2009 1

Хозяева, выселившиеся на отруба, а затем их наследники станут богаче, образованнее, счастливее.

(Из истории аграрной реформы П. А. Столыпина)

Последний самодержавный реформатор Петр Аркадьевич Столыпин был незаурядной личностью. Сын севастопольского героя и родственника М. Ю. Лермонтова Петр Аркадьевич Столыпин родился 5 апреля 1862 г. в Дрездене. После окончания в 1884 г. физико-математического факультета Петербургского университета П. А. Столыпин начал свою карьеру в ведомствах Министерства внутренних дел и Министерства земледелия. В 1889-1899 гг. он являлся ковенским уездным, а с 1899 г. — губернским предводителем дворянства.

В августе 1899 г. П. А. Столыпин посетил Казанскую губернию, так как его жена Ольга Борисовна (урожденная Нейдгардт) получила в наследство от отца имение Чулпаново в Чистопольском уезде (ныне с. Чулпаново Нурлатского района Республики Татарстан) с 4 845 десятинами земли. Петр Аркадьевич писал своей жене 14 августа: «В Казани пароход стоял очень долго, мы на конке съездили в город, осматривали старинную церковь, были в Дворянском собрании. [...] На пристани купил себе [...] красные татарские туфли»1. В Чулпанове он провел несколько недель. «Сегодня были у меня чулпановские и куклинские старики, просили продать им отрезки, — сообщал П. А. Столыпин Ольге Борисовне. — Я, конечно, ничего продавать не желаю и угостил их водкой»2. Петр Аркадьевич хотел сделать Чулпаново высокодоходным имением. Для этого надо было вырубить лес на болотах и превратить их в луга: «Болотный лес всегда дрянной, а на мокром месте луг может быть хорош. Между тем лес дает с десятины в год дохода меньше 75 коп. в общем, а луга по 5 руб. с десятины»3
.
Летом 1902 г. П. А. Столыпин был назначен исполняющим дела гродненского губернатора, а с 1903 г. — саратовским губернатором. За три года работы на последней должности в полной мере проявились его качества государственного мужа. Началась революция, и он применил накопленный опыт по прекращению аграрных выступлений в Саратовской губернии, обнаружив «характер решительный и мужественный, способность не теряться в затруднительные минуты, умение влиять на народ»4. В апреле 1906 г. он становится министром внутренних дел, а с 8 июля — председателем Совета министров Российской империи. С 1907 г. П. А. Столыпин в Государственном совете, с 1908 г. получает должность статс-секретаря, в 1911 г. награждается орденом Святого Александра Невского. Вступив на пост главы правительства, он за пять лет сумел успокоить страну, «победив революционную смуту настойчивой созидательной деятельностью»5.

Стержнем реформаторской политики П. А. Столыпина была знаменитая аграрная реформа, названная его именем. С идеями о необходимости ослабления общины, передаче земли в полную собственность крестьян, создании хуторско-отрубной системы выступали П. А. Валуев, Н. Х. Бунге, С. Ю. Витте, а Столыпин действовал и действовал решительно и жестко. Он сумел связать различные идеи друг с другом, и план аграрной реформы приобрел стройность и завершенность. Но главная заслуга П. А. Столыпина состояла в том, что он осознал необходимость коренной перестройки всего уклада российской жизни. Он хотел «встроить» аграрную реформу в целый комплекс преобразований, среди которых были заявлены: провозглашение свободы вероисповедания, неприкосновенность личности, гражданское равноправие, улучшение быта рабочих, введение всеобщего земского самоуправления, организация всеобщего начального образования и т. д.

Названные реформы способствовали бы созданию в России гражданского общества. «Легко сказать: дайте стране все свободы, — заявлял П. А. Столыпин, — и я говорю: надо дать свободы, но при этом добавлю, что предварительно нужно создать граждан и сделать народ достойным свободы»6. Прежде чем строить свободное, правовое государство, необходимо позаботиться о воспитании граждан через развитие в человеке чувства собственности: «Пока крестьянин беден, пока он не обладает личной земельной собственностью, пока он находится насильно в тисках общины, он остается рабом и никакой писанный закон не даст ему блага гражданской свободы. Для того чтобы воспользоваться этими благами [...] нужна известная, хотя бы самая малая, доля состоятельности. [...] Мелкий земельный собственник [...] трудолюбивый, обладающий чувством собственного достоинства, внесет в деревню и культуру, и просвещение, и достаток. Вот тогда только писанная свобода превратится и претворится в свободу настоящую, которая, конечно, слагается из гражданских вольностей и чувства государственности и патриотизма»7.
 
