2006 2

«…Мечеть предписываю по заводу записать в опись казенных строений» (рецензирована)

Так приказом по Казанскому пороховому заводу от 23 августа 1829 г. его командир генерал-майор Глухов принял заводскую мечеть на полное государственное обеспечение1.
В Российской империи мечети и служащие при них духовные лица брались на казенное довольствие в основном тогда, когда удовлетворяли религиозным потребностям военнослужащих. Например, Уфимская соборная мечеть предназначалась для мусульман нижних чинов, квартировавших в этом городе, а имам мечети караван-сарая в Оренбурге носил звание ахуна Башкиро-мещерякского казачьего войска.
Не была исключением и мечеть порохового завода, нижние чины которого набирались преимущественно из Казанской губернии, а приписанные к заводу кантонисты — из Оренбургской, где проживало много мусульман. Именно для военнослужащих на средства купца Мусы б. Монасыпа аль-Менгери (Мусы Адамова) в 1805 г. и была выстроена эта мечеть, «пожертвованная в казенное ведомство»2.
Наличие при пороховом заводе мечети намного облегчало религиозную жизнь мусульман. Военные стремились освобождать их от несения службы для чтения Таравих-намазов в месяц Рамазан и во время наступления главных мусульманских праздников (см. документы). Кроме этих обязанностей и привычных для обычного приходского духовенства заключения и расторжения браков, ведения метрических книг, наречения новорожденных и похорон умерших и т. д., духовенство для военнослужащих выполняло ряд специфических функций, отраженных в приказах по заводу. Например, обучение молитвам и испытание в знании, в воскресные дни и свободное от работы время выполнение специальной коллективной молитвы с военнослужащими перед началом сезона пороховых работ на заводе, увещевание пытавшихся совершить самоубийство, принятие присяги у вновь прибывших на завод кантонистов и пр.
Мечеть порохового завода была известна также под наименованием «Четырнадцатая Казанская», а по-татарски «Беренче пороховой мђчете» и «Барудия» («пороховая» в переводе с арабского)3. В некоторых изданиях неверно указывается, что мечеть получила свое название от имени Галимджана Баруди4. Скорее наоборот, его дед Ибнамин Галеев, выйдя в отставку рядовым, поселился в Пороховой слободе. Так династия Галеевых закрепилась в Казани, в честь чего и был взят этот псевдоним5.
Просматривая приказы по заводу за 1805 г. мы не нашли упоминаний о постройке мечети. Единственным относящимся к мусульманам сведением является разрешение пороховщику Бикулю Ильметьеву жениться на вдове унтер-офицера Баиниша Баинова и при этом «дать знать ведением онаго закона мулле»6, без уточнения, какому именно. Для сравнения приведем приказ от 1821 г. на разрешение жениться фурмануI Мазиту Латыфину с формулировкой «об обвенчании коего дать знать от команды ведением заводскому мулле»7. В этот период служитель мечети уже был на государственном обеспечении. Согласно сведениям В. С. Казакова мулла был взят на казенное довольствие, когда заводом руководил генерал-майор Реслейн.II. Его включили в штат предприятия с окладом 100 руб. в год8.
Приказы по заводу с 1806 по 1816 г. не сохранились. Это усложняет выяснение личностей духовных лиц мечети. Первое упоминание имени имама в приказах по заводу относится к 1821 г. Это был Кунафей Бухарметов. Прихожане жаловались, что он якобы «не исполнял своей должности»9. В 1826 г. имамом становится Абдулзапар Абдрахманов, как его именуют в приказах по заводу. Ш. Марджани приводит его имя в татарской транскрипции — Габдельджаббар бине Габдеррахман аль-Урнашбаши. До этого в течение трех лет А. Абдрахманов был заседателем (кадием) при муфтии в Оренбургском магометанском духовном собрании, а свою духовную карьеру начал в д. Урнашбаш Казанской губернии. По некоторым данным, будучи заседателем Духовного собрания в 1823-1826 гг., после смерти первого муфтия Мухамметзяна Гусейнова в 1823 г. он недолгое время исполнял его обязанности. А. Абдрахманов прослужил на заводе вплоть до своей смерти, последовавшей в 1829 г.10 Затем это место занял Амин бине Дамин ат-Танави, уроженец с. Танаево Свияжского уезда Казанской губернии. Мулла Амин также был заседателем Духовного собрания, где, по свидетельству Ш. Марджани, произвел о себе самые лучшие впечатления. Однако муфтий Абдессалям Абдрахимов отстранил его от должности заседателя, так как считал бывшего кадия неспособным к столь ответственной должности. Мулла Амин скончался в 1842 г. в родной деревне11.
Назначение нового имама из Духовного собрания, видимо, затянулось, ибо мусульмане нижних чинов по своей воле пригласили на эту должность муллу Мухаммет Вали Абдулзянарова. Однако 27 марта 1830 г. командир завода выразил свое несогласие с таким самоуправством и приказал выслать Абдулзянарова с завода, а до определения муфтием настоящего муллы позволил продолжать исправлять эту должность пороховщику Баязитову12. С этого же времени при мечети как казенном строении состоял один из шестидесяти чинов инвалидной команды, скорее всего для хозяйственной деятельности или в качестве муэдзина13. 14 августа 1830 г. на завод прибыл назначенный Духовным собранием имам Абдулнасыр Альмухаметев, и командир завода генерал-майор Глухов приказал «допустить его к исправлению богослужения, духовных треб и обучению нижних чинов, их детей магометанскому закону; и производить с 16-го числа сего месяца жалование по 300 рублей в год»14. Об этом имаме известно, что в 1832 г. по высочайшему повелению он был исключен из подушного оклада15.
В 1833 г., согласно традиции, заведенной еще Екатериной II, в Казанской губернии проходила баллотировка на замещение трех должностей заседателей Духовного собрания, среди кандидатов одним из достойных оказался и мулла А. Альмухаметев. Получив соответствующее отношение из Казанского губернского правления, командир завода приказал ему немедля отправиться в Уфу для исполнения новой должности в течение трех лет. До определения нового духовного лица «к исправлению должности» муллы был допущен пороховщик Баязит Рахитов, до того бывший азанчеем. В то же время командир завода настоятельно просил Духовное собрание немедленно назначить на предприятие нового священнослужителя16. Как отмечает Ш. Марджани, до этого мулла А. Альмухаметев уже однажды избирался заседателем. После окончания срока должности А. Альмухаметев был определен муллой в д. Урнашбаш, где и скончался в 1847 г.
