2005 2

К политической биографии Улуг-Мухаммад-хана

Внимание историков давно привлекает личность основателя Казанского ханства Улуг-Мухаммад хана. Тем не менее, в его биографии остается еще немало белых пятен, что прежде всего обусловлено недостатком источников. В связи с этим представляем вниманию читателей малоизвестную статью, являющуюся первым комплексным исследованием жизни и деятельности выдающегося правителя1. Статья вошла в состав работы видного турецкого историка татарского происхождения Акдеса Нимета Курата «Ярлыки и послания золотоордынских, крымских и туркестанских ханов, хранящиеся в архиве музея дворца “Топкапы”»2. В этом исследовании были впервые опубликованы уникальные документы по истории золотоордынско-османских отношений из архива турецких султанов. Статья представляет собой очерк-комментарий ученого к «битику» (посланию) Улуг-Мухаммада османскому султану Мураду II (27 джумада I / 14 марта 1428 г.)3. А. Н. Курат является также автором трудов по истории российско-турецких отношений и истории тюркских народов.
Биография Улуг-Мухаммада рассматривается им на широком историческом фоне. Особенностью статьи является широкое привлечение А. Н. Куратом в качестве источников сочинений средневековых мусульманских авторов. Не останавливаясь на русских и европейских исследованиях и источниках, многие из которых широко известны и доступны отечественным исследователям, считаем целесообразным дать краткую характеристику мусульманским (арабским, персидским и тюркским) источникам, использованным или упомянутым в работе А. Н. Курата. Отметим, что транскрипция имен собственных и названий сочинений приведена нами в соответствие с нормами, принятыми в отечественной науке.
Ибн Халдун (Абу Зайд Абд ар-Рахман ибн Мухаммад ибн Халдун, 732-808/1332-1406) — автор фундаментального труда «Китаб ал-ибар ва диван ал-мубтада ва-л-хабар фи аййам ал-араб ва-л-аджам ва-л-барбар ва ман асарахум мин зави-с-султан ал-акбар» (Книга назиданий и сборник начала и сообщения о днях арабов, персов, берберов и тех, кто был современником их из обладателей высшей власти). Свое сочинение он составил в последней четверти XIV в., около 780/1378 г., и продолжал дополнять до самой смерти. «Китаб ал-ибар» содержит много ценных известий об истории государства Джучидов.
Абу-л-Аббас Ахмад Таки ад-Дин ал-Макризи (766-845/1364-1442) — знаменитый египетский историк мамлюкской эпохи, ученик Ибн Халдуна, автор многочисленных исторических и историко-топографических трудов. Два из них — «Китаб ас-сулук ли-марифат дувал ал-мулук» (Книга путей для познания царских династий) и «Ал-маваиз ва-л-итибар фи зикр ал-хитат ва-л-асар» (Поучение и соображение по части указания округов и памятников [Египта]) — в публикации В. Г. Тизенгаузена, использованы А. Н. Куратом.
Шихаб ад-Дин Абу-л-Фадл Ахмед ибн Хаджар Ал-Аскалани — палестино-египетский законовед и историк (773-852/1372-1449). Автор хроники «Китаб инба ал-гумр би-абна ал-умр» (Извещение неразумных о детях века), содержащей много сведений, относящихся к истории Улуса Джучи.
Шихаб ад-Дин Ахмад ибн Арабшах (ум. в 854/1450 г.) — автор биографии Тимура «Аджаиб ал-макдур фи наваиб Тимур» (Чудеса предопределения в судьбах Тимура). Владел персидским и тюркским языками, являлся очевидцем многих событий, описываемых им в этом сочинении. Труд Ибн Арабшаха содержит ценные сведения по истории Улуса Джучи. В 1717-1718 гг. османским ученым Назми-заде был осуществлен перевод этого сочинения на турецкий язык. Перевод Назми-заде издавался в Стамбуле в 1142/1729 и 1278/1860-1861 гг.
Египетский чиновник и ученый Бадр ад-Дин Махмуд ал-Айни (762-855/1360-1451) известен как автор многочисленных исторических трудов, среди которых первое место занимает «Икд ал-джуман фи тарих ахл аз-заман» (Ожерелье из жемчугов по истории людей своего времени) — фундаментальная всеобщая история в четырех томах, охватывающая период времени от сотворения мира до 850/1446 г. Ал-Айни свободно владел тюркским языком (вероятно, в связи с этим А. Н. Курат считал его тюрком). При османском султане Ахмеде III в 1138/1725 г. великий везир Дамад Ибрагим-паша поручил особой комиссии перевести историю ал-Айни на турецкий язык. По-видимому, А. Н. Курат пользовался именно этим переводом.
Хафиз-и Абру (ум. в 1430 или 1431 г.; по некоторым данным, 1451 г.) — придворный историк Тимура и его сына Шахруха. Одним из основных его трудов является сочинение «Маджма ат-таварих» (Собрание летописей), другое название — «Зубдат ат-таварих» (Сливки летописей), в 4 томах.
Знаменитый историк эпохи Тимура Шараф ад-Дин Али Йезди (ум. в 858/1454 г.) сделал карьеру при¬дворного, ученого и литератора при дворе сына Тимура Шахруха. Его труд «Зафар-наме» (Книга побед), законченный в 828 (1424/25) г., пред¬ставляет историю Тимура и Халил-султана. Источником послужило одноименное сочинение Низам ад-Дина Шами, дополненное дан¬ными, заимствованными из ряда других источников, до нас не дошедших, в том числе из «Тарих-и Хани» — хроники в стихах на тюркском языке уйгурским письмом. Использовал он также устные сообщения современников и участников походов Тимура. А. Н. Курат пользовался переводом этого сочинения на турецкий язык.
Абд ар-Раззак Самарканди (1413-1482) — автор огромного труда «Матла ас-саадайн ва маджма ал-бахрайн» (Место восхождения двух светил и место слияния двух морей), который в первой части основан на сочинении Хафиз-и Абру, а во второй является его продолжением (изложение событий доведено до 1470 г.). Сочинение Самарканди содержит интересные сведения о событиях, происходивших в восточной части Дешт-и Кыпчака в первой половине XV в.
Мухаммад ибн Хавенд-шах Мирхонд (1433-1498) — один из наиболее известных персидских историков XV в. Мирхонд жил и творил в Герате при дворе тимурида Хусейна Байкары. Его перу принадлежит огромная компиляция «Раузат ас-сафа фи сират ал-анбия ва-л-мулук ва-л-хулафа» (Сад чистоты в жизнеописании пророков, царей и халифов) типа всеобщей истории. Лишь последние части этого сочинения представляют относительный самостоятельный интерес. Написанный изысканным, даже вычурным языком, труд Мирхонда был очень популярен в Иране, Индии, Средней Азии, дошел в большом числе списков, а с появлением книгопечатания выдержал ряд литографированных изданий.
О Мехмеде Нешри сохранилось очень мало сведений. Известно, что он жил при султанах Mехмеде II (848-850/1444-1446, 855-886/1451-1481) и Баязиде II (886-918/1481-1512). Нешри — автор «Китаб-и джихан-нума» (Книга миропоказатель) — сочинения по истории Османского государства, являющегося одним из первых исторических трудов на турецком языке.
Бихишти-тахаллус (литературный псевдоним) османского поэта и историка второй половины XV — начала XVI в. Синана Челеби. Бихишти является автором «Бихишти тарихи» (Истории Бихишти) — истории Османской империи, изложенной через жизнеописание восьми султанов (составлена в 1501 г.). За основу своего сочинения Бихишти взял «Джихан-нума» Нешри.
