2009 2

«Тюркист в чалме»: Халим Сабит Шибай

Наряду с такими известными людьми, как Ю. Акчура, А. Ибрагимов, Г. Исхаки, в турецких источниках встречается имя еще одного татарина, сыгравшего определенную роль в общественно-политической жизни Турции в первой половине ХХ в., — Халима Сабита Шибая (1883-1946). В многотомной «Исламской энциклопедии», изданной в Турции, он представлен как видный ученый-богослов и издатель журнала «Ислам меджмуасы»1.

Халим Сабит (Сабитов) родился в д. Кече Тарханлы ЛабитI Симбирской губернии. Его отец Сабирджан был из рода известного татарского мурзы ШибаяII. Мать звали Хаят ханум. В 1890 г. Халим Сабит поступил в одну из новометодных школ города СимбирскаIII. В 1897 г. перешел в медресе «Халимия» в с. Большие Тарханы2. Затем закончил русскую школу и начал преподавать в медресе «Хусаиния» в Оренбурге. Для продолжения образования Х. Сабит в 1904 г. поехал в СтамбулIV. Здесь он занимался у известного улема Абдульфеттаха ДагыстанлыV, из рук которого получил иджазетнамеVI. С приездом в Турцию Х. Сабит стал усиленно создавать собственную библиотекуVII. В 1910 г. он закончил отделение теологии Стамбульского университета. В том же году сдал экзамен и получил диплом мударриса. Свои первые статьи Х. Сабит публиковал в журналах «Сират-ы мустакыйм» и «Себиль ур-Решад», еще будучи студентом университета.

Спустя некоторое время в целях изучения жизни тюркских народов Средней Азии и России Х. Сабит предпринял путешествие на родину, где нашел своих старых друзей, расспросил их о произошедших в его отсутствие событиях. Особенно с интересом он изучал состояние новометодных школ, положительно оценил развитие в них нового метода, отметив, что многие преподаватели этих школ все равно остаются консервативными.

В Казани Халим женился на Зулейхе АбдурразаковойVIII. Вскоре, 29 октября 1911 г. он уехал в Стамбул, а молодая жена вместе с сестрой приехали к нему в феврале 1912 г.
После возвращения в Турцию Х. Сабит был назначен преподавателем богословия в лицее Геленбеви. В 1914 г. стал преподавать историю ислама и других религий в Стамбульском университете. По совету Зии ГекальпаIX, с 1915 по 1919 г. работал на разных кафедрах факультета литературы того же университета. В связи с сокращением религиозных дисциплин на этом факультете вынужден был оставить преподавательскую деятельность3.

Халим Сабит был одним из активных членов «Тюрк оджагы» и секретарем исламского отделения Тюркского научного общества. Он постоянно интересовался проблемами тюркских мусульман России и об этом писал в журналах «Себиль ур-Решад», «Ислам меджмуасы», «Сират-ы мустакыйм», «Иджтимахият меджмуасы», «Йени меджмуа», «Тюрк йурду», газетах «Вакыт» и «Джумхурият». Из книг, написанных Халимом Сабитом, можно назвать труд в 4-х частях «Ильми халь» — учебник по религиозному культу для детей школьного возраста (этот труд был отмечен специальным призом турецкой партии «Единение и прогресс»). До сих пор остаются актуальными и цитируемыми статьи, написанные им для «Исламской энциклопедии». Известно, что перед смертью он написал книгу о Коране, но не успел ее издать4.