Основным актом аграрной политики П. А. Столыпина стал Указ от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающегося крестьянского землевладения и землепользования», который провозглашал свободный порядок выхода из общины и закреплял наделы в собственность. Финансирование реформы обеспечивал указ «О выдаче Крестьянским поземельным банком ссуд под залог надельных земель». Документы были утверждены Государственной думой 10 мая 1907 г. П. А. Столыпин, представляя в думе указы, сказал: «Пробыв около 10 лет у дела земельного устройства, я пришел к глубокому убеждению, что в деле этом нужен упорный труд, нужна продолжительная черная работа. Разрешить этот вопрос нельзя, его надо разрешать. В западных государствах на это потребовались десятилетия. Мы предлагаем вам скромный, но верный путь. Противникам государственной безопасности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия»8.

26 августа 1907 г. П. А. Столыпин на места разослал циркулярные письма, в которых заявлял губернаторам: «Задача правительства и местной администрации [...] состоит [...] в том, чтобы сплотить всех крестьянских деятелей вокруг одного коренного вопроса, составляющего ось внутренней политики правительства, вопроса земельного. Тогда как враги государственности прилагают все усилия, чтобы играть на дурных чувствах народа, внушать им мысль о необходимости захвата насколько возможно большего количества земли, правительство твердо и определенно заявляет, во-первых, что частная собственность была, есть и будет неприкосновенна, и во-вторых, что увеличение площади крестьянского землевладения без улучшения форм землепользования может повести лишь к новым разочарованиям.

Правительство не допустит отвода [...] новых земельных площадей под самый несовершенный и разорительный способ их использования, так как это может повлечь только к разорению страны. Правительство непреклонно решило дать возможность населению владеть и пользоваться землей в лучших условиях, чем ныне. Сделать это решено без всякого насилия, так как в таком деле насилие исключает успех. Решено лишь дать возможность каждому свободно владеть своим участком, создать мелкую личную собственность. Но так как надельной земли во многих местностях недостаточно, то для осуществления этого перехода к более совершенной форме владения, для насаждения в стране мелких ячеек личной собственности и решено было использовать земли государственные, удельные и купленные Крестьянским банком и фонд этот употребить на улучшение способов крестьянского землевладения. [...]

Чтобы провести это дело, в руках у исполнителей должны быть и соответствующие тому способы. Администрация ими вооружена всецело: это закон 9 ноября 1906 года и землеустроительные комиссии. Все местные силы, все средства должны бы быть использованы для достижения успеха в этой области. [...] Начинания правительства встречают несомненный отклик у населения. [...] Не требуется [...] никакого в этой области насилия — где община жизненна, там она и сохранится, но я не могу допустить, чтобы равнодушие местных учреждений скомпрометировало закон, пускающий уже глубокие корни в населении. [...] Что касается землеустроительных комиссий, то на начальниках губерний лежит серьезная забота содействия к проведению в жизнь всех планов. [...] Центральные учреждения могут лишь дать толчок, направить дело в желательном направлении, местное же начальство обязано проследить и приложить все усилия, дабы намеченное не осталось лишь на бумаге, а было проведено в жизнь. Я поэтому считаю себя обязанным предупредить гг. губернаторов, насколько преобладающее значение придает правительство этому вопросу, умелое направление которого будет одним из главнейших показателей успешности деятельности начальников губерний»9.

В июне 1910 г. по инициативе главы правительства принимается закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении», закрепивший право крестьян выделять свои наследственные наделы и сохранивший право на недра за общиной. Переход всего общества на отруба осуществлялся при участковом владении по решению простого большинства, а при общинном владении необходимо было набрать ⅔ голосов сельского схода.

Меры законодательного характера дали положительный результат, о чем свидетельствуют статистические данные. За годы аграрной реформы выросли общий сбор хлебов и производство товарной продукции, повысилась урожайность зерновых культур. Среднегодовое производство в 1908-1912 гг. по сравнению с 1898-1902 гг. возросло: пшеницы — на 37,5 %, кукурузы — на 44,8 %, ячменя — на 63,2 %.
Составной частью реформы являлась переселенческая политика, что позволяло уменьшить социальное напряжение в Европейской части страны и способствовало колонизации малонаселенных территорий Сибири и Дальнего Востока.