17
Новым указным муллой был назначен бывший мулла д. Сердобряшки Казанского уезда Шамсутдин Баширов, также исполнявший в 1830-1833 гг. обязанности заседателя Духовного собрания. Приказом от 15 мая 1833 г. Баширов был зачислен в штат завода с жалованьем 300 руб. в год18. Его также по высочайшему повелению исключили из подушного оклада. По мере приближения срока возвращения А. Альмухаметева Баширов предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы остаться в этой должности и далее. Ссылаясь на то, что при объявлении ему приказа на замещение должности муллы порохового завода не указывался временный характер его работы, он просил командира завода ходатайствовать перед Духовным собранием о сохранении за ним места. Переписка по этому поводу длилась два года, и только 25 мая 1837 г. Казанское губернское правление утвердило его в должности, о чем издало соответствующий указ19.
В период пребывания Ш. Баширова на посту муллы Казанского порохового завода 22 ноября 1835 г. в мечети произошел пожар, и она выгорела до основания. История эта весьма туманна, однако известно, что разбирательство дела дошло до сведения инспектора пороховых заводов. При этом имам и командир завода генерал-майор Мазараки указывали разные причины произошедшего20. Отношения между командиром завода и муллой Башировым ухудшились.
Отметим, что приказом от 13 апреля 1835 г. мечеть должна была быть перестроена вольными мастеровыми21. Произошло это до пожара на заводе или нет, нам неизвестно. Как бы то ни было, сгоревшая мечеть указом императора Николая I от 30 марта 1836 г. была исключена из описи казенных строений22. В Национальном архиве Республики Татарстан находились дела, которые могли бы пролить свет на историю сгоревшей мечети и постройки новой, однако они были уничтожены ревизией 1942 г.
23
По разрешению Артиллерийского департамента в апреле 1837 г. заводскому архитектору Артомонову было поручено, в числе прочих работ, приступить немедленно к постройке новой деревянной мечети24. К октябрю мечеть была готова, и архитектору предписывалось «сдать оную при подробных описях заводскому мулле, которому вменяется в строжайшую обязанность наблюдать как за чистотою самого здания, так равно и за неослабным надзором от огня, всякое же упущение падет по силе законов на ответственность муллы»25. Последние слова могут свидетельствовать о сохранявшихся натянутых отношениях между командиром и духовным лицом. Мечеть была выстроена силами нижних чинов завода, за что им было выдано дополнительно 94 рубля 59 копеек жалованья26.
Как отмечает Ш. Марджани, прихожане отстранили Ш. Баширова от должности и выбрали на это место его сына муллу Сагдетдина Хаджи. Однако муфтий Абдусалям Абдрахимов не согласился с их выбором, сказав буквально следующее: «Если отец не был святым, то и сын не сможет быть таковым, к тому же он еще молод, ему рано быть имамом»27.
В июле 1838 г., опираясь на отношение Казанского губернского правления, Духовное собрание «исключило» муллу Баширова и азанчея Рахматуллина «из духовного звания» и обратило «в первобытное состояние с отобранием от них духовных указов». По сведениям Ш. Марджани, мулла Баширов скончался в 1840-х гг. в с. Новый Кишет, где служил во второй мечети28.
29 июля 1838 г. на должность муллы Казанского порохового завода вступил Абдрякип Абдулмукменев29. Согласно послужному списку он родился в 1801 г. в д. Абдрахманово Бугульминского уезда. Образование получил в медресе д. Байреки. В 1826 г. по указу Духовного собрания вступил в должность соборного имама, мухтасипа и учителя в родной деревне, откуда и был переведен в мечеть Казанского порохового завода. Здесь он беспорочно прослужил до 1872 г. «За отличное усердие в исправлении своей должности и обучении нижних чинов и детей их магометанскому закону» в 1842 г. он был «исключен из податного состояния», в 1848 г. награжден серебряной медалью с надписью «За усердие» для ношения на шее, а в 1862 г. — золотой медалью30.
В 1862 г. были утверждены новые штаты военных заводов. Снова было подтверждено, что на Казанском пороховом и Ижевском оружейном заводах должны нести службу муллы и азанчеи с жалованьем в 128 руб. 70 коп. и 48 руб. 75 коп. в год соответственно. Это были самые низкие оклады по сравнению с окладами духовных лиц иных конфессий, служивших при заводах. Столовых денег мусульманскому духовенству не предусматривалось. В то же время мулле выдавалось 85 руб. 80 коп. квартирных денег в год, азанчею — 28 руб. 56 коп. В целом по материальному обеспечению положение муллы можно было сравнить с положением унтер-офицера31.
В 1872 г. завод начал переходить на вольнонаемный труд, что повлекло за собой исключение из его штатного расписания должности муллы. Обеспокоенный этим обстоятельством, Абдулмукменев, которому тогда был 71 год, пишет прошение на имя императора об отставке его с пенсионом. Просьбу поддержали командир завода и инспектор пороховых заводов. Однако Главный штаб, соотносясь с тем, что имам Абдулмукменев был определен к заводской мечети не распоряжением Военного министерства, а указами Казанского губернского правления и Духовного собрания, сообщил ему, что он не может быть уволен в отставку с пенсией, поскольку должность муллы не отнесена ни к одному из пенсионных разрядов32. Казенного обеспечения лишалась и мечеть, которую передали в ведение прихожан на тех же условиях, что и прочие приходские мечети г. Казани. В конце концов имам Абдрякип Абдулмукменев отозвал свое прошение об отставке и остался в должности33. В 1873 г. муллой стал его сын Нургали, так в мечети закрепилась их династия34.
Дальнейшая судьба мечети схожа с остальными приходами Казани. Мечеть проработала до 1930-х гг., затем была переоборудована в детский сад при пороховом заводе. В 1970-е гг. здание мечети снесли и на его месте построили магазин сельхозпродуктов35.

