

Аны къойчу жашлары,
Инчгебел акъ къызлары
Заманны бир кюнюнде —
Болур жазма ызлары.

Айтырла къыралымда,
Иги къууумларымы,
Билдиреме, инсанла,
Жарыкълыкъ къуугъанымы.

II

Шаркъ дуньясы биледи,
Уллу, гитче сюеди,
Тахирни Зухурагъа
Жаны энтта кюеди.

Бек эрттеден сюймеклик,
Бола келди тёзюмсюз.
Ёмюрню жырларында
Жангыз олду ёлюмсюз.

Ой, Зухура, эгечим,
Идил сууда жууундунг.
Дуньягъа кёз ачханда,
Хан къызы болуп туудунг.

Тахир да туугъан эди
Бек айтылгъан Бухарда,
Байлыгъы чексиз болгъан,
Кенг арбазлы бир ханда.

Ол Тахир ушай эди
Кёкню жарытхан айгъа,
Къылыгъы, айтхан сёзю,
Тамам файгъамбарлагъа.

Къазан, Бухар ханлары
Керти шуёх эдиле.
Салам-келям айтдырып,
Иш жюрютюп келдиле.

Бир жол Къазан хан оноу
Этди, терк атланыргъа,
Саулай юйюрюн жыйып,
Бухар ханнга барыргъа.

Аны айтып, къуугъунун
Ол Бухаргъа терк ийди.
Бухар хан да Татардан
Келликлерин бек сюйдю.

Бухар ханлыгъына жол
Кёп сууладан ётеед.
Ол жылы, квна жерлени
Хапарладан билеед.

Даууд хажи Чегемге,
Баргъанча Нарсанадан.
Тюйюл эди ханланы
Бир бирине жол ачхан.

III

Келгенлени ай тутду,
Тойла бла булжутду.
Чомарт ханны Бухарда
Былай эди умуту:

«Къонакъларым, жанларым,
Ызыгъызгъа къайтыгъыз,
Ахмат келсе, баш уруп,
Тюберими айтыгъыз.

Мени тенгнге кёреди,
Керти намыс береди,
Къонакьбайлыкь, къонакьпыкь,
Ханлыгъы да тёреди.

Сыйлы Къазан къалагъа,
Мен да алай барырма,
Межгитлеге, юйлеге
Тыпыр ташла салырма!»

Артха къайтып келдиле,
Ханнга хапар бердиле.
Кёп турмай, хан Сарайдан
Жолгъа тебиредиле.

Кериуан, тап жол алып,
Баргъан эди Бухаргъа.
Фарслыла Хорасанда
Къайаъылылла бу халгъа...

IV

Ушакъ эте эдиле
Ахмат бла хан Темир.
Экиси да сабийсиз —
Башха затлары кемсиз.

Айта эди хан Ахмат
Тенгине: «Темир ханым,
Аллах берир эсе уа,
Ауурду, — деп, къатыным.

Тилегим кёкге кетсе,
Аллах ол затны этсе,
Къыз туууп, кюн туугъанча,
Этген умутум жетсе.

Зухура, деп атарма,
Кёкде жулдуз дегенлей.
Ханлыгъымы берирме,
Аллах манга бергенлей!»

Къазан ханны умуту
Кесине да жукъгъанлай.
Бухар хан да сагъышлы
Чыкъды тангнга, жукьламай.

V

Танг юсюне атханлай,
Бир къарт уста келгенди:
— Сюйген ханым, сюйюнчю! —
Деп, къалагъа киргенди.

Хан бла бирге къалып,
Ол анга былай айтды:
— Тапды халы бийченги! —
Деп, ишни ангылатды.

Хан, къууанып, алайда
Ёзюрлерин чакъырды.
Халкъгъа сюйюнчю айтып,
Байрам къангала сырды.

Жууукъларын, аскерин,
Халкъын жыйып, ант этди:
— Жаш тууса, мен Тахир деп,
Кечерме бары дертни.

Ким болса да сюйгени,
Аны тилей барырма.
Алтын бла, саз бла
Келин этип алырма...»

Антын къайтарып къатлай,
Ахматны да сагъайтды:
«Аллах къыз, жаш да берсе,
Бир болурбуз!» — деп айтды.

