2006 2

Крепостные сооружения в городах Казанского края в конце XVII в.

Досадное поражение российской армии осенью 1700 г. в битве под Нарвой придало необратимое ускорение и целеустремленность преобразованиям, к которым энергичный царь Петр I приступил после возвращения из Европы в 1698 г. Исходной точкой реформ, их инструментом и движущей силой стали многочисленные инструкции, уставы, регламенты и законы. Вся государственно-административная структура была вовлечена в некий круговорот, состоявший из мер, нацеленных на выяснение состояния дел, творение новых постановлений и контроль за выполнением принятых. В конечном счете государственная машина была ориентирована на учреждение «доброго порядка», на то, чтобы «великому государю о тех делех известно было всегда». Усилия, направленные на организацию четкого контроля, урегулирование бесперебойно-систематического представления необходимых сведений и тотальную подотчетность, нашли воплощение в указе от 26 марта 1701 г.
Согласно данному распоряжению ежегодно в январе следовало представлять в Ближнюю канцелярию информацию в виде текстового изложения (ведомость) и таблиц («перечневые выписки в графах») по нескольким десяткам пунктов, включая сведения о характере укреплений в городах и пригородах, их оборонительных возможностях и снаряжении.
Кроме того, в Ближнюю канцелярию надлежало ежемесячно подавать финансовый отчет о поступлении в казну золотых монет, пушнины, хлеба, меда и других ценностей, о расходах, целевом использовании средств и остатках материальных и денежных запасов1.
Объектом особого внимания были: пополнение казны средствами, армия и флот, приобретшие особое значение для воюющей страны. Петра I интересовало не просто состояние казны, а финансово-промышленный потенциал страны, военно-оборонительные возможности каждого укрепленного селения: это и людские ресурсы, которыми можно было оперировать в ходе Северной войны, обеспечивая безопасность рубежей государства, а также стоимость их содержания для казны; и, наконец, реальные перспективы строительства флота и обеспечение кораблей соответствующим контингентом.
Приказ Казанского дворца отреагировал на упомянутый указ с некоторой задержкой, к тому же по объективным причинам не смог представить всю совокупность требуемых сведений. Пожар, вспыхнувший в здании Приказа 19 июня 1701 г., уничтожил часть документации. На основании уцелевших росписей в Ближнюю канцелярию была отправлена лишь ведомость о денежных доходах и расходах, наличном составе служилых людей с указанием находящихся на службе, количестве воевод и приказных людей по городам и пригородам. Наряду с этим, вышестоящая инстанция была извещена о том, что документальные материалы, содержащие информацию (ведомости и чертежи) о крепостных (городовых) укреплениях, артиллерии и боеприпасах, сгорели. Одновременно с мест (городов) были затребованы описи оборонительных сооружений и военного снаряжения. Воеводы городов, подведомственных Приказу Казанского дворца, в частности, Казани с пригородами (в том числе с закамскими городами и дворцовыми селами), Уржума, Яранска, Царевококшайска, Самары, Синбирска, Сызрани, Пензы, Уфы (с Бирском, Каракулиным и др.), Козьмодемьянска, Саранска, Алатыря, Курмыша, Ядрина, Темникова, Кадома, Астрахани, Черного Яра, Красного Яра, Терека, Царицына, Дмитрова, Саратова, Свияжска, Цивильска незамедлительно откликнулись на запрос соответствующими росписями. И 16 июня 1704 г. сводная ведомость — опись городам, составленная подьячим Григорием Тугариновым и скрепленная дьяком Артемием ВолковымI, была подана в Ближнюю канцелярию.
До наших дней ведомость из Казанского приказа дошла в фонде Архива Оружейной палаты Российского государственного архива древних актов (РГАДА, ф. 396). Сам по себе данный факт свидетельствует о том, что главным объектом интереса властей в предпринятом описании являлось оружие, его количество и состояние. Дело в том, что в круг функционального ведения Оружейной палаты в XVII в., наряду с далекими от военной сферы делами, входили хранение царской оружейной казны, производство холодного и легкого огнестрельного оружия для стрелецких и солдатских полков. Этому ведомству были подчинены также Бронный и Ствольный приказыII. Отсюда представляется вполне логичным поступление сведений об имеющихся на местах огнестрельных запасах именно в этот приказ.
Справедливости ради следует заметить, что описи крепостей в Российском государстве составлялись периодически и не только как доклады о состоянии укреплений и вооружения, но и по мере возникновения необходимости ремонта, при предполагаемом строительстве, а также при передаче воеводских функций одного лица другому. Нередко описи или росписи сопровождались сметой расходов на предстоящий ремонт (или строительство) и дополнялись чертежами. Такие сметные росписи, скажем, сохранились по закамским городкам. Отличительной особенностью подобной регистрации является фиксация состояния исключительно оборонительных элементов населенного пункта — стен, башен, имеющегося вооружения («городового наряда»), как правило, с указанием их плановых и высотных размеров. Имея же возможность осуществить натурные исследования и сравнения их со сведениями росписей, можно судить о произведенных изменениях в конструкции стен и башен, о времени строительства или восстановления и даже произвести графическую реконструкцию облика крепости в статике. А если уцелели подобные описи за разные хронологические отрезки, то возможно и выявить произошедшие изменения в конструкциях сооружений, установить время строительства отдельных объектов через системный анализ их состояния.
Описи городов Среднего и Нижнего Поволжья, будучи одним из звеньев в цепи подлинных и упорядоченных свидетельств об оборонительных сооружениях в укрепленных населенных пунктах Понизовья во второй половине XVI-XVII вв., являются незаменимым источником для исследования отмеченных сюжетов. Между тем этот ценнейший материал остается неизвестным широкой научной общественности.
Имеющие узкоспециальный характер эти описи представляют интерес не только потому, что отражают состояние крепостных укреплений и городовой артиллерии отдельных населенных пунктов Понизовья, но и позволяют уточнить ведомственную соподчиненность селений и административно-территориальное устройство подконтрольной Приказу Казанского дворца территории, а также судить о тактических задачах, стоявших перед гарнизонами крепостей, об их роли в обеспечении безопасности региона и страны. Сообщают они и о вещах, казалось бы, далеких от объекта описаний, например, о стихийных бедствиях или военных столкновениях, вызвавших разрушения и повреждения строений и вооружения, и даже о фактах и характере военной мобилизации населения и его вооружении. Однако рамки журнальной публикации не позволяют привести полный текст данной сводной ведомости, изложенной на 171 листе. Поэтому, учитывая весь спектр источниковых возможностей рукописи, в том числе и ретроспективные, мы решили в рамках данной публикации представить вниманию читателей хотя бы ту ее часть, которая непосредственно относится к укрепленным селениям собственно Казанского края, а именно — описание оборонительных сооружений Казани с пригородами и дворцовыми селами.
Плохо поддающиеся сопоставлению и порой разноречивые сведения о Казанской крепости содержатся в летописях (Никоновская, Львовская, Царственная книга, Казанский летописец, Отрывок русской летописи и др.), в известном сочинении А. Курбского. Известны исследователям и писцовые материалы Н. В. Борисова и Д. А. Кикина 1565-1568 гг., описание Г. Соковнина и А. Никонова 1675 г., геодезические записи К. Пестрикова 1739 г., топографическое описание Казанского наместничества 1785 г.2 С разной степенью полноты эти свидетельства привлекались к исследованиям топографии и истории города и края в XV-XVIII вв. Введение в исследовательскую практику материалов еще одной описи, безусловно, расширит представление о Казанском Кремле во второй половине XVI-XVII вв.III
Сохранившиеся описания укреплений Казани отличались по причинам, вызвавшим их необходимость, условиям, в которых они осуществлялись, и по преследуемым целям и принципам переписи. Первое известное науке описание Казанской крепости (Кремля) Н. В. Борисова и Д. А. Кикина дошло до нас в достаточно фрагментарном и отрывочном виде, в силу этого судить о его особенностях можно лишь гипотетически. Несомненно, что оно было выполнено в целях своеобразной кооптации Казани в социально-экономическую сферу Российского государства и в целях получения представления о военном опорном пункте в только что присоединенном и крайне неспокойном крае.
Описание 1675 г., выполненное по распоряжению казанских воевод боярина кн. Ю. И. Ромодановского и И. П. Акинфова, дьяка К. Патрикеева, стало в определенной степени реакцией на события Крестьянской войны под предводительством С. Т. Разина. Властные структуры пытались извлечь уроки из случившегося и провели ревизию обороноспособности крепости на случай повторения всплеска социального недовольства во все еще взрывоопасном регионе. Результатом такого «профилактического» шага оказалась последовательная фиксация линейных размеров стен и башен (протяженность) и их фортификационных особенностей (указание наличия нижних, средних, верхних бойниц), отражающих общее состояние оборонительных сооружений и имеющиеся возможности для размещения вооружения и ведения огня в случае необходимости.
Рассматриваемая нами очередная опись 1702 г. проводилась в обстановке полосы неудач в ходе Северной войны, поиска причин поражений и принятия мер к их устранению. Именно поэтому главное внимание при ревизии уделялось имеющемуся вооружению, его количественной и качественной характеристике. Курировал работу по описанию непосредственно сам воевода — стольник Никита Алферьевич Кудрявцов.
Служебная карьера Н. А. Кудрявцова была тесно связана с Казанским краем. Он принимал непосредственное участие в административных преобразованиях начала XVIII в., в частности, в ликвидации воеводской системы управления. С весны 1697 г. и, по всей видимости, до весны 1699 г. он являлся вторым (первым был окольничий князь Петр Лукич Львов), а затем до 1705 г. — первым воеводой в КазаниIV. В марте 1706 г. был определен комендантом Казани, а в 1709-1726 гг. — казанским вице-губернатором3.
Оборонительные сооружения Казани в XVII в. представляли собой «кольцо» крепостных каменных стен с башнями, опоясанных (за исключением части, примыкающей к р. Казанке) второй линией бревенчатых стен — «рубленого города». Последние состояли из двойного параллельного ряда, устойчивость которого обеспечивалась смычками-связками из поперечных бревенчатых стен, размещенных в шахматном порядке. Башни этой защитной линии были выстроены из срубов. К деревянным стенам примыкали рвы, местами засыпанные песком.
В момент составления росписи состояние сооружений в целом оставляло желать лучшего: они были отмечены не только печатью времени, но и сохраняли следы последнего пожара 1694 г.V Стены каменного «города», т. е. крепости, местами осели и осыпались, а крыша обветшала и частично сгорела. Участки деревянной стены (второй передней линии укреплений) также обветшали, сгнили и под воздействием весенних разливов вывалились, часть их была уничтожена пожаром. Вместе с тем были проделаны определенные восстановительные работы: установлены стропила для будущей крыши, некоторые сгоревшие деревянные конструкции — от Проломной башни до Кремля — были заменены острожными стенами. Следовательно, потребность в защитных сооружениях продолжала иметь место и пренебрегать мерами предосторожности администрация Казани не могла.
Протяженность каменных стен составляла чуть более 1 568 мVI. При ширине в 4,32 м они возвышались над землей на 8,64 м и были покрыты тонкими пилеными досками. На каменных крепостных стенах насчитывалось 12 башен, из них четыре — Спасская, Дмитриевская, Никольская, Преображенская — названы «проезжими». Кроме того, имелись Воскресенские ворота, не вошедшие в итоговый подсчет башенVII. Точкой отсчета в росписи стала Спасская башня, от которой против часовой стрелки, если встать лицом к башне, последовательно перечислены остальныеVIII. Из восьми «глухих» башен семь являются круглыми, одна — «четвероугольной». Три башни (Спасская и две башни по бокам от нее) находятся на одной, условно прямой линии, обрывающейся угловыми («наугольными») башнями.
