2007 1

Письма М. Л. Магницкого И. М. Симонову

«Отправляйтесь далее в свое путешествие, но не загуливайтесь без нужды…»

В начале 1819 г. члену Главного правления училищ Министерства духовных дел и народного просвещения Михаилу Леонтьевичу Магницкому (1778-1844) было поручено провести ревизию Казанского императорского университета. И в апреле того же года состоялось его знакомство с университетом и академической корпорацией. Свои впечатления он отразил в «Отчете по обозрении Казанского университета», который был представлен Александру I. Уже в июне 1819 г. М. Л. Магницкий стал попечителем Казанского учебного округа и оставался им до января 1826 г.
Во время ревизии М. Л. Магницкий имел возможность узнать чиновников университета, подробные характеристики которым он дал в своем отчете. Наибольшей похвалы будущего попечителя удостоился физико-математический факультет. Свои мысли об одном из профессоров этого факультета астрономе Иване Михайловиче Симонове (1794-1855) ревизор сформулировал так: «Молодой человек, отличный познаниями и поведением, известный в чужих краях и подающий самую большую надежду на будущее время. Он преподает лекции свои прекрасно и предлагал совету правила для экзамена студентов в математических науках, весьма основательные и необходимые, но предложение сие, показавшееся слишком строгим, не было принято»1.

М. Л. Магницкий

И. М. Симонов

К тому времени И. М. Симонов был экстраординарным профессором. О нем высоко отзывались первый попечитель Казанского университета астроном С. Я. Румовский, профессор И. И. Литтров, академик Российской академии наук В. К. Вишневский. В начале 1817 г. молодой астроном был командирован на полгода в Санкт-Петербургскую академию наук. Он работал в академической обсерватории под руководством академиков Ф. И. Шуберта и В. К. Вишневского. В 1819 г. И. М. Симонов по высочайшему повелению был назначен в качестве астронома в кругосветное плавание под началом Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева. Об этом 30 июня 1819 г. уведомил совет университета М. Л. Магницкий. Экспедиция продлилась два года — с июля 1819 г. по июль 1821 г.
До февраля 1822 г. И. М. Симонов жил в Санкт-Петербурге, а по возвращении в Казань был сразу же избран ординарным профессором, затем деканом физико-математического факультета. Так как казанский астроном был единственным ученым кругосветной экспедиции, вполне естественно, что от него ждали научных работ. Симонов написал две актовые речи «Слово об успехах плавания шлюпов “Востока” и “Мирнаго” около света, и особенно в Южном Ледовитом море, в 1819, 1820 и 1821 годах» (1822) и «О разности температуры на Южном и Северном полушариях» (1825). В 1828 г. увидела свет подготовленная в 1824 г. книга И. М. Симонова«Астрономические и физические наблюдения, деланные во время путешествия около света». Еще один его труд «Записки о кругосветном плавании» при жизни автора так и не были изданы.
Взаимоотношения между М. Л. Магницким и И. М. Симоновым можно частично реконструировать по мемуарам их современников. Так, чиновник Министерства духовных дел и народного просвещения В. И. Панаев в своих воспоминаниях пишет о том, что Симонов, его «товарищ по университету, впоследствии один из лучших астрономов и тогда уже приобретший известность кругосветным путешествием, — человек весьма любезный и обходительный, облагодетельствованный Магницким и у него... живший»2. Тогда, в 1824 г., казанский ученый возвратился из двухлетнего путешествия по Европе. Главной целью его совместной с профессором А. Я. Купфером поездки была закупка оборудования для физического кабинета и обсерватории университета. В. И. Панаев в это время готовил обвинительные документы против попечителя Казанского учебного округа и подозревал И. М. Симонова в шпионаже в пользу М. Л. Магницкого. Однако оправданием ученому послужило то обстоятельство, что он «слишком был обязан Магницкому, сделавшему много истинного ему добра»3.
Отношения М. Л. Магницкого и И. М. Симонова могла бы раскрыть их переписка. Однако известны только четыре письма. Они сохранились в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского государственного университета. Письма М. Л. Магницкого датируются 1823-1824 гг. Два из них написаны в Казань, два — в Париж.
Послания написаны живым и легким языком. Это письма благожелательного, но строгого начальника. В них «горячие» новости из Петербурга, настойчивые просьбы и комплименты. Одну новость М. Л. Магницкий, наверное, был особенно рад сообщить своему адресату: в январе 1823 г. попечитель получил от Ф. Ф. Беллинсгаузена «самое лестное... отношение» для И. М. Симонова и просьбу подыскать для будущей экспедиции человека именно из Казанского университета. Это был комплимент не только казанскому ученому, но и всему университету. Оттенок дружественности письмам придает рассказ попечителя об успехах сына, передача просьб жены, предложение взять отпуск и приехать в столицу. К письму М. Л. Магницкого от 24 мая 1824 г. прилагается послание-приписка Магницкого-младшего, в которой читается истинное восхищение ученым. Вероятно, их знакомство состоялось, когда вернувшийся из плавания ученый полгода жил в Санкт-Петербурге и, конечно же, общался с попечителем и его семьей.
Письма М. Л. Магницкого И. М. Симонову впервые вводятся в научный оборот. Они позволяют не только реконструировать некоторые эпизоды взаимоотношений попечителя Казанского учебного округа и профессора астрономии, эти письма можно рассматривать и как неформальный способ управления университетской корпорацией, так как И. М. Симонов принадлежал к тем «избранным» профессорам, с которыми М. Л. Магницкий вел переписку и которые могли направлять воздействие попечительского слова.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Магницкий М. Л. Отчет по обозрении Казанского университета // Консерватизм в России и мире. – Воронеж, 2004. – Вып. 3. – С. 136.
2. Воспоминания В. И. Панаева. III глава // Вестник Европы. – 1867. – Т. 4. – С. 103.
3. Там же.