Тахталада олтуруп,
Дауурбасла сокъдуруп,
Кериуан кюбюрлени —
Алтын, кюмюш толтуруп.

Ашырды ол Ахматны,
Насыплы, жууукъ ханны.
Ол да кетди, унутмай
Бухар ханны айтханын.

VI

Жай кюнлени биринде
Ариу Зухура тууду.
Саулай Татар элинде
Къууанч, тойла кёп болду.

Ол кюн Бухар жеринде
Тахир да жарыкъ кёрдю.
Насыплы хан — атасы:
Ишин къууанчха бёлдю.

Къазанда, Бухарда да,
Къобузла согъулдула:
Къууанч малла, чексиз кёп,
Алгъышха союлдула.

Ант этген Бухар ханы —
Аны билди Ахмат да.
Бир-бирлерин алгъышлап,
Ийгенелле къагъытла.

Хапар билмей сабийле,
Ёсе, чыкъмай арбаздан.
Таурухлагъа айтылып,
Эсгерилмей къалмаздан.

Озду бир къауум заман,
Зухура, Тахир тууду...
Къазанда, Бухарда да
Байламлыкъ бола турду.

VII

Бир кюнде Темир ханнга,
Юлле тарта, жатханнга,
Келди бир къарт, ушагъан
Ахыратдан къайтханнга.

«Мен, — деди, — билгич — атым,
Аны айтыргъа келдим.
Тахирге кёп къыйынлыкъ,
Жетеригин да билдим!»

«Сен устаса, — деди хан, —
Кимди аны келтирлик?
Базып, жангыз балама,
Дунья азабын берлик?!»

«Сенсе, кесинг къыйнарыкъ,
Сабийлей жанын аллыкъ.
Зор этип, тынч Тахирге,
Кёп къыйынлыкъла саллыкъ!

Кёк бла мен сёлешдим,
Кёкню измисин билдим.
Эки жулдуз бар эди,
Бирин кюйюп эследим.

Ёчюлген жангыз жулдуз
Жарлы Тахирникиди.
Бирси жулдуз — сеники,
Ёчюлмей, жана эди.

Сюйген тенглеринг бары,
Сени харам этерле.
Тахирни къабырына,
Ала терк-терк жетерле.

Ангылап ол затланы,
Акъылынгы жыялсанг,
Адамлыкъ, тюзлюк хорлап,
Зорлугъунгу тыялсанг.

Ким биледи, кёк сени,
Ханлыгъынгы да сакълар.
Ол уллу ажымлыкъдан,
Ачы ёлюмден сакълар!..»

«Сен не затла айтаса,
Ай, мажюсю, кирлир къарт!
Жангыз Тахирим ючюн
Ме этмезлик не зат бард?!

Баламы тырнагъына,
Бермезме сау дуньяны.
Жанын алып къоярма
Анга терс къарагъанны.

Кёкню, жулдузну тилин
Къайдан билдинг, ким шагъат?
Аллах, адам сюймеген,
Къуру мындан, сен налат!»

Сора буюрады ол
Анга азап берирге.
Танг атханлай, аллына,
Ашатмай, келтирирге.

«Аллах айтса, къыз сайлап,
Уллу тойла къурарбыз.
Байны, жарлыны да биз
Бир жерчикде сыйларбыз!» —

Деп, ол кеси аллына,
Артда къууум этеди.
Жети ханнга жол салып,
Къазаннга да жетеди.

VIII

Тангы тынчлыкъсыз атып,
Эрттеннге кючден чыкъды.
Налат эсе да, билгич,
Аны кёрге ашыкъды.

«Изледик, — деди ёзюр,
Агъачлада, суулада.
Къозгъалмай жер къалмады,
Юйледе, буруулада.

Къармадыкъ биз хар къайда:
Къара Къумда, аулакъда.
Табалмадыкъ бир жерде,
Жууукъда, не узакъда!» —

Анга бал сёзлерин,
Кери этдик былайдан.
Бир огъурсуз, аман иш,
Чыкъмады бу сарайдан!» —

Алай айтып, ёзюрю
Сабыр этгенди ханны.
Бети бир кесек жарып,
Тирилген эди саны.