I. Фурман — от «Furmann» (нем.) — владелец или возчик фуры, фургона — крытой конной повозки.
II. Руководил заводом с 1806 по 1826 г.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 10, л. 19.
2. Марджани Ш. Мустафад аль-Ахбар фи ахвали Казан ва Булгар. – Казань, 1989. – С. 380.
3. Ислам на европейском Востоке: Энциклопедический словарь. – Казань, 2004. – С. 295.
4. Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 1999. – С. 431.
5. Салихов Р. Пример реформатора // Казань. – 1997. – № 10-11. – С. 55; Он же. Муфтий из Пороховой слободы // Время и деньги. – 2003. – № 31. – С. 3.
6. НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 2, л. 3.
7. Там же, д. 4, л. 11 об.
8. Казаков В. С. 210 лет на службе Родине: Казанский пороховой завод. – Казань, 1998. – С. 9.
9. НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 4, л. 50 об.
10. Марджани Ш. Указ. соч. – С. 272.
11. Там же. – С. 297.
12. НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 11, л. 49 об.
13. Там же, л. 98-99.
14. Там же, д. 12, л. 28-29.
15. Там же, оп. 94, д. 3682, л. 4.
16. Там же, л. 2 об., 3 об.
17. Марджани Ш. Указ. соч. – С. 303.
18. НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 17, л. 68 об.
19. Там же, оп. 94, д. 3682, л. 15 об.
20. Там же, л. 52-58.
21. Там же, оп. 96, д. 22, л. 109 об.
22. Там же, оп. 94, д. 3682, л. 59.
23. Там же, оп. 35, д. 2; оп. 36, д. 2.
24. Там же, оп. 96, д. 27, л. 69 об.
25. Там же, л. 138.
26. Там же, л. 149.
27. Марджани Ш. Указ. соч. – С. 301.
28. Там же. – С. 302.
29. НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 28, л. 93 об.
30. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 258, л. 5-9.
31. Полное собрание законов Российской империи. – СПб., 1865. – Т. XXXVII. – Отд. III. – № 38950. – С. 442, 448.
32. НА РТ, ф. 2, оп. 2, д. 258, л. 1-2.
33. Там же, л. 14.
34. Ислам на европейском Востоке… – С. 296-297.
35. Казаков В. С. Указ. соч. – С. 9.


