2007 2

На службе Отечеству

До революции в российской армии служило немало генералов из татар. Значительной была и прослойка старших офицеров. Об этом свидетельствуют и публикуемые ниже выписки из послужных списков трех офицеров царской армии.
 
Подполковник Абдрахман Абдуллович Давлетшин
Родился 22 мая 1850 г. в Оренбургской губернии в дворянской семье. Вероисповедания магометанского. Учился в Оренбургской Неплюевской военной гимназии1. Службу начал 25 июня 1871 г. унтер-офицером в 1-м Оренбургском (далее 16-м Туркестанском линейном) батальоне2 на правах вольноопределяющегосяI Спустя три месяца был командирован в Оренбургское юнкерское училищеII. Летом 1872 г. получил звание портупей-юнкерIII, в декабре — прапорщик3 и исполнял обязанности «заведывающего оружием». В апреле 1873 г. был переведен в должность исполняющего делами батальонного квартирмейстераIV, но летом он вновь «заведывающий оружием».
С 26 марта по октябрь 1873 г. находился в походах против Хивинского ханства в составе Оренбургского отряда под начальством генерал-лейтенанта Веревкина. Участвовал во взятии Кунграда и г. Хивы4. В Оренбург вернулся 13 октября 1873 г.5
За Хивинский поход А. А. Давлетшин был отмечен серебряной медалью, орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и производством в подпоручики6.
Вернувшись на постоянное место дислокации, молодой офицер вновь заведовал оружием, исполнял дела батальонного квартирмейстера, затем был утвержден в этой должности уже в звании поручика (сентябрь 1875 г.)7.
Спустя два года А. А. Давлетшин стал штабс-капитаном, а 3 июня 1878 г. был назначен командиром роты. Чуть позже он был прикомандирован к 1-му Оренбургскому линейному батальону. В августе 1881 г. произведен в капитаны. Через три года А. А. Давлетшин был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени. В октябре 1884 г. командовал ротой8.
А. А. Давлетшин имел неоднократные командировки в г. Ряжск «для отвода новобранцев»9, назначался временным членом военного суда в г. Верхнеуральске. С августа 1886 г. по июнь 1888 г. временно находился в Илецкой местной команде (в качестве начальника), далее был председателем полкового суда (июль 1887 — апрель 1888 гг.), одновременно командуя ротой, заведуя хозяйством, сопровождая новобранцев из Оренбурга до Чарджоу10.
В феврале 1893 г. А. А. Давлетшин получил чин подполковника и был переведен в Закатальский полк командиром 2-го батальона. В сентябре был назначен временно исполняющим должность председателя полкового суда. В последующие месяцы неоднократно командировывался в Витебское по воинской повинности присутствие «в качестве члена с военной стороны при приеме лиц, подлежащих поступлению в военную службу»11.
В 1894 г. Давлетшин командовал 4-м батальоном, исполнял дела заведующего хозяйством, был командирован временным членом в Окружной суд г. Вильно12.
В 1895-1902 гг. А. А. Давлетшин был награжден орденами Св. Анны 3-й степени, Св. Владимира 4-й степени с бантом за 25-летнюю безупречную службу, Св. Станислава 2-й степени. Он вновь заведовал хозяйством, командовал поочередно 4-м и 2-м батальонами, избирался в состав суда общества офицеров, членом комитета по управлению офицерским заемным капиталом, исполнял должность витебского уездного воинского начальника, временно командовал полком13, был временным членом Витебского окружного суда14, участвовал в первой переписи, за что был награжден темно-бронзовой медалью15.
В 1903 г. А. А. Давлетшин был командирован в поверочную комиссию штаба 4-го армейского корпуса, где выдержал экзамен на должность уездного воинского начальника. В 1904 г. он являлся «наблюдающим за полковой учебной командой», был командирован в управление витебского уездного воинского начальника для исполнения его должности. 19 августа 1904 г. он назначен корчевским уездным воинским начальником, числящимся по армейской пехоте16.
А. А. Давлетшин скончался в 1906 г. от туберкулеза в Санкт-Петербурге17.