IX

Тахир — ариу къылыкълы,
Аллах сюйген бир бала.
Кёргенин, эшитгенин,
Эсине женгил ала.

Умут этди окъургъа
Бухардан узакъ кетип.
Иймей эди атасы:
«Къатымда тур!» — деп, битип.

Онюч жылы толгъанда,
Анасы айтды ханнга:
«Барса эди Тахир, — деп,
Окъуу излеп, Къазаннга.

Тахир билим алыргъа
Сюеди, эси да бар.
Жарар эди анга бек —
Эрттеги Къазан шахар».

«Барыгъыз! — деди ол хан, —
Аллах болушсун жолда.
Тахирни энчи сакълап,
Тутханлай келтир къолда.

Уллу ёзюр барады,
Атлыла жолгъа алып.
Тюелени къурагъыз,
Алтын, кюмюш да салып!»

Акъ атлыла Идилге,
Къыйналмайын жетдиле.
Хан Сарайда аланы.
Сыйлы къонакъ этдиле.

X

Тахир бла Зухура,
Бир бирлерин кёрдюле.
Хан Сарайда жарашып,
Дерслеге жюрюдюле.

Жаш айтды Зухурагъа:
«Келгинчи мен бу жерге,
Кёрмедим ариулукъну,
Тюбемедим сейирге!

Келип, сени кёргенлей,
Санга салам бергенлей —
Жаным жарыды мени,
Гюл Зухура, дегенлей.

Кирдим терен агъачха,
Олтурдум суу бойнунда.
Сен мени наз терегим,
Хан Сарайны къойнунда.

Гюл-Тауу болду къошум,
Жаныма сени къошдум.
Сен болмагъан дуньяда,
Жашагъан не бек бошду».

Зухура да Тахирге:
«Ушатдым сени къушха,
Желде къанатын къагъа,
Учуп баргъан къанкъазгъа.

XI

«Тахир, къалай узакъды,
Бухардан Къазан элге,
Къалай келип турлукъса,
Сен бери мени кёрге?

Атынг арып, жыгъылса,
Сен къалай къобарлыкъса?
Тюенг ачдан бармаса,
Анда не эталлыкъса?»

«Жол аллай жокъ,
Зухурам, мен жетип калалмазча
Сени ариулугъунгу,
Хар кюнден кёралмазча!

Ат арыса, Зухурам,
Мен жаяулай келирме,
Тюелерим жатсала,
Кёкден салам берирме!»

«Сакъ бол, Тахир, жолунгда
Аман адам да болур.
Сатхычла, гудучула,
Не бир хыйлачы, обур.

Сен къыйналгъанны билсем,
Жанымы жакъ этерме.
Къайда болсанг да, учуп,
Мен къатынга жетерме»...

XII

Айбийкени жеринде,
Сейир Къазан элинде,
Майданлада, сыртлада —
Хан Сарайны тёрюнде.

Аллахдан насып тилей,
Бир бирлерин терк излей,
Кюле, ойнай, чабыша,
Ёсе элле биргелей...

Тахирге кетер заман
Болду. Бары тайпала,
Къобузчула, къарсчыла,
Жулдузчула, шапала,

Мал бакъгъанла, гёжефле,
Чаришчиле, жырчыла —
Саулай Къазанны халкъы,
Ашырыраъа чыкъдыла.

Бек мудахды Зухура,
Кёкде жангыз жулдузлай.
«Келликме санга, сакъла! —
Деди Тахир, жол ызлай.

Кёлю толуп, Зухура,
Киши кермей, жиляды.
Ызындан кесек барды,
Аллахдан кёп сурады:

«О, сыйлы, УллуАллах,
Сен Тахирее жол бергин.
Хан шинтикде, Къазанда,
Олтурурча терк этгин,

Тахир болса ханыбыз,
Къууат келир Къазаннга.
Ариу сёзю бла ол
Жол табар хар инсаннга».

XIII

Бухаргъа кериуанла,
Ётюп Идил сууундан.
Кетдиле, сингип къумгъа,
Сёз бегитип Къазандан.

Кериуан баш — боз тюе,
Юсюндеги ким эди?
Аны ариу жырлатхан,
Сюймеклик кесимиди?

