2006 2

Каким должен быть Закон о национальной политике?

Национальный вопрос — вопрос мирового значения. Нет страны, в которой он не стоял бы в той или иной форме. В ряде случаев его отдельные аспекты решаются посредством реализации внутренних возможностей той или иной страны. В других случаях, когда он приобретает небывалую остроту, за его решение берутся международное сообщество, межгосударственные структуры. Таковы проблемы Косово в его взаимоотношениях с Сербией, Палестины в ее взаимоотношениях с Израилем, Абхазии и Южной Осетии в их взаимоотношениях с Грузией. В таковую грозит превратиться проблема Чечни и вообще республик Северного Кавказа в их взаимоотношениях с федеральным центром.
В то же время было бы не правильно считать, что национальный вопрос может быть решен раз и навсегда. Это вечная проблема, которую невозможно решить окончательно. Между тем в советский период истории страны был сделан вывод о том, что национальный вопрос в том виде, в каком он был унаследован от прошлого, решен полностью и окончательно. При этом никого не интересовало, в каком состоянии находились учреждения национальной культуры, национальные школы, система обучения родному языку. Более того, был взят курс на их ликвидацию. Считалось, что национальные языки, равно как и национальное самосознание их носителей, в недалеком будущем должны исчезнуть. И они исчезали, а с ними — та самобытность народов страны, которая являлась важнейшим фактором сохранения ее единства. В результате выросло несколько поколений людей, не знающих родного языка, не интересующихся культурой своего народа. Это и считалось решением национального вопроса.
Со второй половины 1980-х гг., с началом перестройки, повсеместно стали создаваться национальные организации. В качестве цели они обозначили достижение реального равноправия народов и республик, превращение страны в подлинную федерацию, придание реального государственного статуса родным языкам.
Таким образом выяснилось, что национальный вопрос в стране был лишь загнан вглубь. Последствия его нерешенности, словно гангрена, начали распространяться по всему советско-коммунистическому пространству. А ведь друзья СССР, в частности как лидер итальянских коммунистов Луиджи Лонго, предупреждали, что с каждым шагом исторического развития значение национального вопроса будет возрастать.
Советские республики, в первую очередь прибалтийские, одна за другой, начали добиваться по настоящему суверенного статуса. С этой точки зрения представляет интерес «круглый стол», состоявшийся 8-9 февраля 1989 г. в Риге под девизом «Слышать друг друга». Он был организован журналом «Коммунист» при участии журналов «Коммунист Советской Латвии», «Коммунист Эстонии» и «Коммунист» (Литва). Его материалы и материалы других «круглых столов», как и факты, содержавшиеся в многочисленных письмах и сообщениях с мест, публиковавшиеся на страницах газет и журналов, дают представление о том, как в двери и окна страны сначала робко, а потом все громче и требовательнее стучалась подлинная федерация1.
Чем же были недовольны республики? Тем, что народы этих республик не являлись собственниками земли и ее недр. Тем, что большинство предприятий, банков, сетей и средств связи, систем транспорта и энергетики в республиках находились в союзном подчинении и господствовал диктат союзных министерств. Тем, что росла миграция из Российской Федерации и сокращалась доля коренного населения. Тем, что неуклонно сужалась сфера применения родных языков по принципу, подмеченному членом-корреспондентом АН Эстонии И. Апине, — чем быстрее переход на русский язык, тем лучше.
В союзных республиках, и не только прибалтийских, говорили, что надо было давно пересмотреть распределение компетенций между Союзом и республиками с тем, чтобы конституции республик обозначили их как суверенные государства в составе СССР. Чтобы в них были бы закреплены основы политической, экономической и социальной систем, гражданство, конституционный статус находящихся на ее территории граждан других республик, организация и форма реализации государственной власти2.
Обеспокоенность судьбой своей культуры и языка царила всюду. На съезде литовских коммунистов генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву, принимавшему участие в его работе, был задан вопрос: «Михаил Сергеевич, расшифруйте, пожалуйста, каждое слово гимна СССР: “Союз нерушимый республик свободных навеки сплотила великая Русь”». Растерявшемуся генеральному секретарю делегаты сказали: «Не затрудняйте себя этим здесь, Михаил Сергеевич. Это вам домашнее задание». Вывод напрашивался сам собой: СССР и КПСС не могут существовать в прежнем виде.
