2006 2

Историко-документальный сборник о Х. Фаизханове

История татарской науки, общественной мысли и литературы переживает с 1980-х гг. качественно новый подъем. И это связано прежде всего с развитием источниковедения. Начиная с «Кыйсса-и-Юсуф» Кул Гали, выходят в свет труды классиков Абдуррахима Утыз-Имяни, Абденнасра Курсави, Шигабуддина Марджани, Гаяза Исхаки, Садри Максуди, Юсуфа Акчуры и многих других. В основном они были перепечатаны с дореволюционных, реже зарубежных изданий. Особенностью же основных трудов Хусаина Фаизханова, посвященных реформе образования, истории Казани и Касимовского ханства, была их недоступность даже в рукописном виде. К счастью, здесь сработала формула «рукописи не горят», и основные работы Фаизханова увидели свет.
Нельзя сказать, что имя Фаизханова покрылось мраком забвения. О нем подробно писали такие выдающиеся ученые и общественные деятели, как Ш. Марджани, Р. Фахретдин, А.-З. Валиди, Ш. Шараф, Г. Губайдуллин, Г. Ибрагимов, Г. Сагди. В 1916 г. в журнале «Шура» была опубликована переписка Ш. Марджани и Х. Фаизханова, во многом показывающая широту кругозора и масштаб личности обоих выдающихся ученых. Биографии Фаизханова нашлось место в таких авторитетнейших российских энциклопедических изданиях России, как Словарь Брокгауза и Ефрона и Русский энциклопедический словарь. Но это было скорее исключением, так как татарские ученые оставались вне контекста русской науки. В советский период о Х. Фаизханове говорилось в любом издании, посвященном истории Татарстана или татарской общественной мысли, притом практически всегда в положительном ключе.
Начиная с 1960-х гг., о Х. Фаизханове писали такие крупные специалисты, как М. Х. Хасанов, Я. Г. Абдуллин, М. З. Закиев, А. Г. Каримуллин, Р. И. Нафигов, С. М. Михайлова, С. Х. Алишев, Ф. Г. Газизуллин, Ф. С. Сафиуллина, Я. И. Ханбиков, А. Н. Юзеев. Многие из этих текстов приведены в книге. Особое место в этом ряду занимает книга доктора исторических наук М. А. Усманова «Заветная мечта Хусаина Фаизханова: повесть о жизни и деятельности» (Казань, 1980).
В настоящее время на родине Х. Фаизханова в Нижнем Новгороде ежегодно проходят Фаизхановские чтения. К третьим чтениям, которые прошли под названием «Хусаин Фаизханов: идеология общероссийской гражданственности», была издана книга «Хусаин Фаизханов: у истоков общественного движения мусульман-татар».
Однако все эти работы раскрывали лишь отдельные аспекты деятельности Х. Фаизханова, но не давали возможность составить полное представление о его трудах и личности. Новый историко-документальный сборник содержит собрание научного, реформаторского, эпистолярного наследия самого ученого, характеризует его как национального деятеля. Авторы сборника с замечательной ясностью показали, что работы Х. Фаизханова по исследованию булгарских надгробий, истории ханств Казани и Касимова создают концепцию исторической преемственности татар, их принадлежности к единой «священной Родине», под которой понимается территория Волго-Уральского региона. При этом мишарское происхождение Х. Фаизханова заставляло его более пристально исследовать этногенез татар-мусульман правобережья Волги (Тау ягы).
Принципиально новым является публикация двух основополагающих трудов Х. Фаизханова по реформе образования «Ислахы мадарис» («Школьная реформа», или «Реформа медресе») и «Рисале» (Послание). Здесь видно различие проектов Ш. Марджани и Х. Фаизханова, состоявшее прежде всего в том, что первый предлагал готовить элиту религиозную, а второй — и общенациональную, и светскую. Преимущество проекта Х. Фаизханова заключалось в том, что он представлял российскую высшую систему образования изнутри, понимал, каким требованиям должны соответствовать шакирды медресе. В 1860-е гг. складывалась система образования для всех слоев населения, и будущая мусульманская светская элита должна была найти место, по крайней мере, среди преподавателей государственных школ для мусульман. Принципиально важным является тезис Х. Фаизханова о недопустимости русификации учащихся при одновременном отказе от слепого следования бухарским традициям. Во многом эти тезисы легли в основу создания джадидских медресе.
Переписка Х. Фаизханова, не переиздававшаяся с 1916 г., также дает представление о масштабе его личности. Наряду с отмеченными вопросами, его интересует проблема общих корней кыпчакских тюркских языков и складывания тюркских литературных языков Нового времени. Анализ взаимоотношений Российского государства и Касимовского ханства не потерял своей актуальности в период российского продвижения в Казахстан и Туркестан в 1850-1860-е гг. При анализе переписки Москвы с Крымским ханством Х. Фаизханов подошел к пониманию системы международных взаимоотношений в Восточной Европе в XVI-XVII вв. Позднее по этим путям пойдут другие, но именно Хусаин Фаизханов был первопроходцем.
При внимательном чтении сборника перед нашими глазами встает образ выдающегося ученого и мыслителя, совместившего классическую мусульманскую и европейскую научную традиции, образ, пока еще во многом незаслуженно заслоненный личностью Ш. Марджани.
Глубоко показательным является тот факт, что одновременно труды Х. Фаизханова исследуются в Казани и Нижнем Новгороде. Ключевую роль в изучении наследия ученого сыграл академик АН РТ М. А. Усманов, что отразилось и в факте его научного редакторства и во включении ряда его предыдущих статей в сборник. Книга является далеко не первым историко-документальным сборником, созданным Р. Ф. Мардановым, который посвятил этому труду несколько лет. Это прекрасный подарок для тех, кто интересуется историей татарской нации и ее выдающимися представителями. В дальнейшем труды Х. Фаизханова должны стать предметом монографического изучения. Для ознакомления с ними широкой российской общественности стоило бы перевести их на русский язык и издать более полным изданием.

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук