2007 2

"В мечеть приходили не только молиться"


Сенюткина О. Н., Загидуллин И. К. Нижегородская ярмарочная мечеть. – Нижний Новгород, 2006. – 176 с.

Книга О. Н. Сенюткиной и И. К. Загидуллина посвящена истории Нижегородской соборной ярмарочной мечети, которая с начала XIXв. более ста лет являлась центром взаимодействий, происходивших в мусульманской среде России.
В книге достаточно большое место отведено предыстории Нижегородской ярмарочной мечети, ее прообразу — мечети на Макарьевской ярмарке, торговле мусульман в Поволжском регионе. Последняя была связана, прежде всего, с Волжской Булгарией, через которую проходил Великий Волжский путь, первоначально выступавший как продолжение северного ответвления Шелкового пути, постепенно превратившегося в крупную артерию торгово-хозяйственного и культурного сотрудничества стран Востока, Прибалтики, Киевской Руси.
По мнению авторов, потребность в торговом центре привела к созданию в 1624 г. стихийного торга близ Макарьевского монастыря. После официального утверждения ярмарки сюда начинают приезжать купцы не только из российских регионов, но и из-за границы. Увеличение объема и ассортимента привезенного на ярмарку товара к XVIII в. свидетельствует о ее динамичном развитии вследствие становления всероссийского внутреннего рынка, начала зарождения и развития капиталистических отношений в стране.
Важное экономическое и политическое значение для России имело развитие устойчивых торговых связей с азиатскими странами — Бухарой, Хивой, Кокандом, Ираном, Китаем. Как известно, торговые отношения с этими странами налаживали российские мусульмане. Данный сюжет достаточно полно представлен в книге.
Подробно рассматривая религиозную жизнь мусульман во время макарьевских торгов, авторы приходят к выводу, что приезд на торг значительного числа купцов-мусульман сделал возможным устройство стационарной молельни на торжище, несмотря на близость православного монастыря. Во время торгового сезона у мусульман сначала был свой молельный дом, а впоследствии — мечеть. Такой репрезентативный источник, как картографические материалы, позволил авторам выявить форму здания караван-сарая и место расположения мечети в противоположной от монастыря стороне, на почтительном расстоянии от его культовых зданий. Планы местности Макарьевской ярмарки позволили увидеть изменения в торговом пространстве мусульман, возникновение ряда новых торговых рядов, где лавки сдавались купцам-мусульманам, приток которых постоянно возрастал.
После пожара в 1816 г. в Макарьевском гостином дворе правительством, заинтересованным в развитии торговой сети ярмарок, было принято решение о перенесении ярмарки в Нижний Новгород. В книге подробно рассматривается история возникновения Нижегородского ярмарочного комплекса, ассортимент и торговые обороты ярмарки, их изменения по мере появления пароходства, а позднее — железнодорожного пути сообщения, которые способствовали расцвету пунктов транзитной торговли. Поскольку участие татар в ярмарке являлось производным моментом от развития национального капитала и его возможностей, конкурентоспособности производимой продукции и объема рынка реализации, то авторы сочли необходимым дать краткую характеристику экономического потенциала национальной буржуазии в конце XIX— начале ХХ в.
На протяжении всего времени существования Нижегородской ярмарки ее повседневная жизнь определялась конфессиональными мотивами, главным образом православными. Однако, по мнению авторов, в бурную и разноликую ярмарочную жизнь, в целом, удачно вписывалась традиционная модель взаимоотношений мусульман, локализованная, главным образом, в мечети и на мусульманской территории ярмарки. Поэтому авторы подробно рассматривают историю строительства мечети на Нижегородской ярмарке, ее расположение в едином ансамбле построек ярмарочного комплекса, ее архитектурные достоинства, ее функционирование, особенности формирования и жизнедеятельности мусульманской общины в Нижнем Новгороде. Ярмарочная мечеть первоначально служила местом общественной службы, что позволило «закрепиться» общественному мулле в малочисленном приходе Нижнего Новгорода на постоянной основе. Это в свою очередь облегчало организацию религиозного быта местных жителей.
Пример функционирования прихода ярмарочной мечети, как подчеркивают авторы, не являлся типичным для городских приходов российских мусульманских сообществ того периода. Он был единственным в своем роде и необычным по составу прихожан. Сюда входили мусульмане не только со всех концов России, но и представители зарубежного мусульманского мира, которые привносили во внутренний мир мечети все новые веяния, происходившие в мусульманском сообществе нового времени.
В своем исследовании авторы приходят к мысли, что Макарьевская ярмарка, а затем и Нижегородская были местами тесного общения, совместного проживания и торговли наиболее активной и предприимчивой части россиян, представлявших различные культуры. В социокультурном плане они представляли замечательный опыт мирного сосуществования консервативного по своему менталитету купеческого сообщества в пространстве, где соблюдались и уважались религиозные права лиц различного вероисповедания. Авторы считают, что в российских реалиях открытое совершение религиозного ритуала приобретало глубокое социальное значение. Публичный религиозный обряд стал выражением гражданских прав этноконфессиональных меньшинств.
Книга опирается на анализ широкой источниковой базы, содержит большой объем нового фактического материала, раскрывает целый ряд важных аспектов исследуемой темы. Она займет достойное место в историографии.



Наиля Хамитбаева,
           
кандидат исторических наук