2007 2

Г. Хусаинов: "У хорошего преподавателя все ученики знающие"

На рубеже XIX-XX вв. татарское общество начало осознавать реалии своей жизни и необходимость коренных перемен в ней. В этом процессе особо значимую роль сыграли представители национальной интеллигенции, стремившиеся вывести свой народ на магистральную дорогу социального прогресса России.
Передовую татарскую интеллигенцию составляли люди разных профессий, интересов, воспитания, происхождения, социального статуса. Однако всех объединяли интересы динамичного национального развития. Одни из них разрабатывали проекты усовершенствования жизни татарского народа, другие же материально обеспечивали реализацию этих проектов. Приверженность прогрессивным идеям, духовная близость, взаимная поддержка помогали им преодолевать косность среды, прокладывать путь назревшим преобразованиям. Именно такими были Габдулгани Хусаинов (1839-1902) и Галимджан Баруди (1857-1921). Их имена и дела широко известны. Отметим только следующее, Г. Баруди вошел в историю татарского народа как крупный общественный и религиозный деятель, издатель, педагог-реформатор. Велика его заслуга в преодолении национальной замкнутости, в приобщении татарского народа к достижениям других народов, в развитии культуры и науки.
Большим уважением и авторитетом среди передовой части татар-мусульман России пользовался крупный промышленник Г. Хусаинов вместе со своими братьями Ахмедом (1837-1906) и Махмудом (1839-1910). Сам не знавший грамоты, Г. Хусаинов глубоко ценил знание и знающих людей, поощряя стремление татарской молодежи быть по-современному образованной. Он практически каждый год оплачивал проживание и обучение нескольких шакирдов в Средней Азии, содержал мечети и медресе. Особое внимание уделял внедрению в национальных учебных заведениях нового метода, подготовке преподавателей, способных давать ученикам основательные знания не только в области ислама, но и в сфере гуманитарных и естественных наук. По настоянию Габдулгани и Ахмеда Хусаиновых почти во всех школах и медресе Оренбурга и Сеитовского посада был введен звуковой метод1. Причем Г. Хусаинов не только обеспечивал материальную сторону реформирования, но и сам активно участвовал в этом процессе. Его дом был своего рода главным штабом нового метода для края2.
Г. Хусаинов активно переписывался с такими передовыми татарскими общественными деятелями, как Г. Ибрагимов, И. Гаспринский, Р. Фахретдин, Х. Файзи, Г. Каримов, Ф. Каримов, З. Бигиев3 и, конечно же, Г. Баруди. В своем письме от 6 марта 1898 г.4 он подчеркивал большое значение нового метода, внедрение которого необходимо начинать с подготовки квалифицированных учителей. Самыми главными требованиями к преподавателю он называл любовь к своей профессии, компетентность, образованность и терпеливость. Г. Баруди, разделяя взгляды Г. Хусаинова, с большим уважением относился к нему как к личности и высоко ценил все то, что он делал во благо своего народа. В своих воспоминаниях он отмечал огромный вклад Г. Хусаинова в дело усовершенствования системы образования татар-мусульман5.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Валиди Дж. Очерк образованности и литературы волжских татар. – М., 1923. – С. 58-62.
2. Там же.
3. Гани бай / Тљз. Б. Шђрђф. – Оренбург, 1913. – 307 б.
4. Шунда ук. – Б. 87-88.
5. Шунда ук.

Фрагмент письма Г. Хусаинова Г. Баруди. 6 марта 1898 г. Гани бай / Тљз. Б. Шђрђф. – Оренбург, 1913. – Б. 87.


 
Письмо Г. Хусаинова Г. Баруди
6 марта 1898 г.
г. Казань
Многоуважаемый Галимджан дамелла, множество приветствий... Мы писали Вам 27 февраля [1898 г.], надеемся, что Вы уже получили это письмо. Видел шакирда, которого Вы направили к нам. Очень уж он молод. Однако преподает неплохо. Хотя в глаза больше бросается его смышленость, чем навыки преподавания. Юноша отличается воспитанностью и обходительностью. Сейчас он пока посещает уроки всех классов, однако уже был замечен за занятием вычислениями на одном из уроков. Я поспрашивал его немного об усуле-джадид[е], интересовался его познаниями в этой области. Молодой человек, оказывается, никогда по этому методу не обучался, хотя наблюдал за уроками по этой методике. Мною был задан ему следующий вопрос: «Хазрат желает назначить тебя преподавателем, ты имеешь к этому какое-нибудь отношение?». На что юноша ответил: «Нет».
Я думаю, что для преподавания он еще слишком молод и неопытен, он не познал еще всей прелести преподавания, ему бы самому еще малость поучиться. На наш взгляд, назначать таких молодых людей для обучения других не следует.
Преподаватель должен быть взрослее, должен быть закончившим свое обучение и обладать большой страстью к преподаванию. Только тот, кто искренне любит это ремесло, может браться за него.
У нас в школе живет больше 100 учителей. Но только 20 из них хорошие, и только 10 — лучшие мастера своего дела.
В наше время очень сложно найти подходящих для обучения этой профессии молодых людей.
Вы, вероятно, знакомы с учителем Гаязом, который получил назначение при содействии моего кума Садыйка из Нового Посада. Гаяз очень смышлен[н]ый, шустрый юноша, его речи полны страсти. Однако удержать его стоит многих усилий. Конечно, ведь чтобы быть преподавателем, необходимо обладать большим терпением. Важно понимать характер каждого ребенка, все его поступки, то, чем они мотивированы. Самостоятелен ли он или же всего лишь делает то, что ему скажут. Как побудить его к действиям — страхом, руганью, рукоприкладством. Один ребенок может не понимать устные объяснения, другой же, наоборот, не терпит применение по отношению к себе грубой силы. Поэтому с каждым ребенком необходимо работать индивидуально. Это сложное дело, не для «детей». Наших детей никак не могут обучать другие «дети».
В наших краях часто встречаются шакирды, которые хотя когда-то и учились достаточно хорошо, но теперь не могут найти себе работы. Именно такие люди нам и нужны. Преподавание мулл более взрослых лучше, чем обучение мулл, которые почти одного возраста с учениками.
Сейчас наши хазраты недовольны учителями. Все они используют в преподавании один метод, но результаты обучения очень разные. По сравнению с очень успешными учениками неуспешные совсем невежды. Это всем нам хороший урок. У хорошего преподавателя все ученики знающие, нет ни одного отстающего.
Все хвалят Гаяза. Однако думается что для тех, кто не знал действительно хороших учителей, даже средний по умениям преподаватель кажется самым лучшим. Вы же видели наши старшие классы. Учителя, обучающие в начинающих 1-х, 2-х, 3-х классах, сами недавние выпускники вышеназванных старших классов в отличие от учителей, работающих в других местах. Вы сами бы заметили это, если бы посетили уроки Гаяза. Не знаю, отличается ли он по уровню от преподавателей нашего медресе. Пожалуйста, напишите Ваши соображения по этому поводу.
В надежде на развитие нашей нации, с пожеланиями всего доброго Г. Хусаинов.
Гани бай / Тљз. Б. Шђрђф. – Оренбург, 1913. – Б. 87-88.

Вступительную статью и перевод
документа с татарского языка подготовила
Римма Шайдуллина,
аспирантка КГУ