2012 1/2

«Литву приняли за собственное отечество и сделались собратьями»

В Национальном архиве Республики Татарстан хранится копия интересного документа — «Краткое изъяснение об обитающих в литовских губерниях татарах», предоставленная Государственным комитетом Республики Беларусь по архивам и делопроизводству1 (ныне — Департаментом по архивам и делопроизводству Министерства юстиции Республики Беларусь).
Оригинал этого документа хранится в фондах Национального исторического архива Беларуси в г. Гродно2. Документ дает представление о правовом положении служилых татар в Великом княжестве Литовском в XIV-XVIIIвв., их роли в обеспечении обороноспособности государства.
В документе отсутствует дата, но предположительно это 30-е гг. XIX в. Авторство не известно. Датировка основывается, прежде всего, на анализе других документов, содержащихся в деле.
Предпосылками создания источника могут служить политические причины. В 1830-1831 гг. отдельные представители литовских татар приняли участие в восстании, за что были подвергнуты репрессиям. Однако, вскоре отношение властей к литовским татарам изменилось. Их желали видеть более лояльными. Они были допущены к работе на государственную службу и в управленческие структуры. С 40-х гг. XIX в. представители татар служили в казначействе, различных финансовых и налоговых институтах, а также в губернских управлениях. Еще одной политической составляющей стала попытка создания в конце 30-х — начале 40-х гг. XIX в. собственного муфтиата в Литве, что вызвало интерес к правовому положению татар, как служилого дворянства.
Таким образом, документ, представленный нами, является одной из типичных информационно-аналитических справок, раскрывающих правовое положение литовских татар. Подобного рода докладные записки, донесения, уведомления, статистические сведения преобладали в документообороте 30-х гг. XIX в., и представленное нами изъяснение относится к их числу.
Документ начинается с упоминания того, что татары начали проживать в Великом княжестве Литовском со времен князя великого ВитовтаI, хотя появление и поселение татар в Литве, согласно историческим данным, отмечено в более ранний период. По сведениям А. Мухлинского, который опирался на работу турецкого историографа султана Мюрада IVПэчеви «История Оттоманской империи с 1520 по 1630 г.», жившего в конце XVI — начале XVII вв., «когда грозный Тимур (Тамерлан) пришел в Кипчак (в 1391 г.), многие из татар были им пленены и убиты, но несколько татарских племен бежало в Польшу (т. е. в Литву), где и поселились, так что и ныне находится там шестьдесят селений…»3
Витовт активно использовал татар, перешедших к нему на службу, в различных войнах. Исследователь истории Литовского княжества И. И. Лаппо писал о татарах: «Переселяемым татарам жаловались великим князем землями в полную их собственность с правом полного ими распоряжения и с освобождением их от податей и поборов, при том с разрешением селиться не только в селах, но и в городах. Поселяя татар в своем княжестве, Витовт признавал за ними полную свободу их религии и обычаев»4.
Кроме того, в ходе войн ордынцы нередко попадали в плен к литовцам. Их селили в городах и частных поместьях, где они постепенно утрачивали свой язык, но сохраняли веру предков и память о происхождении. Женясь на литовках, детей воспитывали в мусульманском духе5.
Проезжавшие через Литву иностранцы дивились множеству людей, выходцев из различных стран мусульманского Востока (татары, турки, ногайцы, черкесы и др.). В княжестве Витовта они находили не только безопасное пристанище, но и лучшие условия для жизни, нежели в родной стороне6. Такая политика по отношению к татарам была не свойственна средневековым европейским государствам. По данному поводу И. И. Лаппо отмечает: «В то время, когда Запад Европы совершал избиения евреев и сожжения еретиков, Витовт признает принцип свободы религии и дает у себя спокойное жительство татарам и караимам, отвечая упрекавшим его в этом, что и самых лютых зверей кротостию можно утешить»7.
Кроме того, необходимо отметить, что в позднем средневековье наем татар на военную службу был частым явлением. Каждый правитель рад был иметь в составе своих войск частицу непобедимого войска Чингисхана.
К XVI в. татар в Литве было около четырех тысяч человек. Они несли воинскую повинность в крепостях к западу от Вильно и Трокаи, предназначенных для защиты Литвы от нападений тевтонских рыцарей. На условиях несения военной службы им были дарованы земельные угодья. Многие имели слуг и управляли крестьянами-арендаторами, из которых частично формировали воинские контингенты во время мобилизации. Татары имели такой же статус, что и мелкопоместное дворянство. Их полком командовал татарский офицер, имевший звание хорунжего, так же, как и в полках мелкопоместного дворянства8.
