2009 2

Казань — Париж: из истории научных связей (К Году Франции в России)

Связи французских и казанских ученых имеют давнюю историю. В Национальном архиве РТ отложилось немало документов, подтверждающих их существование на примере Казанского университета.

Как известно, в России ХVIII-ХIХ вв. знание французского языка считалось обязательным для дворян, деятелей культуры, науки и искусства. Поэтому его преподавание в Казанском университете не уступало другим дисциплинам. Среди преподавателей историко-филологического факультета встречаются имена Адольфа Ивановича Пора, Арнольда Фомича Дечеверри. Последний, получив во Франции медицинское образование, а затем переехав в Россию, представил в Петербургском университете работу «Рассуждение о методе преподавания французского языка», в результате чего был удостоен свидетельства на звание преподавателя французского языка, чем впоследствии и занимался в Казанском университете. Интересный факт можно отметить и в биографии А. И. Пора, который участвовал во франко-прусской войне в рядах французской армии, где дослужился до звания батальонного адъюнкта. 12 января 1871 г. под Леманом он был взят в плен и отправлен в Кельн. После освобождения вышел в отставку и приехал в Россию, где с 1 декабря 1891 г. состоял лектором французского языка в Казанском университете1.

Свидетельство на звание почетного члена Казанского университета, выданное директору Парижской обсерватории У. И. Леверрье. 16 марта 1860 г. НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 4355, л. 5.

Ученые Казанского университета довольно часто отправлялись в командировки во Францию. Из путешествий такого рода можно отметить командировку ординарного профессора А. М. Бутлерова, во время которой он посетил и Париж. Вернувшись в Казань, в своем донесении в Совет Казанского университета от 11 октября 1858 г. он отмечал: «Париж был для меня самым интересным пунктом в научно-химическом отношении, и пребывание в нем принесло мне наиболее пользы»2. Кроме посещения курсов, он следил в лабораториях за разнообразными химическими работами и провел исследование о йодистом метилене. Возможностью осуществить это исследование А. М. Бутлеров был обязан профессору Адольфу Вюрцу, допустившему его работать в своей лаборатории.

В 1844 г. с ученой миссией в командировку был отправлен ординарный профессор политической экономии и статистики И. Я. Горлов, который писал в своем донесении попечителю Казанского учебного округа: «В пребывание свое здесь старался я вникнуть в преподавание наук, до государственного хозяйства относящихся»3.
Для участия в IV Международном конгрессе психологии во время Всемирной выставки в Париже в 1900 г. был направлен заслуженный ординарный профессор, действительный статский советник ученый-фармаколог И. М. Догель4.

В 1917 г. Главным артиллерийским управлением, а затем и химическим комитетом при нем с разрешения медицинского факультета и Совета Казанского университета был командирован за границу ординарный профессор В. Н. Болдырев, который также посетил и Францию. В своем отчете он писал, что в Париже «прослушал полный курс газовой и противогазовой борьбы, прочитанный французскими офицерами и врачами»5. Кроме того, В. Н. Болдырев посетил Парижскую лабораторию, в которой ознакомился с методами газовой борьбы во Франции.

Большую роль в проведении научных исследований играли сношения казанских профессоров с западными научными учреждениями. Профессор физики и физической географии физико-математического факультета Казанского университета Д. А. Гольдгаммер состоял действительным членом французского физического общества в Париже. Ф. И. Эрдман, профессор восточной словесности историко-филологического факультета, состоял в переписке с парижским Азиатским обществом.
 
 Благодарственное письмо Л. Пастера ректору Казанского университета К. Ворошиловуо присвоении ему звания почетного члена Казанского университета. 3 февраля 1893 г. НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 8694 а, л. 7.


За заслуги в области науки многие французские ученые были признаны почетными членами Казанского университета. В 1844 г. Г. Рейно, действительный член Французского института в Париже, известный сочинениями по восточной словесности и археологии, был утвержден членом-корреспондентом Казанского университета.6 В 1860 г. был признан почетным членом Казанского университета директор Парижской обсерватории У. И. Леверрье7. В 1895 г. за выдающиеся заслуги в области математики почетным членом был избран Ж. Бертран, непременный секретарь Французской академии наук8. Он был известен работами в области физики и математики, которые были переведены на русский язык и играли большую роль при изучении данных предметов. В области медицины следует отметить Л. Пастера, который известен исследованиями о брожении и гниении, о сибирской язве и прививках от нее. Данные работы послужили толчком к постановке вопроса об иммунитете. По предложению медицинского факультета в 1892 г. он был утвержден почетным членом Казанского университета9.

Ученые Казанского университета также становились членами различных французских обществ. Так, профессор астрономии И. М. Симонов в 1824 г. был принят в число членов Парижского географического общества, в 1847 г. — Французского общества общей статистики.


ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Казанского университета (1804-1904) / Под ред. Н. П. Загоскина. – Казань, 1904. – Ч. I. – С. 250-252.
2. НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 4104, л. 378-378 об.
3. Там же, д. 2711, л. 16.
4. Там же, д. 10326, л. 1, 2.
5. Там же, д. 13472, л. 123-123 об.
6. Там же, д. 2715, л. 1, 2, 5, 6.
7. Там же, д. 4355, л. 2, 5.
8. Там же, д. 9307, л. 1-7.
9. Там же, д. 8694 а, л. 1-8.

Марина Левина,
главный специалист НА РТ