Самая высокая башня была поставлена против митрополичьего Конюшенного двора (18 м), наименьшей по высоте являлась Спасская (7,38 м). Правда, сравнение высоты сооружений допустимо с большими оговорками, ибо построены они были не на ровной плоскости, их высота в немалой степени диктовалась характером местности. Обращает на себя внимание однотипность крыш стен и башен (шатровое покрытие), с большой долей вероятности свидетельствующая о единовременности выполнения кровельных работ. Примечательно, что в писцовой книге 1565-1568 гг. все названные строения квалифицированы в качестве ворот и общее число башен крепости осталось неизменным.
Вторая линия укреплений начиналась вблизи Никольских ворот (северо-запад) и, сделав большой крюк, возвращалась к крепости с противоположной стороны, миновав Пятницкую церковь, подходила к Казанке или к стене крепости (северо-восток). На этой линии до пожара стояли 24 башни, из них уцелели 12 (девять восьмиугольных, две шестиугольные, одна четвероугольная). Шесть башен являлись проездными или воротными, это — Тайницкая, Змеева, Ильинская, Ямская, Варламовская, Проломная. Участок деревянных стен от Проломной башни и вплоть до северо-восточной оконечности (с запада через юг к востоку) сгорел, и по «подошве» прежнего строения была возведена острожная стена. Вместо прежних 12 башенIX успели поставить срубы трех деревянных проездных башен — Воскресенской, Арской и Пятницкой, примерно одного размера и конструкции. Кроме того, между Арской и Пятницкой воротными башнями стояли Щельские ворота.
Отметив разрушенные участки стены и описывая рвы, составители документа указали их размеры. Тем самым они предоставляли в наше распоряжение данные о расстоянии между отдельными башнями, необходимые для уточнения их местоположения посредством натурных исследований. Так, от Тайницкой башни до промежуточной «глухой» было 110,5 сажен (238,7 м), от «глухой» башни, промежуточной между Змеевой башней и Ильинскими воротами, — 70 сажен (151,2 м). Ямские ворота отстояли от Ильинских на 200 саженX, т. е. 432 м. Варламовские от Ямских — на 75,6 м, Воскресенские от Проломных — на 129,6 м. Глубина рва на различных участках была неодинаковой и колебалась от 1,44 до 4,32 м, наименьшей глубиной отличался участок от Змеевой башни до Ильинской церкви.
Общая протяженность второй линии укреплений соответствовала 5 км 71 м, на долю «рубленой» ее части приходилось более 2 км 592 м, на долю острога — 2 км 479 мXI. Высота деревянного «города» достигала 6,7 м, а ширина — 2,34 м. По свидетельству источника, на трассе рассматриваемой линии укреплений, начинавшейся вблизи Никольских ворот крепости, первой стояла Тайницкая (воротная) башня, через две «глухие» башни от нее, непосредственно на Булаке, размещалась Змеева. Любопытно, что первая «глухая» башня некогда была проездной и именовалась Ярославскими воротами, вторая называлась Решеточной.
На Забулачной стороне укрепления шли, надо полагать, по Первой Мокрой улице (Мокрая слобода), проходили мимо Ильинской церкви по ул. Варламовской, заворачивали на Большую Варламовскую, по границе Ямской слободы пересекали Сенную площадь, улицу Сенную и сворачивали на ул. Евангелистовскую. Далее по мосту через Булак (там имелись проездные ворота) и по ул. Лядской через Театральную площадь шли по Поповой горе на ул. Засыпкину и примыкали к Кремлю. Между Ильинскими и Ямскими, между Ямскими и Варламовскими воротами были сооружены по одной «глухой» башне. На правом берегу Булака последовательно на линии размещались две «глухие» восьмиугольные башни, правда, через небольшую калитку под второй из них можно было попасть в Богоявленскую слободу. Следующей и конечной точкой «рубленого города» являлась Проломная воротная башня, от которой начинался острог высотой 5,4 м.
Точных указаний расположения трех незавершенных острожных башен нет, судя по их наименованию, они стояли в начале улиц Воскресенской и Арской (в последующем Покровской), а также напротив Пятницкой церкви. К сожалению, и ориентиров, привязывающих зафиксированные башни к местности (упоминаются лишь расположенные на р. Булак) рукопись не содержит, непоследовательна она и при описании крепостной артиллерии. Тем не менее ее информация об оборонительных возможностях Казани, ее пригородков и дворцовых сел аналогов не имеет.
Казанский Кремль («каменный город») защищали 12 пушек различных калибров. Сверхтяжелых пушек было две (весом 3 239,14 кг и 1 882,88 кг), тяжелых от 892,7 кг до 1 228,5 кг — четыре, средних от 249,8 до 491,4 кг — пятьXII. Длина орудий колебалась от 121,5 до 312,75 см. Основу вооружения составляли девять орудий, стрелявших ядрами от 819 г до 3 кг 276 г. И медные, и железные пушки были представлены шестью единицами. Три пушки были установлены на станки с одним колесом, две пушки на станки с двумя колесамиXIII. Суммарный вес залпа орудий крепости составлял 60,5 кг, и 31,8 % из этого показателя приходился на самую тяжелую пушку.
На второй передней линии защиты насчитывалось 24 пушки, из которых 19 были на станках с двумя колесами. Длина орудий колебалась от 130,5 до 285,75 см. Более трети пушек имели вес от 22,5 до 30,7 пудов, т. е. от 368,5 до 503,7 кг. Самая тяжелая пушка весила 1 621,6 кг. Суммарный залп пушек этой линии, без трех «затинных» пищалей, составлял 52,8 кг. Затинными пищалями назывались мелкокалиберные орудия близкие к ружьям. Таких оказалось три. Подавляющая часть пушек (11) стреляла ядрами весом 3,3 кг. Четыре пушки — 1,4 кг, пять пушек — 1,5-1,7 кг. Они были размещены на башнях, но, помимо перечисленных 36 пушек, шесть орудий находились под навесом у ворот, и все на станках (четыре пушки — на походных). Одна была из категории тяжелых, три среднего веса и относительно небольших — две. Длина ствола у этих орудий варьировала от 76,5 до 225 см. Снаряды к ним имели относительно небольшой вес, значит, они являлись дальнобойными.
Итак, в Казани в общей сложности имелось 53 пушки, из которых 14 были медными (71,5 % от общего числа медных пушек в Казани и уезде), 36 железными (74,3 %) и 3 (42,8 %) затинные пищали. Наиболее скорострельные и дальнобойные орудия были размещены на первой (передней) линии обороны. Против потенциального противника — конницы — подобная расстановка сил, обеспечивавшая плотную линию огня, была наиболее выигрышной. Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что не все орудия могли участвовать в стрельбе.
Запасы вооружения, хранившиеся в Оружейной палате и Зелейном погребе, внушительны: ядер, годных к использованию, насчитывалось 12 578 плюс 25 штук, пострадавших от пожара. Но можно предположить, что употребление части боеприпасов по прямому назначению было проблематичным, так как калибр орудий и ядер совпадал не всегда. Так, пушек, стрелявших 9, 10, 15, 30, 32, 45-фунтовыми снарядами, не было, а ядра имелись. Тогда как орудия, предназначенные для ведения огня ядрами от 0,25 до 3,5 фунта (102 — 1 433 г), в расчет принимать не следовало по причине отсутствия для них боеприпасов. Вследствие этого из 53 казанских пушек ядрами были обеспечены лишь 26. Вместе с тем имелись значительные запасы пороха для ружей и пушек, а также свинца и фитиля. Что же касается существующего несоответствия калибров пушек и ядер, то это в какой-то мере объясняется тем, что Казань играла координирующую роль в распределении вооружения, ремонте и обеспечении его исправного функционирования на всей территории Понизовья. Так, в 1697/1698 г. в Казань были привезены девять пушек весового калибра от 5 до 28 пудов из закамских городов (Заинска, Новошешминска и Старошешминска) для передачи Синбирску, две получившие повреждения пушки из Царевококшайска и Курмыша — для отправки на переплавку в Астрахань.
Как бы то ни было из 27 башен обеих линий защиты (каменных и деревянных стен) и двух ворот три точки неминуемо остались бы без орудий. Источник упоминает о двух полках солдат, которые в 1698/1699 г. перевооружили фузеями, присланными из Москвы, а имевшиеся у них на руках мушкеты, фузеи, турки, самопалы, ружейные стволы и замки собрали. Однако уже в 1704 г. казанским солдатам пришлось уступить 432 фузеи новобранцам, прибранным думным дьяком А. Ивановым для отправления в Воронеж, так как выданных из казны 300 фузей им не хватило. Мера эта была вынужденной, ибо доставленные из Синбирска для свеженабранных солдат ружья оказались непригодными. Защитникам же Казани было предложено выбрать себе оружие из числа замочных ружей, требующих незначительного ремонта.
Что же им могли предложить? В момент описания на складах оказалось 278 ружей, 1 399 ружейных стволов казанских городовых и из пригородов и 16 замков к ружьям. Примечательно, что лишь 2,4 % стволов не имели повреждений. Между тем только у солдат из казанских полков в 1698/1699 г. было изъято в общей сложности 915 единиц оружия, включая 196 стволов и их «отрывки». К сожалению, по материалу источника проследить за последующим распределением и ремонтом оружия не представляется возможным. Известно лишь то, что мастеров для починки не хватало. Дожидались в Казани ремонта и доставленные из 16 пунктов (городов и пригородов) 893 мушкета, 34 карабина, 25 турок, 1 винтовка, 12 самопалов, 150 стволов, 715 замков и плюс 334 единицы оружия из ОсыXIV — всего 2 164 ружья и их элементовXV.
Если судить по характеру повреждений, орудия вышли из строя в бою. Подавляющая же часть ружей явно пострадала во время пожара.
Обращает на себя внимание видовое разнообразие оружия, позволяющее судить не только о вооружении гарнизонов крепостных сооружений в регионе, но и российской армии в целом — это мушкеты кремневые и фитильные, самопалы, гранушки, турки, фузеи, карабины, бердыши, винтовки, пистолеты, алебарды, пушки и затинные пищали. Скажем, вооружение казанских полков до 1698/1699 г. состояло на 34,3 % из фузей, на 16,1 % из мушкетов, на 15,5 % из самопалов, на 11,8 % из турок.
Сравниться с оборонительными сооружениями Казани, естественно, не мог ни один из укрепленных ее пригородов и дворцовых сел. Пригородов Казани в Предкамье было пять (Лаишев, Малмыж, Алаты, Тетюши, Оса), в Закамье — семь (Мензелинск, Заинск, Новошешминск, Старошешминск, Майна, Тиинск, Билярск). Были укреплены также четыре дворцовых села — Рыбная слобода, Сарапул, Кукарская слобода и Елабуга.
Укрепления в перечисленных центрах отличались характером сооружений и использованного материала, своими размерами, числом ворот и башен. Сближало подавляющую их часть ветхое состояние, минимальное число вооружения и запасов боеприпасов, отсутствие крупных пушек. При строительстве укреплений предпочтение отдавалось сосне, дуб был применен лишь в Лаишеве и Билярске. Крепости («городки») были построены в Сарапуле, Елабуге, Кукарской слободе, Арске, Осе, Заинске, Малмыже и Алатах. В двух последних они были обнесены дополнительно еще и острожной стеной. В Лаишеве, Тетюшах, Новошешминске, Старошешминске, Майне, Тиинске, Билярске, Рыбной слободе были сооружены остроги, в Мензелинске — аж два острога. По протяженности укреплений с Лаишевым не мог конкурировать ни один населенный пункт (1 998 м), по числу башен его превосходили Мензелинск и Сарапул (10 против 8). Укрепления в Алатах, выделявшиеся наибольшей высотой стен («город» — 648 см, острог — 504 см), в мае 1702 г. сгорели. Следующим по высоте сооружений был Малмыж (612 см), отличавшийся наименьшей протяженностью городовой стены (364 м), с пятью башнями, помимо 4 башен острога (496,8 м). Примерно одинаковой была протяженность острогов Заинска (410,4 см), Билярска (426,6 м), Тиинска (432 м), Новошешминска (440,6 м) и Старошешминска (453,6 м).
Источник свидетельствует, что закамские укрепления, о завершении строительства которых казанский воевода отписал в сентябре 1655 г., разрушались. Не знать о ветхости строений местные власти, естественно, не могли, однако соответствующих мер не приняли, и в ряде пунктов они просто обвалились. Подобное отношение может означать лишь то, что острой необходимости в восстановлении или обновлении крепостей и острогов в большинстве зафиксированных поселений не было. Там же, где она сохранялась, скажем, в Мензелинске, Тиинске, Сарапуле, определенный объем ремонтно-строительных работ к моменту составления описи уже был проделан.
Защита большинства укрепленных поселений осуществлялась двумя железными пушками, одной или двумя затинными пищалями и иногда небольшим числом мушкетовXVI. Из примерно одинакового ряда резко выделяются Мензелинск и Оса. Первый имел по две медные и железные пушки, девять затинных пищалей, 31 мушкет, второй располагал двумя медными пушками, одной затинной пищалью, 80 мушкетами, 356 бердышами и тремя алебардами. Объяснение этому следует искать в географическом расположении этих пунктов, в характере местности и тактических задачах, стоявших перед жителями этих поселений.

