2011 3/4

Материалы по истории татар-мусульман середины XIX в. в фондах Центрального государственного архива Крыма, Российского государственного исторического архива Санкт-Петербурга, Национального исторического архива Республики Беларусь

Вид мечети в Осмолове под Новогрудком до 1924 г. Katalog zabytków tatarskich. – Warszawa, 1999. – T. II. – S. 62.

Татары-мусульмане поселились в Великом княжестве Литовском в конце
Царское правительство Российской империи относилось к нехристианским конфессиям былой Речи Посполитой в зависимости от политических обстоятельств. 30 октября 1794 г. в именном указе Лифлянскому, Эстлянскому генерал-губернатору князю Репнину Екатерина II писала: «Не оставьте вы без замечания поселенных в литовских областях татарского племени войск, яко происходящих от народа храброго и прямодушного». Екатерина II в этом же документе пообещала татарам, «что не только оставляет их в свободе отправлять свое богослужение и при всем том, что в Литве они имеют, но желаем обеспечить их состояние»1.
В фондах Национального архива Республики Беларусь хранятся различные документы, которые отражают историю татарской общности. Все материалы можно условно поделить на две группы: первая — документы канцелярии минского гражданского губернатора (ф. 295), Минского губернского правления (ф. 299) и Минского губернского дворянского собрания (ф. 319). Среди них указы Сената, постановления Губернского дворянского собрания об утверждении в дворянстве лиц татарского происхождения и алфавитные списки татарских дворянских родов за 1819-1875 гг.2 Другая группа материалов касается непосредственно жизнедеятельности мусульманских общин, абсолютное большинство которых составляли местные татары. Если первая группа документов более или менее изучена, то документы второй группы совсем не исследованы и только в последнее время историки обратили на них внимание. Архивные материалы свидетельствуют, что российские власти держали под своим контролем такие важные вопросы жизни верующих, как построение новых и ремонт старых мечетей, выборы имамов мечетей, конфликтные ситуации в общинах. Они должны были решаться с санкции государственных властей, иногда даже на самом высоком уровне.
К моменту третьего раздела Речи Посполитой (1795) на землях Беларуси и Литвы находилось 23 мечети и 65 молитвенных домов. Согласно списку, приведенному в

Карта мусульманских поселений и мечетей (работы А. Смайкевич, г. Гданьск) на территории Беларуси, Литвы и Польши. Приблизительно 1960-е гг. Katalog zabytków tatarskich. – Warszawa, 1999. – T. II. – S. 25.

монографии польского историка С. Кричинского, больше всего мечетей было в Трокском повете, который в прошлом был наиболее плотно заселен татарами3. Мечети были в основном в деревнях. К наиболее древним относились приходы в Некрашунцах под Лидой (1415), в Ловчицах под Новогрудком (1420).
В начале XIX в. количество мечетей, действовавших в былой Речи Посполитой, уменьшилось в сравнении с предыдущим периодом. В Трокском повете мечети оставались только в Рейжах, Сорока Татарах, Винкшупах и Прудянах; в Виленском повете — в Лукишках, Немеже; в Лидском — в Некрашунцах; Ошмянском — в Довбучках; в Новогрудском повете — в Новогрудке и Ловчицах; в Минском — в Минске; Гродненском — в Багониках и Крушинянах; в Брест-Литовском — в Студенцах. Все они, за исключением Прудянской (была разрушена французскими войсками в 1812 г.) и Студянской (сгорела в 1915 г.), сохранились до начала Второй мировой войны, а некоторые существуют и сегодня.
После присоединения Речи Посполитой к России строительство и ремонт мечетей находились под строгим контролем российских властей, о чем свидетельствуют документы Национального исторического архива РБ. К этому времени уже сложился комплекс указов, регламентирующих строительство мечетей. В 1829 г. появляется циркулярный лист Департамента государственного хозяйства и общественных построений Министерства внутренних дел «О правилах постройки татарских мечетей»4. Позже все требования по поводу строительства мечетей были объединены в «Уставе строительном» (1857). В нем имеется отдельный раздел, который так и называется «О построении магометанских мечетей». Согласно статьям 260-265 устава, мечети разрешалось строить «не иначе, как по представлениям от приходов и приходских чинов магометанскому духовному начальству… и с утверждением начальства губернского» (ст. 260); построить мечеть могли только те общины, где было не менее чем 200 мужчин-мусульман, а мечеть и мулла находились на содержании у общины (ст. 261); проекты зданий должны были утверждаться местными губернскими правлениями (ст. 264).
В XIX в. существует уже сформировавшаяся мусульманская община Северо-Западного края. Ее права и статус определялись юридическими нормами былого Белорусско-Литовского государства, заимствованными Российской империей. На протяжении длительного периода своего существования община прилагала большие усилия в деле строительства новых и ремонта старых мечетей, так как именно они являлись центрами сохранения и развития немногочисленного татарского этноса. Результатом этих стараний стало появление мечетей (примерно в середине XIX в.) в двух местечках Игуменского повета — Узде и Смиловичах, а в конце XIX в. (1883-1884 гг.) получено разрешение на строительство приходов в Клецке и Копыле Слуцкого повета.