Чего же добивались республики? В начале перестройки они добивались лишь признания земли и ее недр достоянием народов, их населяющих, отказа от монополии союзных министерств, перехода к полной экономической самостоятельности, прекращения миграции русскоязычного населения из центральных районов страны, признания языков коренных народов в качестве государственных, перестройки партии по федеративному принципу и, наконец, решительного расширения прав республик до уровня прав подлинно суверенных государств. Речь шла о требованиях, полномасштабное удовлетворение которых не позднее 1988-1989 гг. могло сохранить СССР от распада, а КПСС — от позорного краха. Промедление вело именно к такому исходу, ибо уже участились требования и лозунги, призывающие к выходу из СССР.
Прибалтийские республики стали детонатором идеи кардинальной перестройки страны. Это и понятно: были свежи в памяти времена былой независимости. Народы Прибалтики острее других чувствовали несправедливость тоталитарного режима и именно поэтому, пользуясь началом перестройки, первыми развернули борьбу за реальный суверенитет. «Если бы республиканские законодательные органы имели те же полномочия, что и законодательные органы штатов, — говорил эстонский профессор Ю. Боярс, — наши федеративные отношения были бы в лучшем положении»3.
На Украине боязнь русификации также обрела весьма зримые черты. «Что могло бы ждать Украину в том случае, если бы “Союз нерушимый” оставался нерушимым еще 50 лет?» — задавался вопросом бывший президент Украины Л. Д. Кучма. «Не колонией пыталась Россия сделать “Малороссию”, она пыталась сделать ее частью себя»4. Подобные настроения, правда, в меньших масштабах, охватили и некоторую часть белорусской интеллигенции. Приобретавшая ускоренные темпы ассимиляция создавала угрозу и для других народов: размывалась национальная культура, выходили из сферы официального и научного обращения национальные языки. Научный сотрудник Института востоковедения АН Таджикской ССР С. Абдулло поделился на страницах журнала «Коммунист» наблюдениями о случае, имевшем место в Таджикской государственной филармонии. Кому-то из артистов понадобилось написать заявление на имя директора. «Присутствующие, — отмечал С. Абдулло, — оказавшиеся случайными свидетелями этого случая, помогали ему, но не шибко грамотные в русском письме, они испытывали явные затруднения. Он спросил их: “Что, ваш директор не знает таджикского языка?”. “Знает, он таджик” — был ответ. “Тогда почему же не напишете по-таджикски?”. Ответ: “Говорят — нельзя”»5. В еще более затруднительных условиях находились национальные языки в Российской Федерации. В республиках и в районах компактного проживания нерусских народов России возникали национальные организации, ставившие перед собой задачи национального возрождения.
В этих условиях требовался решительный отказ от многих принципов внутренней национальной политики с тем, чтобы народы страны получили гарантию свободного развития своей культуры, языков, традиций и обычаев и могли свободно распоряжаться своей собственностью, землей и ее недрами. Предстояло искоренить диктат центра, особенно Политбюро ЦК КПСС, и превратить страну в союз свободно и добровольно объединившихся народов и их республик.
Стала совершенно очевидной необходимость реальных и совершенно конкретных шагов, в числе которых — отказ от монополии власти КПСС, немедленное внедрение в государственное устройство страны элементов конфедерации.
КПСС с ее перестройкой хотя и заявила на словах о готовности к решительным действиям, но на деле оказалась не готовой к отказу от монополии власти и преобразованию СССР. Концепция перестройки не содержала конкретной цели, и никто не знал о ее задачах. «У нас, — признавал и сам М. С. Горбачев, — нет готовых рецептов»6. Запоздалые и половинчатые «реформы» в области управления народным хозяйством не решили ни одну из поставленных задач, только внесли дезорганизацию в относительно налаженную командно-централизованную систему управления народным хозяйством. Девиз рижского «круглого стола» «слышать друг друга» остался пустым звуком.
В сентябре 1989 г. состоялся пленум ЦК КПСС, на котором была принята платформа «Национальная политика в современных условиях». Ее проект был опубликован на страницах газет. Однако общественность не обнаружила в ней каких-либо рецептов решения накопившихся проблем.
Создавалось впечатление, что платформа ни в коей мере не направлена на перестройку национальной политики. Она напоминала попытку залатать давно изношенный кафтан. Здесь не было ни слова о принципе равноправия республик. Автономные республики, автономные области и национальные округа оставались в прежнем положении: о признании их суверенитета не было и речи. На сентябрьском пленуме ЦК КПСС говорилось лишь о наполнении существующих форм государственности «реальным содержанием». Однако ни в одном документе это так называемое «реальное содержание» не было раскрыто.