Письма М. Л. Магницкого И. М. Симонову
№ 1.
26 января 1823 г.
Петербург.
Вчерашний день, милостивый государь мой Иван Михайлович, решено в правлении, что мы можем из хозяйственных сумм употребить 40 т[ысяч] р[ублей] на кабинет физ[ический] и обсерваторию с тем, чтобы капитал сей в 4 года был нам возвращен. И так по своей части пишите куда знаете, узнавайте цены и представляйте условия. А когда все инструменты поспеют, вы поедете за ними, равно как и за кабинетом физическим.
Вчерась же получил я от Бел[л]инсгаузенаI (sic) самое лестное для Вас отношение; ибо он говорит, то по Вас желает он иметь нового профессора предпочтительно из Каз[анского] унив[ерситета]. Я представляю сие министру и прошу, чтоб, назнача г. ТимьянскомуII жалованье из общих сумм, позволил мне вызвать его сюда для разных предварительных распоряжений. Скажите ему, чтобы собирался. По возвращении получит он в свое управление Сибирский ботанический сад; а кафедра его разделена трем новоопределяющимся профессорам; ибо нет никакой возможности все ее три части преподавать с нужной обширностью одному; тем более что к зоологии принадлежит и сравнительная анатомия; а с минералогией непременно должна соединяться химия.
Пять новых профессоров уже представлены: один для минералогии, химии и физики, ученик славнейших людей и известный своими сочинениями о кристаллахIII. Другой для зоологии, сравнительной анатомии и повивального искусстваIV. Тоже известный сочинениями. Третий по двум мед[ицинским] предметам и ботанике. Четвертый по медицинским наукам. Пятый пр[офессор] прав[оведения] из лучших здесь знатоков сей частиIV. Я называю сие разбавкою университета.
На сих днях представил я отчет свой и по унив[ерситету] и его округу, прошу непосредственного награждения Е[го] в[еличеством] 24 человек. Увидим, что бог пошлет.
Душевно Вас почитающий Магницкий.
P. S. Я надеюсь, что адъюнкт ЛобачевскийVI сдаст в порядке штуфы, из Сибири привезенные. Новые пр[офессора] примут все каб[инеты] мин[еральной] и естеств[енной] истории, равно как и библиотеку; ибо КондыревVII отправится, думаю, в Астрахань. Стыдно будет сдающим, ежели в беспорядке.
ОРРК НБЛ КГУ, № 4507/13-17, л. 26-27 об.


№ 2.
2 марта 1823 г.
Петербург.
Письма Ваши, милостивый государь мой Иван Михайлович, по астрономическому восторгу их весьма мне приятны. Я точно уверен, что польза великая будет от казанской обсерватории. Теперь у меня есть в виду человек отличнейший для теоретического преподавания астрономии. Я буду стараться приобресть его, с тем чтоб вы предались совсем наблюдениям.
Как скоро окончите Вы морской труд свой и представите по порядку, то, распорядясь в замещении себя, берите отпуск и приезжайте сюда. Здесь остановлен будет профессор физики Купфер с тем, чтоб ехать с Вами для покупки и укладки физического кабинета. Он учился во Франции, откуда с полгода приехал. Очень ученый и приятный человек. Он будет Вам чичероне, а вы ему — министр[ом] финансов; ибо его я еще не довольно хорошо знаю.
Привезите тогда с собою подробную и порядочную опись унив[ерситетского] физического кабинета с отметкой достоинства и негодности инструментов.
Пьеса Ваша в вестнике прекрасная, а звуки не громки. Славны бубны [марта 23]VIII за горами.
Не успеете ли Вы сюда отправиться с пр[офессором] ТимьянскимIX. Вы бы его ознакомили с моряками, которые так Вас любят. Он однако же не так счастлив, как Вы в начальниках экспедиции. Поедет с КоцебуX, который не стоит Бел[л]инсгаузена (sic).
Писать больше не успею, часто отрывали от почты. Прощайте. Будьте здоровы.
Искренно Вас почитающий Магницкий.
В директоры унив[ерситета] представлен Ваш ректор, а в ректоры — пр[офессор] Фукс.
ОРРК НБЛ КГУ, № 4507/13-17, л. 33-34.


