2006 2

Хранители исторической памяти народа

«Хранители исторической памяти народа» — так я назвал в одной из своих книг коллег-архивистов. За свою многолетнюю научную работу мне приходилось бывать во многих архивах нашей страны и зарубежья. Если я чего-то достиг в области истории, то во многом благодаря постоянной и, подчеркиваю это, бескорыстной помощи архивистов, профессиональные контакты с которыми нередко перерастали в дружеские отношения. Из своих наград я, пожалуй, больше всего горжусь званием «Почетный архивист», присвоенным Федеральной архивной службой России.
Предлагаемые читателю записки-воспоминания — это взгляд на архивы и людей, связанных с ними, глазами студента, затем учителя, аспиранта, партийного работника, преподавателя вуза и председателя Общества историков-архивистов республики, которое я возглавлял более десяти лет. Мне пришлось встречаться и с легендарными архивистами 1920-1930-х гг., в частности, с Е. В. Грачевым — автором давно уже ставшей библиографической редкостью книги «Казанский Октябрь. Хроника революции 1917 г.». Храню его письма и воспоминания о начале работы Казанского истпарта, судьбе его основателей, работниках архивов и Казанского музея революции. Но путешествие в глубины памяти затягивается и, очевидно, надо переходить к небольшим «портретам» архивистов, ученых, тех, с кем встречался и, к счастью, со многими могу еще встретиться, выслушать их советы, получить помощь в исторических разысканиях. Разумеется, обо всех не расскажешь, но я пишу не диссертационное исследование, хотя и у него есть пределы. Упоминая те или иные архивы, буду придерживаться тех названий, что бытовали в период моей работы. Так, теперешний РГАСПИI будет для меня, да и не только для меня, добрым, старым ЦПАII с уютными залами. Особенно мне нравились зал имени Толстухи, куда приносили секретные документы, библиотека, да и буфет, который иногда превращался в дискуссионный клуб, так как в залах разговаривать не полагалось. Из исследователей, с которыми там общался, особенно запомнились А. Ненароков, Л. Зак, С. Федюкин, А. Иванов, В. Есаков. Храню подаренные ими книги и присланные письма. Кстати, А. Ненароков стал одним из авторов вышедшей в 1992 г. уникальной книги «Несостоявшийся юбилей. Почему СССР не отпраздновал свое 70-летие?», которая содержит множество не опубликованных ранее документов, показывающих славный и трагический путь страны. Благодарен ветеранам ЦПА, людям огромного личного обаяния, Ю. Амиантову и Г. Горской.
Помню и маленький зал Архива КГБ СССР на ул. Кузнецкой. Там чаще всего приходилось иметь дело с руководителем архивной службы КГБ В. Гусаченко и всегда внимательными к исследователям архивистами Ю. Жадобиным и В. Якушевым. Запомнились мне кабинеты и залы архивов «Пироговки»III, архива РСФСР на Бережковской набережной, архивов в Химках и Подольске. Не называю их полными названиями, ведь за теперешними переименованиями улиц и учреждений не всегда уследишь.
Были и встречи с архивистами, историками и писателями Японии, США, Турции, Венгрии, Франции. Бесценные сведения получил я от Шантал Лемерсье-Келькеже, написавшей вместе с Беннигсеном фундаментальные работы о политической жизни российских мусульман в ХХ столетии, в которых особенно много внимания уделено татарам. Дело Беннигсена успешно продолжила его дочь историк М. Броксап, издавшая в Лондоне на русском языке книги ряда авторов и запрещенные в СССР документы.
Отдельно хочу отметить вклад в изучение политической и культурной жизни тюркских народов России Кенези-Мурат, писательницы и журналистки, побывавшей во многих горячих точках планеты. Когда мы были с ней у Президента РТ М. Ш. Шаймиева, он весьма заинтересовался ее взглядами на историю татарского народа и посоветовал продолжать изучение этой проблемы. С Кенези-Мурат меня связывают и личные дружеские отношения. Она заочно познакомила меня с Ахметом Бен-Беллой — первым президентом Алжира, Героем Советского Союза и большим почитателем идей Мирсаида Султан-Галиева. До сих пор храню его телеграмму по поводу юбилея этого выдающегося политика ХХ в.