С 12 февраля 1914 по 30 октября 1918 г. при финансовой поддержке партии «Единение и прогресс» Х. Сабит выпускал журнал «Ислам меджмуасы». Очень скоро издание стало востребованным, поскольку в нем принимали участие такие личности, как Р. Фахретдин, Муса Яруллах Биги, З. Гекальп, А. Агаев, Ахмет Расим Аталай, Бурсалы Мехмет Тахир, Ф. Туктар, Ф. Амирхан, Мехмед Фуад Кёпрюлюзаде, О. Сейфетдин, шейх-уль-ислам М. Кязым и многие другие5. Журнал выходил под девизом: «Религиозная жизнь и жизненная религия». Его направление можно определить как модернистско-исламское, издатели пытались придать религиозной жизни общества новый импульс и тем самым активизировать само общество. Сам Халим Сабит действовал как тюркист-исламист. В своих статьях он указывал, что не нужно акцентировать различия между национальностью и вероисповеданием человека, поскольку это две важные составляющие единого турко-османского народа. Тем самым автор вовлекался в идейные споры о будущем Османской империи, которые инициировали западники — сторонники развития страны по опыту западной цивилизации, а также исламисты, тюркисты, османисты. Часть турецких деятелей выдвигала идею предпочтительности национальных ценностей перед религиозными, утверждая, что ислам давно уже исчерпал себя и тормозит прогресс турецкого общества. Халим Сабит же не отрицал значения религии (с учетом определенной ее модернизации) в турецком обществе. За такие убеждения современники называли его «тюркистом в чалме»6.

В Стамбуле Х. Сабит прежде всего сотрудничал с российскими эмигрантами: Ю. Акчурой, А. Агаевым, А. Ибрагимовым, Г. Исхаки, Хусейн-заде Али, Мехметом Эмин Расул-заде. Вместе с ними принимал участие в создании тюркского общества «Тюрк дернеги», которое в 1912 г. переросло в «Тюрк оджагы». Целью создания этого общества было повышение уровня национального самосознания, совершенствование тюркского языка, тюркской нации в целом.

Идеи тюркизма, которые проповедовал со своими соратниками Халим Сабит, прежде всего, были связаны с национальными проблемами российских тюрок, а именно татар и азербайджанцев. Он был одним из учредителей Тюрко-татарского комитета, который был создан в 1915 г. «с целью защиты прав мусульманских тюрко-татар России», а также членом «Союза инородцев России»7.

Халим Сабит хорошо знал арабский, русский и другие языки, живо интересовался проблемами исламского мира. Получивший солидное богословское образование, он был одним из религиозных деятелей, защищавших чтения хутбы на турецком языке. Выступая в различных газетах и журналах по проблемам вероисповедания, реформы религии, Х. Сабит поддерживал идею разрешения религиозных проблем в Управлении духовными делами, а правовых и научных — в министерствах юриспруденции и просвещения. Эти идеи Халима Сабита получали неоднозначный отклик публики.

В период Первой мировой войны Х. Сабит был отправлен партией младотурок в Германию и Австрию для изучения «морально-религиозного наставления» находившихся там мусульманских военнопленных. После окончания командировки он составил отчет и по возвращению в Стамбул 3 июня 1915 г. представил его Энвер паше8. Из отчета следует, что Германия уделяла довольно большое внимание работе с мусульманскими пленными9.

В период пребывания в Германии Х. Сабит опубликовал 23 статьи на татарском языке на темы джихада, переселения в Турцию и другие10 в газете для мусульманских военнопленных «Эль-Джихад»X. Газета выпускалась Восточным управлением на тюркском, персидском, арабском, индийском и русском языках с целью ведения пропаганды в лагерях для мусульманских военнопленных. Сотрудничая с газетой, Халим Сабит выявил довольно много недостатков в работе редакции: все материалы переводились с немецкого языка, и, пока делался перевод, многие материалы устаревали и теряли свою актуальность. В языковом отношении переводы были довольно слабыми, видимо, не хватало корреспондентов-носителей языка. Анализируя деятельность германского правительства по отношению к мусульманским пленным, Халим Сабит замечал неискренность.

Исламская политика Германии формировалась не только политиками, но и востоковедами и исламоведами. Халим Сабит, как редактор журнала «Ислам меджмуасы», предлагал публиковать в Германии те актуальные материалы, которые выходили в его журнале. Тем самым он хотел как-то сблизить политику младотурков по линии панисламизма с существующей исламской политикой Германии.