(I)   В известном справочнике С. Б. Веселовского подьячий с таким именем не зафиксирован. Возможно, что Григорий являлся сыном думного дьяка Митрофана Петровича Тугаринова. Дьяк Артемий (или Артамон) Волков начал свою деятельность в качестве подьячего Приказа тайных дел в начале 1670-х гг., к маю 1676 г. он был возведен в дьяки. После службы в Рейтарском, Иноземском и Пушкарском приказах в 1682/1683 г. был направлен дьяком в Казань, где пробыл в указанной должности до сентября 1686 г. В 1687 г. участвовал в Крымском походе. С 1688 г. и по июнь 1704 г. служил в Приказе Казанского дворца (см.: НА РТ, ф. 10, оп. 5, д. 1164, л. 38-43, 51-60; ОРРК НБЛ КГУ, ед. хр. 2908; ед. хр. 2427/3, л. 4-5; ед. хр. 2427/5, л. 7-8; ед. хр. 4029; ед. хр. 1295/18, л. 63-93; ед. хр. 3441/III, 3996, 2457/27; ед. хр. 3418, л. 13-16; РГАДА, ф. 281, оп. 4, д. 126/6534, 129/6537, 132/6540, 133/6541, 137/6545, 152/6560, 162/6570, 169/6577, 219/6627; ф. 281, оп. 20, д. 33/11491. Ср.: Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. – М., 1915. – С. 102-103).
(II)   В рамках реорганизации государственно-административной структуры в XVIII в. Оружейная палата была объединена с Государевой мастерской палатой и стала именоваться Мастерской и Оружейной палатой, а затем была преобразована в Единое московское хранилище государственных ценностей. Постепенно она утратила свое значение как элемент административной структуры и стала в XIX в. функционировать в качестве музея «Московская Оружейная палата» (см. об этом подробнее: Центральный государственный архив древних актов СССР: Путеводитель. – М., 1991. – Т. 1. – С. 78).
(III)  См. труды П. Н. Рычкова, П. Г. Заринского, И. Рыбушкина, Н. П. Загоскина, С. М. Шпилевского, М. Богдановского, М. М. Хомякова, К. Фукса, М. Г. Худякова, Н. Ф. Калинина, А. Х. Халикова, Н. Х. Халитова, С. Х. Алишева, Р. И. Султанова, Ф. Ш. Хузина, А. Г. Ситдикова и др., а также: Средневековая Казань: Краткий библиографический указатель / Сост. Ф. Ш. Хузин, А. Г. Ситдиков. – Казань, 2002. – 151 с.
(IV) Вместе с тем в 1696/1697 г. Приказ Казанского дворца прислал в Казань грамоту с предписанием явиться воеводе П. Л. Львову в Москву «безвремянно по весне, как вода вскроетца», передав печать царства Казанского, город и казну воеводе Н. Кудрявцеву (см.: РГАДА, ф. 1642, оп. 1, д. 9 а; а также: ПСЗ. – СПб., 1830. – Т. 3. – № 1579. – С. 284-301; РГАДА, ф. 281, оп. 4, д. 199/6607, 200/6608, 201/6609, 207/6615, 210/6618; Корсакова В. Д. Список начальствующих лиц в городах теперешней Казанской губернии с 1553 г. до образования Казанской губернии в 1708 г., а также губернаторов, наместников, генерал-губернаторов, управлявших Казанскою губерниею с 1708 г. по 1908 г. включительно / Предисловие Д. А. Корсакова // ИОАИЭ. – Т. 24. – Вып. 5. – С. 1-18).
(V) В литературе этот пожар иногда ошибочно относят к 1684 г.
(VI) Расчеты произведены исходя из казенной сажени, соответствовавшей 216 см. Казенной же саженью были измерены башни и расстояние между башнями в описании 1675 г. Соответствие сажени трем аршинам (аршин = 72 см) официально было закреплено Соборным уложением 1649 г. Однако по данным 1675 г. протяженность стен составляет немногим более 1 793 м. Разница в суммарных подсчетах протяженности стен появилась, по всей видимости, из-за того, что линейные размеры башен и вывалившаяся часть стен в описи начала XVIII в. не были включены в итоговый показатель.
(VII) В публикации описания 1675 г. Никольская башня названа Николаевской, Воскресенские ворота — башней.
(VIII) Перечисление башен в описи 1675 г. идет в обратном порядке, т. е. по часовой стрелке.
(IX)  Судя по описанию 1675 г., сгорели, кроме четырехугольной Пятницкой, Арской и шестиугольной Воскресенской башен, еще восемь шестиугольных и одна восьмиугольная башни.
(X)  Надо полагать, это было максимально допустимое расстояние между башнями, позволяющее попадать в цель в случае ведения огня из ружей и пищалей.
(XI)  Общая протяженность деревянных укреплений по описи 1675 г. составила 2 512 сажен с аршином и 9 вершков, т. е. более 5 км 426 м (см.: Описание города Казани (стен и башен) 1675 года / Предисловие Г. З. Кунцевича. – Казань, 1906. – С. 11).
(XII)  Еще у одной пушки вес не указан.
(XIII)  Станок давал возможность перетаскивать пушку с места на место, позволяя этим увеличить маневренность огня.
(XIV) По г. Оса количество мушкетов, самопалов и стволов приведено в совокупности.
(XV)  Точное число указать не представляется возможным, по причине приведения общего количества мушкетов, самопалов и стволов по г. Оса.
(XVI) Исключением был Тиинск, в нем насчитывалось 30 мушкетов.

