2012 1/2

«Северная и Восточная Тартария» Николааса Витсена

Витсен Н. Северная и Восточная Тартария / Пер. с голландского В. Г. Трисмана. – Амстердам, 2010. – Т. I, II. – 1225 с.; Т. III. – 579 с.

Переведен на русский язык и издан оригинальный труд голландского автора конца XVI — начала XVII вв. Николааса Витсена «Северная и Восточная Тартария», включающая описания областей, расположенных в северной и восточной части Европы.
Н. Витсен — бургомистр Амстердама, один из богатейших людей Голландии, находившийся в дружеских отношениях с Петром I. Известно, что первый император России с благоговением относился к Голландии, именно туда он прорубил окно в Европу. Петр I был всегда в курсе научных исследований интересного во всех отношениях голландца. Автор книги оставил немало интересных воспоминаний о нем.
Труд этот — не цельное изложение истории и географии территории, обозначенной автором как Тартария, и по его представлениям, вбирающей в себя всю Евразию. Во вступительном слове Н. Витсен писал: «Я избрал (для описания) северные и восточные части Азии и Европы, как наименее изученные. Знания о них настолько смутные, что границы Тартарии едва известны в Европе по названию и местоположению»1.
Видимо, название Тартарии ассоциировалось в Европе с деяниями таких, как их обозначил автор, «могучих завоевателей, как Чингисхан, Тамерлан, «не уступавших в величии и военной славе Александру и Цезарю». Они, «вышедшие из стран Тартарии, покорили Азию от Сины до Константинополя и в XII в. сеяли страх всей Европе». Европейцы всю эту территорию продолжали называть Тартарией и даже после того, когда на ней появилась могущественная империя Петра I.
Весьма интересна информативная база этого, поистине великого, труда. Ее, прежде всего, составили тексты беседы автора с татарами, китайцами, греками, персами, с людьми разных профессий, в том числе и побывавшими в плену в азиатских странах, их сообщения. От китайцев Витсен получал китайские и татарские письмена. Составляя свою карту, автор во многом опирался на сведения, полученные от своих респондентов. В то же время он настолько осторожен, щепетилен и критичен в отношении этих данных, что писал: «Могло все же случиться, что (в мои расчеты) вкрались незначительные ошибки. Время и опыт их исправят».
И, разумеется, Витсен оказался прав. Тогда не было сколь-либо совершенных методов сбора и изучения географических данных. Названия городов и иных населенных пунктов наносились на карту со слов информаторов. Описания обычаев и традиций народов во многих случаях исходили от их недоброжелателей. Весьма примечательны в этом отношении примечания В. Н. Татищева, которые приводят в специальной разъяснительной книге современные составители труда Витсена2.
Народы, о которых идет речь у Витсена, не столько сами татары, сколько те разнородные этносы, когда-то оказавшиеся под их влиянием и покровительством. Во многом это даже не тюрки. Но все они обозначены как тартары или татары. По данным труда Витсена, можно проследить постепенное выделение из общего татарского дома других народов со своими названиями. У него узбеки пока что узбекские татары, бухарцы — бухарские татары.
В то же время у Витсена нет точного обозначения татар-тюрков. Он, так же как в более позднее время Бичурин (Иакинф)I, ошибочно представлял татар и монгол в качестве одного племени. По нему, были черные татары и белые татары. Все они в то же время и монголы. Более того, Витсен был склонен считать истинными татарами монголов. Возможно, что причиной этого могло стать возвышение Чингисхана, войска которого считались татаро-монгольскими.
Между тем, жившие намного раньше Витсена исследователи хорошо различали татар и монгол. Так, среднеазиатский ученый-тюрколог ХI в. Махмуд Кашгари причислял татар к одному из двадцати тюркских племен. Он утверждал, что они, так же как и печенеги, башкиры, половцы и киргизы, говорили по-тюркски3. Арабский историк Ибн аль-Асир, живший в 1160-1233 гг., тоже относил татар к тюркским племенам4.

Золотые украшения из древних тартарских захоронений в Сибири. Витсен Н. Северная и Восточная Тартария / Пер. с голландского В. Г. Трисмана. – Амстердам, 2010. – Т. II. – С. 938.