Хивинский хан и историк Абу-л-Гази Бахадур б. Араб-Мухаммед (1603-1664) известен в науке прежде всего благодаря своему сочинению «Шаджара-и тюрки» (Родословная тюрок), написанному в 1074/1663-1664 гг. «Шаджара-и тюрки» содержит целый ряд интересных оригинальных сведений по истории Улуса Джучи (Золотой Орды). Сочинение Абу-л-Гази неоднократно издавалось в России на языке-оригинале и в русском переводе.
Мунаджжим-баши (ум. в 1113/1702 г.) был турком, родом из Салоник. Как видно по титулу, одно время занимал должность придворного астролога, но последние годы жизни провел под опалой в Мекке и Медине. Его основной труд «Джами ад-дувал» (Собрание династий) был написан по-арабски с привлечением источников на арабском, персидском и тюркском языках и охватывал период до 1083/1672 г. После его смерти в 1132-1142/1720-1730 гг. этот труд был переведен на турецкий язык под названием «Сахаиф ал-ахбар» (Листы известий). Как видно из статьи А. Н. Курата, он пользовался арабским текстом этого сочинения.
Сеид Мухаммед Риза (ум. в 1756 г.) — представитель крымской аристократии. Его сочинение «Ас-саб ас-саййар фи ахбар мулук татар» (Семь планет в истории татарских царей) посвящено истории Крымского ханства с эпохи правления хана Менгли-Гирея I до периода правления Менгли-Гирея II (с 871/1466 по 1150/1737 г.). В 1832 г. в Казани сочинение Ризы было издано видным российским востоковедом А. К. Казем-беком.
Абд ал-Гаффар Кырыми, полное имя которого ал-Хаджж Абд ал-Гаффар б. ал-Хаджж Хасан б. ал-Хаджж Махмуд б. ал-Хаджж Абд ал-Ваххаб ал-Кырыми, является известным крымско-татарским автором XVIII в. Его основной исторический труд — «Умдат ал-ахбар фи тарих ат-татар» (Основа известий по истории татар) (1157/1744 г.) посвящен истории поздней Золотой Орды и крымских ханов. Ее часть под названием «Умдат ат-таварих» (Основа летописей) в 1343/1924-25 была опубликована турецким историком Неджибом Асымом. А. Н. Курат пользовался именно этим изданием.
Халим-Гирей (1772-1823) — представитель династии крымских правителей Гиреев, поэт и историк. Его историческое произведение «Гульбун-и ханан» (Цветник ханов) составлено в 1811 г. и дважды издавалось в Стамбуле (в 1870 и 1909 гг.). Оно содержит биографии 44 крымских ханов.
Комментарии авторов вступительной статьи к тексту статьи А. Н. Курата приведены в виде постраничных сносок, к примечаниям — в круглых скобках курсивом.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. До А. Н. Курата к этой теме в той или иной мере обращались В. В. Вельяминов-Зернов, Ш. Марджани, Х. Атласи, Г. Ахмеров, М. Худяков и др. Последнее исследование и библиографию см.: Исхаков Д. М. О родословной хана Улуг-Мухаммада // Тюркологический сборник / 2001: Золотая Орда и ее наследие. – М., 2002. – С. 63-74.
2. Kurat A. N. Topkapı Sarayı Müzesi Arşivindeki Altın Ordu, Kırım ve Türkistan hanlarına ait yarlık ve bitikler. – Istanbul, 1940. – S. 17-30. Краткую биографию ученого см.: Шэрэфетдинов Ф. Хижрэттэге боек миллэттэшебез // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2002. – № 3/4. – С. 167-171.
3. Исследование и публикацию текста письма на русском языке см.: Султанов Т. И. Письмо золотоордынского хана Улуг-Мухаммада турецкому султану Мураду II // Тюркологический сборник / 1973. – М., 1975. – С. 53-61, 282-283. Последнюю публикацию документа см.: Рэхимова А. «Кичэр бой калур мэнгу атка» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1996. – № 1/2. – С. 28-34.

Улуг-Мухаммад-хан (?-1445)

Прежде чем представить исторические сведения об адресанте посланияI  Улуг-Мухаммад-хане, мы должны вкратце коснуться событий, произошедших в Золотой Орде до этого. Потому что время вступления Улуг-Мухаммад-хана на престол составляет один из самых смутных периодов в истории Золотой Орды. Самые отборные силы Золотой Орды были истощены тремя крупными сражениями, произошедшими между Тимуром и Тохтамыш-ханом. Более того, знаменитый город Сарай1, расположенный близ устья Волги, также был разрушен и сожжен войсками Тимура, а его население было либо убито, либо пленено и угнано в Самарканд. Что бы ни говорилось о времени начала упадка этой огромной тюркской империи2, располагавшейся на севере Каспийского и Черного морейII и о причинах этого упадка3, несомненно то, что это государство утратило свои жизненные силы после разрушительных походов Тимура и вступления Тохтамыша в борьбу с одним из самых великих полководцев мировой истории. Обуревавшая Тимура жажда завоеваний4, его воинственность, личная антипатия, которую он питал к Тохтамышу, желание привести Золотую Орду в состояние постоянной зависимости — все это подвергло государство потрясшему его основы завоеванию Тимуром.
В противовес Тохтамыш-хану, Тимур покровительствовал одному из потомков Урус-хана — Тимур-Кутлугу5. В 1397 г., вслед за поражением Тохтамыша на Северном Кавказе6, по желанию Тимура Тимур-Кутлуг был возведен на престол в Сарае. В это время Тохтамыш-хан скитался в западных районах Дешт-и КыпчакаIII. Затем он направился во владения польско-литовского короля Ягайло и некоторое время провел в городе Троки.
В этот период большой авторитет и могущество в Золотой Орде приобрел Идегей7 (Эдике, Идиге, Идикей) мирза, также происходивший из ЧингисидовIV. Этот мирза некогда служил и Тохтамыш-хану. После смерти Тимур-Кутлуга вся власть перешла в руки этого могущественного мирзы. Идегей в полном смысле оказался беком — «делателем ханов» в Сарае. Один из современных ему источников даже показывает Идегея как «истинного правителя страны Дешта, Сарая и Крыма»8. Правление Идегея в Сарае продолжалось до 1419 г.