Татары перед михрабом во время визита муфтия Шинкевича. Слоним. Łopalewski, T. Między Niemnem a Dźwiną. Ziemia Wileńska i Nowogródzka. – Poznań, 1990. – S. 33.

Чтобы всячески уменьшить влияние Османской империи на своих бывших подданных, на завоеванной Российским государством в 1783 г. территории Крымского ханства был учрежден муфтиат, которому подчиняют впоследствии мусульман былой Речи Посполитой. Вопрос о подчинении мусульман высшему конфессиональному органу рассматривался несколько раз. В 1803 г. татары западных губерний отказались подчиняться оренбургскому муфтию, мотивируя это особенностью своего положения в результате привилегий, которые были дарованы польскими королями, когда вопрос о конфессиональном подчинении вообще не поднимался. На некоторое время они были оставлены на самостоятельное управление5. С 1883 г. в связи с общими изменениями в крае, связанными с восстанием 1830-1831 гг., татары западных губерний были подчинены Таврическому магометанскому духовному правлению. Однако мусульмане западных губерний никогда не имели своих представителей в духовном правлении и обращались туда исключительно за подтверждением выписок их метрических книг, утверждением кандидатов на должности муллы и его помощников; иногда по вопросам брака. В 1891 г. началось преобразование Таврического магометанского духовного правления и было решено «изъять татар западных губерний по духовным делам из ведения означенного правления и подчинить их мулл общему гражданскому управлению»6. Но рассмотрев это дело, их оставили в Таврическом магометанском духовном правлении. Правление осуществляло свою деятельность вплоть до своего упразднения в 1925 г.7
Сведения, имеющиеся в материалах дела, сохранившегося в фондах Центрального государственного архива Крыма (ЦГАК), состоящего из 64 страниц, свидетельствуют о переписке Таврического магометанского духовного правления в середине XIX в. с правлениями белорусско-литовских губерний8.
После окончания Крымской войны (1853-1856) возникла необходимость в сборе сведений о сохранившихся мечетях, количестве прихожан при них, мусульманском духовенстве и учебных заведениях. На заседании Таврического магометанского духовного правления от 6 июня 1856 г. было принято решение обратиться с этой просьбой не только к кадиям Крыма, но и в Минское, Гродненское, Виленское, Волынское, Подольское и Ковенское губернские правления9.
Министерство внутренних дел Гродненского губернского правления от 6 ноября 1856 г., отвечая на запрос Таврического магометанского духовного правления сообщило,

Группа татар с имамом Д. Мурзичем. Ляховичи. Katalog zabytków tatarskich. –Warszawa, 1999. – T. II. – S. 66.

что «находятся мечети в следующих уездах: Гродненском — в имении Крушенянах, Сокольском — в Богомилах и в городе Слониме»10.
10 декабря 1856 г. Гродненская полиция сообщает, что в г. Слониме действует одна мечеть, число прихожан при которой 306 человек. Мулла мечети утвержден указом Гродненского губернского правления от 29 февраля 1856 г., а муэдзин избран прихожанами Слонимской мечети11.
Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий в Петербурге, Таврическое магометанское духовное правление, губернские правления на протяжении всего периода рассматривали, в основном, дела, связанные со строительством или ремонтом мечетей в белорусско-литовских губерниях, а также жалобы прихожан-мусульман, не согласных с выбором того или иного муллы или с деятельностью некоторых духовных лиц. Дела часто растягивались на долгое время из-за большого расстояния между Петербургом, Крымом, Минском, Вильно и Гродно. Так, 25 мая 1881 г. прихожане Слонимской мечети обратились за финансовой помощью к министру внутренних дел для отстройки после пожара здания мечети. В прошении они писали что «магометанское духовенство и мечети в Северо-Западном крае по силе закона существуют на исключительную лепту прихожан, которые, будучи обложены сбором на христианское духовенство и церкви», не имели достаточно денег и просили тысячу рублей. Министр отнесся сочувственно, и Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий 21 марта 1883 г. обратился в Таврическое магометанское духовное правление, чтобы оно выделило деньги за счет вакуфов и денежных капиталов. Деньги для слонимских прихожан были выделены12.
Сокольский уездный суд препровождает в Таврическое магометанское духовное правление донесение муллы Алиевича, Богомильского магометанского прихода, сообщающего численность прихожан, составившую 63 человека13. Поступили также сведения о мечети, находящейся в имении Крушиняны Гродненского уезда, прихожан при которой числилось 281 человек14.
Министерство внутренних дел Ковенского губернского правления от 31 декабря сообщило, что «В городе Видза Новоалександровского уезда существует один молитвенный магометанский дом, при оном находятся духовные чины (имам и муэдзин) дворяне Яков и Амурад Якубовские»15. Число прихожан обоего пола составило 300 человек.
В другом донесении Министерства внутренних дел Ковенского губернского правления сказано, что «мечетей и духовенства магометанского вероисповедания в г. Ковно не имеется, а татары, проживающие в г. Ковне, для исполнения обрядов своей веры привозят муллу из Троцкого уезда деревни Рейт*, где они и числятся прихожанами»16.
Подольское губернское правление сообщило о «нахождении магометанских мечетей в одном только Брацлавском уезде Подольской губернии» и о распоряжении уездному земскому суду предоставить сведения в Таврическое магометанское духовное правление, в котором, в частности, говорится, что в селе Хвастовцы имеется соборная мечеть, при которой числится 36 прихожан, а службу исполняет мулла Самуил Ловчицкий17.
Вызывают интерес данные, полученные из Минского губернского правления. По рапортам полиции городов Речицы, Слуцка, Борисова, Мозыря и Бобруйска следует, что ни мечетей, ни мусульманского духовенства в этих городах в середине XIX в. не имелось. В нашем распоряжении имеется свидетельство Борисовской полиции «в г. Борисове магометанских мечетей, как равно прихожан и духовных лиц, вовсе не находится…»18

