2006 1

Первые кинотеатры Казани

Первые кинотеатры в России появились в конце ХIХ в. и почти не отличались от залов для собраний или концертов. Впрочем, слово «почти» не совсем точно: у каждого кинотеатра был зрительный зал со светоотражающим экраном, аппаратная, где размещался кинопроекционный аппарат, а также место для музыкального оркестра, под звуки которого на экране разворачивалось действие.
На первоначальном этапе развития кинематографа под кинотеатры, как правило, приспосабливали несколько перестроенные жилые помещения. Так было в столичных городах России, так было и в Казани.
В 1908 г. на имя казанского губернатора М. В. Стрижевского стали поступать прошения об открытии театров-кинематографовI.
Первое такое прошение подала 11 марта 1908 г. вдова надворного советника М. А. Котелова1, решившая открыть кинотеатр под названием «ХХ век» на Рыбнорядской улице. Вслед за ней о том же ходатайствовал К. Г. Ишуков, желавший «открыть театр-кинематограф в доме Мухаметгалея Баширова», находившемся на Устьинской пристани г. Казани2. Третье прошение поступило от коллежского советника М. Н. Аристова, который решил открыть электротеатр «Феникс» на Николаевской площади в доме Чукашева (бывший дом Юшкова)3.
На все три заявления строительное отделение Казанского губернского правления 7 апреля 1908 г. сообщало казанскому полицмейстеру, что «с технической стороны не имеется препятствий к открытию театров-кинематографов». Так появились три первых кинотеатра города.
Несколько позже к числу владельцев кинотеатров присоединился казанский купец С. К. Степанов4. Ему принадлежали дом «синематографа для публики» на Московской улице и кинотеатр «Буфф» на Воскресенской5. Оба размещались в помещениях первых этажей жилых домов.
Вятский мещанин Г. А. Розенберг основал свой кинотеатр в арендуемом помещении городского пассажа6. Отсюда и название синематографа — «Пассаж».
Провизор Ю. Ф. Гренинг7 открыл кинематограф в доме Красниковой на Большой Проломной улице. Неподалеку, на углу Большой Проломной и Поперечно-Воскресенской улиц, на первом этаже собственного дома, «приспособленном для демонстрации картин» устроил кинематограф «Урания» С. В. Соломин (казанцам дом известен как ДК им. Горького). Решила не отставать от него О. Н. Веселицкая, хлопотавшая об открытии кинематографа в доме Стадлер на той же Проломной. Свое детище она вначале назвала в новорусском стиле «Иван»8, затем переименовала в «Общедоступный театр»9.
Очевидно, что организаторы синематографов стремились к тому, чтобы их зрелищные заведения располагались на бойких местах. Одним из таких мест были казанские пристани. Именно здесь открыли кинематографы купцы И. А. Сметанин и Н. Кузьмин10. Зрительные залы были устроены прямо в зданиях принадлежащих им гостиниц.
Умножить доходы при помощи новинки культурной жизни попытался и казанский мещанин В. Г. Распопов, получивший разрешение на «демонстрирование кинематографа» в помещении, которое находилось в нижней части сада «Черное озеро»11. Свой путь выбрал владелец фотографии «Рембрандт» (ул. Воскресенская) А. Х. Зимсон: он решил совместить фотографическое искусство и кинематограф в принадлежавшем ему фотозаведении12. Мещанин Н. Л. Перельштейн исхлопотал бумагу на устройство кинематографа на втором этаже собственного ресторана на Сенной площади13. Наверное, не без оснований рассчитывали на дополнительный приток посетителей казанские мещане С. В. Владимирова и И. А. Ашаев, получившие разрешение показывать кинокартины в трактире14 и ресторане15 соответственно. Оба заведения находились на Сенной площади.
Конкуренция между владельцами кинематографов была достаточно осторой. Вот что писал 27 октября 1908 г. в своем прошении на имя губернатора казанский мещанин С. Г. Калмыков: «В доме Плотникова на углу Университетской и Б. Проломной улицах я содержу трактирное заведение более 10 лет и в настоящее время несу громадные убытки от того, что публика, посещавшая мое заведение, большей частью посещает трактирные заведения, как, например, Макашина и Захарова, так как в означенных заведениях имеются кинематографы, что, конечно, и привлекает более публику»16. Увлекающему посетителей примеру следовали многие. Так, разрешение на устройство кинематографа в своем трактирном заведении на Георгиевской улице получил казанский мещанин С. Н. Садовников17, на Рыбнорядской улице — мещанин А. С. Коноплев18.
С 1908 г. стационарные кинотеатры прочно вошли в жизнь казанцев. С марта по декабрь 1908 г. в Казани было открыто восемь театров-кинематографов, и около двух десятков ресторанов, гостиниц и трактирных заведений получили право установки киноаппаратов для демонстрации картин. Большая часть киноустановок находилась в центре Казани, меньшая (четыре) — на дальнем и ближнем Устье и еще одна — в Адмиралтейской слободе. Кроме того, сеансы кинематографа устраивались в новом летнем театре Купеческого собрания в садах «Эрмитаж», «Аркадия», «Русская Швейцария» и Панаевском саду.
В 1909 г. стали меняться владельцы кинотеатров и как следствие — их названия. Так, кинотеатр «Общедоступный» становится «Олимпом» (в советское время это был второй по значимости кинотеатр города), театр «Фурор» на Московской улице получил новое название «Свет».
Пополнение казанские кинотеатры получили в 1911 г. Тогда открыли свои двери синематографы «Эдисон»19 (Воскресенская ул.), «Яр»20 (2-я Проломная ул.) и электротеатр в Ягодной слободе. Количество синематографов в Казани достигло девяти.
В последующие два года число казанских кинотеатров росло медленно. В 1912 г. разрешение на открытие театра в Адмиралтейской слободе получил лишь Н. П. Ярцев21.
В январе 1913 г. на Лядской улице в доме Кекина был открыт театр «Люкс»22, в августе начались демонстрации кинокартин в только что открывшемся «Театре миниатюр» на Большой Проломной улице23. Желающих открыть кинотеатр было так много, что в газете был опубликован новый «Порядок открытия кинематографов», который значительно упрощал всю процедуру24.
Кинематографически урожайным оказался 1914 г. В тот год с августа по декабрь в Казани было открыто шесть кинотеатров. Первый из них появился недалеко от Пороховой слободы «на земле Удельного ведомства»25. Затем театр-кинематоргаф И. В. Ухова на Георгиевской улице, «Петроград» на Рыбнорядской26, «Научно-популярный электротеатр» на Черноозерской27, «Народный театр» на углу Ново-Горшечной улицы и Собачьего переулка28, театр-кинематоргаф мещан И. А. Ашаева и В. В. Чепрунова на Большой Проломной улице29. Кинотеатр «Аполло» стал называться «Электра» (в 1931 г. здесь был открыт первый звуковой кинотеатр Казани, с 1950 г. он известен как «Татарстан»).
В 1914 г. в Казани появился уникальный театр. Здесь на одном представлении можно было увидеть театральные постановки и кинематографические сеансы. Он был открыт в декабре Г. А. Розенбергом на Большой Проломной под названием «Большой театр»30. Сегодня это Казанский академический русский Большой драматический театр им. В. И. Качалова.
Вместе с тем общее число, как бы мы сейчас сказали, киноточек сократилось. Дело в том, что с началом Первой мировой войны все трактиры были закрыты, а их помещения, где раньше нередко демонстрировали кинокартины, стали использовать для нужд военного времени.
С 1915 г. в Казани началось строительство зданий, предназначенных специально для кинотеатров. Специальное здание для кинематографа было возведено в Кизической слободе. «Динамо-машина, двигатель для электрического освещения, а также экран поставлены на место, осталось только закончить внутреннюю отделку», — писали казанские газеты весной 1915 г. Открытие состоялось 10 мая при большом стечении публики31. Предназначенное для демонстрации кинокартин здание было построено и на Арском поле летом того же года. Здесь разместился кинематограф «Палас», который работал до середины 1930-х гг.32 Электротеатр «Георгиевский художественный» на Георгиевской улице (план театра был представлен под названием «Бельгия»)33, летний электротеатр «Триумф» в парке «Русская Швейцария» и электротеатр «Ампир» на улице Большой Казанской34 были открыты тогда же.
В 1915 г. количество кинотеатров в Казани достигло своего максимума — их насчитывалось шестнадцать. Но к концу 1917 г. их осталось всего восемь. Эти кинотеатры в 1918 г. открыли новую страницу в истории кинематографа города.