Возведенный на трон Тимуром Тимур-Кутлуг-хан, чтобы удержаться в Сарае, был вынужден воевать с Тохтамышем, а впоследствии — с его сыновьями. Таким образом, вслед за последним походом Тимура на Золотую Орду (1397 г.), Дешт-и Кыпчак стал ареной кровавых войн. После смерти Тохтамыша борьбу продолжили его сыновья. У Тохтамыш-хана было довольно много сыновей. Согласно Абу-л-Гази Бахадур хану их было восемь: Джалал ад-Дин, Джаббар-Берди, Кёпек, Карим-Берди, Искандер, Абу Саид, Кадыр-Берди и Токлы-ходжа9. Автор же «Умдат ат-таварих» пишет о том, что у Тохтамыша было только шесть сыновей10. В другом источнике имя одного из сыновей Тохтамыша звучит как Мухаммад11. Так как у золотоордынских Чингисидов не существовало обычая умерщвления братьев, широко применявшегося у османов начиная с битвы Баязида Молниеносного при Косово в 1389 г., основываясь на аяте «Смута опаснее убийства»12, в улусе Джучи было очень много принцев из потомков Чингис-хана. Как видим, только у Тохтамыша было восемь сыновей. Принцам, не обладавшим правом вступления на престол, то есть принадлежавшим к побочной ветви династии, давался титул «оглан». Одно время Тохтамыш-хан также был «огланом». Поскольку в соответствии с ясой Чингис-хана «вся страна принадлежала правящей семье»13, каждый принц считал себя вправе претендовать на власть. Когда во главе государства стояли могущественные ханы, эти принцы (огланы) не смели выступать открыто. Однако во время правления слабых ханов в Золотой Орде немедленно начинались междоусобные столкновения. В частности, жестокая борьба между Чингисидами началась после нашествия Тимура, когда пошатнулись основы ханской власти14. В результате Золотая Орда перестала быть единым государством и распалась. На одной стороне были ханы, покровительствуемые мирзой Идегеем, а на другой — сыновья Тохтамыш-хана и их сторонники. Во время этой междоусобицы мы наблюдаем очень быструю смену ханов в Золотой Орде: многие из них погибли или в период войны, или же от руки убийц. Длительность правления некоторых их этих ханов даже невозможно установить. Согласно имеющемуся скудному источниковому материалу ханами, захватившими золотоордынский престол в это время, были следующие15: после смерти Тимур-Кутлуга (1399 г.) на престол взошел его (брат) Шадибек (до 1407 г.?); вслед за ним ханом стал Пулад16. Пулад-хан, согласно некоторым источникам, приходится племянником Шадибеку, то есть сыном Тимур-Кутлугу. Еще один источник представляет его как сына Шадибека. Пулад-хан был свергнут с престола собственным братом Тимур-ханом (в 1411 г.)17. Однако в следующем, 1412 г., сын Тохтамыша Джелаледдин сверг Тимур-хана и захватил власть в свои руки. Во времена Джалал ад-Дина звезда мирзы Идегея как будто уже закатилась18. Джалал ад-Дин, будучи необыкновенно деятельным государем, преуспел в обеспечении порядка в Золотой Орде и восстановлении авторитета ханской власти. Мы видим, что в период его правления Московское княжество снова платит дань Сараю19. Но Джалал ад-Дин пробыл у власти лишь год: в 1413 г. он был убит собственным братом Карим-Берди. Карим-Берди также пал в сражении со своим братом Джаббар-Берди через пять месяцев; после гибели и Джаббар-Берди в таком же сражении сарайский престол уже перешел от сыновей Тохтамыш-хана в руки Кёпека. И мы снова наблюдаем вмешательство Идегея во внутренние дела: свергнув Кёпек-хана, он посадил на ханский престол некоего Чекре. Спустя какое-то время мы прослеживаем возведение Идегеем на престол в Сарае вместо Чекре хана по имени Дервиш. Вместе с тем вся система правления находилась в руках мирзы Идегея. Мы встречаем сообщения, свидетельствующие даже о том, что в некоторых мусульманских государствах того времени Идегей воспринимался как правитель Сарая20.
В период, когда Идегей держал власть в Сарае в своих руках, один из сыновей Тохтамыша Кадыр-Берди вел против него непрерывную борьбу. Несмотря на это, мы видим, что Идегей продолжал оставаться самым влиятельным лицом во всей Золотой Орде вплоть до 1419 г.21 Междоусобицы в Деште никак не прекращались. Оставшиеся в живых сыновья Тохтамыша никак не могли овладеть отцовским «улусом и элем». О происходящих севернее Черного моря неурядицах было известно даже в Египте. Историк Айни о событиях 822 (1419/1420) г. пишет следующее: «Царь (малик) Эдике из династии Чингиз-ханаV возвел на престол некое лицо по имени Дервиш-хан. При том, что внешне ханом был Дервиш, вся власть и полномочия были сосредоточены в руках Эдике, который на деле сам являлся ханом. Когда в 798 г. вышеназванный Эдике убил Токтамыш-хана и захватил обширные земли, сын Токтамыш-хана Кадыр-Берди вплоть до этого [822] г. каждый год воевал с Эдике. В начале этого года он начал действия против Эдике с целью сразиться. Эдике для его отражения также направился [ему] навстречу. Когда они встретились, между ними разгорелась большая битва и с обеих сторон пало множество людей. [Эдике,] подумав, что Кадыр-Берди одержал победу, а его войско разбито, бежал и остановился в одной местности. Он послал одного человека из своей свиты для разведывания и разузнавания о положении неприятеля и объявления войску своего местонахождения. В пути указанный человек был схвачен одним из татарских эмиров и допрошен относительно местности, где скрывался Эдике, [после чего] татарский эмир [и его люди] быстро достигли того места и, кинувшись с мечами на Эдике, изрубили его на части. После этого Дештским государством овладел некто по имени Мухаммад-хан из рода Чингиз-хана, а дела народа [в нем] до настоящего времени [822 г.] продолжали оставаться расстроенными»22. Таким образом, мы подходим к вопросу о правлении в Золотой Орде адресанта послания Мухаммад-хана, являющегося предметом нашего изучения.
Поскольку известна монета Мухаммад-хана, чеканенная в Астрахани в 822 (1419) г.23, весьма вероятно и то, что на это время пришлось начало его правления в Сарае. Возможность взойти на сарайский престол у Улуг-Мухаммад-хана появилась после его победы над другим Чингисидом, Бараком. Известно, что Барак, скрываясь от Мухаммад-хана, искал убежища у Улугбека из династии Тимуридов. По словам Абд ар-Раззака и Мунаджжим-баши, это произошло в 823 (1420) г.24 Эти свидетельства также указывают на то, что Улуг-Мухаммад овладел сарайским престолом в 1420 г. Подтверждением этому служат и приведенные выше слова Айни.
Достаточно трудно установить родословную Улуг-Мухаммада, вступившего на престол в самый смутный период истории Золотой Орды. Из-за того, что в источниках содержатся противоречивые сведения о его родословной, среди историков существуют разногласия по поводу того, кто был его отец. Прежде всего, рассмотрим сведения, сохранившиеся в источниках. Согласно Абу-л-Гази Бахадур-хану, генеалогия Мухаммад-хана такова: «Имя младшего брата вышеупомянутого [Мухаммад-хана] Тулек-Тимур, его сын ХабинеVI , его сын Хасан оглан, именуемый Ичкили Хасаном, его сын Мухаммад-хан». Таким образом, согласно автору «Шеджере-и Тюрк», отцом Мухаммад-хана является Ичкили Хасан25.
Если взглянуть в другой источник, отцом Мухаммад-хана является Чагай26. Имя Мухаммад-хана встречается также в «Диван ал-инша» МухиббиVII. Там говорится: «Во времена султана Барсбая хан Дешта Мухаммад-хан, сын Хасана, сын ахи Токтамыш-хана…»VIII. С другой стороны Мунаджжим-баши предлагает нам другую родословную. Согласно ему, генеалогия Мухаммад-хана такова: «Султан Мухаммад-хан, сын Тимур-султана, сына Тимур-Кутлуга, сына Тимур-Мелика, сына Урус-хана»27. Сразу отметим, что Мунаджжим-баши перепутал нашего Мухаммад-хана с другим ханом, также носившим имя Мухаммад и действовавшим в тот же период. В истории «наш» Мухаммад-хан зовется Улуг- (на кыпчакском тюрки — Улу-), а другой — Кучук- (на кыпчакском тюрки — Кичи-) Мухаммадом. По Мунаджжим-баши, эти два Мухаммада были родными братьями.