№ 1. Приказ  командира Казанского порохового завода
№ 71
14 марта 1836 г.
Вследствие приказа казанского коменданта г[осподина] генерал-майора Чертова от 13-го ч[исла] марта сего за № 12-м предписываю начальникам отделений и командиру гарнизонной артиллерийской [№}III2-й роты уволить по возможности в понедельник на один день, то есть 16 ч[асов], нижних чинов и кантонистов магометанского исповедания для празднования и приношения жертвы по установленным магометанского закона правилам.
Подписал: генерал-майор Мазараки (подпись).
НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 24, л. 58-58 об.


№ 2. Из приказа командира Казанского порохового завода
№ 273
15 ноября 1837 г.
Состоящий при заводе указной мулла Шамсутдин Баширов рапортом от 11-го ч[исла] сего м[еся]ца за № 10-м просит нижних чинов и кантонистов магометанского исповедания по случаю наступления по их закону говенья уволить для хождения на молитву в мечеть.
В уважение сего увольнения таковых нижних чинов вверенного мне завода, инвалидов и кантонистов, равно и гарнизонной артиллерийской № 1-й роты, предписываю г. г. отделенным начальникам}IVи командиру роты, у коих состоят упомянутые люди, разделив оных на 3-и равные части, и с 17-го числа сего м[еся]ца дозволить ходить в мечеть на молитву без употребления на службу. А дабы в казенных работах не иметь остановки, то таким же образом разделить и тех людей, которые находятся в заводской и ротной швальнах, а также и на деловом дворе, и чтобы в три раза к 18-ти часам предстоящего декабря м[еся]ца все без изъятия нижние чины магометанского закона говенье непременно окончили. …
В продолжение же сего времени разрешая таковым нижним чинам для приготовления пищи со всевозможною осторожностью топить по вечерам в домах печи. Предписываю исправляющему должность полицмейстера прапорщику Пермичеву и г.г. отделенным начальникам и ротному командиру иметь за сим наблюдение, чтоб таковая топка печей производилась не далее, как до 8-ми часов вечера.
Подписал: генерал-майор Табеньков (подпись).
НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 27, л. 157 об.-158 об.

№ 3. Приказ командира Казанского порохового завода
№ 38
22 февраля 1838 г.
Вследствие рапорта заводского муллы Шамсутдина Баширова от 21 ч[исла] сего февраля за № 3-м для исполнения празднования с приношением жертвы о здравии и долгоденствии всеавгустейшего императорского дома предписываю г. г. отделенным начальникам вверенного мне завода и командиру гарнизонной артиллерийской № 4-й роты г[осподину] капитану Ливенцову всех нижних чинов и кантонистов магометанского закона уволить с 23 по 26 число сего м[еся]ца, всего на 3 дня.
Генерал-майор Табеньков (подпись).
НА РТ, ф. 252, оп. 96, д. 28, л. 20.

III. Зачеркнуто.
IV. Следует читать: начальникам отделений.

Публикацию подготовил
Халим Абдуллин,
аспирант ТГГПУ