Доказательством благосклонного отношения литовских властей к татарам, как отмечается в документе, являются конституции, которые отражают предоставление прав и свобод татарам за праведную службу: 1639 г. — от имени королей польских и князей литовских утвердила выплату из государственной казны жалования татарам, исполняющим военную службу в Польше, Литве и на Волыни; 1662 г. — разрешила татарам, служившим в польских и литовских войсках, за боевые заслуги производить в земские хорунжии; 1668 г. — освободила татар, служивших в польских и литовских войсках, от выплаты налога; 1670 г. — освободила татар, несших военную службу, от выплаты подушного оклада; 1673 г. — защищала татар от различных притеснений со стороны сборщиков налогов и освобождала татар дворянского сословия от выплаты всех налогов; 1677 г. — утвердила татар, несших службу, в правах вольности, запретила представителям власти облагать их налогами; 1679 г. — утвердила равные права татар с дворянством в выплате налогов; 1717 г. — утвердила татарские имения и их права; 1726 г. — утвердила податные права татар, несших военную и земскую службу; 1736 г. — утвердила права татар на земские и экономические имения; 1768 г. — утвердила пожизненное и наследственное право владения имениями для татар; 1775 г. — предоставила татарам право приобретать и продавать имения, а также держать в качестве прислуги людей обоего пола; 1786 г. — утвердила для татар право вечного владения имениями.
Отдельные из перечисленых конституций хранятся в фондах Национального исторического архива Беларуси в г. Гродно9. Конституции 1670 г., 1673 г., 1674 г., 1678 г., 1736 г., 1768 г., 1775 г., 1786 г. были введены в научный оборот на страницах журнала Г. Садретдиновой10.
Когда Польша потеряла свою государственность, императрица Екатерина II подтвердила все права литовских татар манифестом от 20 декабря 1794 г. При императоре Павле Iиз литовских татар был сформирован литовско-татарский полк под командованием генерал-лейтенанта Бараневского. Позже многие из литовских татар стали нести государственную службу.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. 169, оп. 1, д. 22, л. 1-11.
2. Национальный исторический архив Беларуси г. Гродно (НИАБ в г. Гродно), ф. 1, оп. 27, д. 202, л. 87-92.
3. Мухлинский А. Исследование о происхождении и состоянии литовских татар. – СПб., 1857. – С. 9-10.
4. Лаппо И. И. Великое княжество Литовское за время от заключения Люблинской унии до смерти Стефана Батория (1569-1586). – СПб., 1901. – Т. 1. – С. 462.
5. Гришин Я. Я. Татарский след в истории Литвы и Польши (XIV-XIX вв.). – Казань, 2005. – С. 9.
6. Он же. Польско-литовские татары (Наследники Золотой Орды). – Казань, 1995. – С. 11.
7. Мухлинский А. Указ. соч. – С. 12.
8. Кричинский Л. Библиографические материалы о татарах Польши, Литвы, Белоруссии и Украины. – СПб., 1917. – С. 226-227; Александрович Д. Литовские татары // Известия Общества обследования и изучения Азербайджана. – 1926. – Вып. 2. – С. 77-95.
9. НИАБ в г. Гродно, ф. 1, оп. 27, д. 202, л. 28-35.
10. Садретдинова Г. «Все права и конституции, татарскому народу служащие, утверждаем» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1999. – № 1/2. – С. 305-308.
 
Краткое изъяснение об обитающих в литовских губерниях татарах
Первобытное обитание в Литве татарского народа возымело свое начало со времен великого князя Витольда — могущество кавалеров меча и возраст силы кавалеров креста, угрожали опасностью его государству и заставляли употребить противу силы последних заволжских татар, по всегдашним войнам привыкших к вечным подвигам. Побуждаем сими обстоятельствами Витольд, введенных в литовские области упомянутых татар, поселил близ города Вильна и по протчих местах, сравнил их с литовскими подданными, снабдил землями, предоставил им вольность Махометову исповедовать веру и твердо обеспечил покровительство законов и правление. Кроме предания сохранившегося и поныне между татарами, свидетельствуют о сем польские летописатели Кромер, Мыховита, Стрийсковский и Еантке, что само подтверждает в прусской истории и Иоан Лео.