Особое место занимают встречи с самым, пожалуй, крупным знатоком проблем мусульман России, а также творчества М. Султан-Галиева, профессором из Токио Масяуки Ямаучи. Он являлся составителем нескольких сборников документов из турецких архивов, которые сопроводил своими комментариями. В них содержится немало совершенно неизвестных российским исследователям материалов, приоткрывающих ряд политических тайн эпохи создания СССР. Храню его книги с теплыми посвящениями. М. Ямаучи подробно рассказал мне и о «тонкостях» работы в архивах Турции, и об особенностях характера их руководителей, в частности руководителя архивной службы Турецкой республики И. Бинарка, с которым я лично познакомился и беседовал в Москве и Казани. Переговоры вели вместе с начальником ГАУ при КМ РТ Д. Шарафутдиновым и академиком И. Тагировым о положениях разрабатываемого при полной поддержке Росархива между Главным архивным управлением при КМ РТ и архивами Турции договора о сотрудничестве. Разговаривали с И. Бинарком на смеси татарского и английского языков, отлично понимая друг друга. Жена его — татарка, а дочь проходила стажировку в Японии у М. Ямаучи. Так причудливо иногда переплетаются судьбы людей.
Благодарен за знакомство с М. Ямаучи моему другу Альфреду Халикову, человеку незаурядному, создателю известной в мире археологической школы. Его дело продолжает мой бывший студент и ученик А. Халикова член-корреспондент АН РТ Фаяз Хузин — сейчас, пожалуй, одна из самых заметных фигур в исторической науке.
Почти все названные зарубежные ученые, писатели и государственные деятели работали в казанских архивах, и я рад тому, что оказал им в этом помощь и консультировал по некоторым проблемам.
Не могу не назвать и великолепных знатоков архивов Москвы и Казани Нияза Субаева и Ильдуса Гизатуллина, с которыми я постоянно обменивался информацией, необходимой для исследовательской работы. Бывали у нас и научные споры, однако совершенно не влиявшие на личные отношения. Н. Субаев специализировался на изучении судеб турецких коммунистов, работавших в России. «Лебединой песней» И. Гизатуллина стала книга о мусульманских формированиях Красной Армии — практически готовая добротная докторская диссертация.
В очерках об историках, конечно же, расскажу и о коллегах: И. Р. Тагирове, А. Л. Литвине, Р. К. Валееве, М. А. Мулюкове, незаслуженно забытом М. З. Тутаеве (бывшем секретаре обкома, великолепном аналитике, защитившем докторскую диссертацию на огромном архивном материале), а также о моих первых учителях И. М. Ионенко, Р. Ш. Тагирове, Е. И. Устюжанине, блестящем лекторе и исследователе Н. П. Мунькове. Хочу особо отметить, что книга Н. П. Мунькова о дипломатической деятельности фельдмаршала М. И. Кутузова стала первой из трудов казанских историков, опубликованных в послевоенное время в Москве, а пособие по историографии и сейчас еще не утратило своего значения. Заслуживает особого внимания и Ю. Г. Трунский — выдающийся специалист по истории Франции, еще в 1960-е гг. неоднократно получавший приглашения читать лекции в Париже. Но почему-то он был «невыездным», не помогло и личное приглашение одного из руководителей Французской компартии. Мое обращение в обком КПСС, как секретаря партийной организации КГПИ, тоже ничего не дало.