 

 

Калинин Н. Ф. Казань: Исторический очерк. Изд. 2-е. - Казань, 1955. - С. 54-55 (вкладыш).

 

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. РГАДА, ф. 396, оп. 3, д. 53, л. 2-5 об.
2. Полное собрание русских летописей. – СПб., 1848. – Т. 4. – С. 308-309; СПб., 1853. – Т. 6. – С. 307-313, 392; СПб., 1904. – Т. 13. – Ч. 1. – С. 202-206, 209-210, 212-217; СПб., 1906. – Т. 13. – Ч. 2. – С. 498, 505-508, 511-512, 516-517, 527-528; СПб., 1903. – Т. 19. – С. 119-120, 169, 426, 433, 435, 457, 461, 470; СПб., 1914. – Т. 20. – Ч. 2. – С. 515-520, 522, 524-528; Описание г. Казани (стен и башен) 1675 года. – Казань, 1906. – 11 с.; Заринский П. Очерки древней Казани, преимущественно XVI века. – Казань, 1877. – С. 75-82; Иванов Ю. Н. Топографическое описание Казанского наместничества 1785 года // Казань. – 1998. – № 1. – С. 87-104.
3. РГАДА, ф. 281, оп. 4, д. 100/6508, л. 1-2; д. 215/6623, л. 1-5; д. 216/6624, л. 1-3; д. 218/6626, л. 1-20; ф. 396, оп. 2, д. 3548, л. 258-268; д. 3592, 3594; ОРРК НБЛ КГУ, ед. хр. 1785, 2457/32, 2457/34; Материалы по истории Башкирской АССР. – М.-Л., 1936. – Ч. 1. – № 116. – С. 254-256; Никанор. Владенные грамоты Спасо-Преображенского монастыря // ИОАИЭ. – 1893. – Т. 11. – Вып. 4. – № 30. – С. 345-346; Акты исторические и юридические и древния царския грамоты Казанской и других соседственных губерний, собранные Степаном Мельниковым. – Казань, 1859. – Ч. 1. – № 70. – С. 190-192 и др.

Не ранее 1704 г. 16 июня. – Описание оборонительных сооружений Казани с пригородками и дворцовыми селами из росписи городам Среднего и Нижнего Поволжья (Понизовья)XVII

[…] И по тому великого государя вышеписанному указу в Ближнюю канцелярию в прошлом 1704-м году об окладных и неокладных всяких денежных доходех и росходех, и что кому служилым людем бывает в даче великого государя годового жалованья по окладным книгам и по сметным спискам, и что в низовых городех конных и пеших всяких чинов служилых людеи налицо, и ис того числа в прошлом 1701-м году по наряду ис Приказа Казанского дворца велено быть на службах, и что в низовых городех и в пригородех воевод и приказных людеи, о том ведомость послана из росписеи, каковы остались в Приказе Казанского дворца после пожару 1701-го году // июня 19-го числа.
А каковы низовые каменные и земляные, и деревянные городы строеньем и мерою, и что в тех городех налицо пушек и зелья и свинцу и всяких военных припасов, и тому ведомость и чертежи в вышеписаннои пожар в Приказе Казанского дворца згорели. И о том в Ближнюю канцелярию писано же.
А о ведомости низовых городов строеньях и военных припасех посланы великого государя грамоты в городы к воеводам. Велено им, описав подлинно, писать вскоре и прислать описные книги. И по тем великого государя грамотам из низовых городов городовому строенью и всяким полковым припасом росписи посланы. И ис тех росписеи и выписано ниже сего // по описи стольника и воеводы Никиты Кудрявцова прошлого 1702-го году.
Казань. Каменнои город длиною стен в круг 726 сажень. В вышину четырех сажень, ширина две сажени. Крыт тесом. И во многих местех крышка обветчала и в пожарное время згорела. А городовои стены во многих местех осыпалось и розселась. По стенам двенатцать башен, в том числе:
Башня проезжая Спаская. В вышину три сажени пять чети. Две стены по десять сажень, другие две стены по девять сажень без чети. На тои же башне церковь Спаса нерукотворенного образа. Верху и кровли нет, одни стропила. //
Башня науголная круглая против Пищеи избы. В вышину семь сажень без полуаршина. Стены по четыре сажени с аршином. Верху и кровли нет, поставлены стропила же.
Башня глухая круглая против митрополичья Конюшенного двора. В вышину восемь сажень с аршином. Стены по семь сажень с аршином. На неи шатер до половины разломан от пожару.
Башня проезжая Дмитреевская четвероугольная. В вышину пять сажень с аршином. Стены две по пять сажень с аршином, другие две по пять сажень по три четверти. Кровли нет.
Башня глухая круглая от Дмитреевских ворот. В вышину шесть сажень с аршином. Стены по четыре сажени без аршина. Покрыта шатром. //
Ворота проезжие против подгородных мельниц. На них церковь Воскресения Христова.
Башня глухая круглая. В вышину семь сажень пять четвертеи. Стены по пяти сажень. Покрыта шатром.
Башня Никольская проезжая четвероугольная(XVIII). В вышину пять сажень с полуаршином. Стены по семи сажень. Покрыта шатром.
Башня глухая круглая от Никольских ворот. В вышину семь сажень с полуаршином. Длина шесть сажень, ширина то ж. Шатра на неи нет.
Башня глухая, что против Делового двора. В вышину семь сажень. Длина пять сажень два аршина без четверти, ширина то ж. На неи поставлены стропила. //
Башня глухая четвероугольная. В вышину шесть сажень с аршином. Длина пять сажень, ширина семь сажень. На неи шатер цел.
Башня Преображенская проезжая четвероугольная. В вышину шесть сажень три четверти. Длина пять сажень два аршина без четверти, ширина четыре сажени два аршина. На неи поставлены стропила.
Башня наугольная круглая против Спасского монастыря. В вышину семь сажень два аршина. Длина четыре сажени два аршина две четверти, ширина то же. На неи поставлены стропила.
В Казани же другои деревянои рубленои город. По мере ево в круг от каменного города до Никольских ворот по острог, что поставлен после пожару // 202-го году, 1200 сажень. В вышину три сажени с четвертью, ширина сажень с четвертью. И во многих местех тот деревянои город погнил и обветчал. И ис тои же меры вывалилось того города от полои воды от Таиничных ворот до глухои башни 110 сажень с полусаженью, от Змеевои глухои башни до Ильинских ворот — 70 сажень.
По тому деревянному городу тринатцать башен:
Башня Таиничная проезжая четвероугольная. В вышину шесть сажень с полусаженью. Стены по четыре сажени. Крыта шатром, ветха.
Башня глухая от Таиничных ворот осмиугольная(XIX). В вышину шесть сажень два аршина с четвертью. // Стены по пяти сажень без четверти аршина. Покрыта шатром.
Башня глухая ж осмиугольная. В вышину шесть сажень шесть четвертеи. Длина четыре сажени без четверти, ширина четыре сажени. На неи шатер цел.
Башня, словет Змеева, проезжая. Течет сквозь ее Булак река. В вышину три сажени с аршином. Длина три сажени с полусаженью. Без шатра.
Башня глухая от Змеевои башни осмиугольная. В вышину шесть сажень с полусаженью. Длина три сажени два аршина, ширина три сажени с полусаженью. На неи шатер цел.
Башня Ильинская проезжая осмиугольная. В вышину шесть сажень два аршина. Длина четыре сажени // с полуаршином, ширина четыре сажени с аршином. Шатер на неи цел.
Башня глухая от Ильинских ворот штиугольная. В вышину шесть сажень два аршина. Длина три сажени с аршином, ширина четыре сажени без полуаршина. На неи шатер цел.
Башня Ямская проезжая осмиугольная. В вышину восемь сажень без полуаршина. Длина три сажени, ширина пять сажень бес полуаршина. На неи шатер цел.
Башня глухая от Ямских ворот осмиугольная(XX). В вышину шесть сажень с полусаженью. Длина три сажени с полуаршином, ширина три сажени. Шатер на неи цел.
Башня Варламовская проезжая штиугольная. // В вышину восемь сажень без четверти. Длина три сажени, ширина четыре сажени три четверти. Шатер на неи цел.
От Варламовских ворот(XXI) на тои же городовои стене над Булаком рекою ворота проезжие. В вышину две сажени два аршина с четвертью.
Башня глухая от Варламовских ворот осмиугольная(XXII). В вышину шесть сажень с полусаженью. Длина три сажени с четвертью, ширина две сажени с полуаршином. На неи шатер цел.
Башня глухая осмиугольная(XXIII). Под нею калитка в Богоявленскую слободу. В вышину шесть сажень с аршином. Длина три сажени, ширина две сажени с полусаженью. Шатер на неи цел. //
Башня Проломная проезжая осмиугольная. В вышину девять сажень с четвертью. Длина четыре сажени с аршином, ширина пять сажень два аршина. Шатер на неи цел.
От тои Проломнои башни в круг до каменного города острогу по мере 1148 сажени. В вышину полтретьи сажени. А до пожару по городу на том месте было двенатцать башен.
А ныне по тому острогу три башни рубленых недостроены.
Башня Воскресенская проезжая осмиугольная же, в вышину пять сажень с полусаженью, длина три сажени с полусаженью, ширина три сажени с аршином.
Башня Арская проезжая осмиугольная, в вышину // пять сажень с аршином, длина три сажени с четвертью, ширина три сажени.
Башня Пятницкая проезжая же, в вышину пять сажень с полусаженью, длина три сажени с полусаженью, ширина три сажени.
И те башни без шатров.
Рву по мере около деревяного городу. От Змеевои башни до Ильинских ворот длиною 40 сажень, поперег по три сажени, глубины по два аршина. От Ильинских до Ямских ворот 200 сажени, поперег две сажени, глубины две сажени без аршина. От Ямских до Варламовских ворот 35 сажень, поперег четыре сажени, глубины две сажени, а в ыных местех засыпало песком. От Проломных до Воскресенских ворот 60 сажень, поперег четыре сажени, глубины две сажени.

