2010 3/4

«Это мучительно и горько» (Письмо Хаджар Ваисовой о судьбе отца)

«Хоть секите — не склоню головы я», —I
Так в пылу борьбы не раз говорил ты.
Боль о родине в годины смутные
Испытал, основы веры открыл ты.
 
Обошел все веси долом зеленым,
Волжский берег обошел не по разу,
Собирая «Божий полк», чтоб разгромлен
Был царь-батюшка, чтоб был он наказан.
 
С львиной удалью, бесстрашно со всеми
Первым шел на бой за правое дело.
Но приспешники царя подоспели
И в тюрьму тебя, чтоб дел не наделал.
 
«Брат, Вас любящий,.. — из Ясной Поляны
Сам Толстой писал впоследствии, — Знайте,
Всей душой желаю вам: в ваших планах
Лишь вперед идите и процветайте».
 
Беспокоюсь, видя долю народа.
Рад прибытью новых единоверцев.
Справедливость проторила дорогу,
Ту, что выбрана твоим смелым сердцем.
(Рамзи Валеев,
перевод с татарского языка
Веры Хамидуллиной)
 
Сегодня, чтобы узнать, кто такой Гайнанутдин Ваисов, достаточно открыть «Татарский энциклопедический словарь»II. Заинтересованный читатель узнает, что это был один из лидеров основанного Багаутдином Ваисовым ваисовского движения. Он находился в конфликте с царскими властями, выступал против Временного правительства, поддерживал Советскую власть и был убит в дни так называемой «Забулачной республики» его противниками.
Сегодня он предстает перед нами в образе борца за правду и справедливость, за идеи «исламского социализма». Но так было не всегда. Долгие годы его личность и дела или замалчивались, или были вовлечены в процесс фальсификации истории. Были редкие исключения, но общей картины они не меняли.
О том, как все это происходило, рассказывает письмо дочери Г. Ваисова, адресованное генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву. Письмо, большая часть которого публикуется, — документ исторической правды, пронизанный болью и обидой за оболженную память об отце и не восстановленную тогда справедливость. Но время все расставляет на свои места...
 
Письмо Х. Ваисовой генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву
28 октября 1987 г.

Копия: первому секретарю Татобкома КПСС тов. Г. И. Усманову.
Казалось бы, права граждан СССР достаточно широки и разнообразны, в них воплощены идеи социалистической справедливости. Но, к сожалению, реальная действительность свидетельствует о многочисленных ущемлениях законных прав, особенно «маленьких людей». А для человека, права которого нарушены, социальная справедливость становится, прямо скажем, эфемерной категорией, несмотря на самые лучшие намерения законодателя. Если подобных нарушений много (жизнь убедила нас в этом), уже искажается и общественное представление о реальном уровне справедливости в стране, порождая апатию, недоверие, правовой нигилизм, равнодушие к гражданскому долгу, ибо общественное познается через личное. Все нарушения имеют примечательную общую черту: они допускаются и защищаются коллегиально. Положение закона о допустимости обжалования, опровержения не выполняются, когда дело касается властьимущих. Реального права граждан на защиту закон тоже не дает. Все это проверено на личном горьком опыте в поисках правды и справедливости. И это — ужасно!
Говорят, что человек живет дважды: один раз — сам по себе, другой раз — в памяти потомков, и люди, отдавшие свои жизни идее и борьбе революционных преобразований, заслуживают уважения и благодарности потомков. Но... все зависит от того, кто и как поддержит эту память. Память — это совесть людей, призванных довести до сведения, до сознания ныне живущих, особенно молодежи, что благодаря завоеваниям павших борцов-героев революции мы построили первое в мире социалистическое государство, и ныне живущие пользуются всеми благами их завоеваний.

