2006 2

«И деревня моя Комаровка уходила на волжское дно»

(Из истории переселения населенных пунктов в связи со строительством Волжской ГЭС)

В 1957 г. государственная комиссия приняла в промышленную эксплуатацию Волжскую гидроэлектростанцию им. В. И. Ленина. Плотиной ГЭС было образовано Куйбышевское водохранилище, раскинувшееся на территории двух областей — Куйбышевской и Ульяновской и трех тогда автономных республик — Татарской, Марийской и Чувашской. Заполнение водохранилища осуществлялось в 1955-1957 гг., чему предшествовали работы по перемещению населенных пунктов из затопляемой зоны. О том, как это происходило, наш рассказ.
Всего по Куйбышевскому водохранилищу в зону затопления полностью или частично попадали 290 населенных пунктов, из них 274 сельских и 16 городов и рабочих поселков1. Полному затоплению и переселению подлежали два города — районные центры Ставрополь-на-Волге в Куйбышевской области и Куйбышев в ТАССР.
Подробный анализ земель республики, подлежащих затоплению, содержался в проекте земельно-хозяйственного устройства колхозов ТАССР, затрагиваемых зоной водохранилища Куйбышевской ГЭС. В документе, направленном Министерством сельского хозяйства СССР в июне 1952 г. Совмину ТАССР, отмечалось: «Затрагиваются земли 26 районов, общая площадь затопляемых земель — 290 314 га, из них земель 462 колхозов — 136 183 га (10,8 % от имеющейся у них площади) и земель других пользователей — 154 131 га. Наиболее затрагиваются земли Лаишевского, Куйбышевского и Алексеевского районов, а из сельскохозяйственных угодий — сенокосные, выгонно-пастбищные, леса и кустарники… В 16 районах республики затопляются и приусадебные земли колхозов, в результате чего вызывается необходимость в переселении колхозов и нечленов колхозов из 132 населенных пунктов (полностью и частично) — 8 164 двора»2.
Впрочем по другим данным (тоже 1952 г.) в ТАССР переселением затрагивалось 155 сельских населенных пунктов и шесть городов и рабочих поселков, из них г. Куйбышев и рабочий поселок Куйбышевский Затон подлежали полному выносу3. В архивных документах я насчитал восемь частично или полностью затопляемых населенных пунктов. Это — города Казань, Зеленодольск, Чистополь, Куйбышев и рабочие поселки Васильево, Камское Устье, Лаишево и Куйбышевский Затон.
Просматривая архивные дела, я наткнулся на очень любопытный документ. Начальник Казанского отдела ОПЗЗ старший лейтенант Г. М. Изосимов (с лета 1955 г. — начальник отдела по контролю за подготовкой зоны водохранилища Куйбышевской ГЭС Совмина ТАССР) 24 января 1952 г. направил заместителю председателя Совмина ТАССР А. Н. Гаврилушкину «Список населенных пунктов и дворов в них, затрагиваемых Куйбышевским водохранилищем по предварительным данным Гидропроекта МВД СССР». В этом списке упоминаются 15 районов ТАССР и в них 203 селения. Общее число дворов в данных селениях — 26 484, из них подлежало затоплению 4 511 и подтоплению 2 1374. В примечаниях указывалось, что «селения, включенные в список, но не имеющие переселяемых дворов, находятся в 3-км зоне водохранилища»5.
В уточненном мною списке числятся 149 затопленных населенных пунктов Татарстана (из них 88 полностью и 61 частично). О чем говорит цифра в 203 селения? Мне думается, имела место некоторая перестраховка проектировщиков Гидропроекта. Возможно, они предполагали, что многие поселения могут оказаться в зоне сильного влияния будущего водохранилища и их будет необходимо перенести.
Выносимые населенные пункты в зависимости от ряда местных условий — степени затопления, размеров остающихся сельскохозяйственных земель и прочего — размещались на новых площадках в пределах своих же населенных пунктов на более высоких отметках или во вновь организуемых поселениях либо путем приселения в другие, уже существующие населенные пункты.

Общий вид г. Ставрополь-на-Волге. Начало 1950-х гг.

Левобережная строительная площадка Куйбышевской гидроэлектростанции. 1950-е гг.

Перекрытие Волги, понтонный мост. Октябрь 1955 г.