Платформа не учла ни материалов «круглого стола», проведенного в Риге по инициативе самого ЦК КПСС, ни итогов бурных дискуссий, развернувшихся на сентябрьском пленуме по вопросам федеративного устройства страны. Требования, направленные на обретение республиками реального, а не бумажного суверенитета с тем, чтобы, по образному выражению представителя Латвии А. Плотниекса, конституции республик не были бы слепками Союзной конституции, чтобы ответ на вопрос, чем отличается Конституция Латвийской ССР от Конституции СССР, не прозвучал бы — «обложкой»7, остались неуслышанными.
В платформе не было ни слова об отказе партии от монополии на власть и изменении взаимоотношений с партийными организациями республик. Она не затрагивала проблем национальных культур и языков, находившихся в бедственном состоянии, хотя громких деклараций об их «гармоничном развитии» было немало.
Реализация предельно ясного вызова истории до начала 1990 г., т. е. до выборов в верховные советы республик, на которых в большинстве союзных республик коммунисты потерпели поражение, а победили сепаратистки настроенные силы, могла превратить страну в подлинную федерацию с элементами конфедерации. Между тем КПСС, несмотря на полную очевидность своего бессилия, никак не хотела отказаться от руководящей роли. И даже после изъятия из Конституции СССР статьи, закрепившей эту роль, она всячески пыталась укрепить свое положение. Все это, в немалой степени, и явилось причиной развала Союза и краха самой партии.
Однако ни развал СССР, ни уход с политической арены КПСС не могли сами по себе обеспечить решение национального вопроса. Совместная жизнь многих национальностей с многовековыми традициями продолжалась и в новых условиях. На постсоветском пространстве межнациональные конфликты обрели новые формы. Грузия, Армения, Азербайджан, Молдавия и другие республики, ставшие независимыми государствами, продолжали испытывать груз старых межнациональных проблем. Российская Федерация, как правопреемница СССР, также унаследовала эти проблемы. Она, более чем другие республики, нуждалась в научно разработанной национальной политике, способной обеспечить целостность федерации. Встал вопрос: какой она должна быть? Очевидным представляется ответ, что она должна быть эффективной и работать на благо страны, процветание и полнокровное развитие ее народов, на укрепление взаимопонимания между ними. Казалось, Президент России Б. Н. Ельцин понимал это. Он утверждал, что не повторит ошибок Горбачева, и, будучи в августе 1990 г. в Казани, заявил: «Берите суверенитета столько, сколько сможете взять», а в Уфе провозгласил: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Б. Н. Ельцин тогда был очень близок к внедрению в устройство страны ряда элементов конфедерации. Вовсе не случайно, что 3 августа 1992 г. государственный секретарь при Президенте РФ Г. Э. Бурбулис во время встречи с представителями Татарстана В. Н. Лихачевым и И. Р. Тагировым заявил, что Россия должна стать асимметричной федерацией с элементами конфедерации. Это, надо полагать, было и позицией самого Б. Н. Ельцина в условиях отмирания прежней России и рождения новой демократической страны.
Казалось, идея реализации принципа асимметричной федерации с элементами конфедерации должна найти отражение в Концепции и Законе о национальной политике и, разумеется, в Конституции. Это должны были сделать представители общественных наук. Однако они, к сожалению, оказались не способны на такой шаг. В частности, требовался ответ на вопрос, в каком соотношении должны находиться по своему правовому статусу республики и административно-территориальные единицы. Тем более, что немало говорилось о необходимости уравнять права республик с правами краев и областей. Такая постановка есть не что иное, как отражение отживавшего имперского духа. Наоборот, нужно было повысить права административных единиц до уровня республик. Ибо народы СССР задыхались в бесправии. Разница должна была заключаться только в том, что республики как государства суверенны, т. е. они являются хозяевами своих прав и полномочий. Административные же единицы — не государства, а правами и полномочиями наделяются органами власти федерации. Поэтому полномочия республик в отличие от краев и областей незыблемы, и они никем не могут быть изъяты. В целом же, правовые вопросы субъектов должны регулироваться договорами, конституцией федерации и конституциями республик, уставами административных единиц. Такое решение вопроса может обеспечить реальное равноправие всех субъектов федерации.
Конфедеративные элементы Российской Федерации могли бы состоять из ряда самостоятельных независимых министерств гуманитарного профиля, как это было в 1920-е гг., когда шесть наркоматов республик не зависели от соответствующих федеральных наркоматов, что было отражением реальной самостоятельности республик в составе СССР. И это, несомненно, только укрепило бы целостность Российской Федерации.
Однако политические реалии оказались несколько иными. Вскоре Г. Э. Бурбулис оказался не у дел, а Б. Н. Ельцину под давлением имперски настроенных сил пригрозили импичментом. Президент стал постепенно отступать от тех позиций, которые, казалось бы, он занял после развала СССР.