Представленная в «Джами ад-дувал» родословная Мухаммад-хана была принята большинством историков28. В их числе и первый из известных историков казанских тюрок Шигабутдин Марджани, который принял Мухаммад-хана за внука Урус-хана. Взгляды Марджани и Мунаджжим-баши различались лишь в том, что первый считал Мухаммад-хана внуком, а второй — праправнуком Урус-хана. Точке зрения Марджани в этом вопросе следовал и другой известный историк из казанских тюрок Хади Атласи29. Ахмед Зеки Валиди, являющийся автором первой в Казанском регионе научной истории тюркских народов, в первом издании своего труда в точности повторил слова Мунаджжим-баши, однако в следующем его издании принял сведения, изложенные в «Шеджере-и Тюрк»30. В написанной для школ книге «История татар» Газиз Губайдуллин, профессор тюркской истории в Казанском, затем Бакинском университетах, ограничился только упоминанием о том, что Мухаммад-хан произошел из династии Чингис-хана31. Согласно Мураду Рамзи, изучавшему этот вопрос во всех подробностях, Улуг-Мухаммад-хан не является братом Кучук-Мухаммад-хана32. Однако этот историк, вдаваясь в детали, впал в некоторое противоречие. В.Смирнов, хотя и исследовал генеалогию Мухаммад-хана в своей «Истории Крыма», но к окончательному результату не пришел33. Наконец, если посмотреть на высказывания М. Худякова, который хотел сказать новое слово в этом вопросе, Улуг-Мухаммад-хан является сыном хана Джелаледдина и внуком Тохтамыш-хана34. Утверждение Худякова опровергается данными рассматриваемого нами «битика». Мухаммад-хан, упоминая Тохтамыша, использует слово «хан агамыз». Это явно свидетельствует о том, что речь идет о старшем брате или дяде. В то же время, из упоминания в этом же документе об отправке послов к османским правителям «прежними [нашими] дядями ханами», ясно видно, что отец Улуг-Мухаммада ханом не был. Очевидно, ближе всего к истине генеалогия, переданная Абу-л-Гази Бахадур-ханом. То есть отцом Улуг-Мухаммада, по всей вероятности, является Ичкили Хасан. Между тем, из другого послания нам становится известно, что Мухаммад, действующий в этот период и известный под именем «Кучук», является сыном хана Тимура. Один из источников ясно указывает на то, что сын Ичкили Хасана Мухаммад стал известен под именем Улуг-Мухаммада. Несмотря на то, что Мурад Рамзи пытался доказать обратное, его доводы неубедительны35. Мунаджжим-баши пишет, что Барака, сына Койрыджака в 830 г. убил сын Тимур-хана Мухаммад36. Отсюда видно, что Мунаджжим-баши тоже путает одного Мухаммада с другим.
Вероятно, Улуг-Мухаммад стал ханом Золотой Орды в 822 (1419) г. В.Смирнов, основываясь на одном из польских источников, полагает, что к возвышению Улуг-Мухаммад хана имеет отношение польско-литовский король Витовт. В «Хронике польско-литовской» Мацея Стрыйковского говорится о том, что Витовт дал перекопским татарам двух султанов. Одного из них — Мухаммада — в Кырк-ЕрIX; другим же был Девлет-Гирей. Также по мнению В.Смирнова, Улуг-Мухаммаду при захвате престола особенно помог один из беков клана Ширин — Тегин. Подтверждением этому служит то, что впоследствии этот бек осмелился противоречить Улуг-Мухаммад-хану в вопросе, касающемся русских князей. Если мы вспомним о хороших отношениях между Тохтамышем и Ягайлой, то поддержка Витовтом Улуг-Мухаммада, представлявшего партию Тохтамыша в борьбе за престол, не будет казаться маловероятной. В начале похода против русских в 1426 г. Витовт обратился к Улуг-Мухаммаду за помощью. Это также может являться доказательством старой дружбы между Витовтом и Улуг-Мухаммадом37. В связи с этим можно предположить, что Улуг-Мухаммад сначала овладел Крымом, а затем и регионом Сарая. Из «Истории» Айни, считающейся одним из важных источников по истории Дешт-и Кыпчака, видно, что Улуг-Мухаммад после 822 (1419-1420) г. правил в Дешт-и Кыпчаке, а впоследствии — в Крыму38.
После восшествия на сарайский престол Улуг-Мухаммад столкнулся с большими трудностями. Хотя Идегей к тому времени был уже убит, его деятельность стремились продолжить сыновья. Среди них особенно выделялся мирза Мансур. В это же время внук Урус хана, сын Койрыджака Барак в союзе с мирзой Мансуром вступил в борьбу против Улуг-Мухаммада с целью захватить власть. Согласно «Икд ал-джуман» можно сделать вывод, что после того, как Улуг-Мухаммад, приказавший убить Идегея, стал ханом, сыновья мирзы Идегея по отношению к нему воспылали чувством мести. В связи с этим возникло сотрудничество между Барак-огланом и мирзой Мансуром39. Таким образом, и после 1419 г. в Золотой Орде не смогла установиться стабильность. Дешт-и Кыпчак вновь стал ареной многолетних войн. Описывая 824 (1421) г., историк Айни отмечает: «Правителем Дештской страны является Улуг-Мухаммад, но борьба между ним, Бараком и Чекре продолжается»40.
Во внутреннюю борьбу в Улусе Джучи оказалось втянуто и одно из соседних государств. Барак, будучи не в силах самостоятельно справиться с Улуг-Мухаммадом, обратился за помощью к правителю Мавераннахра, сыну Шахруха Улугбеку. В связи с тем, что Улугбек считал опасным для себя возвышение Золотой Орды из-за правления в улусе Джучи сильной фигуры, он помог Бараку41. Получивший таким образом поддержку из Самарканда Барак (возможно, вместе с Мансуром) перешел в наступление и в результате долгой войны вынудил Улуг-Мухаммада оставить Сарай. По всей вероятности, победа начала склоняться на сторону Барака в 1425 г.X Айни сообщает о продолжении смут в Деште в 826 (1423-1424) г.42 Барак хан в 1423 г. уведомляет о своем восшествии на престол в Сарае Шахруха, а в конце 1424 г. — Улугбека. Мирхонд пишет, что Барак занял ханский трон в Сарае в 827 г., Хафиз-и Абру, Абд ар-Раззак и Мунаджжим-баши относят это событие к 828 (1424-1425) г.43 Таким образом, правление Улуг-Мухаммад-хана в Сарае длилось очень недолго. Мы видим это и из послания Мураду II. Мухаммад-хан говорит, что когда он «милостью Божией воссел на древний престол своих отцов и старших братьев, среди знати началась смута, и престол перешел в руки Барака». В связи с этим становится понятным отступление Улуг-Мухаммада в сторону Крыма. У Айни мы находим некоторые упоминания о междоусобицах в Деште. Под 828 (1424-1425) г. он пишет: «По причине того, что нет благоразумного человека, который взял бы управление в Сарае — столице Дештской страны — в свои руки, продолжаются непрерывные междоусобицы; там одержало верх несколько человек из ханской династии. Хотя каждый из них управляет своей областью, в земле ни у одного из них нет желаемого порядкаXI »44.
Улуг-Мухаммад хан после того, как золотоордынский престол перешел к его сопернику, ни в коей мере не отчаялся. Собрав новые силы, он продолжил борьбу. Вследствие того, что в то время имела место борьба между Барак-ханом и Улугбеком, становится понятной невозможность сарайского хана тратить много усилий на Улуг-Мухаммада. С другой стороны понятно и то, что Барак был очень несправедливым правителем. Поэтому велика вероятность противостояния ему и его подданных. Мы узнаем, что в 1425 г. Улуг-Мухаммад достиг успеха в борьбе с Бараком. Айни под 825 г. сообщает о победе Мухаммад-хана над другими претендентами на власть в Деште45. Вместе с тем сарайский престол перешел в руки Улуг-Мухаммада лишь в 1427 г. Судя по тому, что наш ярлык был написан джумада I 831 (в марте 1428)46 г. и исходя из слов послания, сообщающих о борьбе Улуг-Мухаммада с Бараком, становится понятно, что второе овладение золотоордынским престолом Улуг-Мухаммад ханом произошло в 1427 (830 по хиджре) г. В письме Улуг-МухаммадаXII по этому поводу мы читаем следующее: «В прошлом году, послав войско, с Божьей помощью мы одолели Барака с Мансуром».