В Казани военного наряду в каменном городе:
Пищаль медная галанка длиною четыре аршина полшеста вершка, весом 197 пуд 30 гривенок, ядром в пуд и 7 гривенок. //
Пищаль медная галанка длиною три аршина десять вершков с полувершком, весом 54 пуда 20 гривенок, ядром в 6 гривенок.
Пищаль медная галанка, горела, длиною три аршина полсема вершка, весом 114 пуд 38 гривенок, в запале розстрел, ядро в 25 гривенок.
И те три пушки на станках волоковых на одних колесах.
Пищаль медная галанка длиною три аршина с четвертью, весом 55 пуд 25 гривенок, ядро в 6 гривенок.
Пищаль железная чугюнная длиною в два аршина // без трех вершков, весу 23 пуда 20 гривенок. К неи ядро три гривенки без четверти.
На третьеи глухои башне пищаль железная длиною два аршина полчетверта вершка, весу 28 пуд 20 гривенок. К неи ядро две гривенки.
На Никольских проезжих воротех пищаль медная галанка длиною четыре аршина без пяти вершков, весу 54 пуда 30 гривенок. К неи ядро 6 гривенок. Да в Никольских же воротех пищаль железная длиною четыре аршина без получетверта вершка, весу 75 пуд. Под нею стан с хоботом на дву колесах. К неи ядро 8 гривенок. //
От Никольских ворот на глухои башне пищаль железная длиною два аршина без трех вершков, весу 23 пуда 30 гривенок. К неи ядро 4 гривенки.
У Воскресенских ворот на глухои башне пищаль железная длиною два аршина полшеста вершка, весу 30 пуд. К неи ядро 4 гривенки без чети.
У Дмитреевских ворот под навесом пищаль медная галанка длиною // четыре аршина без вершка. Весу не насечено. Под нею стан с хоботом на дву колесах. К неи ядро 35 гривенок.
От Дмитреевских ворот на глухои башне пищаль железная длиною от запалу два аршина без пяти вершков. Весу в неи 15 пуд 10 гривенок. К неи ядро две гривенки с четвертью.
На каменном же городе колокол вестовои. Весу 44 пуда 19 гривенок.
По деревяному городу. На Таиничных воротах пищаль медная длиною три аршина // бес полувершка. Весу в неи 30 пуд 30 гривенок. К неи ядро 4 гривенки.
У Таиничных ворот под навесом пищаль железная галанка длиною полчетверта аршина с полувершком. Весу по насечке 73 пуда. К неи ядро 8 гривенок.
Пищаль же железная, что стояла на башне, что на Булаке реке, длиною от запалу два аршина без трех вершков. Весу в неи 24 пуда 20 гривенок. К неи ядро полчетверта гривенки.
От Таиничных ворот на глухои башне, что бывали Ярославские ворота, пищаль железная длиною четыре аршина // без трех вершков. Весу по насечке 75 пуд. К неи ядро 8 гривенок.
На другои глухои башне пищаль железная длиною два аршина без трех вершков. Весу 23 пуда 30 гривенок. К неи ядро полчетверта гривенки.
На глухои башне, что от Решеточнои башни к Ильинским воротам, пищаль железная длиною от запалу два аршина без трех вершков. Весу 24 пуда. К неи ядро 4 гривенки с четвертью.
На Ильинских воротех на башне пищаль железная затинная. Длина от запалу два аршина. // У Ильинских ворот под навесом пищаль железная. Длина от запалу четыре аршина без получетверта вершка. Весу по насечке 78 пуд без четверти. К неи ядро 8 гривенок.
От Ильинских ворот к Ямским воротам на глухои башне пищаль железная длиною два аршина без полутретьи вершка. Весу 23 пуда. К неи ядро 4 гривенок.
На Ямских воротех пищаль железная длиною два аршина без трех вершков. Весу 23 пуда. К неи ядро 4 гривенки без четверти.
У Ямских ворот под навесом пищаль железная. Длина четыре аршина бес получетверта вершка. Весу по насечке 75 пуд 10 гривенок. К неи ядро 8 гривенок. //
Две пищали железные затинные. Длиною одна два аршина с полувершком, другая — два аршина бес полутретьи вершка.
От Ямских ворот к Варламовским воротам на глухои башне пищаль железная длиною два аршина без трех вершков. Весу 23 пуда 30 гривенок. К неи ядро полчетверта гривенки.
У Варламовских ворот под навесом пищаль железная длиною полчетверта аршина. Весу по насечке 64 пуда 20 гривенок. К неи ядро 7 гривенок.
От тех ворот к Проломным воротам на глухои башне пищаль железная длиною два аршина без трех вершков. Весу 23 пуда. К неи ядро полчетверта гривенки.
У Проломных ворот под навесом пищаль железная длиною четыре аршина без трех вершков. Весу 77 пуд. К неи ядро 8 гривенок. //
От Проломных ворот по острогу, где была глухая башня, пищаль железная горелая длиною три аршина с четвертью. Весу не насечено, на неи подпись, немецкие слова. К неи ядро 8 гривенок.
У глухои же башни, что подале Кирпичные слободы, пищаль железная длиною два аршина без трех вершков. Весу 22 пуда 20 гривенок. К неи ядро 4 гривенки.
У Воскресенских ворот пищаль железная длиною три аршина с вершком. Весу по насечке 67 пуд. К неи ядро 8 гривенок.
У Арских ворот пищаль железная длиною четыре аршина без чети. Весу по насечке 98 пуд 20 гривенок. К неи ядро 8 гривенок.
У Щельских ворот пищаль железная длиною четыре аршина без трех вершков. Весом по насечке 75 пуд 20 гривенок. К неи ядро 8 гривенок. // Пищаль же железная длиною три аршина с полувершком. Весу не насечено. К неи ядро 8 гривенок.
У Пятницких ворот пищаль железная длиною три аршина без трех вершков. Весу по насечке 99 пуд. К неи ядро 8 гривенок.
Ис тех вышеписанных пушек 19 на станках с хоботы на дву колесах.
Военного же наряду в каменном городе под навесом. Две пушки гранитных верховых медных длиною по аршину с вершком. Весу в однои 27 пуд, в другои — 24 пуда 20 гривенок. На станках с колесы.
Да нового литья 204-го году медных пушек. Пушка на походном станку. Длина от запалу три аршина з двемя вершки. Весу в неи 40 пуд 10 гривенок. К неи ядро 4 гривенки. // Пушка полковая на походном станку. Длина от запалу два аршина бес пяти вершков. Весу 6 пуд 17 гривенок. К неи ядро гривенка без четверти.
Да две пушки железные старые. Однои длина от запалу аршин с четвертью. Весу 8 пуд 16 гривенок. К неи ядро гривенка. Другои длина два аршина без пяти вершков. Весом 18 пуд 20 гривенок. К неи ядро две гривенки с четвертью.
Пушки же, которые в 206-м году по грамоте великого государя взяты в Казань из закамских пригородков для посылки в Синбирск.
Из Заинска две пищали железные. Однои длина от запалу два аршина бес пяти вершков. Весу 16 пуд 20 гривенок. К неи ядро две гривенки с четвертью. Другои длина от запалу два аршина // бес пяти вершков. Весом 16 пуд 20 гривенок. К неи ядро две гривенки с четвертью.
Из Нового Шешминска пушка железная в станку на колесах. Длина от запалу два аршина полчетверта вершка. Весу 28 пуд. К неи ядро три гривенки. Пушка железная в станку. Длина аршин два вершка. Весу 11 пуд. К неи ядро полторы гривенки. Четыре пищали затинных.
Из Старого Шешминска три пушки железных. В том числе. Пушка. Длина от запалу два аршина бес пяти вершков. Весу 18 пуд. К неи ядро полтретьи гривенки. Пушка ж длиною от запалу два аршина бес пяти вершков. Весу 9 пуд. К неи ядро две гривенки с четвертью. // Пушка ж. Длина два аршина бес пяти вершков. Весом 18 пуд. К неи ядро две гривенки с четвертью. Пушка медная в станку окована железом. Мерою от запалу два аршина. Весом 5 пуд. К неи ядро полгривенки.
Пушки медные, которые в 206-м же году по грамоте великого государя присланы в Казань из городов. А велено было послать в Астрахань на мажжерное литье. И те пушки в Астрахань не посланы для того, мажжерного мастера с Москвы не прислано.
Из Царевококшаиска пушка. Весу в неи 4 пуда 16 гривенок. Ниже запалу роздута.
С Курмыша пушка, урывок. Длина два аршина. // Весу 11 пуд 5 гривенок. К неи ядро гривенка.
В Оружеинои палате и в Зелеином погребе: 132 пуда 26 гривенок с четвертью зелья ручного, 402 пуда 39 гривенок с четвертью зелья пушечного, 52 пуда 37 гривенок с полугривенкою свинцу, 13 пуд фетилю, 180 ядер железных, весом по пуду по 5 гривенок ядро; 200 ядер по 35, и по 32, и по 30 гривенок ядро, 200 ядер по 25 гривенок ядро, // 440 ядер по 15 гривенок ядро, 1160 ядер по 10, и по 9, и по 8 гривенок ядро; 4900 ядер по 7 и по 6 гривенок ядро; 5498 ядер по 4 гривенки и по 4 гривенки бес четверти и меньши ядро; 25 ядер горелых по две гривенки бес четверти и по полтретьи гривенке ядро; 1177 горелых и рваных мушкетных казанских и городовых стволов; 21 отрывок ствольных горелых; 110 отрывков ствольных же; 183 мушкета с фетильными замки; // 80 мушкетов с кременными замки, те все мушкеты в старых и в новых ложах; три карабина замки ветхие; 36 стволов мушкетных и самопальных, в том числе два роздутых; 11 замков кременных ветхих; пять замков фетильных ветхих же.
Пригороцких: 12 стволов самопальных, в том числе 5 з замками; 16 стволов мушкетных; 12 мушкетов в ложах ветхих; 11 стволов затинных пищалеи горелых и рваных; гиря железная по весу два пуда; 183 шпаги целых и ломаных горелых; // 6 пар пистолетных стволов горелых ветхих; пила большая, что ростирают пушки; 593 списы галанских, в том числе 100 спис з древки да одно бес копеица; 13 древок крашеных; 710 железцов списных с полусписных; 140 таких же списных железцов горелых и ломаных; 950 шипов; 4 знамени кумашных, розцвечены белою китаикою; два дротика железных, в том числе один ломанои; 13 буравов подкопных снастеи; 254 трещеток целых и ломаных; бурав колеснои; 4 контаря железных; котел меднои по весу 16 гривенок; // два крюка; две пряшки барабанных железных; 78 кос горбуш, в том числе два ломаных; 81 забоиников (?) железных, в том числе 6 бес черенков; оттирок от дула пушечнои меднои, весом три гривенки без чети; 56 замков кременных мушкетных.
Ружье по грамоте великого государя 206-го году из городов и ис казанских пригородов, и ис сел взято в Казань для починки.
Из Царевосанчурска 28 мушкетов, в том числе 12 з жагры, три з замки, 9 без замков, 4 без лож.
Из Свияжска 10 мушкетов, ложи и замки перепорчены, а иные без замков; 11 стволов ломаных мушкетных; 38 стволов таких же мушкетных ломаных. //
Из Чебоксар 33 карабина, в том числе 712 замков и у многих лож нет.
Из Малмыжа 33 мушкета фетинных, в том числе у двух мушкетов замков нет; 12 мушкетов да два самопала, два ствола горелых.
Ис Тетюш 29 мушкетов фетильных ветхих да два ствола.
Из Царевококшаиска 70 мушкетов, ложи и замки ветхие и ломаные; 78 стволов мушкетных, в том числе три роздутых.
Из Арска 31 мушкет, ложи и замки шкотцкие ветхие и ломаные да мушкет фетильнои з замком, да ствол мушкетнои, замок шкотцкои горелои, да карабин, ложа и замок ветхие. //
Из Булярска 24 мушкета порченых да мушкет замошнои ветхои, три ствола мушкитных роздутых, два замка горелых.
С Кукарки 30 мушкетов з жагры, 28 мушкетов з замки, в том числе у пяти замков огнив и палиц нет, да мушкет без замка, да в том же числе три самопала, да отрывок мушкетнои.
С Уржума 51 мушкет да самопал, ложа и замок ломаные, да ствол мушкетнои.
Из Яранска 62 мушкета, в том числе у многих ложи и замки ветхи.
Из Алат пищаль скорострельная горелая, 6 стволов затинных пищалеи горелых, три ствола затинных, забоиник железнои, 150 пулек железных. //
С Сарапула 26 мушкетов, 6 самопалов, ложи и замки порчены и ветхи, да ствол самопальнои.
Из Ядрина 68 мушкетов, в том числе один отрывок и многие без замков, а у иных ложи и замки ломаные.
С Елабуги 146 мушкетов фетильных, 42 мушкета замошных, 19 самопалов, в том числе один рванои; турка, ложа и замок ветхие. И у того ружья ложа и замки ветхие же, а иные без замков, да три ствола мушкетных горелых.
С Осы 334 мушкета и самопалов и стволов, в том числе три ствола роздутых, и у многих замки и ложи ветхие.
С Сарапула 163 мушкета фетильных, в том числе многие без замков, а у иных замки и ложи ветхие и ломаные. Да сверх того 16 мушкетов замошных, 24 самопала турка да винтовка, замки и ложи ветхие ломаные. // И того ружья не починено для того, записных ружеиных мастеров в Казани, опричь салдат, малолюдно.