I Вольноопределяющийся — военнослужащий, добровольно поступивший на военную службу после получения высшего или среднего образования. Вольноопределяющиеся проходили службу на льготных условиях (сокращение срока службы, проживание в отдельных помещениях казарм или на частных квартирах. При увольнении в запас сдавали экзамен на звание младшего офицера запаса (в России — прапорщик)).
II В юнкерских училищах готовили младший офицерский состав. В них принимали юношей из дворянских семей, семей офицеров и генералов, с 1874 г. — представителей всех сословий. Срок обучения был два года (с 1901 г. — три года).
III Воинское звание в русской армии 1798-1917 гг. Присваивалось в армейских частях унтер-офицерам и фельдфебелям, сдавшим экзамен на офицерское звание или отличившимся в боях. С 1880 г. звание портупей-юнкер присваивалось юнкерам, имевшим унтер-офицерское звание (см.: Военный энциклопедический словарь. – М., 1983. – С. 579).
IV Должностное лицо в полку русской армии (с начала XVIII в.), заведовавшее хозяйственной частью и отвечавшее за выполнение хозяйственных работ.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 409, оп. 1, д. 23778, л. 1 об.
2. Там же, л. 2.
3. Там же.
4. Там же, л. 6, 6 об.
5. Там же.
6. Там же, л. 2.
7. Там же.
8. Там же, л. 2 об.
9. Там же, л. 6 об.
10. Там же, л. 6.
11. Там же, л. 6 об.
12. Там же, л. 7.
13. Там же, л. 3-4 об.
14. Там же, л. 7.
15. Там же, л. 2.
16. Там же, л. 4.
17. Там же, л. 4 об.
 
 
Капитан Александр Амуратович Сафаревич
Родился 24 апреля 1844 г. в Виленской губернии в дворянской семье польско-литовских татар1. В службу вступил 7 марта 1864 г. «унтер-офицером с выслугой 3-х месяцев за рядового в 9-й пехотный Староинерминландский полк»2. В 1866 г. он стал юнкером и был командирован в Казанское пехотное юнкерское училище. После его окончания в 1869 г. А. А. Сафаревич, не выдержав «установленного экзамена», возвратился в свой полк. Спустя некоторое время он был переведен в 6-й пехотный Либавский принца Карла Прусского полк3.
В августе 1870 г. А. А. Сафаревич выдержал выпускной экзамен на производство в офицеры и стал портупей-юнкером, а 30 декабря этого года был произведен в «прапорщики с переводом в 7-й пехотный Ревельский полк»4. Однако к месту назначения он не поехал, а остался вначале прикомандированным к своему полку, а далее в штате, получив звание подпоручика со старшинством.
В 1873 г. Сафаревич был назначен заведующим полковым лазаретом и получил звание поручика. В 1875 г. он командовал ротой, а через два года был прикомандирован к дивизионному подвижному лазарету 2-й пехотной дивизии. В июне 1877 г. стал штабс-капитаном5.
А. А. Сафаревич — участник русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В июле 1877 — декабре 1877 гг. он участвовал во вступлении на территорию Румынии, в переправе полка у г. Зимницы через р. Дунай, состоял в Шипкинском отряде (командующий генерал-лейтенант Радецкий), Плевенском отряде (командующий генерал-лейтенант Зотов)6. 22 августа находился на позиции при взятии г. Ловчи с отрядом свиты Его величества генерал-майора князя Имеретинского, 30 августа — на позиции при штурме редутов под г. Плевной. 28 ноября 1877 г. был при последнем Плевенском бое и взятии в плен армии Османа паши. Далее состоял в Рущукском отряде7.
В декабре 1877 г. А. А. Сафаревич был переведен в Восточный отряд, после 1878 г. — в Северный отряд, участвовал в переходе штаба и 2-й пехотной дивизии у д. Вержбицы Билкин, находился в составе оккупационных войск и Хоскиойского резервного отряда8.
Со дня заключения перемирия, т. е. с 19 января 1878 г., до дня выступления в пределы России находился в походах. 10 марта 1878 г. прибыл в Севастополь9.
За взятие г. Ловчи А. А. Сафаревич был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, за сражение под г. Плевной — орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом.
В мае 1879 г. А. А. Сафаревич был откомандирован от подвижного лазарета 2-й пехотной дивизии и назначен командиром роты, через год был произведен в капитаны. В 1886 г. он успешно закончил курсы в офицерской школе, после чего вновь прибыл в свой полк10.