С того времени татары, держа в руках оружие, не оставляя ни на минуту военной службы, во всех кампаниях и сражениях как противу крестовым кавалерам, так и прочим неприятелям были неотступными литовскому народу сотоварищами и верными помощниками, тогда даже, когда им со своими одноверцами сражаться следовало. Литву приняли за собственное отечество и сделались собратьями общего народа, не требовали особых гражданских договоров, один закон, одно правительство, одинаковое намерение защиты или войны, были им соучастны с литовским народом, охотно для него в нужных случаях проливали кровь свою, жертвовали имениями и собственной жизнью. Внемля таковым заслугам и верности князья литовские и после короли и народ польский наравне со своим дворянством награждали их щедро: жаловали земскими имениями, деревнями, военными чинами и возвели на степень вольностей и преимуществ, каковыми дворянское сословие пользовалось. Доказательством сего могут послужить многие конституции и грамоты королей польских; но здесь довольно упомянуть только, что Зигмонт Август и Стефан Баторий, удостоверившись о благодетели и храбрости татарских воинов, награждал их доблесть, а конституция во время соединения Литвы с Польшей в 1369-м году состоявшегося, удостоверяет, что оною не новые татарам жалованы привелегии; но подтверждены прежде уже подаренные им в вотчиное владение, поместия.
Правда, что после смерти вечно достойного памяти короля Стефана присеклись были действия благополучия татар. Предрассудки, заблуждение и суеверие тогдашних времен, а найпаче несогласие, замешательство и распри обыкновенно по смерти и при выборах королей случавшиеся, где смирный характер татар недозволял им вникать в их политические обстоятельства, навлекали презрение тех, коим татары, повинуясь приказам главных вождей и военно-начальников, должнствовали сопротивляться. Следствием того были созданы некоторые конституции, притесняющие безвинно татар. Но любовь к той земле, которая многим кровопролитием сделалась их отечеством и приверженность к народу, который прежде награждал их своим благодеянием, преодолели гонения злополучного рока, а бодрость, незыблемость, твердость духа, беспрестанные военные заслуги и отличные дела обратили впоследствии на них внимание королей Ивана Казимира и Иоанна III-го, которые были личными свидетелями отменной храбрости и ревности татар, удостоили их монаршего благовеления и признательности. В особенности же из них последний привилегию 1677 года марта 24 извелел татарам во всем пространстве благодарность, утвердил их в достоинстве наравне с дворянами, позволил отыскивать имения дворянством раскупленные и приобратить всяким правом другие таковые же иметь во услужении крестьян и не платить в казну выше дворян никаких податей. Август II, Август III и Станислав Август, смотря на заслуги татар со всею снисходительностью, опробовали упомянутую грамоту Иоанна III-го, равномерно штаты республики Польской возвратив татарам благосклонность свою, следующие насчет их постановили конституции, а именно: 1639 года все привилегии королями польскими и князьями литовскими, князем уланам, марзам, хорунжим, маршалам и всем татарам, военную службу отправляющим, в коронной Польше, Литве и на Волыни обитающим дарованные во все утвердили с тем, дабы оным производилось из казны жалованье. 1662 с уважения на заслуги татар в коронном и литовском войске находившихся производить на уряды земских хорунжих дозволено, конституцию 1668 года татар в коронном и литовском войске служивших от налогаемых пеней освобождено, а их самых привольностях по привилегиям, правам и статуту литовскому не нарушимо оставлено. 1670 года тех же татар от подушного оклада изъято. 1673 года их древние права и свободы князьями литовскими и королями польскими дарованные утверждены, и оных от всех налогов, дворянскому сословию несвойственную, по городским и земским сходам исключено, и чтобы сборщика при снабжении их квитанциями никаких не делали вымогательств под опасением взыскания на притесняющих дворянское сословие возложенного, строго подтверждено. 1677 года татар Великого княжества Литовского, на службе бывших, утверждено в правах, вольности и вере по старым грамотам, и чтобы они по присутственным листам никаким отягощением и налогам подвергаемы не были, а также чтобы по делам уголовным, согласно Литовскому статату правосудие чинимо им было постановлено. 1679 года литовских татар имения, так как и земские, от тягостей освобождено, а их самих в преимуществах вольностях в уголовных делах сравнено с дворянством и утверждая данные от королей на ее привилегии дозволено, чтобы каждый из татар отыскивал свои имения у помещиков Великого княжества Литовского и чтобы подушная и прочего рода казенная подать наравне с дворянами в казну была вносима, и чтобы по всем присутственным местам, […]II их отягощения непретерпевали. 1717 года татарские имения и их права в полной силе утверждены. 1726 года, что татары, в военной службе бывшие, и на земских имениях живущие наравне с дворянами, сугубых платежей по трибуналам и прочим присутствиям платить не должны, а равно, что все их свободы не нарушимо сохраниться должны узаконено. 1736 года созданные для татар конституции на земские и экономические имения опробованы, и чтобы те ж татары никаким отягощением свыше дворян подвержены не были предположено. 1768, что татарам жалованные в дожизненное владение в разных экономиях, имения определены в вечность им и потомству их, два староства: одно в короной Польше и другое в княжестве Литовском. 1775, что жалованные татарам, военную службу отправляющим, за верные их услуги мужество и храбрость права и привилегии утверждаются во всей силе и ненарушимости, с дозволением им приобретать и продавать всяким правом разные имения, также держать для услуг обоего пола людей и протчее, и что упомянутые татары никаким отягощением, кроме податей, дворянскому сословию свойственных, подвергаться не должны. 1786, что жалованные татарам от королей польских именным […]III и дожизненным правом имения зменяются в вечное владение и подвергаются земскому праву. Напоследок в Статуте Литовском главе 12, § 10-м предначертано: штраф и […]IV за обиды, причиненные татарам, взыскивать то же само, как за обиду дворян.