В стране вместо того, чтобы адекватно реагировать на ситуацию, сложившуюся в России после распада СССР, все чаще стали говорить о необходимости усиления силового давления на республики. Об этом свидетельствует «круглый стол», состоявшийся на историческом факультете МГУ 11 и 18 марта 1992 г., на котором преобладающими были голоса в пользу применения принудительных методов решения национальных проблем. Это особенно четко прозвучало в выступлении К. Н. Дебихина, считавшего, что «союз государственно-правового характера» должен строиться на конституции и что «нарушение общефедеральных законов должно признаваться непослушанием центральной власти, которая обязана принуждать отдельных членов союза к исполнению союзных обязательств». Без этого, по его мнению, распад России может стать реальностью. В стремлении Татарстана войти в ООН, в наличии в Чечне своего министерства иностранных дел он увидел тенденцию «превращения России в конфедерацию»8.
Между тем ситуация обретала угрожающие формы. Этому в немалой мере способствовало обострение национальной проблемы на Северном Кавказе. И в первую очередь война в Чеченской Республике, которую, разумеется, можно было избежать, если бы руководство страны адекватно оценило сложившуюся там обстановку.
Чувствовалась настоятельная необходимость в научно обоснованной концепции государственной национальной политики и принятии на ее основе соответствующего закона. До 1996 г. не было ни концепции, ни закона. Концепция государственной национальной политики Российской Федерации была утверждена Б. Н. Ельциным в 1996 г. По ряду своих положений она не удовлетворяла общественность страны, и возникла необходимость создания новой. Ее проект обсуждался в научных кругах. В Государственной думе состоялся обстоятельный разговор представителей республик. Представители Татарстана И. Р. Тагиров и Р. И. Валеев внесли ряд существенных предложений, направленных на улучшение концепции. Однако они не были учтены, и работа по созданию полнокровной концепции национальной политики оказалась незавершенной. Страна так и не увидела ее.
Между тем обстановка в области межнациональных отношений не улучшалась. Промедление с принятием концепции и закона о национальной политике привело лишь к их обострению. Об этом свидетельствуют участившиеся факты насилия над выходцами из Кавказа, Средней Азии и иностранными гражданами. В крупных городах возникали группы воинствующей молодежи, которые избивали и убивали людей нерусского происхождения. Так, широкую огласку получило убийство в Санкт-Петербурге таджикской девочки Хуршиды Султоновой. Убийцы, националистически настроенные молодчики, были осуждены лишь за хулиганство и получили весьма мягкое наказание. Оправданы также и несколько офицеров, представших перед судом присяжных за зверские убийства мирных чеченцев. Участились нападения на культовые сооружения, осквернялись могилы. В Волгограде, Астрахани и некоторых других городах возникли конфликтные ситуации вокруг строительства мечетей, в Москве было совершено нападение на синагогу.
В ряде случаев местные власти оказались не в состоянии оценить такие факты должным образом. Часто они вообще оставались безучастными к ним. А в ряде случаев власти своим бездействием способствовали обострению межнациональных проблем. Об этом наглядно свидетельствуют события в с. Средняя Елюзань Пензенской области. Здесь проживает до 10 тысяч татар, функционирует образцовая национально-культурная автономия. В селе не знают ни пьянства, ни наркомании, ни иных антиобщественных явлений. Все люди трудоустроены. Действуют восемь мечетей, работает медресе. Власти области вместо того, чтобы всячески содействовать упрочению здорового образа жизни, способствуют разжиганию страстей вокруг этого села. В печати появились статьи, сравнивающие обстановку в Средней Елюзани с известными событиями в дагестанских селениях Чабанмахи и Карамахи. Шум и возня вокруг села возбудили в народной памяти события, происходившие в Пензенской области в мае 1929 г., когда за организацию празднования Курбан-байрама были осуждены три десятка мулл, десять из которых были расстреляны. Об отношении администрации области к национальной проблеме свидетельствует нашумевшая статья губернатора Пензенской области В. К. Бочкарева в «Российской газете» под названием «Куда ведет в России национальный вопрос?»9. В ней проводилась линия на отказ от реализации национальных интересов нерусских народов.
Не найдя поддержки у руководства области, жители с. Средняя Елюзань были вынуждены обратиться за помощью в Государственный Совет Республики Татарстан. Тогда в село для изучения обстановки были посланы компетентные лица, которые сделали вывод о надуманности проблемы и искусственном разжигании межнациональной розни.