Среди замечательных людей, встретившихся на моем пути историка-архивиста, писатель Валентин Пикуль, которого по праву можно назвать «русский Дюма ХХ в.». Он просил меня прислать некоторые материалы для будущей книги о секретаре Петербургской академии художеств В. И. Полянском. В. Пикулю нравилось название моего очерка «Казанский друг Вольтера». Но роман писатель задумал намного шире, его рабочее название звучало приблизительно так: «Масоны в столицах и провинции». К сожалению, преждевременная смерть помешала осуществлению многих творческих планов этого выдающегося писателя и историка. А сейчас о тех, кто непосредственно работал в архивах.
Начнем с кратких портретов и заметок о людях архивов, сыгравших свою роль в моей жизни историка, неразрывно связанной с документальными источниками. Все они заслуживают доброе слово и благодарную память. С Е. В. Грачевым я встретился в партийном архиве, находившимся в подвальном, но довольно благоустроенном помещении обкома КПСС, что на площади Свободы. Это был период весьма активной публицистической и публикаторской деятельности, и люди, выжившие после репрессий, и их родственники буквально осаждали архивы: кто-то в поисках материалов о своей деятельности для восстановления партийного стажа, необходимого для назначения персональной пенсии, кто-то в хлопотах о присвоении имен своих соратников и близких улицам или школам города и т. п. Тогда, это кажется было в начале 60-х годов, я и познакомился с Е. В. Грачевым, крепким человеком лет шестидесяти с небольшим. Во время разговоров в «курилке», то есть на лестничном марше, ведущем в архив, он рассказал о своей судьбе. Я знал его фамилию и раньше: книга Е. В. Грачева «Казанский Октябрь. Хроника революции 1917 г.» была в моей библиотеке. Разговор с Грачевым начался с его расспросов о судьбе моего родственника Гасима Мансурова, известного политического деятеля, ученого-историка, проходившего по делу М. Султан-Галиева. А потом он подробно рассказал и о себе. Жил он в Бугульме, где и родился. Получив там однокомнатную квартиру как реабилитированный, долгое время работал экономистом у нефтяников. А на мой вопрос о том, почему не перебрался в Казань, ответил коротко и ясно: «У меня здесь никого нет, а к нефтяному краю уже привык». Возвращаться к научной работе не собирался, хотя воспоминания писал.
Вскоре после этого разговора Е. В. Грачев прислал мне свои заметки о деятельности Татистпарта, Музея революции и их ведущих работников, а также о других людях, в той или иной мере причастных к истории революции и не только в Казани. Он подробно рассказывал и о тех, кто работал в Губернской ученой архивной комиссии до революции и при первом уполномоченном архивного управления Казанской губернии профессоре И. А. Стратонове. Из архивистов-профессионалов того времени, с некоторыми из которых Е. В. Грачев общался лично, он называл Д. Н. Батуева, И. М. Покровского, П. Д. Ступишина, С. И. Порфирьева, М. А. Троицкого, П. Д. Лапина и некоторых других. Многие из них были связаны с архивами еще до 1917 г. Е. В. Грачев пришел в Татистпарт в 1924 г. студентом третьего курса Восточно-педагогического института и был назначен штатным помощником руководителя архива Н. А. Знаменского. Рекомендовали студента, занимавшегося изучением архивов, известные историки Н. Н. Фирсов и Е. И. Чернышев. Это были «золотые годы» истпарта: еще были живы и активно работали участники революции и Гражданской войны, которые охотно присылали свои воспоминания, письма, фотографии и документы в архив. На многих предприятиях Казани создавались ячейки содействия истпарту. Обсуждение событий и книг велось весьма свободно.
Книга Е. Грачева «Казанский Октябрь. Хроника революции 1917 года», изданная в 1926 г., наряду с трудом Н. Ежова «Военная Казань в 1917 году» 1924 г., а также сборником документов 1927 г. «Борьба за Казань» (составитель Н. Знаменский), давно требует переиздания. Они были написаны тогда, когда еще не было особо жесткого контроля над изданиями. Неплохо было бы объединить их в одном томе, сопроводив квалифицированным комментарием современного специалиста по казанскому Октябрю, каковым я лично вижу доктора исторических наук И. Р. Тагирова. Возможно, надо дать в виде приложения некоторые уникальные документы и иллюстрации из фондов НА РТ и ЦГА ИПД РТ. К слову, огромную помощь в сборе документов и редактировании сборника Е. И. Грачеву оказали Н. А. Знаменский и Е. А. Чернышев. Законы научной этики соблюдались строго, и ни один из них не рвался быть соавтором.