После встречи с арабами из Алжира и Туниса, которые содержались в «Лагере полумесяца» около небольшого городка Вюнсдорф, Х. Сабит пришел к выводу, что среди мусульман, находившихся в колониальной зависимости от Франции, панисламистские идеи совсем не популярны и арабы не любят и не уважают турок. В своем отчете он приводит диалог с мусульманским офицером французской армии. На вопрос, почему они не оказывают поддержку халифу всех мусульман — султану Турции, офицер ответил: «Да, мы должны были оказать помощь халифу, но это стало невозможным после прихода к власти младотурок, которые своими действиями показали пренебрежение к вере. Население не верит политике младотурок». Халим Сабит в комнатах арабских офицеров увидел стопки газеты «Эль-Джихад», которые даже не были тронуты: арабы их не читали, им гораздо ближе были французские книжки бульварного происхождения с недостойными иллюстрациями11.

В Австрии он встретился с османским послом Хильми-пашой, который разделял его мнение о создании общества или иной организации тюркских военнопленных, находящихся в Австрии. По информации Халима Сабита, в Германии в плену находились более 10 тысяч, а в Австрии — около девяти тысяч северных тюрок, и это количество постоянно росло12.
В 1919-1939 гг. Халим Сабит занимался продажей табака, продуктов питания и ковров. Как коммерсант, он побывал в Германии, России, Болгарии, Румынии, Польше, Венгрии, Англии, Австрии и Италии.

Нельзя сказать, что Халим Сабит в это время полностью ушел в мир коммерции и не занимался политикой. Его фамилия, например, фигурирует наряду с такими именами, как Г. Исхаки, З. Валиди, С. Максуди, Б. Таймас, Г. Терегулов, Л. Исхаков, в списке участников совещаний татарских и башкирских эмигрантов, проходивших в Берлине в начале 1923 г. и осенью того же года13. Фамилия Х. Сабита, «казанского татарина, бывшего профессора теологии Стамбульского университета, руководителя Турецкой исламской энциклопедии», указана в списке членов эмигрантской организации «Туркестан Милли бирлиги» в Турции14.

С началом Второй мировой войны Х. Сабит вернулся в Турцию. До 1944 г. официально работал в бюро по созданию многотомной «Исламской энциклопедии». Последним местом службы Х. Сабита стало Управление по делам религии. Умер Халим Сабит 27 декабря 1946 г. Похоронен в Анкаре на кладбище «Джебеджи Асри».
Потомки Халима Сабита в настоящее время проживают в Турции, Австрии и КанадеXI.