          Популяризация памяти «истории немеркнувшихIII строк» — это миссия наших историков, литературоведов, ученых. Но, к сожалению, многие из них пишут полуправду в учебниках или откровенно клевещут на тех, кого нужно вспоминать с гордостью. Несмотря на изобилие документальных материалов о ваисовском движении и его руководителях в ЦГА, ЦГАСА, ЦГАОР Казани, Москвы, Ленинграда др., в трудах татарских ученых-историков и литературоведов, как: Зариф Музафаров, Якуб Агишев, М. К. Мухарямов, И. З. Нуруллин, М. Гайнуллин, М. Магдиев и др., очень много вранья, домыслов, откровенной клеветы на ваисовцев, т[ак] к[ак] наши ученые-историки обращаются с историей как с неким «капиталом» (источником), дающим им в зависимости от взятого курса чины, звания, степени, славу и благосостояние. Они сплочены круговой порукой, и в этом их надежда на выживание. Казалось бы, ученые-историки обязаны в сердцах наших, в памяти поколений сохранить подвиг революционеров и для этого рассказать правду и только правду! Но они упорно не хотят этого, не хотят пересмотреть свои позиции, признать свои ошибки, исправить их, включиться в идущую в стране перестройку. При содействии и поддержке печатных и партийных органов ТАССР, они десятилетиями клевещут и продолжают распространять сотнями тысяч экземпляров печатную клевету, которая распространяется не только через книжные магазины (отваливая им доходы), но и оседает во всех библиотеках нашей необъятной страны, охмуряя ложью миллионы людей.
Они безнаказанно клевещут на национальных героев татарского народа: моего деда, Бахауддина Амир Хамза Ваисова, отца, Сардара Гайнана, его брата Газизана и моего старшего брата Абдель-Ахада Ваисовых — три поколения Ваисовых, более 60-ти десяти лет возглавлявших национально-освободительное движение волжских болгарских мусульман, имевшее место в России в период с 1862 [по] 1922 год. Это движение боролось против самодержавия за социальное и национальное освобождение, а с марта 1917 года боролось рука об руку с Казанским РСДРП (б) и РКП (б), которая снабжала ваисовцев деньгами и оружием для формирования Зеленой гвардии в помощь Красной гвардии, боролась против Временного правительства, участвовало в Октябрьской социалистической революции, в гражданской войне за Советскою власть, мир и социализм.

          Актом признания заслуг нашего отца Сардара Гайнана Ваисова является назначение персональной пенсии РСФСР значенияIV его жене Ваисовой Биби-Сайран за заслуги перед пролетарской революцией, которую она получала всю жизнь вплоть до своей смерти в 1959 году.

Х. Ваисова. Вильнюс, апрель-май 1964 (63?) г.

За то, что Сардар Гайнан Ваисов вел непримиримую борьбу не только с самодержавием, но и с татарскими буржуазными националистами, русской буржуазией, белогвардейцами и ортодоксальным мусульманским духовенством, и в этой борьбе примкнул к казанским большевикам, татары ненавидели его. Сначала травили его через органы своей черносотенной газеты («Баянельхак»
V и др.), а потом и зверски убили его во время контрреволюционного мятежа «Забулачки» 28 февраля 1918 года на посту революционной деятельности в штабе ваисовцев. Ему было в ту пору всего лишь 40 лет, из которых более 15 лет он провел в царских тюрьмах, каторгах и ссылках. В далекой сибирской ссылке, откуда он вернулся в Казань в 1917 году и примкнул к большевикам, остались его жена с четырьмя малолетними детьми без всяких средств к существованию. До октября 1922 года мы, трое младших детей, находились в детских приютах № 12 и № 18 в городе Омске, а старший брат Абдель-Ахад Ваисов (15-16 лет) был в 1919-20 гг. комиссаром Особого персидского полка и воевал под общим командованием М. В. Фрунзе.
Мало того, что наш отец Сардар Гайнан Ваисов погиб смертью мученика за социалистическую революцию, осиротив, обездолив нас, его еще обливают грязной, необоснованной и бездоказательной клеветой казанские историки и литературоведы.
Каково нам, его детям, внукам и правнукам терпеть такую несправедливость, переносить мучительную боль за поруганную честь и человеческое достоинство? Это мучительно тяжело и горько.

Г. Ваисов. Вильнюс.