11 апреля 1887 г. А. А. Сафаревич подал прошение об увольнении из армии по состоянию здоровья, где указывал, что жить в отставке будет в г. Самаре11.В личном деле имеется обширное свидетельство о его плохом состоянии здоровья, которое подписано врачами 6-го пехотного Либавского полка12, 2-й пехотной дивизии и 15-го армейского корпуса13. Военно-медицинский инспектор из Казани согласился с мнением врачей о состоянии здоровья А. А. Сафаревича14. Но А. А. Сафаревич не дождался отставки и умер 17 апреля 1887 г. Он был погребен 18 апреля по мусульманскому обряду на татарском кладбище в г. Самаре15.
После смерти А. А. Сафаревича его вдова Биби-Латыфа Назырова-Сафаревич ходатайствовала о назначении ей пенсии после смерти мужа. Ее ходатайство вскоре было удовлетворено16.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. РГВИА, ф. 400, оп. 12, д. 16466, л. 14.
2. Там же, л. 14 об.
3. Там же.
4. Там же.
5. Там же, л. 15 об.
6. Там же, л. 17 об.
7. Там же.
8. Там же, л. 18.
9. Там же, л. 18 об.
10. Там же, л. 15 об.
11. Там же, л. 5.
12. Там же, л. 11-12 об.
13. Там же, л. 13.
14. Там же, л. 13 об.
15. Там же, л. 6.
16. Там же, л. 24, 29.
 
 
Штабс-капитан Иосиф Яковлевич Базаревич
Родился 4 мая 1855 г. в Виленской губернии в дворянской семье1. «В службу вступил рядовым на правах вольноопределяющегося 3 разряда в 125 пехотный Курский полк 5 июля 1872 года»2. 10 августа 1872 г. был произведен в унтер-офицеры. 3 сентября 1876 г. И. Я. Базаревич был командирован в Киевское пехотное юнкерское училище, где 3 сентября 1878 г. ему присвоили звание портупей-юнкера3.
После окончания училища И. Я. Базаревич был произведен в прапорщики и направлен в 125-й пехотный резервный батальон, где в течение нескольких месяцев заведовал лазаретом. Далее он был прикомандирован к 47-му резервному пехотному кадровому батальону, введен в его штат подпоручиком. С февраля по 5 ноября 1887 г. он командовал ротой, 19 октября 1883 г. получил очередное воинское звание — поручик.
Весной 1886 г. И. Я. Базаревич командирован в управление литинского уездного воинского начальника в комиссию «по вводимому учету о запасных нижних чинах», а летом — в управление бердического уездного воинского начальника «для заведования вещами и складом неприкосновенного запаса». В ноябре 1886 г. произведен в штабс-капитаны4. 12 января 1887 г. он возвратился к старому месту службы, где в последующем неоднократно являлся членом батальонного суда.
24 декабря 1890 г. И. Я. Базаревич был переведен в 7-й резервный пехотный кадровый батальон (в марте 1891 г. переименован в 175-й пехотный резервный Луковский полк). Здесь он командовал ротой, работал членом полкового суда5.
И. Я. Базаревич умер в 1896 г. на 41 году жизни6, оставив вдову Юлию Шиманскую с пятью детьми.
12 марта 1906 г. вдова Ю. А. Базаревич подала прошение на имя императора. В нем она пишет: «Приподнося медицинские свидетельства о болезни и причине преждевременной смерти моего покойного мужа и уповая на слова, что за Богом молитва, а за Царем служба никогда не пропадет, всеподданнейше прошу. Дабы повелено было сие мое прошение принять и внести в копию послужного списка покойного моего мужа, что он получил в 1887 г. ушиб груди при исполнении служебных обязанностей»7.
К прошению прилагались два документа от 3 апреля 1887 г., направленные в канцелярию Его императорского величества. Приведем их полностью, чтобы понять последующий ход событий.
«Смотрителю Бердической тюрьмы. В ночь с 9 по 10 число марта находившийся по распоряжению моему при приеме арестантов в тюрьму для отвода на станцию железной дороги штабс-капитан Базаревич по донесению его был нечаянно сшиблен с ног на лестнице арестантом, несшим навстречу вещи, от чего он с того времени жалуется на боль в груди. Прошу Вас уведомить меня на сей счет. Известно ли Вам об этом случае. Уездный бердичевский воинский начальник»8.