Таким образом, короли и народ польский, возвышая достоинство татар соразмерно возвышению и их заслуг, посредством коих стремились они увеличить знатность своих фамилий и честь общего народа, сравнили их с почетным своим дворянством в свободах, в почестях, в офицерских чинах, в тяжбах всякого рода, в наказаниях за преступления, в платеже казне податей, в отправлении военной службы, во владении недвижимыми имениями и крестьянами христианского исповедания, в вольности приобретении и продажи вотчинных имении, словом, в полном преимуществе дворянского сословия так, что вообще во всех гражданских отношениях между литовскими татарами и природным дворянством польским не было никакого различия и почти один уже составлялся народ.
Пользуясь сими выгодами, татары умели соблюдать доверяемую польскому престолу верность и верноподданническую службу до последних времен существования Польши, продолжали военную обязанность и неутомимы в затруднениях сего рода, достигали обер- и штаб-офицерских чинов, а некоторые из них в достоинстве генералов командовали литовскими войсками. Когда же Польское государство потеряло политическое свое существование, в ту пору в бозе почившая Великая государыня императрица Екатерина II-я известна несомнительно о верности татар к бывшим королям польским, всемилостивейшее заняла место их в попечении над татарами и вскоре изданным 1794 года декабря 20 дня высочайшим манифестом бывшим тогда литовским генерал-губернатором князем Репниным обнародованным, соизволила обнадежить их священным своим словом, что не только предоставляет вольность отправления своего богоуслужения и при всем, что они в Литве имеют, но даже обеспечивая состояние их, желают они паче усчасливить — исполнилось сие высокомонаршее обещание в непродолжительном времени; вступя на престол Государь император Павел I всемилостивейше соблаговолил пригласить их к военной службе, навыкшие к ней татары охотно оставили тишину своих жилищ, поспешили под знамена сильного российского скипера. В 1797 году сформирован с них литовско-татарский полк, послан на поле брани под командою своего народа генерал-лейтенанта Барановского. С одинако[вой] решимостью сражался на берегах Рейна, как предки сего народа защищали на польской земле прежнее Отечество.
Милость Государя удостоила их чинами, а бывший в том полку генерал-майор улан 1-й пожалован староством [...]V называемым с Виленской губернии положение имеющим в 50-летнее владение, в последовавших кампаниях помянутый полк доказал, что столь для него лестно посвящать жизнь в защиту Отечества, как и прежде, и когда продолжающие до сего военную службу происходят знатными чинами и сияют орденами и знаками отличия. Между тем оставшиеся по разным препятствиям в домах, пользуясь предоставленными им настоящим благодетельным правительством дворянскими преимуществами, желая равномерно быть полезными Отечеству, обратились в гражданскую службу, которую многие из них в разных должностях от короны и по дворянским выборам поныне отправляют.
НА РТ, ф. 169, оп. 1, д. 22, л. 1-11. Копия.
 
Публикацию подготовил
Рамиль Кадыров


I. Витовт — полонизированное Витольд. В немецких актах Witowd, Witaut, Wytat и пр. (1350-1430), литовский великий князь в 1392-1430 гг.
II. Слово неразборчиво.
III. Слово неразборчиво.
IV. Слово неразборчиво.
V. Слово неразборчиво.