Пользуясь своим уставным правом коммуниста, мой брат М. Ваисов неоднократно обращался и в ЦК и КПК КПСС, лично к т. т. [Л. И.] Брежневу, [М. А.] Суслову, М. С. Горбачеву, Татобком КПСС и даже к ХХVII съезду КПСС оказать ему действенную помощь в опубликовании в журнале «Казан утлары» или в каком-либо другом издании его статьи «Лишь видимость правды» как опровержение против рассказа И. Нуруллина «Джину» (Победа), опубликованного в газете «Социалистик Татарстан» от 3 и 4 сентября 1965 года, в котором автор рассказа оклеветал и оскорбил общественного деятеля и революционера Сардара Гайнана Ваисова. Но никто не протянул руку помощи, его статья так и осталась ненапечатанной по всяким необоснованным причинам, а всеядные клеветники, оставаясь безнаказанными, продолжают распространять печатную клевету на ваисовское движение и его руководителей. Так, например, несмотря на свое покаянное письмо М. Ваисову и признание своей вины и ошибок в предвзятой, искаженной оценке личности Ваисовых и возглавляемого ими национально-освободительного движения, И. З. Нуруллин вновь опубликовал в 1986 году через издательство «Детская литература» тиражом в 100 000 (!) экземпляров повесть о жизни и творчестве Г. Тукая «Напевы мятежного саза» с клеветой на Сардара Гайнана Ваисова и возглавляемое им национально-освободительное движение. В журнале «Наука и религия» за июнь 1981 года публикуется заметка кандидата философских наук К. Давлетшина под названием «Кто такие ваисовцы?» — ответ на вопрос читателя из г. Уфы. Автор заметки не только не сумел ответить на вопрос, но и увел читателя в сторону от сущности ваисовского движения своими путаными и противоречивыми суждениями, построенными в значительной мере на неверных посылках, искаженных и вымышленных фактах.
В ответ и на эту инсинуацию М. Ваисов написал опровержение под заголовком «Кто же все-таки ваисовцы?» на архивных документальных данных. В своем отзыве на эту статью Л. Климович признает ее достоверной и рекомендует опубликовать в печати, но и эта статья осталась не напечатанной, а обидная, несправедливая клевета продолжается.
Ученые-историки, казалось бы, обязаны в сердцах наших, в памяти поколений сохранить подвиг погибших революционеров, а для этого рассказать правду и только правду. Но они упорно не хотят понять и не дают себе отчета в том, что искажая правду или умалчивая о ней, только умаляют, принижают участие своего народа в Октябрьской социалистической революции.
Надо отдать должное, среди этих всеядных бессовестных клеветников […] появились в последние годы и добросовестные молодые ученые-историки с новым мышлением, правдисты, как Фаргат Нурутдинов, — автор статьи «Кто он, сказочный Див?» (газета «Вечерняя Казань», 7 апреля 1987 г.), дающий правильную, объективную оценку личности Сардара Гайнана Ваисова и возглавляемого им народно-освободительного движения. Институт языка, литературы и истории им. Г. Ибрагимова Казанского филиала АН СССР выпустил в 1985 году (через 93 года после смерти выдающегося общественного деятеля и поэта-реалиста!) шеститомник «Истории татарской литературы», во 2-м томе которого (стр. 473-483) напечатана монография М. Гайнетдинова «Багауддин Ваисов» с краткой биографической справкой и разбором его стихов, направленных против царского самодержавия и его прислужика-ортодоксального мусульманского духовенства. В 1981 году изд[ательство] «Наука» выпустило в свет книгу Д. П. Маковицкого (личного секретаря и лечащего врача Л. Н. Толстого в 1902-1910 гг.) «Яснополянские записки» — именной указатель к книгам 1-4, в алфавитном указателе которого в числе посетителей и корреспондентов Л. Н. Толстого указаны «Ваисов, основатель магометанской секты Божий полк, отец Х.-М. Г. Ваисова ([т.] ΙΙΙ, [с.] 325-328) и Ваисов Ходзя Мухаммед Генануддин (умер в 1918 г.), руководитель магометанской секты, основанной его отцом под названием староверское общество мусульман Ваисовского божьего полка”, посетитель, корреспондент и адресат Л. Н. Толстого» ([т.] ΙΙΙ, [с.] 76, 98, 132, 137, 203, 311, 314, 325-329, 333, 334, 355, 369, 467, 469, 473, 475, 497, 499; [т.] IV, [с.] 386). Д. П. Маковицкий рассказывает о посещении в 1909 году Сардаром Гайнаном Ваисовым Л. Н. Толстого в Ясных Полянах (гостил там 4 дня), об их завязавшейся дружбе и дальнейшей переписке между ними вплоть до смерти великого писателя. В своих письмах Л. Н. Толстой называет Сардара Гайнана Ваисова «дорогим братом». С этими новыми данными не мешало бы ознакомиться поименованным татарским историкам и литературоведам.

              «Хождение по мукам» ветерана Отечественной войны и труда, коммуниста, кандидата экономических наук, старшего научного сотрудника Института международных отношений АН СССР, умышленно забаллотированного и выгнанного с работы только лишь потому, что он был большим правдолюбом, не терпящим несправедливости и лжи, следовательно, бывшим «неудобным человеком» для администрации института, более 20-ти лет своей жизни потратил на поиск правды и справедливости, чтобы восстановить поруганную честь и доброе имя погибших революционеров, закончилось для него трагически — он рано ушел из жизни, раздавленный социальной несправедливостью.

М. Ваисов, Х. Ваисова. 20 августа 1971 г.