Смотритель отвечал следующее: «Имею честь уведомить управление бердичевского уездного воинского начальника, что при случившемся сего года [с] Базаревичем я действительно был свидетелем и подтверждаю, что с Базаревичем от ушиба сделалось дурно»9.
18 апреля документы были направлены военному министру с припиской товарища главноуправляющего егермейстера: «Перепровождая при сем верноподданнейшее прошение вдовы штабс-капитана Юлии Базаревич,.. имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство сообщить мне… заключение по настоящему делу»10.
Военное министерство 20 мая просит начальника штаба Киевского военного округа «сообщить заключение по сему ходатайству командующего войсками округа, доставив вместе с тем имеющиеся по сему делу документы в подтверждение факта получения увечья при исполнении служебных обязанностей. Вместе с тем следует уведомить: не возбуждал ли названный офицер сего подобного настоящему ходатайства»11. Кроме письма, министерство приложило медицинские свидетельства, отзыв бердичевского уездного воинского начальника.
Далее все названные бумаги поступили начальнику Киевской местной бригады12, который адресовал их в Бердичев и просил «вновь навести тщательную справку о том, не было ли объявлено в приказе по управлению в течение марта, апреля и мая месяцев 1887 г. о получении названным обер-офицером ушиба в тюрьме»13.
Бердичевское уездное воинское управление сообщило, что в приказах по управлению с 9 марта и до конца 1887 г. не было объявлено о случае со штабс-капитаном Базаревичем14.
В штаб Киевского военного округа из Киевской местной бригады поступило донесение следующего содержания: «…поручик (впоследствии штабс-капитан) Базаревич откомандирован 5 августа 1887 г. в 45-й пехотный резервный батальон, и за время состояния своего при названном управлении не возбуждал ходатайства о внесении в послужной его список засвидетельствования о полученном им в марте того года при исполнении служебных обязанностей ушиба. В приказах по управлению не только за первые три месяца со дня получения Базаревичем ушиба, но и до конца 1887 г. не объявлено об упоминаемом случае, и в управлении не сохранилось никаких документов или данных, подтверждающих факт получения названным обер-офицером увечья или ушиба. Усматривая же из настоящей переписки, что Базаревичем в действительности был получен в 1887 г. при исполнении служебных обязанностей ушиб груди, последствием чего и объясняется появление у него непосредственно затем грудной болезни, развившейся в чахотку, от которой он и умер в 1896 г., полагал бы справедливым применительно к циркуляру Главного штаба 1878 г. № 36 несоблюдение в свое время формальности, заключающейся в объявлении о том случае в приказах по управлению. Не считать за основание к отказу в удовлетворении возбужденного ныне вдовой названного обер-офицера ходатайства о внесении в послужной список покойного ее мужа отметки об ушибе в грудь, полученном им при исполнении служебных обязанностей»15.
2 августа 1906 г. штаб Киевского военного округа обратился к начальнику 42-й пехотной дивизии, чтобы он дал распоряжение о наведении справок в 45-м резервном батальоне о травматическом повреждении у штабс-капитана Базаревича и о том, не возбуждалось ли ходатайство о внесении этого повреждения в послужной список16. Начальник дивизии направил циркуляр командиру 165-го пехотного Луцкого полка. Последний доносил, что «по наведенным тщательным справкам в делах бывшего 45-го резервного кадрового батальона штабс-капитан Базаревич в 1887 году в батальон не прибывал и в списках батальона не состоял»17.
Из штаба округа было направлено также письмо начальнику 46-й пехотной резервной бригады, в котором выражено прошение о наведении справок в делах 47-го резервного батальона касательно Базаревича. Ответ из полка поступил 19 сентября. В нем сообщалось об отсутствии каких-либо сведений о травме Базаревича и его ходатайстве18.
Получив отрицательные данные, штаб Киевского военного округа отправил донесение в Главный штаб, в котором тем не менее ходатайствовал об удовлетворении просьбы вдовы умершего19.