Известие о победе Улуг-Мухаммада и установлении его власти в Деште дошло и до Египта. Описывая события 830 (1426-1427) г., Айни в том числе написал: «Упомянул носитель дештского письма [посол Девлет-Бeрди], что в стране великие потрясения и что три царя оспаривают власть друг у друга. Один из них, по имени Девлет-Берди, овладел Крымом с прилегающими областями; второй — Мухаммад-хан — подчинил Сарай с подвластными ему землями; третьего зовут Барак. [Он] — государь земель, граничащих с владениями Тамерлана»47. Как видно из этого сообщения, стабильность в Золотой Орде полностью восстановлена не была. В частности, в этот период некто в Крыму по имени Девлет-Берди претендовал на власть48. Можно предположить, что эта фигура начала действовать в Крыму во время борьбы Улуг-Мухаммада с Бараком. Джумада I 830 (в феврале-марте 1427) г. к султану Египта Барсбаю прибыло посольство от Девлет-Берди. Историк Айни также получил от посла сведения о событиях в Деште49. Вместе с тем очевидно, что Девлет-Бирди не смог долгое время продержаться в Крыму. Это подтверждается тем, что под 832 г. правителем Крыма и прилегающих к нему земель Айни называет Мухаммад-хана50. Хотя в послании Мухаммад-хана и встречается сочетание «девлет берди», вслед за ним идет слово «äрсä», поэтому мы должны воспринимать «девлет берди» не как имя собственное, а как словосочетание со смыслом «дал государство, власть».
Улуг-Мухаммад, взойдя второй раз на престол в Сарае, сумел продержаться во главе Золотой Орды до 1436/37 (840 по хиджре) г. Его второе правление стало серьезным фактором возвышения Золотой Орды. Быстро возросли мощь и влияние сарайского правительства, в течение длительного времени не платившее податей Московское княжество вновь было взято под контроль. В Москве был восстановлен авторитет хана. В 1431 г. московские князья, не сумевшие договориться между собой по вопросу обладания престолом, его решение возложили на Улуг-Мухаммада51. Налаживание этим ханом отношений с зарубежными государствами также показывает возрождение былого могущества державы: в 831 (1428) г. Мухаммад-хан отправил послов к правителю Османского государства Мураду II, а в 1429 г. — к египетскому султану Барсбаю52.
Однако Улуг-Мухаммад хану было не суждено провести свои последние дни в Золотой Орде. Один из сыновей мирзы Идегея, принц Гияс ад-Дин, начал войну против Улуг-Мухаммада и вынудил его отступить в сторону Крыма. Правление Гияс ад-Дина продолжалось очень недолго, на золотоордынском престоле его сменил сын Тимур-хана Кучук-Мухаммад53. Очевидно, что между ханами Улуг-Мухаммадом и Кучук-Мухаммадом происходили очень крупные сражения. Как сообщает один из источников, в конце концов оба Мухаммада пришли к соглашению: Кучук-Мухаммад остался правителем в Сарае, а Улуг-Мухаммад — в Крыму54. Но мы видим, что на этот раз Улуг-Мухаммад хан не смог удержаться и в Крыму. Айни, перечисляя правителей под 840 (1436-1437) г., на этот раз не упоминает хана Дештской страны55. Следовательно, Улуг-Мухаммад хан в Крыму больше не находился. Оставив Дешт, он был занят созданием нового ханства в другом месте.
Увидев, что не сможет укрепиться в Крыму, Улуг-Мухаммад-хан отправился в государство великого князя московского, которому он некогда оказал благодеяние, и предполагал расположиться там. Мухаммаду показался подходящим г. Белев на юго-западной окраине Московского княжества, близ границы с Крымом. Он просил разрешения московского князя Василия остаться здесь. Эти события происходили в 1436 или начале 1437 г. Московский князь не только не выполнил просьбу хана, но и послал против него русское войско. В ответ Улуг-Мухаммад 5 декабря 1437 г. близ города Белев разбил десятикратно превосходящее его силы русское войско56. После этой победы Улуг-Мухаммад-хан больше не захотел оставаться в окрестностях Белева. Отправившись в район современной Казани, он основал там новое государство. Это государство известно в истории под названием Казанского ханства57. Новообразованное ханство, всецело благодаря мудрости Улуг-Мухаммада, быстро обрело мощь и начало занимать место прежней Золотой Орды. В 1439 г. Улуг-Мухаммад хан захватил у русских Нижний Новгород, располагающийся у слияния рек Волги и Оки. В сражении, произошедшем 7 июля 1445 г. близ Суздаля, Улуг-Мухаммад хан, полностью разгромив русские войска, взял в плен великого князя московского. Улуг-Мухаммад-хан ненадолго пережил эту победу. Заболев, он умер.
После него осталось три сына. Из них на казанский престол взошел Махмуд (или Махмутек). А Касим, еще при жизни отца, был поставлен главой образованного рядом с Москвой по требованию Улуг-Мухаммада Касимовского ханства58.
Улуг-Мухаммад-хан — один из характернейших представителей той смутной эпохи. Он не знал усталости и не терялся перед лицом трудностей. С точки зрения его политической деятельности мы видим чрезвычайный реализм этого хана. Он никогда не пытался пробить стену лбом. Используя благоприятную ситуацию, добился успеха в установлении своей власти в Сарае во второй раз. Затем, вслед за отступлением под напором превосходящих сил в Крым и изменением условий борьбы, Улуг-Мухаммад-хан, понявший, что, воюя в Крыму, напрасно потратит время и поставит свою жизнь под угрозу, ушел оттуда с целью образовать ханство в другом месте. Выбранное для основания нового ханства место, идеальное со всех сторон, ясно показывает, что он обладал чрезвычайной проницательностью.
Вторая очень значимая позитивная черта Улуг-Мухаммад-хана — его справедливость. Два совершенно разных дошедших до нас источника выделяют эту основную черту характера Мухаммад-хана. Согласно одной из русских летописей, в 1430 г. один из беков Улуг-Мухаммад-хана Айдар осадил город Мценск, принадлежавший Литве, и хитростью захватив воеводу Григория Протасьева, привел его к Улуг-Мухаммаду. Улуг-Мухаммад же очень рассердился на то, что Айдар прибег к хитрости и, одарив пленного воеводу, отпустил его обратно59. В другом источнике — сочинении Мунаджжим-баши мы находим следующие слова о справедливости Мухаммада: «Он [Мухаммад-хан] тот, кто сделал Крым своим престолом и местопребыванием, постоянно воевал со странами неверных, такими, как Москва и Русь, захватил многие из их земель, собирал харадж с остальных и обустроил [свою] страну, [а] люди наслаждались [его] справедливостью и милосердием»60.
То, что Мухаммад-хан возвел справедливость в основной принцип своего правления, отчетливо отразилось в девизе, вошедшем в его нишанXIII: «Справедливый будет править, притесняющий погибнет».

I Имеется в виду послание Улуг-Мухаммада османскому султану Мураду II от 27 джумада I / 14 марта 1428 г.
II Улус Джучи в период расцвета (середина XIII — середина XIV вв.) занимал более обширную территорию (Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды. – М., 1985. – С. 26-56).
III Дешт-и Кыпчак, Дешт (в источниках современных золотоордынскому периоду) — обширные степные пространства Восточной Европы от Западной Сибири на востоке до Буджакской степи на западе и от Северного Причерноморья на юге до Среднего Поволжья на севере. Дешт-и Кыпчак составлял основную территорию Улуса Джучи. Зачастую в хрониках этот термин обозначал золотоордынское государство в целом.
IV Идегей происходил из племени мангыт и не принадлежал к династии Чингисидов. Формально он являлся беклербеком (главой сословия знати (беков) и верховным военачальником войск левого крыла улуса Джучи) при ряде золотоордынских ханов, однако на деле был фактическим правителем государства. Ошибка А. Н. Курата, по-видимому, связана с ошибкой в турецком переводе сочинения ал-Айни, которым он пользовался (см. ниже).
V Идегей не принадлежал к династии Чингисидов (см. выше). В то же время, из-за его сильного влияния на государственные дела, арабские хронисты, равно как и некоторые османские, армянские и литовские авторы, называли его царем (Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. – М., 2001. – С. 79-80).
VI В доступном нам издании «Шеджере-и тюрк» это имя дано в форме «Хине» (Abulghasi Bahadur chani Historia Mongolorum et Tartarorum. – Casani, MDCCCXXV. – P. 100).
VII Таки ад-Дин ал-Мухибби не является автором этого сочинения (Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды / Пер. В. Г. Тизенгаузена. – Т. I: Извлечения из сочинений арабских. – СПб., 1884. – С. 331). О «Диван ал-инша» подробнее см.: Quatremère E. Histoire des sultans mamlouks de l’Egypte. – Paris, 1845. – T. II (2). – P. 307-316.
VIII Слово ахи (араб. «мой брат») А. Н. Курат оставил без перевода. В. Г. Тизенгаузен перевел это словосочетание как «сын брата Токтамыш-хана» (Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – Т. I. – С. 409).
IX В XV в. — административный центр Крымского вилайета Золотой Орды, затем Крымского ханства. Ныне его остатки известны под названием Чуфут-Кале (см.: Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды. – М., 1985. – С. 88-89).
X По-видимому здесь опечатка и, судя по последующему содержанию статьи, следует читать «в 1422 г.» или «в 1423 г.» (см. также: Босворт К. Э. Мусульманские династии. – М., 1971. – С. 204).
XI В сноске приведена эта же цитата на языке оригинала. Она заканчивается словами: «Однако Мухаммад-хан преобладал над ними (т. е. остальными правителями Дешта. — Прим. авт.)».
XII Османскому султану Мураду II.
XIII Нишан — печать, являвшаяся символом монаршей власти. Здесь: квадратная печать (тамга) Улуг-Мухаммада, содержащая богословие, девиз, эпитет, имя хана и его герб (см.: Kurat A. N. Topkapı Sarayı Müzesi Arşivindeki Altın Ordu, Kırım ve Türkistan hanlarına ait yarlık ve bitikler. – Istanbul, 1940. – S. 15).

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Об этом городе см.: Баллод Ф. B. Старый и Новый Сарай, столицы Золотой Орды. – Казань, 1923. – 62 c. Имеется перевод этой работы на немецкий язык. Наша статья «Altın Ordunun payıtahtları Eski ve Yeni Saray şehirleri» (Столицы Золотой Орды — города Старый и Новый Сарай), опубликованная в сборнике «Yeni Tűrk» (1935. – № 30), написана в основном на основе этого исследования Баллода.
2. В. Д. Смирнов, упоминая о начале борьбы между золотоордынскими беками, последовавшей за смертью хана Узбека (1432 г.) (У А. Н. Курата — 1932 г.), считает, что начало ослабления этого государства относится именно к тому времени (Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII в. – СПб., 1887. – С. 125 и сл.). Борьба среди знати и влияние этого на государство точно переданы Ибн Халдуном (см.: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды / Пер. В. Г. Тизенгаузена. – Т. I: Извлечения из сочинений арабских. – СПб., 1884. – С. 366-377 (текст), 377-394 (перевод). Абу-л-Гази, упомянув о том, что род Бату-хана завершается Бердибеком, приводит по этому поводу известную среди узбеков поговорку: «Нар буйны Бердибикте кесилди» (В Бердибеке отсечена шея верблюда) (Aboul-Ghâzi Béhâdour Khan. Histoire des Mogols et des Tatares / Publ. par P. Desmaisons. – T. 1: Texte. – St.-Pétersbourg, 1871. – P. 177).
3. Об экономических факторах см.: Гобэйдуллин Г. Татар тарихы. – Казан, 1924. – Б. 61-62.
4. Barthold W. Orta Asya Tűrk Tarihi hakkında dersler. – Istanbul, 1927. – S. 200; Idem. Timur // Enzyklopaedie des Islam. Geographisches und biographisches Wőrterbuch der muhammedanischen Vőlker. – Bd. IV. – Leiden, Leipzig, 1934; Idem. Тoktamish // Enzyklopaedie des Islam. – Bd. IV. – S. 874-876 (Рус. публикацию статьи см.: Бартольд В. В. Токтамыш // Академик В. В. Бартольд. Сочинения. – Т. V. – C. 565-568).
5. Barthold W. Тoktamish // Enzyklopaedie des Islam. – Bd. IV. – S. 874 - 876; von Hammer J. Geschichte der Goldenen Horde. – Pest, 1840. – S. 334-360. Howorth H. History of the Mongols. – Vol. II. – L., 1880. – P. 225-229. О Тимур-Кутлуге см.: Ibid. – P. 259-262.
6. Şerefeddin Yezdî. Zafernâme (турецкий перевод). – Nurosmaniye kűtűphanesi, № 3268. – Vrk. 181 b-191 b.
7. Так как Идегей в течение долгого времени играл важную роль в Золотой Орде, а также имел отношение и к Улуг-Мухаммаду, мы указываем основные источники, касающиеся этого мирзы. (İbn-i ‘Arabşah. Acâibű’l-makdûr (турецкий перевод Назми-заде). – Istanbul, 1142/1730. – S. 33. Собрание государственных грамот и договоров. – М., 1819. – Ч. 2. – С. 16-17). Здесь говорится: «Грамота (в списке) ордынского князя Эдигея к великому князю Василию Димитриевичу: о воспоследовавшем нашествии татар на Россию за оказываемую великим князем непокорность к царям Большия орды, и за неисправление им пред царем Булат Салтаном многих повинностей по старине. — Писана 1409 года». Интересные данные о мирзе Идегее мы встречаем в сочинении «Икд ал-джуман» Бадр ад-Дина aл-Айни, написанном на арабском языке (хотя сам он по происхождению был тюрком) (Topkapı Sarayı Müzesi kütüphanesi. – Ahmed Salis kitapları № 2913. – Cilt IV. – Vrk. 523 b-524 а. Турецкий перевод: Topkapı Sarayı Müzesi kütüphanesi. – Bağdad kőşk № 280. – Cilt III. – Vrk. 364 а. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – Т. I. – СПб., 1884. – С. 532. ‘Abdű’l-gaffar Kırîmî. ‘Umdetű’t-tevârîh / Тarih-i Osmanî Encűmeni Mecmuasına ilâve. – Istanbul, 1343/1924. Рукопись см.: Sűleymaniye kűtűphanesi, Es‘at Efendi kitaplari № 2331. Vrk. 268-273. Смирнов В. Д. Крымское ханство… – С. 169-178 (Смирнов передает имя этого мирзы как «Идики»)). «Узурпатор из племени мангуд по имени Идику, [происходящий] из эмиров Улуса Джучи, являвшийся смутьяном и источником смут и беспорядка…» (Сейид Мухаммед Риза. Ассеб о-ссейяр, или Семь планет, содержащий историю крымских ханов / Изд. А. Казем-Бек. – Казань, 1832. – С. 67). Борьба Тохтамыша с Идегеем нашла отражение и в народном дaстане, бытующем до сих пор. (Имеется в виду историко-эпический дастан «Идегей», известный среди ногайцев, татар, башкир, каракалпаков и других тюркских народов. (Издание татарского варианта см.: Идегэй: Татар халык дастаны. – Казан, 1988. – 254 б.; Идегей: Татарский народный эпос / Пер. С. Липкина. – Казань, 1990. – 256 с.)). Вэлиди Э.-З. Торeк вэ татар тарихы. – Казан, 1912. – Б. 178-180. Von Hammer J. Geschichte der Goldenen Horde. – Pest, 1840. – S. 365.
8. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Год 804/1411-12. – Vrk. 451 b.
9. Aboul-Ghâzi Béhâdour Khan. Op. cit. – P. 178.
10. ‘Abdű’l-gaffar Kırîmî. ‘Umdetű’t-tevârîh. – Vrk. 268 а.
11. Ahmed Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Sűleymaniye kűtűphanesi, Es‘at Efendi kitaplari № 2103. – Cilt II. – Vrk. 418 а.
12. Neşri. Cihannűma. – Veliyeddin Ef. kűtűphanesi1 235. – S. 160; Bihiştî. – Фотография со списка Британского музея. – Л. 5 а. (Rieu Ch. Catalogue of the Turkish Manuscripts in the British Museum. – London, 1881. – № 2869).
13. Barthold W. Cingiz-Khan // Enzyklopaedie des Islam. – Bd. I. – Leiden, Leipzig, 1913. – S. 892-898. (Рус. публикацию статьи см.: Бартольд В. В. Чингиз-хан // Академик В. В. Бартольд. Сочинения. – Т. V. – М., 1968. – C. 614-627).
14. Об обстановке в Золотой Орде того времени см.: Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 518 b: «Остался Тимур-Кутлуг правителем над своими улусами. И произошло между Тимур-Кутлугом и Тохтамыш-ханом в 797 году (27 октября 1394 г. — 15 октября 1395 г.) пятнадцать сражений, и война между ними велась с переменным успехом. И был эмир Идику управляющим дел Тимура-Кутлуга и эмиром его эмиров. В этих сражениях и тех, которые произошли позднее между потомками Тохтамыша и другими из рода Джучи, были разорены страны Дештские, северные земли и местности Туркeстана. И рассеялись племена татар, и смешались с другими народами, и многие из них стали неверными молдаванами (Kara Boğdan) и венграми (Macar)». См. также: Смирнов В. Д. Крымское ханство… – С. 170 и сл.; Рамзи М. Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаи Казан ва Булгар ва мулук ат-татар. – Оренбург, 1908. – Т. I. – С. 650 и сл. (У А. Н. Курата – Т. II).
15. Edhem H. Dűvel-i Islamiye. – Istanbul, 1924. – S. 366. Эта работа является переводом на турецкий язык работы Стэнли Лэн-Пуля «Мусульманские династии» (Lane-Poole S. The Mohammedan dynasties. Chronologiсal and genealogical tables with historical introductions. – L., 1893. – 361 p.). Перевод осуществлялся путем сопоставления его с русским переводом В. Бартольда (Лэн-Пуль С. Мусульманские династии. – СПб., 1899. – 344 с.). См. также: De Zambaur E. Manuel de généalogie et de chronologie pour l’histoire de l’Islam. – Hannovre, 1927. – Р. 246.
16. В. Смирнов полагает, что Пулад-хан до того, как стать ханом в Сарае, некоторое время правил в Крыму (Смирнов В. Д. Крымское ханство… – С. 171). (На указанной странице у В. Д. Смирнова говорится не о хане Пуладе, а о хане Тимуре, в 1411 г. изгнавшем из Сарая Пулада. До этого в течение пяти лет Тимур, по мнению Смирнова, был ханом в Крыму).
17. О родстве этих ханов друг с другом см.: Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 518 a-518 b. Грамоту мирзы Идегея московскому князю см.: Собрание государственных грамот и договоров. – Ч. 2. – № 15 и Смирнов В. Д. Крымское ханство… – С. 170-171.
18. Ибн Арабшах (приводится по В. Смирнову: Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 174).
19. Карамзин Н. М. История государства Российского. – СПб., 1892. – Т. V. – С. 72-73, прим. 211. (У А. Н. Курата — примечание 241). В русские источники имя этого хана вошло в форме «Зелени-Салтан».
20. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – [Год] 804(1411/12). – Vrk. 241 b: «Владетель (сахиб) Дешта, Сарая и стран Севера царь (малик) Эдики». Ал-Макризи и ал-Аскалани, описывая 819 (1411/12) г., отмечали прибытие с целью совершения хаджа Шамы, супруги «обладателя (сахиб) Дешта Эдике» (приводится по В. Смирнову: Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 177). См. также: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – Т. I. – С. 442, 452.
21. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Vrk. 523 b.
22. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Topkapı Sarayı Müzesi kütüphanesi. – Ahmed Salis kitaplari № 2912 (турецкий перевод). – Cilt VIII. – Vrk. 523 а-523 b.
23. Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 180.
24. ‘Abdű’r-rezzak [Semerkandî]. Маtlа‘u’s-sа‘deyn ve mecme‘ű’l-bahreyn. – Es‘at Efendi kitaplari № 2125. – Vrk. 354 b; Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 518 а.
25. Aboul-Ghâzi Béhâdour Khan. Op. cit. – P. 178; Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 205.
26. «Мухаммад бин Дж[а]гай оглан» (‘Abdű’l-gaffar Kırîmî. ‘Umdetű’t-tevârîh. – S. 76 изданной части. В рукописном тексте см.: Es‘at Ef. kit. № 2125). В списке сочинения Кырыми, которым пользовался Ланглес (Langles), говорится, что отцом Мухаммад-хана был один из близких родственников Тохтамыш-хана Хасан Джефайи. Но, как видно, Ланглес читает имя «Дж[а]гай» как «Джефайи» (приводится по В. Смирнову). Халим-Гирей передает это имя как «Джанай» (Halîm-Gerây Sultan. Gűlbűn-i Hânân yahud Kırım tarihi. – Istanbul, 1327/1909. – S. 3). Хасан Ортекин в своей работе «Родословная крымских ханов» читает его имя как «Джефаи» (Ortekin Hasan. Kırım Hanlarının şeceresi. – Istanbul, 1938). На наш взгляд, правильным является чтение «Чагай» или «Чыгай».
27. Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 518 а.
28. Марджани Ш. Мустафад ал-ахбар фи ахвал Казан ва Булгар. – Казань, 1885. – Т. I. – С. 124-125.
29. Атласи Х. Казан ханлыгы. – Казан, 1920. – Б. 28-49. Это сочинение написано в основном опираясь на русские источники.
30. Вэлиди Э.-З. Торeк вэ татар тарихы. – Казан, 1912. – Б. 180-183; Шунда ук. – Изд. 2-е: Казан, 1913. – Б. 77.
31. Гобэйдуллин Г. Татар тарихы. – Казан, 1924. – Б. 66.
32. Рамзи М. Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаи Казан ва Булгар ва мулук ат-татар. – Т. I. – С. 657 и сл. (Я воспользовался переводом Б. Кывамеддина; хочу выразить ему здесь свою благодарность).
33. Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 177 и сл.
34. Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. – Казань, 1923. – С. 15.
35. Рамзи М. Талфик ал-ахбар… – Т. I. – С. 661 и сл.
36. Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 519 а: «Султан Мухаммад-хан, сын Тимур султана, сына Тимур-Кутлуга, сына Тимур-Мелика, сына Урус-хана взошел на престол по единодушному согласию эмиров и предводителей улусов в 830 г., после того как был убит Барак хан, сын Койрыджак оглана».
37. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). – Т. VIII: Продолжение летописи по Воскресенскому списку. – СПб., 1859. – С. 93.
38. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – [Год] 822: «Владетель страны Дештской»; год 825: «Владетель страны Дештской и ее столицы Сарай — султан Мухаммад-хан из потомков Чингисхана»; [год] 830: «…и владетель Крыма и прочего»; год 832: «…и владетель Крыма и прилегающих к нему земель».
39. ‘Abdű’l-gaffar Kırîmî. ‘Umdetű’t-tevârîh. – С. 80 изданной части. В рукописи Л. 272 b-273 а: «У Эдику-бека было много детей, но [из них] известны только пять сыновей. Имя старшего — Кейкубад… и Мансур Гази…».
40. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – [Год] 824.
41. Об этом см. ниже, на страницах, посвященных Бараку (Kurat A. N. Topkapı Sarayı Müzesi Arşivindeki Altın Ordu, Kırım ve Türkistan hanlarına ait yarlık ve bitikler. – Istanbul, 1940. – S. 30-33).
42. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – [Год] 826.
43. Hâfiz-i Ebrû. Zűbdetű’t-tevârîh. – Topkapı Sarayı Müzesi kütüphanesi. – Hazîne kitaplari № 1659. – Vrk. 654 а: «Вышеупомянутый Барак оглан, который в 827 году разбил войско Мухаммад-хана, правителя узбеков и подчинил себе эту местность». См. также: ‘Abdű’r-rezzak [Semerkandî]. Маtlа‘u’s-sа‘deyn ve mecme‘ű’l-bahreyn. – Es‘at Efendi kitaplari № 2125. – Vrk. 354. Mîrhond. Ravzatu’s-safâ fî sîreti’l-enbiyâ ve’l-műlûk ve’l-hulefâ. – [Topkapı Sarayı Müzesi kütüphanesi.] – Hazîne kitaplari № 1371. – Cilt VI. – Vrk. 399 b; Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 518 а: «Когда на престол взошел Мухаммад-хан, сын Тохтамыша [а еще] говорят, Мухаммад-хан, сын Шадибека, и это более достоверно, выступил против него Барак-хан, сын Койрыджак-оглана, сына Урус-хана и отобрал у него царство в 828 году».
44. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Год 828. Из этого примера хорошо видно, что к переводам источников необходимо подходить с большой осторожностью. В турецком переводе Айни говорится: «Если после смерти хана, являвшегося правителем Дешта, не оставалось кого-нибудь из сыновей или родственников, никто не мог стать ханом самостоятельно и среди них [татар] вспыхивала вражда».
45. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Cilt IV. – Vrk. 540 а.
46. Соответствует 14 марта 1428 г. По этому вопросу см. раздел «Дата написания послания» (Kurat A. N. Topkapı Sarayı Müzesi Arşivindeki Altın Ordu, Kırım ve Türkistan hanlarına ait yarlık ve bitikler. – Istanbul, 1940. – S. 16).
47. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Cilt IV. – Vrk. 547 b.
48. Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 179-183 и др.
49. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Ahmed Salis kitaplari № 2912. – Vrk. 547 b: «И упомянул письмоносец…».
50. Ibid. – Год 832. – Vrk. 552 а: «Владетель Дешта и Крыма».
51. «Того же лета (6939/1431) в осене, князь великый Василей Васильевич да князь Юрьи Дмитреевич спряся в великом княжении, да пошли в Орду к Махметю (sic) и царь [то есть Мухаммaд-хан] пожаловал князя Василья Васильевича великым княжением, а князю Юрью дал город Дмитров» (ПСРЛ. – T. V: Псковская и Софийская летописи. – СПб., 1861. – C. 264). Между Юрием Дмитриевичем — сыном Дмитрия Донского, одержавшего победу над мирзой Мамаем в 1380 году, и внуком Донского Василием Васильевичем разгорелся конфликт по поводу Московского престола. Поскольку спор решить мирным путем не удавалось, оба князя обратились к Улуг-Мухаммаду. Хан одобрил передачу московского престола Василию Васильевичу. На церемонии венчания на княжение великого князя, состоявшейся в одном из самых больших соборов Москвы, присутствовал и посол Улуг-Мухаммада Оглан-мирза (Карамзин Н. М. История государства Российского. – СПб., 1892. – Т. V. – С. 157[-158]). (У Н. М. Карамзина: «Вельможа татарский, Улан царевич, торжественно посадил Василия на трон великокняжеский в Москве, в храме Богоматери у златых дверей»).
52. Относительно приехавшего из Дешта посла в своем сочинении под 832/1429 г. ал-Айни пишет следующее: «В субботу 11 раджаба родился у султана мальчик. В четверг 16-го в связи этим был большой праздник для женщин во дворце султана. Туда приехали посланники от Мухаммад-хана, владетеля Дешта и Крыма. Они привезли подарок и два письма: одно на арабском, а второе на уйгурском языке. И никто не знал его содержания. И не нашлось того, кто смог бы его прочитать» (‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Год 832/1429).
53. ‘Abdű’l-gaffar Kırîmî. ‘Umdetű’t-tevârîh. – Es‘at Efendi kitaplari № 2331. – Vrk. 276 а; Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 203 и сл.
54. ‘Abdű’l-gaffar Kırîmî. ‘Umdetű’t-tevârîh. – Vrk. 276. Смирнов В. Д. Указ. соч. – С. 206-207.
55. ‘Aynî. ‘Ikdű’l-cűman. – Vrk. 563 b.
56. ПСРЛ. – T. V. – С. 267; Карамзин Н. М. Указ. соч. – Т. V. – С. 168.
57. По вопросу образования Казанского ханства см.: Атласи Х. Казан ханлыгы. – Казан, 1920. – 344 б.; Рамзи М. Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаи Казан ва Булгар ва мулук ат-татар. – Оренбург, 1908. – Т. I. – 736 с.; Т. II. – 539 с. и другие приведенные выше сочинения. В. В. Вельяминов-Зернов (Исследование о касимовских царях и царевичах. – СПб., 1863. – Ч. 1. – 559 с.) считает основателем Казанского ханства сына Улуг-Мухаммада Махмутека. Критику см.: Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства... – С. 23-25; Barthold W. Kazan // Enzyklopaedie des Islam. – Bd. II. – S. 938 (русскую публикацию статьи см.: Бартольд В. В. Казань // Академик В. В. Бартольд. Сочинения. – М., 1965. – Т. III. – C. 440-442); История Татарии в материалах и документах. – М., 1937. [– С. 93-134].
58. Основное исследование для изучения истории Касимовского ханства: Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. – СПб., 1863. – Ч. I. – 559 с.; СПб., 1864. – Ч. II – 498 с.; СПб., 1866. – Ч. III. – 502 с.; СПб., 1887. – Ч. IV. – 178 с.
59. «Айдар же веде его [Григория Протасьева] с собой в Орду к царю Махметю; царь же поругаася Айдару и не похвали его о том, и почтив Григориа отпусти его» (ПСРЛ. – Т. VIII. – С. 95).
60. Műneccimbaşı. Câmi‘ű’d-dűvel. – Cilt II. – Vrk. 518 а-518 b. Хотя Мунаджжим-баши и считает ханом Кучук-Мухаммада (он известен и как Кучук-Мухаммад-хан), как мы видели, он путает обоих Мухаммадов. Если принять во внимание, что действия, приписываемые здесь Кучук-Мухаммад-хану, были совершены Улуг-Мухаммад-ханом, высказанное нами мнение правильно.

Вводная статья, перевод, комментарии:
Ильяс Мустакимов,
главный специалист ГАУ при КМ РТ
Римма Баязитова,
студентка Института востоковедения КГУ