Почему так трудно доказать истину, когда как ложь и клевета шагают беспрепятственно семимильными шагами? И что такое истина? Истина — это правильное отражение действительности в сознании человека. А чем занимаются наши татарские ученые-историки и литературоведы? Пользуясь правом свободного выражения мнения, они фактически открыли дискуссию о ваисовском движении и ревизуют (и им представляются для этого все возможности) оценки личности Сардара Гайнана Ваисова, данной видными деятелями партии, ее органами и представителями русской культуры. Эти авторы объективно реабилитируют инсинуации о Ваисове националистической черносотенной буржуазной печати. И в то же время на попытку опубликовать опровержение явной клеветы и искажение фактов говорят: «Мы не можем позволить себе открыть дискуссию по ваисовскому движению, ибо оно мало изучено» (!). Кто не велит? Ваисовскому национально-освободительному движению уже 125 лет, оно основательно расшатало устои царского самодержавия, приняло самое активное участие в социалистической революции. Это первое не только в мире ислама, но и во всем мире национально-освободительное движение трудящихся под религиозной оболочкой. Как могли историки пройти мимо такого факта и не удосужиться за 70 лет Советской власти изучить это движение? Когда какVI
изучением ваисовского движения занимается широкий круг лиц различных политических, философских, религиозных взглядов и убеждений разных эпох и стран. Странно все это и непостижимо. Очень плохо, что школьная молодежь не изучает и не знает историю народов СССР, живущих под одной звездой, в единой семье. Изучение истории наших народов во всех школах нашей страны только укрепило бы интернациональные отношения и взаимоуважение и исключило бы всякие кривотолки и инсинуации.
В годовщину смерти Сардара Гайнана Ваисова 28 февраля 1919 года в своей статье «Памяти Ваисова» соратник В. И. Ленина В. А. Тихомирнов охарактеризовал С. Г. Ваисова как «истинного революционера, преданного сторонника Советской власти, смертью заплатившего за свою открытую солидарность с революционной партией рабочих и крестьян.

Добрая память Сардару Ваисову, протестанту и революционеру.
В день его смерти каждый рабочий и крестьянин должен помянуть его добрым словом» («Знамя Революции», № 22, 28 февраля 1919 года).

В ежедневной газете Казанской организации РСДРП (б) «Рабочее дело», № 81, среда, 21 февраля (6 марта) 1918 года напечатано распоряжение революционного штаба, приказ № 8, в котором говорится:
«Революционный штаб Казанского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в согласии с Комиссариатом по мусульманским делам постановил:
1. Похоронить убитого Сардара Гайнана Ваисова в пятницу 8 марта в 11 часов утра.
2. День похорон объявить днем траура и отпраздновать прекращением обычных занятий во всех учреждениях и предприятиях.
3. В пятницу в 3 часа дня водворить на башне Сююмбике полумесяц.

Организации, желающие принять участие в торжестве, подают об этом предварительно заявление в Комитет по мусульманским делам.
Председатель революционного штаба: Грасис, товарищ председателя: Гинзбург.
Члены: Ефремов Дмитриев, Шейнкман, Султан-Галиев.
Секретарь: С. Галеев».