В приказнои полате 13 знамен тафтяных розных цветов, 506 прапоров копеиных, кумашных и китаичетых розных же цветов, которые в прошлом во 192-м году присланы из Мензелинска ис полку окольничего и воеводы Ивана Савастьяновича Хитрово с товарыщи.

Ружья, которые в 207-м году по грамоте великого государя взято у казанских салдат, а им салдатом розданы вновь фузеи, присланные с Москвы.
Первого полку. 4 гранушки, ложи и замки ветхи, три отрывка гранушных, 108 фузеи, в том числе у 32 ложи и замки ветхи, 92 самопала, в том числе у 12 ложи и замки ветхи, два отрывка самопальных, 108 турок, в том числе у 15 ложи и замки ветхи, // 6 мушкетов с кременными замки ветхи, 40 мушкетов фетильных, ложи и замки ветхие, а иные без замков, 7 стволов горелых и рваных.
Втораго полку. 206 фузеи, в том числе у 42 ложи и замки ветхие, два ствола фузеиные, 96 мушкетов кременных, ложи и замки ветхие, 5 карабинов да 6 винтовок, ложи и замки ветхие, 50 самапалов, ложи и замки ветхие же, 182 ствола горелых и рваных, и роздутых.
Полковых припасов. 8 шор коренных, 13 шор припряжных, 17 узд, два седла бес сподпруг и бес подушек.
Прислано ис Тетюш 13 станков пушечных полковых, окованы железом, и с вилы железными и со всеми исподдоскы. //