№ 3.
3 марта 1824 г.
Петербург.
Очень благодарю Вас, милостивый государь мой Иван Михайлович, за исполнение моих комис[с]ий (sic). Я не писал к Вам по разным обстоятельствам, но, впрочем, ожидал и от Вас из Парижа как из других мест; но, видно, Вы там завеселились.
Перевод был остановлен непредвидимыми обстоятельствами. Много сумм в университете не допущено, и одни заменялись другими.
Прошу Вас купить книги по прилагаемой записке и выслать на меня как за них, так и за комис[с]ии (sic) жены, вексель на ШтиглицаXI.
Почему аббат НикольXII мне не отвечает? И что Ваше сочинение?
У нас вышли все награждения за прошлые годы, и еще скоро выйдут последние.
Тимьянский едет вокруг света.
Для греческой словесности выписан из Одессы грек — профессор, и я им очень доволен***.
Надеюсь, ежели бог поможет, быть в Казани летом, посмотреть экзамены, освятить церковь и поставить богатый портрет государя, написанный ДовомXIII.
Члены университета на свои деньги пишут мой, Вы верно не захотите участвовать.
ЛобачевскийXIV получил крест и, я думаю, очень доволен.
Благодарю, что загодя уведомили об инструментах, деньги переведутся к тому времени или и прежде.
У нас утвержден медицинский институт, и штат на него 68 т[ысяч] р[ублей].
Поклонитесь Францу ИвановичуXV, гр[афу] ОрловуXVI и ДивовуXVII.
Искренно Вас почитающий Магницкий.
Мои Вам кланяются. Сын мой готовится вступить очень скоро в колоновожатые (sic).
ОРРК НБЛ КГУ, № 4507/13-17, л. 35-36 об.


№ 4.
24 мая 1824 г.
Петербург.
Посылаю Вам, милостивый государь мой Иван Михайлович, всю остальную сумму на покупку инструментов и жалованье.
Благодарю за сведения по учебной части; но вижу, что Вы завеселились. Книги еще не получал, ни ящичка работного из Мюнхена.
У нас по министерству большие перемены. Новый министр просвещения — А. С. ШишковXVIII. Мин[истерство] духовное уничтожено. ПоповXIX и ТургеневXX уволены. По кротости Давид, а по мудрости Соломон наш все устроил ко благу. Да благословит его за то Бог.
Отправляйтесь далее в свое путешествие, но не загуливайтесь без нужды, пора домой.
У нас определяется новый директор унив[ерситета] — к[нязь] ШихматовXXI, прекрасный человек.
Я еще писать буду к Вам скоро и все в Париж, покуда не скажете куда адресовать по числам Вашего пребывания.
Отлично Вас почитающий Магницкий.
Жена о своих комиссиях прилагает записку. Деньги по возвращении Вашем отдам.
Мои все Вам кланяютсяXXII.
Я никак не хотел пропустить случая, любезнейший Иван Михайлович, пожелать Вам […]XXIII успеха во всех Ваших предприятиях. Завидую Вашей счастливой (sic) участи; мысленно летаю с Вами в отечество Сципиона, Сцеволы, Камилла, в отечество Баярда, Тюрена, Конде, Катината. Погода наша не хочет подражать климату Италии и все сбивается на старинную свою привычку, на мороз. Однако же мы сегодня едем совсем на дачу в Царское село, время прекрасное, но дует ветер, похожий на сирокко. Прощайте, любезнейший Иван Михайлович, не могу далее вам писать, принужден укладываться; мы находимся в чрезвычайных суетах по причине переезда. Макар свидетельствует свое глубочайшее почтение; находится в вожделенном здравии и просит не забывать его. Какаду, и он уже в Царском Селе. Еще прощайте и незабывайте (sic) искренно Вам преданного.
Михаил Магницкий (sic).
ОРРК НБЛ КГУ, № 4507/13-17, л. 37-38.