Казанские большевики похоронили С. Г. Ваисова с почестями в Казанском Кремле. «Президиум Губсовдепа постановил в память Ваисова переименовать часть Tукaeвской улицы в той ее части, где произошло убийство Ваисова — в Ваисовскую» («Знамя Революции», № 46, 28 февраля 1919 года).
Вот такова правда, которую умышленно умалчивают татарские историки. […]
После убийства Сардара Гайнана Ваисова во время контрреволюционной авантюры татарской и русской буржуазии «Забулачной республики», мусульманская Зеленая гвардия, созданная Ваисовым в помощь Красной гвардии, также участвует в подавлении этого контрреволюционного мятежаVII.
Как можно дойти до таких несусветных злопыхательств и маразмов? Как можно бросить тень и облить грязной клеветой движение, пославшее лучших своих бойцов в Красную гвардию и в Красную Армию в бой за Советскую власть, не потрудившись даже изучить факты.
Мертвым, конечно, безразлично, что о них думают и говорят. Но каково живым, их потомкам десятилетиями жить и страдать под прицелом всеядных клеветников, их беспочвенного вранья? Это невыносимо страшно, больно и обидно! Не лучше ли было бы остаться им безвестными, как и тысячам безымянных чернорабочих революции, чем подвергаться надругательствам?
При этом прилагаю подборку некоторых документов, написанных моим братом М. С. Ваисовым, из которых вы поймете как о ваисовцах, так и о бесплодной затянувшейся на десятилетия борьбе М. Ваисова за правду и справедливость.
Из четырех детей С. Г. Ваисова в живых теперь я осталась одна. Мне 72-й год, я слабый человек с комплексом необратимых болезней, и навряд ли мне удастся добиться и дождаться восстановления истины, если вы мне не поможете, у меня не хватит ни здоровья, ни времени дожидаться еще десятилетияVIII. Какая социальная несправедливость: люди, не вложившие ни капли труда в победу социалистической революции, пользуются всеми ее благами, а мы, пожертвовавшие жизнью трех поколений за нее, лишены элементарных социальных благ. Кроме того, я и сама проработала около 40 лет, всю свою жизнь жила и теперь продолжаю жить в полуразрушенной деревянной каркасно-засыпной избушке без всяких удобств, без горячей воды, и лично для меня проблема, как выкупаться, т[ак] к[ак] из-за болезней я не могу уже ходить и пользоваться общественной баней. Что, и это справедливо? Когда-то давным давно я вычитала у С. Цвейга такую фразу: «Справедливость нарушена, и никакой социализм ее не восстановит». Эти слова оказались пророческими, ибо если была бы справедливость и честность, у нас не было [бы] множества негативных, противных духу социализма случаев, с которыми теперь приходится бороться путем перестройки, чтобы искоренить их из жизни нашего социалистического общества. Такими же негативными, причинившими много зла, являются труды и «новые» открытия вышепоименованных авторов.
Очищающая гласность и честное признание своих ошибок могут восстановить истину, а истина одна — документальные материалы, которые пора бы уже изучить добросовестно и с чистой совестью.
Прошу вас оказать мне действенную помощь в публикации посмертно статей М. С. Ваисова «Лишь видимость правды» и «Кто же все-таки ваисовцы?» в журнале «Казан утлары» или в другом каком-нибудь издании, написанную на основании документальных данных, и положить конец издевательствам над погибшими революционерами. […]
Пора вернуться к идеалам начала Октябрьской социалистической революции и неотступно придерживаться концепции К. Маркса: «Я не думаю, что личности должны служить гарантиями против законов; я, наоборот, думаю, что законы должны служить гарантиями против личности». Пора поднять ценность человека, его неповторимость.

           Приложения:
1. Копия заявления М. Ваисова прокурору Союза ССР т. А. М. Рекункову и ответ на него — 2 л.
2. Копия заявления М. Ваисова в нарсуд по месту жительства ответчика И. З. Нуруллина с приложениями — 7 л.
3. Выписка из газеты «Кояш» (Солнце) от 25.1.1918 г. — 1 л.
4. Копия письма члену ЦК КПСС, первому секретарю Татарского обкома КПСС т. Усманову и всем чл[енам] обкома — 5 л.
5. Копия письма в ЦК КПСС (т. М. Суслову) — 5 л.
6. [Копия письма] ген[еральному] секретарю ЦК КПСС Брежневу Л. И. — 2 л.
7. Обращение М. Ваисова [к] ХХVII съезду КПСС — 36 л.
8. Статья М. Ваисова «Лишь видимость правды» — 15 л.
9. Статья М. Ваисова «Кто же все-таки ваисовцы?», написанная им на документальных данных — 30 л.
10. Рецензия Л. Климовича на ст[атью] М. Ваисова «Кто же все-таки ваисовцы?» — 2 л.
Всего на (сто пяти) 105 л.
Прошу Вас должным образом отнестись к моей просьбе о помощи опубликовать поименованные статьи М. Ваисова «Лишь видимость правды» и «Кто же все-таки ваисовцы?», привлечь виновников клеветы к партийной и уголовной ответственности за распространение печатной клеветы.
Жду Вашего ответа по адресу: […] IX
           
С благодарностью, (подпись) Х. Ваисова.
ЦГА ИПД РТ, ф. 30, оп. 3, д. 725, л. 3-13.
 
Фото из личного архива Р. Валеева.
 
Публикацию подготовили
Рамзи Валеев,
доктор исторических наук,
Айгол Валеева,
студентка Казанского университета


I Стихотворение «Багаутдину аль-Булгари» посвящено основателю ваисовского движения философу, поэту, писателю Багаутдину Хамзин-Ваисову (1804-1893).
II Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 1999. – Т. 1. – С. 101, см. также: Татарская энциклопедия. – Казань, 2002. – Т. 1. – С. 518.
III  Так в документе (здесь и далее подстрочные авторов публикации).
IV Так в документе.
V Баянельхак — общественно-политическая и литературная газета, издавалась в Казани в 1906-1914 гг. (см.: Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 1999. – С. 68).
VI Так в документе.
VII Современная историография иначе трактует эти события (см.: Татарская энциклопедия. – Казань, 2005. – Т. 2. – С. 399-400).
VIII Х. Ваисова скончалась 5 августа 1989 г.
IX  Далее адрес.