В Казанском уезде пригороды.
Арск. Городок деревянои рубленои. По мере кругом 233 сажени, в вышину две сажени два аршина, на нем пять башен. В вышину проезжая башня девять сажень, а четыре башни по пяти сажень.
Военного снаряду. Две пушки железные длиною по два аршина по шесть вершков, весом по 25 пуд.
Пушка скорострельная железная же длиною три четверти, весом в пуд.
Пищаль затинная длиною два аршина, весом в полтора пуда.
Пищаль затинная длиною два аршина, весом в полтора пуда. // Ядер пушечных 447, дробных мелких 39, 18 забоиников железных, трещетка железная, полпуда дроби свинешнои и железнои, два пуда 26 гривенок пороху мушкетного, три пуда 4 гривенки пороху пушечного, 7 пуд с полупудом свинцу, 10 сажень фетилю.
Лаишев. Острог дубовои. По мере в круг 925 сажень, в вышину две сажени. По острогу восемь башен с шатром. Мерою в вышину шесть и семь и девять сажень, в ширину по полтретьи // и по три сажени. В том числе проезжих четыре башни.
Военного снаряду. Две пушки железные, одна в станке, длиною по два аршина без получетверта вершка. Весом одна 17 пуд 5 фунтов, другая — 17 же пуд три фунта. К тем пушкам 99 ядер железных. Две пищали затинные в ложах, мерою по два аршина. К ним 400 ядер железных дробных. 5 пуд 30 фунтов пороху ручного и пушечного. // 11 пуд 35 фунтов свинцу. 10 фунтов фетилю.
Малмыж. Городок рубленои деревянои. По мере в круг 168 сажень с полусаженью, в вышину две сажени полтретьи аршина. На нем пять башен, в вышину по четыре сажени по два аршина и по три сажени по два аршина. Да острог. По мере в круг 230 сажень, в вышину две сажени с аршином. На остроге четыре башни, в вышину по три сажени по два аршина и по четыре сажени. //
Военного наряду. Пушка железная длиною два аршина пять вершков, весом 29 пуд 30 фунтов. Пушка железная длиною два аршина без полувершка, весом 27 пуд 3 фунта. 348 ядер пушечных. Две пищали затинные. К ним два забоиника железные да 100 ядер. Десять мушкетов з замками. 8 пуд 22 гривенки пороху ручного и пуд 7 гривенок пороху пушечного. Свинцу слиток не вешен. 4 пуда 9 гривенок отсечков свинцу же. // Полпуда отсечков железных дробных.
Алацкои. Городок деревянои. Мерою в круг 239 сажень, в вышину три сажени. На нем восемь башен. Да острог. По мере в круг 366 сажень, в вышину две сажени с полуаршином. На нем три башни.
Военного наряду. 22 пуда пороху, 5 пуд с полугривенкою свинцу, полпуда дроби железнои, // 271 ядро пушечных, 1130 ядер затинных железных, 16 забоиников железных.
И в прошлом 1702-м году маия в 24 день тот Алацкои городок и острог згорел.
Тетюши. Острог. Мерою в круг 380 сажень, в вышину от земли две сажени без четверти. На нем две башни. Башня в круг двенатцать сажень с аршином, в вышину пять сажень. Башня к Волге реке в круг двенатцать же сажень с аршином же, в вышину трех сажень. //
И тот острог и башня ветхи, и во многих местах острог подгнил.
Военного наряду. 19 мушкетов фетильных и затинных без починки к стрельбе негодны. 10 пуд пороху ручного и пушечного. 5 пуд свинцу. 196 ядер пушечных. 4108 ядер и с отрупки к затинным пищалем. //
Оса. Городок рублен на четыре угла. В круг ево мерою 306 сажень, в вышину сажень с полуаршином. На нем семь башен, в том числе две башни проезжие. Вышина башням по четыре и по шесть сажень с полуаршином.
Военного наряду. Пушка медная на станке мерою полвтора аршина с вершком, весу 11 пуд без полутора фунта. Пушка медная ж на станке мерою три аршина, весу 15 пуд 7 фунтов. Пищаль затинная железная, кованая, мерою два аршина без полутора вершка, весом 16 фунтов с полуфунтом. 32 пуда 4 фунта пороху. // 41 пуд свинцу. 180 ядер чюгунных. Знамя полковое тафтяное ветхое. Знамя пехотное тафтяное ветхое, писано золотом и серебром. Два знамя киндячных. Три алебарды железных. Четыре протазана железных. 80 мушкетов фетильных. 303 бердыша с ратовищи. 53 бердыша без ратовищ, в том числе 9 ломаных. 7 пуд фетилю, 370 ремнеи банделерных ветхих. Две ложи мушкетных ломаных з замки. 750 банделер без ремнеи. Фурма медная в 12 пулеи весом в 6 фунтов с полуфунтом. // Две полосы сабелные с крыжами, брецало железное сабельное. Два дротика железных. Три замка мушкетных. 42 аршина холсту хрящу. Два контаря железных з гири. Крица железа. Пять кирок. 68 спис. Два пыжевника. Трещетка. 18 фунтов без четверти дроби железнои мушкетнои. 12 фунтов с полуфунтом укладу клипчатого в прутьях. Пуд 17 фунтов железа. //
Закамские пригороды.
Мензелинск. В нем два острога. Болшого острогу дубового по мере 637 сажень. А недостроено того же острогу 74 сажени. На том остроге 10 башен, в том числе две башни проезжие. В ширину по полутретье и по три сажени и в том числе две башни недорублены. Малого острогу дубового же 157 сажень. На нем 5 башен в ширину по две сажени по два аршина и в том числе две башни недокрыты.
Военного наряду. Пушка медная. Весом 23 пуда, длиною три аршина // без четверти на походном станку. К неи 100 ядер железных, по полчетверта фунта ядро. Пушка ж медная полковая на станку. Весом 7 пуд 19 фунтов, длиною два аршина без дву вершков. К неи 76 ядер ружельных. Пушка железная. Длиною два аршина полсема вершка на станке. К неи 122 ядра железных. Пушка железная же на станке. Длиною два аршина без дву вершков. К неи 101 ядро железных. Восемь пищалеи затинных да пищаль рваная. К ним восемь забоиников железных. // Девять жагор железных. 366 пулек железных. 26 мушкетов фетильных. Четыре мушкета старых фетильных же. Мушкет старои замошнои. 7 пуд 13 фунтов зелья ручного и пушечного. Две бочки зелья же не вешено для того, что бочки ветхи. 15 пуд 20 фунтов свинцу. 5 пуд 13 фунтов фетилю. 30 фунтов свинешных и мушкетных пулек. //
Заинск. Городок сосновои, рублен в две стены, крыт драньем. Мерою круг городка 190 сажень, в вышину две сажени семь четвертеи. На нем семь башен шатровых крыты тесом. Мерою круг башен по двенатцать сажень, в вышину до кровли по четыре сажень.
Военного наряду. Пушка железная мерою два аршина с четвертью, а по смете весом з 20 пуд. Пушка железная же мерою два аршина без четверти, а по смете же весом пуд з 10. 50 ядер пушечных. Две пищали затинные. К ним 420 пуль железных. // Три пуда дроби железнои. 13 пуд 20 фунтов зелья ручного и пушечного. 5 пуд 10 фунтов свинцу да свинцу же свинье полтретьи пуда. Фетилю 16 аршин хрящу. Знамя тафтяное желтое. Два знамя тафтяные же зеленые, знамя дорогильное красное, Два знамя дорогильное желтые. Пять фурм медных, одна железная. Десять труб фетильных. Два каптанармаса, 80 прапорцов. //
Новои Шешминск. Был огорожен острогом и вывалился, и згнил. И в круг ево по мере 204 сажени. На нем было шесть башен, обветчали.
Военного наряду. Две пушки железных мерою по два аршина с четвертью. К ним 124 ядра. Две пищали затинных. К ним 216 пулек железных. Два набоиника железных. Семь мушкетов. Два ствола з замками. Ствол без замка. 19 фунтов пулек свинцовых. 12 пуд с полупудом зелья ручного и пушечного. // 4 пуда свинцу. Два пуда фетилю. Десять спис. Два знамя китаичетое да киндяшное з древками. Барабан ветхои.
Старои Шешминск. Острог. Мерою кругом 210 сажень, в вышину сажень с аршином. На нем пять башен без верхов. Ширина по две сажени по семи четвертеи, в вышину три сажени с аршином. Острог обветчал. Да круг острогу ров, ширина пять сажень, глубина сажень. //
Военного наряду. Пушка железная мерою два аршина без двух вершков. Пушка железная мерою два аршина без трех вершков. 164 ядра железных. Пушка железная рваная. Три пуда 36 фунтов зелья ручного. Восемь пуд зелья пушечного. Три пуда 31 фунт свинцу. Пуд фетилю. Знамя камчатое красное. Два знамя киндячных красных. Два барабана. //
Маинскои городок. Острог сосновои. Мерою кругом 388 сажень, в вышину сажень з двемя аршины, ветх и подгнил. На нем шесть башен четвероугольных, в том числе две башни проезжие. Мерою стены по две сажени по два аршина, в вышину до обламов трех сажени, верх до шеимы сажень.
Военного наряду. Пушка железная мерою два аршина без трех вершков, весом 18 пуд. Пушка железная же мерою то же, весом 16 пуд. Две пищали затинные железные мерою по аршину по три четверти весом по 36 фунтов да под ними две петли железных весом по 36 же фунтов. // 60 ядер железных пушечных, весом в них два пуда 35 фунтов. 4 пуда 6 фунтов пороху. 5 пуд 30 фунтов свинцу. 4 фунта фетилю. Две жагры пушечные железные.
Тиинск. Острог. Мерою в круг 200 сажень. Две стены згнили и повалились, две стены построены вновь. В вышину две сажени с четвертью. На остроге шесть башен. Две башни построены вновь. В вышину по шесть сажень с аршином непокрыты. Четыре башни погнили и розвалились. // Да две башни срублены вновь, стоят в срубах.
Военного наряду. Две пушки железные в станках, длиною по два аршина по шесть вершков, весом первая 28 пуд, другая — 26 пуд. К ним 230 ядер каменных. Две пищали затинных в ложах. Пуд три фунта две четверти ядер железных и свинцовых. 30 фунтов железнои дроби. 10 пуд 37 фунтов зелья ручного и пушечного. Два пуда 12 фунтов свинцу. Фунт с четвертью фетилю. 30 мушкетов фетильных, в том числе замошных. Три знамя киндячных. Два барабана ветхие. //
Булярск. Острог дубовои. Мерою кругом 197 сажень с полусаженью, в вышину две сажени с полуаршином. На нем шесть башен, в том числе. Проезжая башня с шатром, в вышину восемь сажень без полуаршина. Башня же мерою шесть сажень. Четыре башни мерою по четыре сажени с полусаженью. Два роската в вышину по три сажени без полуаршина.
Военного наряду. Пушка железная мерою два аршина шесть вершков, весом 28 пуд. Пушка железная же мерою два аршина шесть вершков, весу 27 пуд. К ним 91 ядро весом по два фунта с четвертью ядро. // Пищаль затинная мерою два аршина. К неи 170 ядер да шонпур железнои. Два пуда 29 фунтов с полуфунтом пороху ручного. 4 пуда 10 фунтов пороху пушечного. Слиток свинцу. Пуд 28 фунтов дроби. Карабин ветхои. Ствол мушкетнои. Три сажени фетилю. Два ствола з замками горелые. //
Дворцовые села.
Сарапул. Городок деревянои рубленои двоестеннои. А по мере в круг 379 сажень, в вышину две сажени с аршином. На нем десять башен, в том числе пять башен проезжие. И тот городок недостроен и не покрыт.
Военного наряду. Пушка железная на станке длиною два аршина девять вершков, весом 32 пуда. Пушка железная же длиною два аршина полдевята вершка, весом 30 пуд с четвертью. К ним 100 ядер железных. Две затинные железные же пищали, длиною одна два аршина с вершком, другая — два аршина полчетверта вершка. К ним 160 ядер железных. // 13 пуд с четвертью зелья пушечного. 14 пуд с полупудом свинцу. 7 пуд с полупудом фетилю. 27 фунтов железа в прутьях и в дроби.
Кукарская слобода. Городок рубленои. В круг ево мерою 337 сажень две четверти, в вышину по обламы четыре аршина три четверти. На нем восемь башен, в том числе четыре проезжих. Мерою в длину и в ширину по полутретьи сажени с четвертью, в вышину по обламы по три сажени. Глухим башням длина и ширина по две сажени по два аршина, в вышину по обламы по две сажени по два аршина. //
Военного наряду. Пушка железная на станке. Весом 26 пуд две четверти, длиною два аршина шесть вершков. Пушка железная на станке. Весом 18 пуд, длиною аршин три четверти с вершком. Ствол затиннои горелои железнои. Весом 18 пуд 22 гривенки, длиною два аршина с вершком. Ствол затиннои же железнои горелои. Весом пуд 20 фунтов, длина два аршина. 100 ядер пушечных железных. 67 ядер к затинным пищалем. 60 усечнов железных дробовых. 9 пуд без четверти пороху. 7 пуд 8 фунтов свинцу. // Три запала железные. Трещетка железная.
Село Елабуга. Городок был рубленои. А круг городка мерою 270 сажень. На нем по признаком было семь башен. И тот городок и башни обвалились.
Военного наряду. Пушка железная чюгунная на станке, весом 28 пуд, мерою два аршина с четвертью. Пушка чюгунная же, весом 27 пуд, мерою два аршина три вершка. // 14 пуд пороху. 13 пуд 26 фунтов свинцу. 98 ядер пушечных железных. Мушкет замошнои. два пуда с четвертью фетилю.
Рыбная слобода. В круг острогу мерою 400 сажень. На остроге четыре башни рубленые и четверогранные, в вышину две сажени, в том числе три башни проезжие ветхи. А острог подгнил и повалился. Военного наряду. Две пищали затинных железных. Длиною по два аршина. Весом одна два пуда без четверти, другая в полтора пуда. К ним 159 ядер железных. 8 ядер пушечных железных, весом по три фунта. 26 мушкетов замошных. Восемь мушкетов фетильных. Два слитка да отсечек свинцу весом 9 пуд без четверти. Жагра да пыжевник. 6 пуд 28 фунтов пороху ручного. 8 фунтов пороху пушечного. //