После смерти мужа вдова Ю. Базаревич ходатайствовала о назначении пособия на воспитание сына Казимира, а через два года, когда ему исполнилось 10 лет, просила об определении его в корпус на казенный счет. Но мальчик в 1899 г. на баллотировке получил неблагоприятный жребий, поэтому все документы были возвращены его матери. Просьб о последующих допущениях не поступало. В 1900 г. вдова вновь просила пособие для сына20.
Тем временем дело продолжило свое развитие. 14 марта 1907 г. управление Главного штаба направило письмо командиру 186-го пехотного резервного Луковского полка, чтобы тот ходатайствовал о внесении в послужной список Базаревича получения им увечья21. Командир полка ходатайствовал об этом перед начальником 47-й пехотной резервной бригады22, затем начальник бригады — перед начальником Варшавского укрепрайона23, последний — перед командующим войсками округа24.
Также штабом округа штабу укрепрайона было выдано распоряжение «выяснить и сообщить, чьим распоряжением и для какой цели штабс-капитан Базаревич был командирован в 1887 г. в распоряжение бердичевского уездного воинского начальника, и доставить копию его послужного списка»25. Штаб укрепрайона, со своей стороны, дал распоряжение начальнику 47-й пехотной резервной бригады, а тот — командиру 186-го пехотного Луковского полка26. Последний подтвердил увечье Базаревича в 1887 г.27
Все эти сведения были переданы в штаб Варшавского военного округа. Его командующий ходатайствовал перед Главным штабом о внесении в послужной список Базаревича травматического повреждения28.
Главный штаб препроводил переписку в Главное военно-медицинское управление, чтобы оно дало свое заключение об ушибе Базаревича29. Рассмотрев все документы, управление признало, что полученное Базаревичем повреждение подлежит внесению в послужной список30.
В октябре 1907 г. появился доклад по Главному штабу «О внесении засвидетельствования о травматическом повреждении в послужной список умершего штабс-капитана Базаревича». В нем была дана справка о получении травмы и заключение: «К удовлетворению изложенного выше ходатайства по закону препятствий не встречается. Испрашивается: благоугодно ли будет Вашему императорскому величеству высочайше соизволить на настоящее ходатайство.Дежурный генерал»31.
На документе имеется резолюция:«Высочайше разрешено. 10 октября 1907 года. Вр[еменно] управляющий Военным министерством генерал-лейтенант Поливанов»32.
На следующий день начальник Главного штаба сообщил главноуправляющему канцелярией Его императорского величества по принятию решений следующее: «Имею честь уведомить Ваше превосходительство, что в 10 день настоящего октября высочайше разрешено внести в послужной список умершаго штабс-капитана 186-го пехотного резервного Луковского полка Базаревича засвидетельствование о травматическом повреждении, полученном им 9-го марта 1887 г. при исполнении служебных обязанностей, о чем вдове сего офицера посылается объявление, а также сообщается подлежащему начальству для соответствующаго исполнения»33.
Как видим, ходатайство жены умершего штабс-капитана Базаревича было удовлетворено. Чтобы это произошло, потребовалось более полутора лет.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. РГВИА, ф. 400, оп. 17, д. 14946, л. 49 об.
2. Там же, л. 50.
3. Там же.
4. Там же, л. 50 об., 51.
5. Там же, л. 51 об.
6. Там же, л. 52.
7. Там же, л. 2.
8. Там же, л. 37, 37 об.
9. Там же, л. 35.
10. Там же, л. 1.
11. Там же, л. 8.
12. Там же, л. 9, 9 об.
13. Там же, л. 11, 11 об.
14. Там же, л. 12 об.
15. Там же, л. 12-14 об.
16. Там же, л. 14 об.
17. Там же, л. 15, 15 об.
18. Там же, л. 17 об.
19. Там же, л. 7 об.
20. Там же, л. 23, 26.
21. Там же, л. 34, 34 об.
22. Там же, л. 30, 38.
23. Там же, л. 38 об.
24. Там же, л. 32.
25. Там же, л. 39 а.
26. Там же, л. 40, 40 об.
27. Там же, л. 41-42.
28. Там же, л. 32.
29. Там же, л. 31.
30. Там же, л. 33.
31. Там же, л. 44, 44 об.
32. Там же, л. 44.
33. Там же, л. 48.

Яков Гришин,
доктор исторических наук,
Дамир Шарафутдинов