В декабре 1925 г. во время празднования в Казани юбилея Первой русской революции состоялся торжественный вечер, на который приехали многие активные участники революционных событий и Гражданской войны. На нем Е. И. Грачеву было поручено создать музей революции. Он открылся в 1925 г., впоследствии все его фонды были переданы в Государственный музей Татарии. Грачев перешел на преподавательскую работу в педагогический институт и заведовал кафедрой вплоть до своего ареста в 1936 г. Из жизни он ушел в начале 1970-х гг. в Бугульме.
Мое первое знакомство с архивами на профессиональном уровне состоялось в конце 1950-х гг., когда я по совету Н. П. Мунькова и Е. И. Устюжанина начал изучать историю по документам, помогал советами в этом и мой декан по институту И. М. Ионенко. В 1958 г. я опубликовал первую печатную работу в только что восстановленном журнале «Коммунист Татарии», редактором которого был Ш. Х. Хамматов. Именно он сказал мне, молодому инструктору отдела науки и школ обкома, которым заведовал Ш. Х. Хамматов, что если я не буду знать архивы, то никогда не стану полноценным специалистом. Ведь тогда, в 1954 г., Хамматов был единственным кандидатом наук в этом учреждении. Партийный архив помещался в Петропавловском соборе, и Хамматов разрешил мне раз в неделю работать там с документами. Тем более некоторые из них нужны были и ему при подготовке выступлений в районах и для докладов. Там и определилась тема, которой я занимаюсь всю жизнь, — развитие народного образования, науки и культуры в широком понимании этого слова. Позже это стало темой моей кандидатской диссертации.
Заведующей партийным архивом была А. И. Лебедева. После ее ухода в институт на смену пришла М. Б. Кочурова — выпускница Московского историко-архивного института. Человек весьма строгий, она вместе с тем никогда не отказывала в помощи. Там я познакомился со многими исследователями, которые потом стали моими коллегами по вузу, — А. Л. Литвиным, У. Б. Беляловым, М. А. Кибардиным и др. Нельзя не сказать еще об одном человеке, который был и до сих пор остается одним из наиболее активных помощников исследователей. Это старейший сотрудник архива — Софья Сергеевна Елизарова. Но знакомство с этим человеком, великолепно знающим фонды и всегда готовым пойти навстречу исследователям, допуская даже небольшие «поблажки», состоялось позднее, когда партийный архив переехал в новое здание обкома на площади Свободы.
В начале 1960-х гг. я начал активно работать и в Центральном государственном архиве ТАССР, помещавшемся за зданиями прокуратуры и Верховного суда республики на ул. Ленина. С тех пор поддерживаю самые тесные связи с этим архивом и его директором Людмилой Васильевной Гороховой, не только обаятельным человеком, но и архивистом, что называется, от бога. Под ее крылом выросла целая плеяда специалистов архивного дела. Под руководством Л. В. Гороховой были изданы и издаются весьма примечательные и востребованные широкой научной общественностью сборники документов. Назову только два последних, посвященных вкладу промышленности Татарстана в победу в Великой Отечественной войне и истории знаменитой Казанской татарской учительской школыIV. Значительный вклад в создание таких сборников внесли также архивисты Н. А. Шарангина, Л. В. Хузеева, Н. Д. Нерозникова, Н. С. Горицкая и др.