Всего в Казани военного наряду: 14 пушек медных; 35 пушек железных, в том числе одна горела; 7 пищалеи затинных; 263 мушкета с кременными и фетильными замки; отрывок меднои пушки; оттирок от дула пушечнои; 15 карабинов и мушкетов ветхих; 28 стволов самопальных и мушкетных; // 384 ствола мушкетных и самопальных горелых и рваных, и роздутых; 11 стволов затинных пушек горелых и рваных; 72 замка кременных и фетильных; 1920 ядер пушечных железных; 132 пуда 27 фунтов с четвертью пороху ручного, 402 пуда 39 фунтов с четвертью пороху пушечного; 55 пуда 37 фунтов с полуфунтом свинцу; 13 пуд фетилю; 17 знамен тафтяных и кумачных; 506 прапорцов копеиных, кумачных и китаичетых; // шесть пар пистолетных стволов горелых ветхих; 183 шпаги целых и ломаных горелых; 593 списы галанских, в том числе 100 з древки; 710 желесцов списных и полусписных; 150 таких же списных желесцов горелых и ломаных; 950 щетов; два дротика железных; 14 буравов подкопных и колесных; 254 трещотки целых и ломаных; четыре кантаря железных; // 78 кос-горбуш; 81 уполовник железнои; котел меднои; два крюка карабинных; гиря железная; пила железная.
Ружье, которое взято у казанских салдат, а им вместо того даны фузеи. 142 самопала, 108 турок, 346 мушкетов, 314 фузеи. // И у вышеписанного ружья ложи и замки у иных ветхи. 4 гранушки, ложи и замки ветхие же. Пять отрывков гранушных и самопальных. 189 стволов горелых и рваных. Два ствола фузеиных. 11 карабинов и винтовок, ложи и замки ветхи. 17 ядер кашора коренных и при прежних два седла. 13 пушечных станков.
Ружье же, которое взято в Казань из городов и ис казанских пригородов и сел для починки. // 1307 мушкетов и карабинов, турок и самапалов. Пищаль горелая. 6 стволов затинных горелых. Три ствола затинных. 140 стволов ломаных мушкетных. Два замка. 150 пулек железных. Забоиник железнои. //
А в казанских пригородех и дворцовых селех всего. 4 пушки медные. 29 пушек железных, в том числе рваных. 30 пищалеи затинных. 213 мушкетов з замками и фетильных. Два ствола затинных горелых. 695 ядер пушечных. 10486 ядер затинных пищалеи. 39 ядер дробных мелких. 1200 пулек железных. // 8 пуд 3 фунта дроби железнои и свинешнои, 60 усечков дроби же. Два пуда 12 фунтов с полуфунтом пулек свинешных мушкетных. 230 каменных ядер. 48 забоиников железных. 7 фурм медных и железных. 10 труб фетильных. Три запала железных. Три трещотки железных. 21 пуд 35 фунтов с полуфунтом пороху ручного. // 180 пуд 25 фунтов пороху пушечного и мушкетного. Две бочки пороху не вешено, потому что бочки ветхи. 160 пуд 12 фунтов с полуфунтом свинцу, три слитка свинцу ж. 27 пуд 38 фунтов с четвертью фетилю, 13 сажень фетилю же. 18 знамен тафтяных и дорогильных, и киндяшных. Пять барабанов. 356 бердышеи. 80 прапоров. // 108 спис. Два дротика железных. Два каптанармаса. Три алебарды. Две полосы сабельных. 4 протазана. 15 жагр железных. Пыжевник. 58 аршин холсту хрящу. 750 банделер. // 370 ремнеи банделерных. 5 кирок. Пуд 18 фунтов железа. 12 фунтов с полуфунтом укладу.
А по отписке ис Казани прошлого 704-го году генваря 6-го числа по указу великого государя новоприборным салдатом, которых, будучи в Казани, набирал думнои дьяк Автамон Иванов и посланы на Воронеж, дано в Казани ис казны 300 фузеи. Да на дачю тем же салдатом прислано в Казань из Синбирска 550 фузеи. А по осмотру де те фузеи // к стрельбе негодны для того, что починены горелые. И в то число взято у казанских салдат и отданы тем же новоприборным салдатом 432 фузеи. Всего дано 732 фузеи. А на роздачу казанским салдатом вместо взятых у них фузеи велели выбрать ис прежняго замочного ружья, которое оберетца с малою починкою. А синбирские де фузеи до указу положены в Казани в Ружеиную полату […].

РГАДА, ф. 396, оп. 3, д. 3, л. 5-44 об.

(XVII)  Текст источника публикуется в соответствии с «Правилами издания документов» (М., 1990), но без перегрузки текста запятыми. Листы 28 об. и 38 об. рукописи без записи.
(XVIII)  В книге «Описание города Казани (стен и башен) 1675 года» (Казань, 1906) ворота названы Николаевскими (см. с. 11).
(XIX)  В «Описании… 1675 года» эта башня названа Ярославской (см. с. 11).
(XX) В «Описании… 1675 года» эта башня отмечена как «штиуголная» (см. с. 9).
(XXI) В «Описании… 1675 года» эти ворота назывались Татарскими (см. с. 9).
(XXII)  В «Описании… 1675 года» эта башня отмечена как «штиуголная» (см. с. 9).
(XXIII)  В «Описании… 1675 года» эта башня отмечена как «штиуголная Богоявленская Калитошная» (см. с. 9).

Публикацию подготовила
Дина Мустафина,
кандидат исторических наук