I Беллинсгаузен Фаддей Фаддеевич (1779-1852), мореплаватель. Начальник экспедиции 1819-1821 гг. Командир шлюпа «Восток», на котором в плавании находился И. М. Симонов (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).
II Тимьянский Василий Ильич (1791-1840), естествоиспытатель, геолог-минералог, в 1809-1825 гг. — в Казанском университете, профессор (1823 г.).
III Речь идет о А. Я. Купфере. Купфер Адольф (Теодор) Яковлевич (1799-1865), физик, в 1823-1828 гг. — в Казанском университете.
IV Речь идет об Э. И. Эйхвальде. Эйхвальд Эдуард Иванович (Карл Эдуард) (1795-1876), естествоиспытатель, профессор Казанского университета (1823 г.).
V Речь идет о П. С. Сергееве. Сергеев Петр Сергеевич (?-1868), профессор Казанского университета (1823-1844 гг.).
VI Лобачевский Алексей Иванович (1794-1870), адъюнкт технологии Казанского университета, брат Н. И. Лобачевского.
VII Кондырев Петр Сергеевич (1789-1823), историк, экономист, профессор Казанского университета (1814 г.).
VIII Подчеркнуто.
IX 19 февраля 1824 г. М. Л. Магницкий уведомил университет, что В. И. Тимьянский назначен естествоиспытателем на военный шлюп, идущий в русские Североамериканские колонии. Экспедиция не удалась. Военный шлюп «Смирный», на котором В. И. Тимьянский вышел в море из Кронштадта 20 октября 1824 г., на пути из Копенгагена в Портсмут встретил бурю и укрылся в Арендальском порте в Норвегии, где оставался до 8 мая 1825 г. В Кронштадт он прибыл 17 мая 1825 г. (Загоскин Н. П. История Казанского университета за первые сто лет его существования. – Казань, 1906. – Т. 4. – С. 17-18; 1902. – Т. 1. – С. 282-283).
X Коцебу (1788-1846), русский мореплаватель, участник кругосветного путешествия И. Ф. Крузенштерна.
XI Штиглиц Людвиг Иванович (1779-1843), барон (1828 г.), владелец банкирского дома в Санкт-Петербурге.
XII Аббат Доминик Шарль Николь (1758-1835), член коллегии Св. Варвары в Париже. Эмигрант, прибыл в Санкт-Петербург в 1793 г., имел репутацию выдающегося педагога. В 1794 г. основал пансион, в котором воспитывались дети из аристократических семейств. В 1818-1820 гг. — главное лицо при создании Ришельевского лицея в Одессе и первый его директор. После изгнания ордена иезуитов из России вернулся на родину. С 1821 г. — ректор Парижской академии и главный викарий Парижа.
XIII Речь идет о С. А. Мистаки. Мистаки Сергей (Сергиус Андреевич) (1779 — начало 1870-х гг.), антиковед, профессор Казанского университета (1823-1839 гг.).
XIV Имеется в виду Джордж Доу (1781-1829), английский художник, почетный член Петербургской академии художеств (1820 г.).
XV Лобачевский Николай Иванович (1793-1856), математик, геометр, создатель неевклидовой геометрии, профессор Казанского университета (1822 г.), ректор (1827-1846 гг.).
XVI Возможно, речь идет о русском астрономе Ф. И. Шуберте. Шуберт Федр Иванович (Фридрих Теодор) (1758-1825), русский астроном, геодезист, академик Петербургской АН (1789 г.).
XVII Орлов Григорий Владимирович (1777-1826), сенатор (до 1819 г.). По состоянию здоровья большую часть времени жил в Париже.
XVIII Дивов Павел Гаврилович (1765-1841), государственный деятель.
XIX Шишков Александр Семенович (1754-1841), русский писатель, государственный деятель, Министр народного просвещения (1824-1828 гг.).
XX Попов Василий Михайлович (1771-1842), директор Департамента просвещения Министерства духовных дел и народного просвещения (1819-1824 гг.).
XXI Тургенев Александр Иванович (1784-1845), российский общественный деятель, историк, писатель, директор департамента Главного управления духовных дел иностранных исповеданий Министерства духовных дел и народного просвещения (1810-1824 гг.).
XXII Ширинский-Шихматов Платон Александрович (1790-1853), Министр народного просвещения (1850 г.), академик Петербургской АН (1828 г.).
XXIII Далее следует часть письма, написанная сыном М. Л. Магницкого Михаилом.
XXIV Слово неразборчиво.

Публикацию подготовила
Кира Ильина,
студентка КГУ