Аны жыры ушайды
Чагъып тургъан терекге
Бирде кырдык тауушха,
Не къутургъан черекге.

Ол бирде ушай эди
Тюзда жел жилягъаннга
Бирде сундура эди,
Къабырдан нарт къопханнга

Идил жагъаларындан,
Бухар элге киргинчи,
Тохтамай жырлап барды,
Зухурасын сезгинчи!..

«Жарыкъ кече жулдузла,
Сен кёре болурмуса?
Сюймеклик ийнарыма,
Наным, жолугъурмуса?

XIV

Зухура да жырлайды,
Чыкъмай элге, туурагъа.
Сыфатынгы излейди,
Къарай баргъан суулагъа:

«Идил суу булгъанады,
Жан-жанына урады.
Алай манга эс бурмай,
Акъ толкъунла бурады.

Сора кёкге къарайма,
Кёп жулдузла санайма.
Излейме ичлеринде,
Сени бирда тапмайма.

Сени жулдузунг жансын,
Минг жылланы ёчюлмей.
Ачы, осал дуньяда.
Зорлукъ, артыкълыкъ кёрмей.

Сен мени жулдузумса,
Жарып тургъан айымса,
Жылыу берген кюнюмсе,
Кёзюмю — инжисисе».

Жырла этип бир бирге,
Ала кенгде турдула.
Жюреклери от жана,
Кёп умутла къурдула.

XV

Кюнлени бир кюнюнде,
Тахир айтды тенгине:
«Тынчлыкъ келир жаныма,
Жортсам Къазан жерине.

Атама бир жетейим,
Ыразылыкъ алыргъа.
Берир болса кериуан,
Зухурама барыргъа».

Атасына баш уруп,
Барды аны къатына:
«Атам, жаным, келгенме,
Жол берсенг муратыма.

Эркинлиги жокъ къушну,
Жашаууду-жашауум! —
Деди, мудах сюелип,
Айталмай, ачыкъ дауун. —

Кёп мычымай мен анда,
Ызыма терк къайтырма,
Сени ыразылыгъынгы,
Ахмат ханнга айтырма...»

Атасы къучакълады,
Башындан да сылады.
«Тахирчигим, бар, солу,
Ашыкъдырма жылланы.

Ашыкъма, сени жалан
Онбеш жылынг жешгенди.
Унутмайды хан — атанг,
Санга оноу этгенди!»

Эрттенлик жел ургъанда,
Экинчи да, уяла,
Келди Тахир къалагъа,
Узакъ жолгъа къурала...

«Угъай, — деди Бухар хан, —
Сюйген балам, Тахирим.
Къазан эли узакъды,
Сюймейме аны жерин.

Кимди ол — татар къызы,
Сен аны чола сюйюп,
Унутдунг сеи дуньянгы,
Тамам ёренге кюйюп:

Ариу къызла кёпдюле,
Узакъ бармай, жууукъда:
Тюркмен, Хункярда, Шамда,
Къарарча сен зауукъда...

Аллай къатын керекди,
Айтханынгдан чыкьмагъан.
Ёртен сюймеклик бла,
Эсинги къурутмагъан.

Бар ханлыкъны, байлыкъны
Иеси сен боллукъса,
Бир жангыз кесинг,Тахир,
Аны саулай къурлукьса.

Сюймекликге хорлатхан
Зр кишиге саналмаз.
Ханлыкь анга къалса да,
Тийишли жюрюталмаз»...

Тахир мудах кьарады
Атасыны бетине.
Сора, адепни атмай,
Былай салды эсине:

«Мюлкю болгъан игиди,
Ханлыкъ да бек аламат.
Бир Зухура сюйгеним
Жюрегиме аманат».

«Тели затла айтаса!» —
Деп, къычырды атасы.
Тар зинданнга атдырды,
Болмай азда хатасы.

«Къазан ханны ийиси
Кирмесин биз арбазгъа.
«Зухура» деп сагъыннган а,
Кетер кери — къайтмазгъа!»
II

I Дастан опубликован: Заман (Нальчик). – 2004. – 7, 10 август.
II Продолжение см. в следующем номере журнала.