Прибытие П. А. Столыпина в Казань. Сентябрь, 1910 г. Фото из фондов Национального музея РТ

Что касается Казанской губернии, то в первое время после издания указа от 9 ноября 1906 г. со стороны крестьянства поступало мало заявлений об укреплении земли в личную собственность. В 1907 г. в местные землеустроительные комиссии было подано всего 2 910 заявлений, причем куплено было 34 147,5 десятин для 39 сельских обществ, 58 товариществ и 9 отдельных домохозяев10. П. А. Столыпин вскоре обратил на это внимание и 10 октября 1907 г. отдал следующее распоряжение губернатору М. В. Стрижевскому: «Из представленных сведений о выходе из общины согласно закону [от] 9 ноября 1906 года видно, что столь незначительное количество дел, получивших движение, и отсутствие утвержденных приговоров и постановлений свидетельствуют о том, что важность скорейшего удовлетворения ходатайств крестьян об укреплении участков надельной земли в личную собственность не в достаточной мере усвоена подведомственными вам крестьянскими учреждениями.

Предпринимаемое преобразование земельного строя на правах полной собственности требует приложения усилий всех должностных лиц, а от губернских властей я ожидаю неуклонного и неослабного наблюдения и настойчивого руководительства. Прошу принять все зависящие меры к скорейшему рассмотрению всех заявленных требований об укреплении надельной земли в личную собственность и обратить особое внимание на то, чтобы поступающие на рассмотрение уездных съездов дела по сему предмету получали окончательное разрешение в самый краткий срок»11. В результате губернатор в распоряжениях уездным учреждениям указывал: «Отныне всю деятельность чинов полиции я буду оценивать со стороны успешного применения в каждом уезде закона [от] 9 ноября 1906 г.»12.

И дело двинулось вперед. Со второй половины 1908 г. увеличилось число желающих укрепить землю в личную собственность. За период с 1 января 1907 г. по 1 июля 1908 г. крестьяне подали по всей Казанской губернии 8 273 заявления о выходе из общины. Всего в 1907-1909 гг. 17 821 домохозяин закрепил свои наделы в личную собственность. Они имели в своих семьях 39 844 наличных души мужского пола. Количество укрепленной земли равнялось 120 226,3 десятины, что составляло в среднем 6,7 десятины на одного домохозяина и 3 десятины на наличную мужскую душу13. Поуездная статистика укрепления земельных участков в 1907-1910 гг. была в пользу Лаишевского, Спасского и Чистопольского уездов14. С декабря 1908 г. число укреплений земли резко сократилось. В годовом отчете за 1910 г. казанский губернатор М. В. Стрижевский по этому поводу отмечал, что в губернии наблюдается «серьезный кризис, выразившийся в форме резкого уменьшения числа поступавших заявлений отдельных домохозяев о выходе из общины»15. В 1911 г. в связи с неурожаем хлебов реформа стала идти еще более замедленными темпами.

Что касается создания отрубных, хуторских хозяйств, то на 1 января 1911 г. в Казанской губернии под устройство хуторов и отрубов было выделено 13 978,1 десятины общинных земель, что составляло 0,4 % от общинного владения и около 10 % от площади укрепленных в личную собственность16. В 1907-1916 гг. в Казанской губернии было создано свыше 13 тысяч хуторов и отрубов17. По другим данным, в 1906-1915 гг. из общины вышли свыше 33 тысяч крестьянских дворов (8,8 % от общего количества). К началу 1914 г. в губернии насчитывалось 13,4 тысячи хуторов и отрубов. В 1910-1914 гг. переселились на Урал и в Сибирь около семи тысяч человек, а в целом за период 1905-1914 гг. — 38 620 человек18.

Вопросы осуществления аграрной реформы в провинции неоднократно поднимались П. А. Столыпиным во время его поездки летом и осенью 1910 г. по Поволжью и Сибири. 9 сентября председатель Совета Министров, в сопровождении главноуправляющего земледелием и землеустройством А. В. Кривошеина, директора Департамента государственных земельных имуществ А. А. Риттиха и других лиц прибыл из Перми в Казань на казенном пароходе «Межень». На пристани высокопоставленные сановники были встречены руководителями Казанской губернии, губернским и уездными предводителями дворянства, депутациями от земства и Городской думы, земскими начальниками и чиновниками, непосредственно занимающимися аграрными преобразованиями на месте. В этот же день и на следующий Петр Аркадьевич занимался обсуждением с казанскими деятелями проблем, связанных с направлением предполагаемой линии железной дороги Казань — Екатеринбург, упорядоточением и облегчением земского обложения путем организации муниципального кредита, предоставлением в пользу земств новых источников доходов в целях оказания агрономической помощи сельскому населению при землеустройстве и пр.19 П. А. Столыпин неоднократно замечал, что он «как казанец, близко знает и вполне сознает все нужды города,.. сочувствует им не менее самих казанцев»20.