I На наш взгляд, это названия двух разных деревень в Симбирской губернии, но турецкие авторы, ссылаясь на слова внука Х. Сабита, дают такое название (см.: Ali Birinci, Tuba Çavdar. Halim Sabit Şibay // Türkiye Diyanet Vakfı İslam Ansiklopedisi. – İstanbul, 1997. – C. 15 – S. 336).
II Турецкий исследователь Али Биринджи, составивший наиболее полную биографию Х. Сабита, пишет, что, по семейной легенде, генеалогия Шибая восходит до Шайбак хана, одного из полководцев Чингисхана, и до шайбанидов (см.: Ali Birinci. Halim Sabit Şibay // Türkiye Cumhurıyetı Devletinin Kuruluşu ve Gelişmesine Hizmeti Geçen Türk Dünyası Aydınları Sempozyumu Bildirileri 23-26 Mayıs 1996. – Kayseri, 1996. – S. 135).
III Али Биринджи пишет, что Х. Сабит поступил в школу города Самары, но это может быть ошибкой, допущенной внуком Х. Сабита, незнакомым с русской географией. Скорее всего, Х. Сабит поступил в школу Симбирска.
IV По поводу приезда Х. Сабита в Стамбул указываются две даты: Али Биринджи пишет, что Х. Сабит приехал в 1904 г. (см.: Ali Birinci. Halim Sabit Şibay // Türkiye Cumhuriyetı Devletinin Kuruluşu ve Gelişmesine Hizmeti Geçen Türk Dünyası Aydınları Sempozyumu Bildirileri 23-26 Mayıs 1996. – Kayseri, 1996. – S. 136). А в статье «Исламской энциклопедии» указан 1901 г. (см.: Ali Birinci, Tuba Çavdar. Halim Sabit Şibay Türkiye Diyanet Vakfı İslam Ansiklopedisi. – İstanbul, 1997. – C. 15. – S. 336).
V Абдульфеттах Дагыстанлы Эфенди (1852-1936), мухаджир из Дагестана, известный ученый в области хадисов и тафсиров, за научно-просветительскую деятельность был удостоен государственной награды Османской империи 4-й степени.
VI Иджазет — право распространять учение определенного суфийского братства; иджазетнаме — документ, подтверждающий это право.
VII Часть этой библиотеки сгорела во время оккупации Стамбула англичанами. Другая часть после смерти Х. Сабита была подарена его близкими Государственной библиотеке Баязид в Стамбуле.
VIII По утверждению Али Биринджи, Мухаммедрахим Абдуразаков, отец Зулейхи, имел родственную связь с Юсуфом Акчурой (см.: Ali Birinci-Tuba Çavdar. Halim Sabit Şibay Türkiye Diyanet Vakfı İslam Ansiklopedisi. – İstanbul, 1997. – C. 15. – S. 136).
IX Зия Гекальп (1876-1924), турецкий философ и поэт, один из идеологов тюркизма.
X Подробнее о газете «Эль-Джихад» см.: Гатауллина Л. «Да будет дарована великая победа мусульманской армии и ее союзникам!» (Газета «Эль-Джихад» как средство пропаганды среди татарских военнопленных в Германии во время Первой мировой войны) // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2009. – № 1. – С. 37-45.
XI Старший сын Х. Сабита Экрем Шибай (1912-1990) выпускал журнал по юриспруденции «Hukuki Bilgeler Mecmuаsı». Второй сын Мехмед Тугрул Шибай (1915-1991) был доктором, умер в Канаде. Дочь Х. Сабита Амина Неййира Тугсавул (1913-1987), юрист и писатель, была замужем за офицером Мухсином Тугсавулом. От их брака родились два сына: Халим Шибай Тугсавул (1950) живет в Анкаре, Мехмет Шибай Тугсавул (1954) живет в Австрии.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Ali Birinci, Tuba Çavdar. Halim Sabit Şibay Türkiye Diyanet Vakfı İslam Ansiklopedisi. – İstanbul, 1997. – C. 15. – S. 336-337.
2. Ibid. – S. 135.
3. Ibid. – S. 137.
4. Ibid. – S. 141.
5. Ibid. – S. 142.
6. Uyanık Necmi. Halim Sabit (Şibay) ve Türk Milliyetçiliğndeki Yeri (1883-1946) // Türkler. – Ankara, 2002. – C. 14. – S. 870.
7. Ibid. – S. 871.
8. V. Keleşyılmaz. I. Dünya Savaşında Esir Askerler Üzerinde Panislamizm Propagandası Teşebbüsü. // Kebikeç. – 2000. – № 10. – S. 31-37. Отчет хранится в турецком архиве ATASE, Klasör 1846, Dosya 83, Fihrist:1.
9. Ibid. – S. 32.
10. Ibid. – S. 35.
11. Ibid. – S. 35-36.
12. Ibid. – S. 36.
13. Гайнетдинов Р. Б. Тюрко-татарская политическая эмиграция: начало ХХ века — 30-е годы. Исторический очерк. – Наб. Челны, 1997. – С. 78, 82.
14. Гилязов И. Легион «Идель-Урал». Представители народов Поволжья и Приуралья под знаменами «третьего рейха». – Казань, 2005. – С. 247-248.


Альфина Сибгатуллина,
доктор филологических наук (г. Москва)