Различные строения и сооружения, непригодные к переносу, сносились и вывозились за пределы зоны водохранилища с оплатой их остаточной стоимости или списанием этой стоимости с баланса. Строения и сооружения государственных организаций, которые можно было перенести, восстанавливались на новых местах. Однако большинство переносимых школ, больниц и других общественных зданий строилось там заново.
Для решения вопроса о годности к переносу строений и сооружений и для оценки их стоимости на момент сноса, определения расходов по переносу и размера неиспользованных затрат на землях, отходящих в зону затопления, а также необходимого количества фондируемых стройматериалов для восстановления строений, создавались оценочные комиссии.
Переселяемым колхозам, колхозникам, рабочим и служащим за счет сметы Куйбышевгидростроя выделялись средства на разборку, перевозку и сборку на новых местах их строений с добавлением при этом необходимых новых строительных материалов; на компенсацию за строения и сооружения, которые не могли быть перенесены; на пересадку фруктово-ягодных и декоративных насаждений, на компенсацию за насаждения, которые по различным причинам признавались негодными к пересадке, за неиспользованные удобрения, мелиоративные устройства и прочее (так называемые неиспользованные затраты); на перевозку имущества; для найма квартир на время переноса и восстановления строений и на другие расходы, связанные с переселением и выносом строений.
Сельхозбанк был обязан выдавать нуждающимся переселенцам долгосрочный кредит — на новое строительство домов до 6 тысяч рублей и 3 тысячи рублей на ремонт и восстановление домов на семью. Рабочим и служащим, не имевшим собственных домов, в случае отказа властей предоставить им жилую площадь на новом месте должна была выплачиваться денежная компенсация в размере тысяча рублей на семью. Инвалидам Великой Отечественной войны, одиноким престарелым и нетрудоспособным гражданам, проживавшим в домах, не подлежавших переносу и восстановлению, местные исполкомы предоставляли жилплощадь.
Переселяемые колхозы, колхозники, рабочие и служащие освобождались от обязательных поставок сельхозпродуктов государству, от уплаты сельскохозяйственного налога, подоходного налога и страховых платежей сроком на два года. Колхозы, переселившиеся всем составом, члены колхозов полностью освобождались от вышеуказанных поставок и платежей на тот же срок по числу переселенных хозяйств.
Совмин СССР обязал облисполкомы и совмины регионов, затрагиваемых зоной затопления, произвести техническую инвентаризацию подлежащих сносу и переносу строений и сооружений колхозов и населения с составлением сметно-финансовых расчетов стоимости переноса и всех прочих материалов к актам оценочных комиссий.
Предусматривался вынос или укрепление кладбищ. Кладбища очищались от крестов, памятников и оград. Один из пунктов «Технических условий затопления водохранилищ» гласил: «Трупы из могил, как общее правило, не переносятся. Родственникам умерших разрешается перенос трупов с соблюдением инструкции Всесоюзной государственной санитарной инспекции»6.
Постановление Совмина СССР от 21 ноября 1951 г. определяло круг ведомств и организаций, отвечающих за переселение населения и перенос строений и сооружений. Организацией переселения населения и переноса строений и сооружений, принадлежавших местным советам, колхозам, колхозникам, рабочим и служащим, занимались облисполкомы, совмины автономных республик и соответствующие городские, районные, поселковые и сельские советы. Перенос зданий и сооружений, принадлежавших колхозам, а также жилых домов и других строений колхозников и отдельных лиц, осуществлялся самими владельцами. Районные и городские исполкомы обязаны были оказывать помощь транспортом и стройматериалами.
В ТАССР переселением и переносом строений и сооружений из зоны затопления занимались переселенческий отдел Совмина ТАССР и Казанский отдел ОПЗЗ управления Куйбышевгидростроя, а также министерства сельского и коммунального хозяйств. В состав последних вошли специально созданные строительные тресты Татсельстрой, Татгражданстрой и Татжилкоммунстрой. Схема переселения и переноса в республике была аналогична другим областям.
В зону водохранилища попали 30 км железной дороги с мостовыми переходами через Волгу у Ульяновска и Казани и 590 км автодороги. Естественно, производился вынос затопляемых участков дорог или поднятие их полотна, крепление откосов насыпей и прочие работы. Из зоны будущего водохранилища также выносились телеграфно-телефонные станции, переустраивались опоры.
Затопление в ТАССР проводилось в две очереди. Первая до отметки «+ 46 метров», вторая — до отметки «+ 53 метра». Оно начиналось после того, как по оценочным актам людям выплачивалась первая часть денежной компенсации. Вторая часть выдавалась при условии выполнения требований по полной очистке затопляемого места.
Согласно ценникам, разработанным институтом «Татпроект» для районов на перенос и снос строений в зоне затопления, средняя стоимость переноса на один двор должна была составить 10 758 рублей. Расходы по переносу общественных строений колхозов определялись из расчета 38,6 рублей за кубометр, на эвакуацию населения — по 170 рублей, а на перевозку имущества — по 60 рублей на один переселяемый двор7. Общая примерная стоимость переноса всех строений равнялась 112 млн. рублей8.
В мероприятиях по устройству новой усадебной территории проектом предусматривалось устройство 428 шахтных, 21 артезианского колодцев, 12 водонапорных башен, водопроводов, 30 прудов и водоемов, 47 мостов, 82 мостков пешеходных на общую сумму 6,9 млн. рублей. Это составляло 845 рублей на один двор переселяемых9.
Общая стоимость всех мероприятий по указанному проекту равнялась 159,6 млн. рублей, а дополнительных мероприятий — 175,4 млн. рублей (всего — 335 млн.)10. Общий объем финансирования подготовки ложа водохранилища за счет компенсации Куйбышевгидростроя в 1953 г. по ТАССР составил 187,9 млн. рублей, всего с 1952 по 1954 г. — 452,5 млн. рублей11.
Весной 1952 г. были организованы четыре базы материально-технического снабжения переселения: Мурзихинская для обслуживания Алексеевского района, Куйбышевская для северной части Куйбышевского района, Лаишевская для Лаишевского района и Казанская база для обеспечения нужд переселения и инженерной защиты Казани, а также Юдинского, Верхнеуслонского, Высокогорского и Столбищенского районов12.
Несмотря на поддержку государства, переселенцы испытывали большие трудности. Некоторые были не согласны с оценкой своих домов и хозяйственных построек. Хроническая нехватка жилья, особенно в городах, обострялась необходимостью переселять на новые места тысячи людей. У многих из них дома нельзя было перенести из-за того, что они были ветхими или каменными. Таким людям нужно было выдать денежную компенсацию или предоставить новое жилье. Но размер этой компенсации составлял лишь тысячу рублей, а новых домов строилось недостаточно.
В ряде районов (Алексеевский, Лаишевский) вопреки правилам новые места населенных пунктов определялись без обсуждения проекта переселения на общих собраниях колхозников. Поэтому переселенцы были вынуждены уезжать в другие регионы СССР в поисках лучшей жизни. Иные просто не хотели переселяться, категорически отказываясь от выселения. Существовало и множество других проблем, в том числе недостаток транспорта, стройматериалов и плохое водоснабжение на новых местах.