10 сентября П. А. Столыпин принял депутацию Казанского царско-народного русского общества во главе с профессором университета В. Ф. Залесским. В беседах с черносотенцами затрагивались вопросы предвыборных кампаний, профессионального образования и аграрных преобразований. Относительно крестьянского вопроса В. Ф. Залесский не без гордости заявил П. А. Столыпину: «О Царско-народном обществе почему-то сложилось мнение, будто оно является слепым сторонником общинного землевладения и даже ведет якобы агитацию против землеустроительных начинаний правительства. Это глубокое заблуждение. Уже 18 декабря 1905 г. в многолюднейшем народном собрании была принята обширная резолюция относительно общинно-хуторского землевладения, целиком вошедшая в программу общества, так что Царско-народное общество высказалось за хуторское землевладение почти за год до возбуждения этого вопроса правительством»21. Со своей стороны, председатель Совета Министров поделился дальнейшими планами на будущее: «Предстоит целый ряд законодательных актов и правительственных мероприятий, направленных к одной цели, — устройству крестьянского землевладения посредством развития хуторских, отрубных хозяйств. [...] Мы все, от великого до малого, должны по мере сил содействовать этому великому делу. Пройдет 10-12 лет, и прогресс станет очевиден. Хозяева, выселившиеся на отруба, а затем их наследники станут богаче, образованнее, счастливее»22.

11 сентября 1910 г. П. А. Столыпин вместе с соратниками и местными руководителями знакомился с хуторскими хозяйствами в селе Набережные Моркваши Свияжского уезда. Глава правительства «очень внимательно осмотрел хутора, заходя в некоторые избы, беседуя почти с каждым из хуторян, интересуясь сведениями,.. расспрашивая о мельчайших подробностях их новых хозяйств, быта и жизненных условий,.. о сельскохозяйственных планах»23.

На следующий день П. А. Столыпин отбыл в Симбирск. После возвращения в Петербург руководители правительственной делегации составили и опубликовали аналитический документ под названием «Поездка в Сибирь и Поволжье. Записка П. А. Столыпина и А. В. Кривошеина»24.

По некоторым сведениям, летом 1911 г. реформатор разработал проект дальнейших преобразований. Однако он не был обнародован. 1 сентября 1911 г. П. А. Столыпин был смертельно ранен в Киевском городском театре и умер 5 (18) сентября. Он был похоронен на кладбище Киево-Печерского монастыря.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Столыпин П. А. Переписка. – М., 2004. – С. 437.
2. Там же. – С. 440.
3. Там же. – С. 441.
4. Сельский вестник. – 1911. – 8 сентября.
5. Там же.
6. Столыпин П. А. Нам нужна великая Россия: Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете.1906-1911. – М., 1991. – С. 104.
7. Там же. – С. 105.
8. Там же. – С. 96.
9. НА РТ, ф. 1, оп. 6, д. 415, л. 32-33 об.
10. Там же, д. 4451, л. 10-12.
11. Там же, ф. 1, оп. 4, д. 2995, л. 1-1 об.
12. Там же, д. 5251. л. З.
13. Батыршин Р. Р. Столыпинская аграрная реформа в Казанской губернии (1906-1917): Дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2008. – С. 63-64.
14. Там же. – С. 64.
15. НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4875, л. 41.
16. Батыршин Р. Р. Указ. соч. – С. 69.
17. Там же. – С. 142.
18. Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 1999. – С. 542.
19. Казанский телеграф. – 1910. – 10-11 сентября.
20. Там же. – 11 сентября.
21. Там же. – 12 сентября.
22. Там же.
23. Там же.
24. Поездка в Сибирь и Поволжье. Записка П. А. Столыпина и А. В. Кривошеина. – СПб., 1910. – 170 с.

Евгений Долгов,
кандидат исторических наук