Заведующей читальным залом была Асия Фатхуллина, человек весьма энергичный и отзывчивый. Часть фондов и книги, в частности остатки библиотеки «Художественно-исторического хранилища казанского дворянства», располагались в здании церкви на ул. Старой. Вскоре, благодаря энергичным мерам, предпринятым В. В. Снедковой, они переместились в здания по ул. К. Наджми и Благовещенского собора в Кремле. Замечу, что огромный вклад в издание документальных сборников и монографий о татарстанской нефти внес видный государственный и общественный деятель С. Л. Князев.
Значительную часть моей «архивной» биографии занимает работа с документами партийного архива, результатом которой стало издание серии книг «Борцы за счастье народное», успешно начатое совместно с заведующими архивом А. И. Лебедевой и М. Б. Кочуровой, продолженное Г. К. Касимовым и Д. Р. Шарафутдиновым. Большую помощь мне оказывали Н. В. Юсупова, Н. С. Устименко и др. С Д. Р. Шарафутдиновым тесно связана и работа по восстановлению памяти политических жертв репрессий. Особенно запомнились события, связанные с изучением и подготовкой к печати материалов дела М. Султан-Галиева. Мне пришлось неоднократно знакомиться с делами партийного архива, Архива КГБ СССР, России и других архивохранилищ. Всюду мы встречали полное понимание и поддержку. С пониманием отнеслись к этой работе и руководители областной партийной организации Р. Р. Идиатуллин и ставший вскоре первым Президентом Республики Татарстан М. Ш. Шаймиев. К секретным документам Политбюро ЦК КПСС помогли получить доступ работавший тогда секретарем ЦК КПСС Г. И. Усманов и его помощник О. В. Морозов. Им, очевидно, пришлось преодолеть определенное сопротивление заведующего общим отделом ЦК КПСС Болдина. Некоторые наши материалы были использованы при подготовке реабилитационных материалов в комиссии ЦК КПСС, возглавляемой А. Н. Яковлевым.
Отдельной строкой хочется отметить создание журнала «Гасырлар авазы — Эхо веков», за короткое время ставшего одним из самых авторитетных исторических изданий в России, и создание Татарстанского республиканского отделения Российского общества историков-архивистов (ТРО РОИА). Его председателем доверили быть мне. В обоих случаях большую роль сыграла поддержка Росархива, возглавляемого профессором Р. Г. Пихоя, пришедшим «во власть» в составе команды Б. Н. Ельцина. Человек вдумчивый и хорошо знающий историю России, он провел немало преобразований в структуре архивной службы страны, написал весьма интересную книгу о послевоенном развитии СССР. Большой заслугой Пихоя я считаю не только помощь в создании Общества историков-архивистов республики и журнала, а и поддержку в сложных, но завершившихся успехом переговорах о сотрудничестве архивов Турецкой республики и Татарстана, а также передачу в фонды Национального архива РТ копий с надписей надгробных памятников Булгара, сделанных по указу Петра I.
В ходе участия в деятельности ТРО РОИА мне посчастливилось познакомиться с такими его энтузиастами, как М. В. Стеганцев, бессменный заместитель председателя совета Общества, его председателем, видным ученым академиком А. О. Чубарьяном и с такими самобытными краеведами, как Д. Х. Гарифуллин и В. Н. Соловьев. Дамир Гарифуллин — живущий в селе Сарманово — поэт и философ, чья личная коллекция древних рукописей, пожалуй, не намного уступает академической в Казани. Что же касается знания рукописного наследия татарского и других тюркских народов, то рядом с Д. Х. Гарифуллиным можно поставить только видного ученого, доктора филологических наук М. И. Ахметзянова. В. Н. Соловьев из г. Менделеевска — музеевед, историк — создал первый за последние годы регулярный журнал по проблемам истории края и музейному делу. Не могу не отметить неутомимую и весьма квалифицированную работу как в Обществе архивистов-историков, так и в журнале «Гасырлар авазы — Эхо веков» С. Т. Рахимова, Р. Н. Гибадуллиной, Г. С. Садретдиновой и др. Постоянную помощь в редактировании журнала и ряда других изданий оказывал один из самых квалифицированных историков, из тех кого я знаю, В. И. Пискарев. Хочу упомянуть и безотказного и высококвалифицированного специалиста З. И. Фатхуллина, которому мы обязаны многими иллюстративными материалами в архивных изданиях нашей республики. Некоторые из названных мною лиц вполне заслуженно продвинулись по служебной лестнице, но продолжают в различной форме служить архивному делу.