После этого Государственный Совет РТ обратился в Министерство регионального развития Российской Федерации за разъяснениями. Оттуда был получен следующий ответ. Приведем его полностью:
«Министерство регионального развития Российской Федерации рассмотрело направленное Аппаратом Правительства Российской Федерации и Комитетом Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации по делам национальностей обращение депутатов Государственного Совета Республики Татарстан о необходимости принятия неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации.
Минрегионом России был сделан запрос на имя губернатора Пензенской области В. К. Бочкарева с просьбой предоставить информацию о ситуации, складывающейся в селе Средняя Елюзань в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений, и мерах, предпринимаемых администрацией области по сохранению их стабильности.
На основе письма, полученного от правительства Пензенской области в ответ на вышеуказанный запрос, можно сделать вывод о том, что ситуация, складывающаяся в селе Средняя Елюзань в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений, стабильная и не вызывает серьезных опасений, а правительство Пензенской области четко и оперативно реагирует на события, способные привести к непониманию и дестабилизации межнациональных отношений в регионе.
По поводу других проблем, затронутых в обращении, которые, несомненно, являются важными в жизни такой многонациональной страны, как Россия, Минрегион России сообщает следующее.
По поручению Правительства Российской Федерации министерством совместно с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти подготовлен вариант корректив в концепцию государственной национальной политики Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Федерации 15 июня 1996 г.), в котором, в частности, уделено внимание преподаванию в регионах родного языка.
Сотрудники Департамента межнациональных отношений Минрегиона России принимали участие в научно-практических конференциях (Институт российской истории РАН и МГУ им. М. В. Ломоносова), тематика которых касалась содержания учебников истории, предназначенных для преподавания в школе и вузах. Особое внимание было уделено отражению истории национальных отношений на территории России, а также освещению истории народов в готовящихся к изданию новых учебниках. Аналогичные вопросы рассматривались на II съезде ученых-кавказоведов, проходившем с 26 по 28 февраля 2006 г. в г. Ростове-на-Дону.
Также в качестве механизма реализации концепции государственной национальной политики Российской Федерации Минрегион России разработал проект концепции федеральной целевой программы “Этнокультурное развитие регионов России на 2007-2011 гг.”, который находится на согласовании в заинтересованных федеральных органах исполнительной власти».
Приведем также прилагаемое к этому официальному документу письмо заместителя председателя правительства Пензенской области Е. А. Столяровой заместителю министра регионального развития Российской Федерации М. Н. Пономареву от 17 марта 2006 г.:
«Уважаемый Михаил Николаевич!
На Ваш № 1398-МП/04 от 02.03.2006 направляем информацию о ситуации, складывающейся в селе Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений.
Муниципальное образование “Среднеелюзаньский сельсовет” включает в себя два населенных пункта:
— с. Средняя Елюзань с численностью населения по состоянию на 01.01.2005 — 8 806 человек;
— пос. Смычка с численностью населения 69 чел.
Итого: 8 678 человек.
На территории муниципального образования действует сельский Дом культуры на 350 посадочных мест, где функционируют две библиотеки, кружки — хореографический, музыкальный и др. Имеются две средние школы с численностью учащихся 1 357 чел., функционирует участковая больница, 5 аптечных пунктов.
Учитывая тот факт, что в селе в основном проживают жители татарской национальности, исповедующие ислам, в селе построено 7 мечетей.
Мусульманское духовенство в селе представлено двумя муфтиятами:
Единым духовным управлением мусульман Пензенской области — муфтий Бибарсов А. Ш и Региональным духовным управлением мусульман Пензенской области — муфтий Юнкин А. Х.
Несмотря на то, что ЕДУМ ориентировано на ДУМЕР (муфтий Гайнутдин Р., г. Москва), а РДУМ — на ЦДУМ (муфтий Таджуддин Т., г. Уфа), между муфтиями в селе сохраняются конструктивные доброжелательные отношения.
В связи с желанием молодого мусульманского духовенства открыть медресе в здании по адресу: с. Средняя Елюзань, ул. Коммунальная, 1, принадлежащем благотворительному фонду “Радуга” (зарегистрировано 07.07.2000 Управлением юстиции от 24.08.2000), руководством ЕДУМ было дано разрешение. “Пензенский исламский колледж”, который возглавил директор Курмашев Х. Т., был зарегистрирован 07.07.2003 в Управлении юстиции Пензенской области. Во исполнение Устава колледжа п. 1.1 образовательную деятельность колледж вправе осуществлять при наличии лицензии, что руководителями не было выполнено.
Управлением Федеральной регистрационной службы по Пензенской области и Министерством образования Пензенской области неоднократно выносились предписания об устранении нарушений законодательства.