I Официальная процедура открытия кинотеатров состояла в следующем: сначала проситель подавал заявление, которое рассматривалось лично губернатором, к нему предоставлял техническую документацию, чертежи здания в двух экземплярах и справку об уплате акцизной марки; затем полицмейстеру поручалось составить заключение о политической благонадежности просителя, его поведении, нравственных качествах, а комиссии - удостовериться в соответствии условий помещения там театра-кинематогрофа.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. 2, оп. 7, д. 1775, л. 23.
2. Там же, л. 12.
3. Там же, л. 33.
4. Там же, л. 86.
5. Там же, л. 95.
6. Там же, л. 109.
7. Там же, л. 147.
8. Там же, л 181.
9. Там же, л. 191.
10. Там же, л. 39.
11. Там же, л. 48.
12. Там же, л. 53.
13. Там же, л. 130.
14. Там же, л. 143.
15. Там же, л. 163.
16. Там же, л. 195.
17. Там же, л. 230.
18. Там же, л. 247.
19. Там же, д. 1589, л. 115.
20. Там же, л. 129.
21. Там же, д. 2071, л. 13.
22. Там же, д. 1589, л. 269.
23. Камско-Волжская речь. – 1913. – 4 августа.
24. Там же. – 24 марта.
25. НА РТ, ф. 2, оп. 7, д. 3278, л. 29.
26. Казанский телеграф. – 1914. – 19 октября.
27. Камско-Волжская речь. – 1914. – 25 ноября.
28. НА РТ, ф. 2, оп. 7, д. 3272, л. 19.
29. Там же, д. 2260, л. 2.
30. Камско-Волжская речь. – 1914. – 10 декабря.
31. Казанский телеграф. – 1915. – 6 мая.
32. НА РТ, ф. 2, оп. 7, д. 2175, л. 1-53.
33. Там же, д. 2267, л. 23.
34. Там же, л. 36.

Елена Алексеева,
кандидат исторических наук