Здание педучилища в Куйбышеве. Начало 1950-х гг.

Вид ул. Кооперативной г. Ставрополь-на-Волге. Начало 1950-х гг.

Общий вид г. Ставрополь-на-Волге. Начало 1950-х гг.


Желания перебраться на новое место не прибавляли и большие расстояния переселения, особенно в левобережных районах. Так, в 1952 г. девять переселяемых населенных пунктов Лаишевского района переносились на расстояние от 5 до 40 км (средневзвешенное расстояние — 25,5 км), 10 переселяемых селений Алексеевского района — на расстояние от 3 до 30 км (средневзвешенное расстояние — 19,8 км)13. Сходное положение было и в Куйбышевском районе.
Ход переселенческих работ более подробно проследим на примере Куйбышевского (ныне Спасского) района. По нашим подсчетам всего в зону затопления по району попадало полностью или частично примерно 39 населенных пунктов. Из них 26 поселений в 1956-1957 гг. затопили практически полностью, остальные 13 — частично.
Количество переносимых домовладений в частично затопляемых населенных пунктах района было различным. Так, в с. Куралово из 106 дворов перенесли 70, в с. Измери — 80 из 147, в с. Болгары — 105 из 187. В некоторых селениях (с. Щербеть, Полянки, Вожи, д. Балымеры и п. Ржавец) в зону подтопления попало считанное число домовладений — от двух до семи.
После завершения работ по созданию водохранилища в 1957 г., когда уровень воды достиг отметки 53 м, в Куйбышевском районе затопило 54 834 га, в том числе приусадебные земли — 598 га, пашни и огороды — 8 501 га, сенокос — 16 895 га, выгон — 5 466 га, сады и ягодники — 30 га14.
Как и по всем берегам нового моря, в районе начались интенсивные процессы берегообрушения. Это повлекло за собой необходимость продолжения переселений и после заполнения чаши водохранилища.
А на месте стоявших в низине сел плескались воды Куйбышевского водохранилища. Известный ульяновский поэт Н. В. Марянин, предки которого жили в затопленной деревне Комаровке, писал:
Разыгралась река-сумасбродка,
Волны пенились, словно вино,
И деревня моя Комаровка
Уходила на волжское дно.
Отдавая последние силы,
Исчезали дома и сады,
И на кладбище тихом могилы
Захлебнулись от черной воды.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Родионов Г. А., Подоплелов Л. С. Волжско-Камский каскад гидроэлектростанций — основа комплексного использования водных ресурсов Поволжья. – Саратов, 1983.
2. НА РТ, ф. Р-128, оп. 2, д. 953, л. 94-95, 96-98, 101, 103.
3. Там же, д. 950, л. 7, 37, 86, 117, 159.
4. Там же, д. 949, л. 17, 29-31, 45-54, 80, 82, 92, 107, 108, 150-151, 164, 165, 179, 226.
5. Там же.
6. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО), ф. Р-3037, оп. 2, д. 113, л. 1-7.
7. Там же, д. 953, л. 94-95, 96-98, 101, 103.
8. Там же.
9. Там же.
10. Там же.
11. Там же, д. 951, л. 11, 56, 170, 185, 186, 213, 215.
12. Там же, д. 950, л. 7, 37, 86, 117, 159.
13. Там же, д. 949, л. 17, 29-31, 45-54, 80, 82, 92, 107, 108, 150-151, 164, 165, 179, 226.
14. Архив загса г. Болгар Спасского района Республики Татарстан, ф. 195, оп. 1, д. 328, л. 2, 3.

Евгений Бурдин,
краевед (Ульяновск)