Мечеть в Мире. Вид с юго-запада. Приблизительно 1930-е гг. Kryczyński, S. Tatarzy litewscy. – Warszawa, 1938. – Ill. 17.

Мечеть в Мяделе. Приблизительно 1932 г. Katalog zabytków tatarskich. – Warszawa, 1999. – T. II. – S. 75.

Соборная мечеть находилась лишь в одном уездном городе — Новогрудке, прихожан при которой числилось 256 человек. При мечети имелись мулла и муэдзин19. В Новогрудском уезде действовала еще одна соборная мечеть, прихожан при которой, как сообщает хатып мечети Якуб Якубовский, числилось 110 человек (вероятнее всего, имелась в виду мечеть в деревне Ловчицы)20.
В рапорте имама Осмоловской соборной мечети Слуцкого уезда Минской губернии Иосифа Богдановича-Байрашевского от 8 февраля 1857 г. сообщается, что в селении Осмолово, местечках Клецк и Копыль имеется соборная мечеть, которую посещают 287 прихожан обоего пола21.
1 марта 1857 г. Таврическое магометанское духовное правление получило рапорт хатыпа с. Ляховичи Слуцкого уезда Якуба Мурзича, в котором сообщается, что мечеть в селе является соборной и ее посещают 332 прихожанина22.
И, наконец, Таврическим магометанским духовным правлением было получено сообщение из Игуменского уезда Минской губернии о действующих соборных мечетях в местечках Узда и Смиловичи. Хатыпом первой мечети состоял Сулейман Александров, муэдзином — Абрагам Сулейманов. При мечети числилось 153 прихожанина. Имам мечети местечка Смиловичи Асан Азиголов «сын Полторацкий» сообщил, что мечеть посещают 315 человек23.
Таким образом, по сообщениям, полученным Таврическим магометанским духовным правлением в 1856-1857 гг. в Гродненской, Ковенской, Подольской и Минской губерниях действовало 11 мечетей, при которых числилось в общей сложности более 2 200 прихожан.
Анализ документов, хранящихся в Национальном архиве Республики Беларусь, Центральном государственном архиве Крыма, Российском государственном историческом архиве Санкт-Петербурга свидетельствует о наличии разветвленной системы бюрократической опеки со стороны российских властей за деятельностью мусульманских общин, которые в тогдашних условиях общественно-политической жизни страны были едиными социальными органами, которые способствовали белорусским татарам в сохранении своего этноконфессионального единства. Ключевые вопросы жизни верующих должны были решаться с санкции государственных властей.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Хронологический указатель указов и правительственных распоряжений по губерниям Западной России, Белоруссии и Малороссии / Сост. С. Ф. Рубинштейн. – Вильно, 1894. – С. 165.
2. Национальный архив Республики Беларусь (НА РБ), ф. 319, оп. 1, д. 91.
3. Там же, оп. 5, д. 85.
4. Там же.
5. Наш радавод. – Гродно, 1992. – С. 192-193.
6. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 821, оп. 8, д. 686.
7. Hasbiewiс, S. Polonyamusulmanlari // Emel. – 1992. – № 190. – С. 18-21.
8. Центральный государственный архив Крыма (ЦГАК), ф. 315, оп. 1, д. 972.
9. Там же, л. 1-2.
10. Там же, л. 5-6.
11. Там же, л. 17-18.
12. РГИА, ф. 821, оп. 8, д. 686, л. 11, 12, 26.
13. ЦГАК, ф. 315, оп. 1, д. 972, л. 41-42.
14. Там же, л. 47.
15. Там же, л. 30.
16. Там же, л. 61.
17. Там же, л. 51-52.
18. Там же, л. 34.
19. Там же, л. 36.
20. Там же, л. 64.
21. Там же, л. 54-55.
22. Там же, л. 37-38.
23. Там же, л. 58-59.
 
Зорина Канапацкая,
кандидат исторических наук
(Республика Беларусь)


* Вероятно, имелась в виду деревня Рейжи, современная Рейжай Литовской Республики.
XIV в. На протяжении нескольких столетий они сохраняли экономические, культурные и конфессиональные связи с Крымом и Турцией, признавая до конца XVIII в. над собой духовную власть турецкого султана как халифа всех мусульман.