09.11.2005 представителями Городищенской районной прокуратуры, Управлением по борьбе с организованной преступностью УВД Пензенской области была проведена проверка деятельности колледжа. После проверки прокуратурой Пензенской области было возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ. “Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, также на унижение достоинства человека либо группы лиц, по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения и отношения к религии и равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично с использованием средств массовой информации”.
В настоящее время дело находится в стадии расследования, проводится детальная проверка фактов, экспертизы, выезды сотрудников в регионы страны.
После проверки оперативно на Интернет-сайте Ислам.ru появился ряд публикаций о неправомерности федеральных служб по отношению функционирования колледжа.
29.12.2005 в № 217 газеты “Известия” была опубликована статья Бориса Клина “Семь мечетей пензенской Мекки”, где автор, побывав в селе, сделал свои умозаключения и сравнил морально-психологическую обстановку с дагестанскими селами Карамахи и Чабанмахи.
В ответ на данную публикацию, которая явно отражала максималистскую позицию автора по данному вопросу, ряд лиц во главе с бывшим руководителем ОАО “Елюзаньский” К. Ш. Дебердеевым, неправомерно выдающим себя за председателя так называемой Пензенской национальной культурной автономии татар, обратились к Председателю Государственного Совета Республики Татарстан Ф. Х. Мухаметшину, который, не выяснив основных причин и идя на поводу “мнимых борцов за права татар на пензенской земле”, вынес этот вопрос на всенародное обсуждение.
Правительство Пензенской области в данной ситуации твердо и неумолимо соблюдает основные принципы законодательства в сфере государственно-конфессиональных отношений.
6 декабря 2005 года в г. Городище состоялся “круглый стол”, куда были приглашены имамы всех мечетей села, руководство района, области, представители прокуратуры, УВД области, где дана была правдивая оценка всех мероприятий по выполнению законодательства РФ в сфере духовно-нравственного воспитания молодежи.
13 марта 2006 года село Средняя Елюзань посетил с визитом Верховный муфтий ЦДУМ Талгат Таджуддин, который присутствовал на церемонии вручения муфтию РДУМ Адельше Харисовичу Юнкину Почетного знака губернатора Пензенской области “Во славу земли Пензенской” в честь 70-летия со дня рождения.
Необходимо отметить тот факт, что во время приезда телевизионной группы ОРТ (режиссер Роман Мельник) 10.03.2006 в село Ср. Елюзань во время встреч с муфтиями, имамами и жителями села состоялись откровенные беседы о том, что в селе сохранены стабильность и мирное решение всех существующих проблем.
В соответствии с программой губернатора по развитию села в Средней Елюзани в 2006 году планируется открытие социально-культурного центра и физкультурно-оздоровительного комплекса для молодежи.
Заместитель председателя правительства Пензенской области Е. А. Столярова».
Разумеется, нет особой необходимости в интерпретации этого документа, внесем лишь ряд уточнений в его содержание. Во-первых, не соответствует истине утверждение о том, что Государственный Совет Республики Татарстан не разобрался в сути событий в Средней Елюзани. Село посетили представители республики и телевидения, которые внимательно изучили сложившуюся там ситуацию. И только после этого последовало обращение в министерство регионального развития. Во-вторых, никакого всенародного обсуждения организовано не было. Возникает вопрос: почему же руководство области, если оно не согласно с публикацией Б. Клина, само не дало ей оценку? Вполне естественно, что татарской общественностью области молчание было воспринято как согласие с ней.
События в Средней Елюзани, как зеркало, отразили обострение межнациональных отношений в регионе. Требовались незамедлительные меры по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному согласию в стране.
В этих условиях Государственный Совет Республики Татарстан обратился к Президенту, Правительству и Федеральному собранию Российской Федерации с предложением принять решительные меры. Обращение было положительно воспринято палатами Федерального собрания. В ответе председателя Совета Федерации С. М. Миронова говорилось, что Верхняя палата российского парламента разделяет озабоченность депутатов Государственного Совета Республики Татарстан, и предлагалось Ф. Х. Мухаметшину войти в состав создаваемой Советом Федерации объединенной комиссии по национальной и конфессиональной политике.
Так появился проект Федерального закона № 369190-3 «Об основах государственной национальной политики Российской Федерации». Комитет Государственного Совета РТ по культуре, науке, образованию и национальным вопросам, всесторонне обсудив, внес в предложенный проект 27 поправок, которые представляют возможность для создания полнокровной концепции, а затем на ее основе и Закона о государственной национальной политике. Причиной является неразработанность концепции государственной национальной политики. Закон мог появиться лишь на ее основе. Вслед за Татарстаном такое решение было принято в 75 субъектах Российской Федерации.