Замечу также, что мне в качестве руководителя ТРО РОИА пришлось участвовать в работе ряда российских и международных конференций, быть официальным членом делегации во время государственных визитов Президента РТ М. Ш. Шаймиева в Венгерскую республику и Францию, в период которых состоялись встречи с учеными и общественными деятелями. Особое место занимает моя поездка летом 1994 г. в Чеченскую Республику, где я выступал в г. Грозном на международной конференции по политическим аспектам российско-чеченских отношений. Мой доклад, опиравшийся на архивные источники, был положительно встречен участниками форума. Состоялось несколько бесед с руководителями республики, в том числе с Д. М. Дудаевым, а также с работниками тогда еще не сожженного архива Чеченской Республики. О своих впечатлениях после приезда я подробно рассказал М. Ш. Шаймиеву и опубликовал несколько статей в печати.
Отдельного очерка заслуживает деятельность архивистов в районах и городах республики, благодаря кропотливому труду которых значительно пополняется архивный фонд Татарстана. Меня радует, что архивное дело в республике находится на подъеме, растет и его международный авторитет. Удовлетворен я и тем, что мое предложение относительно кандидатуры на место председателя ТРО РОИА, того, кто должен был сменить меня на этом посту, было поддержано архивистами. Им стал мой друг и выдающийся историк И. Р. Тагиров.
Недавно на международной конференции по архивному делу, состоявшейся в Стамбуле, успешно выступил по проблеме сотрудничества с архивами Турции начальник ГАУ при КМ РТ Д. И. Ибрагимов. Это открывает новые благоприятные перспективы взаимовыгодного сотрудничества архивных служб. Приятно сознавать, что при всех пертурбациях управленческой структуры архивного дела России, во главе его «мозгового центра» находится крупный ученый и смелый государственный деятель член-корреспондент РАН В. П. Козлов. Уверен, что он останется в истории архивного дела и благодаря своей научно выверенной, публицистичной, в хорошем смысле этого слова, книгой «Обманутая, но торжествующая Клио», где на основе анализа многообразных источников раскрывается история ряда «знаменитых» архивных фальсификаций, вызвавших большой общественный резонанс во всем мире.
Долго думал над завершающей фразой этого краткого очерка. Читатель поймет, почему. Мне запомнилась чеканная формулировка, прочитанная мной в журнале «Советские архивы» № 2 за 1991 г.: «Без архивов нет истории, без истории нет науки, без науки нет прогресса». Это строки из довоенного приказа, связанного с передачей архивной службы в ведение НКВД. Приказ подписал Л. П. Берия. Человек он был неоднозначный. Как сказал о нем известный писатель и историк Б. Соколов: «Творил добро, отнюдь не порывая со злом». Возможно, приведенные мною строки Л. П. Берия подсказали сами архивисты. Добавлю от себя, что документ не должен зависеть от субъективного отношения к нему автора. Ни один документ не может по определению сохранить или дать полную картину происходивших или происходящих событий. Любой из них носит личностный отпечаток. Лишь комплексный подход к источникам позволяет приблизиться к истине.

I Российский государственный архив социально-политической истории (прим. ред.).
II Центральный партийный архив (прим. ред.).
III Российский государственный архив древних актов и Государственный архив Российской Федерации на ул. Б. Пироговской г. Москвы (прим. ред.).
IV Татарстан — один из арсеналов победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Сборник документов и материалов. – Казань, 2004. – 160 с.; Казанская татарская учительская школа 1876-1917 гг.: Сборник документов и материалов. – Казань, 2005. – 256 с. (прим. ред.).


Булат Султанбеков,
профессор