Законопроект об основах государственной национальной политики должен был появиться из обобщения предыдущего, в том числе и дореволюционного, опыта управления национальными регионами, а также опыта местного самоуправления и современных реалий. Причем недопустимо слепо копировать федеративные реалии зарубежных стран. Необходимо оптимальное сочетание общих принципов федерации и особенных национальных черт российского федерализма.
Законопроект должен был в полном объеме учесть реалии современной России, где каждый день происходят конфликты на национальной и религиозной почве, оскверняются кладбища, а главы регионов дают распоряжения о сносе религиозных храмов.
Национальная политика России должна определяться, как это написано в «Декларации прав народов России», идеей союза равноправных и суверенных народов и быть направлена на создание необходимых условий для социально-экономического, культурного и политического развития народов страны. При этом на первое место должны выдвигаться задачи обеспечения их благополучия, защищенности и утверждение здорового национального достоинства, преодоление отчуждения человека от национальной культуры, языка, истории и традиций своего народа.
Однако в существующей концепции и, так или иначе, в проекте государственной национальной политики присутствует положение, по которому целью этой политики является обеспечение целостности Российской Федерации. Получается, что народы существуют для государства, а не наоборот.
Концепция и закон в соответствии с международными пактами о правах человека должны четко определить приоритет прав человека и народов и на этой основе обозначить предмет национальной политики. Его можно было бы определить так: национальная политика представляет собой целенаправленное участие государства в течении национальных процессов, направленное на обеспечение полного равенства и равноправия народов. В то же время необходимо указать, что никакое участие ни в коей мере не должно противоречить общепризнанному принципу свободного волеизъявления и самоопределения народов. Оно должно основываться на отказе государства от тотального вмешательства в национальные процессы. Государство должно исходить из того, что вопросы национального развития, в том числе национального образования, культуры, языка и графики, должны решаться самими народами без вмешательства извне. Закон должен соответствовать концепции национальной политики, которую необходимо представить как стратегическую линию защиты прав и свобод граждан всех национальностей, как отношение государства и его органов власти к национальному вопросу. В законе должна четко просматриваться вся система научно обоснованных идей, мер и приоритетов в сфере межнациональной жизни.
В то же время необходимо исходить из того, что в многонациональном государстве над национальным вопросом требуется систематическая работа государства. Она состоит из совокупности правовых, экономических, идеологических и культурных мер в вопросе взаимоотношения наций и государства. Реализация данной совокупности может стать источником раскрытия потенциала народов и стать надежным фактором обеспечения их материального благосостояния и национально-культурной самобытности. Только тогда федеративное устройство государства может стать стимулятором эффективного развития народов России.
В этой связи вызывает тревогу очень часто звучащее в устах ряда ученых и политиков утверждение об общероссийской гражданской идентичности — российской нации. В интервью газете «Татарский мир» известного ученого В. А. Тишкова, возглавившего в Общественной палате страны комиссию по вопросам толерантности и свободы слова, это требование прозвучало еще раз лишь с заменой слова «нация» на слово «народ»10. К сожалению, это вошло и в проект предлагаемого Закона о национальной политике. Его составителям, прежде чем пойти на такой шаг, следовало бы учесть печальную участь концепции «новой исторической общности — советский народ». Слияние в единую нацию — это пережиток прошлой национальной политики. Задачей же закона должно стать обеспечение сохранения национальной идентичности каждого из народов страны, создание условий для его культурного и социально-экономического развития.
Чтобы все это стало реальностью, в концепции и Законе о национальной политике необходимо обозначить задачи, направленные на достижение их целей. Прежде всего требуется создать систему национального образования, начиная с дошкольных учреждений и кончая высшей школой. Причем понятие «национальная школа» не может подменяться понятием «школы с этнокультурным компонентом», где все предметы, кроме родного языка и родной литературы, преподаются на русском языке. К тому же, даже такие школы в России можно пересчитать по пальцам. В число задач необходимо включить также повсеместное создание воскресных школ.
В предложенном проекте Закона об основах государственной национальной политики указано, что все граждане Российской Федерации обязаны знать русский язык как единый государственный язык страны. Это положение противоречит нормам международного права, в частности, Европейской рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, подписанной Российской Федерацией, Европейской конвенции о языках малочисленных и коренных народов. Было бы гораздо правильнее, если бы закон предписывал обязательность знания родных языков, создание единого информационного поля, включающего в себя общероссийские издательства, газеты, журналы, теле- и радиоканалы для вещания на языках народов России. И, разумеется, создание всех условий для изучения русского языка как языка межнационального общения.
Необходимо также усилить положение о сотрудничестве с соотечественниками за рубежом, поставив в качестве одной из задач национальной политики создание благоприятных условий для выезда и въезда в Российскую Федерацию. В этом отношении реальным шагом в решении вопроса является система мер, обозначенная В. В. Путиным в его выступлении в министерстве иностранных дел перед послами России в зарубежных странах 26 июня 2006 г., направленная на обеспечение свободного въезда в страну граждан бывшего СССР, создание им условий для обустройства в качестве полноправных граждан.
В качестве особой задачи должно быть указано достижение реального участия народов страны и субъектов федерации в государственном управлении, имея в виду как законодательные, исполнительные, так и судебные органы власти. Настоятельной стала необходимость создания в составе российского парламента Палаты национальностей.
В законе необходимо обозначить экономическую составляющую национальной политики (направленную не только на реализацию программы сохранения и развития языков народов Российской Федерации, как это записано в законопроекте) с отдельным разделом о расходах по ее финансовому обеспечению. В бюджетную классификацию Российской Федерации необходимо внести статью о финансировании национальной политики, указав в ней бюджетное финансирование как национально-культурных автономий, так и общероссийских национальных программ. Без такого механизма закон останется лишь на бумаге.
Россия переживает непростой период в своем развитии. На пути ее продвижения по пути демократии встречается немало трудностей, в том числе и в области межнациональных отношений. Однако нет сомнения в том, что многовековой опыт взаимного сотрудничества народов страны станет важным фактором их преодоления. Закон о национальной политике должен стать надежным инструментом в регулировании этого процесса.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Коммунист. – 1989. – № 6. – С. 62.
2. Там же.
3. Там же. – С. 74-75.
4. Кучма Л. Украина — не Россия. – М., 2003. – С. 147, 270.
5. Коммунист. – 1989. – № 8. – С. 68.
6. Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. – М., 1987. – С. 62.
7. Коммунист. – 1989. – № 6. – С. 75.
8. Вестник Московского университета. – 1992. – № 5. – С. 39.
9. Российская газета. – 2000. – 12 января.
10. Татарский мир. – 2006. – № 3 (6267).


№ 1. Решение президиума Парламента Кабардино-Балкарской Республики
20 февраля 2006 г.
г. Нальчик

О постановлении Государственного Совета Республики Татарстан «Об обращении депутатов Государственного Совета Республики Татарстан к Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову о необходимости неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации».
Президиум Парламента Кабардино-Балкарской Республики решает:
1. Поддержать постановление Государственного Совета Республики Татарстан от 26 января 2006 года № 2002-111 ГС «Об обращении депутатов Государственного Совета Республики Татарстан к Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову о необходимости неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации».
2. Направить настоящее решение в Государственную думу Федерального собрания Российской Федерации и Государственный Совет Республики Татарстан.
Председатель Парламента Кабардино-Балкарской Республики И. Бечелов.

№ 2. Постановление Сахалинской областной Думы
9 марта 2006 г.
г. Южно-Сахалинск

Об обращении депутатов Государственного Совета Республики Татарстан к Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову о необходимости неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации.
Рассмотрев постановление Государственного Совета Республики Татарстан от 26 января 2006 года № 2002-111 ГС «Об обращении депутатов Государственного Совета Республики Татарстан к Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову о необходимости неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации», решение постоянного комитета областной Думы по государственному строительству, регламенту и местному самоуправлению от 27 февраля 2006 года № 27 Сахалинская областная Дума постановляет:
1. Поддержать обращение Государственного Совета Республики Татарстан к Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову о необходимости неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации.
2. Направить настоящее постановление Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Предсе¬дателю Совета Федерации Федерального собрания Российской федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову и в Государственный Совет Республики Татарстан.
3. Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на председателя Сахалинской областной Думы В. И. Ефремова.
Председатель областной Думы В. И. Ефремов.


№ 3. Решение Совета Костромской областной Думы об обращении депутатов Государственного Совета Республики Татарстан
15 марта 2006 г.

Рассмотрев обращение депутатов Государственного Совета Республики Татарстан к Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадкову, Председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации С. М. Миронову, Председателю Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Б. В. Грызлову о необходимости неотложных государственных мер по предотвращению угрозы межнациональному и межрелигиозному миру и согласию в Российской Федерации (постановление от 26.01.2006 г. № 2002-111 ГС),
Совет Костромской областной Думы решил:
1. Поддержать указанное обращение депутатов Государственного Совета Республики Татарстан.
2. Направить настоящее решение в Государственный Совет Республики Татарстан.
Председатель Костромской областной Думы А. И. Бычков.

Публикацию подготовил
Индус Тагиров,
академик АН РТ