Головное тартарское украшение из золота, найденное в Сибирском захоронении. Витсен Н. Северная и Восточная Тартария / Пер. с голландского В. Г. Трисмана. – Амстердам, 2010. – Т. II. – С. 937.

Рашид ад-Дин (1247-1318) также резко отграничивал тюркский язык от монгольского. В перечне 28 «настоящих» монгольских родов не упоминается ни один татарский род. Он относил татар к тюркам и называл их «самыми известными тюркскими племенами» в период образования державы Чингисхана.
По словам Рашид ад-Дина, в начале монгольской истории название «татар» имело два значения: конкретное наименование племени отуз-татар, кочевавших южнее р. Керулен и являвшихся противниками монголов, и собирательное — всех восточных кочевников от Китайской стены до сибирской тайги. Для Витсена в данном случае было важно именно второе наименование, ибо он стремился охватить основную часть Евразии, т. е. Тартарии.
Рашид ад-Дин внес ясность и в вопрос взаимоотношений татар и монгол, находившихся в постоянной борьбе друг с другом. Татарам, отмечал он, удалось одержать верх в этой борьбе. Примечательны и его следующие строки, позволяющие понять причину того, что и монголы стали называться татарами: «Они (татары) в глубокой древности большую часть времени были покровителями и владыками большей части монгольских племен и областей, (выдаваясь своим) величием, могуществом и полным почетом (от других). Из-за их чрезвычайного величия и почетного положения другие тюркские роды, при (всем) различии и разрядов и названий стали известны под их именем и все назывались татарами»5. Ситуация изменилась лишь к концу ХII в., когда один из татарских князей Муджин Султу восстал против китайского императора Алтын-хана, чем воспользовались монголы во главе с Чингисханом, заключившим союз с вождем кираитов Тогроилом. И они совместно с китайцами напали на татар. Татарское население было захвачено в плен, их имущество и стада распределены между Чингисханом и Тогроилом. Муджин Султу был убит, а татары оказались в подчиненном положении.
Описание Тартарии Витсен начинает с характеристики ниухе, которое совпадает с хиенху, представленное в XIX в. Эдвардом Паркером в качестве татарского начала, когда племя под таким названием более двух тысяч лет назад объединило вокруг себя другие родственные племена. Все они стали именоваться татарами. Западные татары называли восточных мугалами или мюгалами, писал Витсен. Однако все эти сведения приводятся без всяких ссылок на древнекитайские источники. Ясно одно: в сведениях, поступавших к Витсену, фигурируют современные ему «тартары». На территориях, соседствовавших с Китаем и по всей Восточной Азии, это — остатки древних татар. Значительная их часть уже давно оказалась в Европе и вместе с монголами обосновала Золотую Орду, воссоединившись с родственными им булгарами и кипчаками. Была заложена основа современной татарской нации.
Многие описания оставшихся рядом с Китаем татар дают возможность для определенных выводов. Эти татары белолицы, широколицы, у них узкие глаза и черные волосы. Они бреют голову, оставляя на макушке лишь длинную косу. Интересно, что многие традиции и обычаи, свойственные древним татарам, переходили к другим народам, в том числе и китайцам. Потому непросто было отличить их от тюрков-татар.
Данные, сообщаемые Витсеном, иногда позволяют узнать о происхождении ряда обычаев и традиций. Так, по свидетельству Миллера, со ссылкой на Витсена, «Строганов привез со своей родины и ввел в употребление в России татарские счеты, на которых производят арифметические вычисления при помощи шариков, надетых на проволоку»6. Эти счеты в течение многих веков вплоть до появления компьютерной технологии, верой и правдой служили народам России.
Тюркам и монголам издревле была присуща любовь к лошадям. Характеристике последних уделяется много места в целом ряде сообщений, которыми пользовался Витсен. «Тартарские лошади из Ниухе благородны и смелы. Напротив, синские (китайские. — И. Т.) — трусливы, ленивы в бою, да и с трудом переносят фырканье тартарских лошадей». Об отношении крымских татар к лошадям написано следующее: «Лошадям они уделяют много внимания, и у них есть пословица: Лошадь потеряна — голова потеряна»7.
Труд Николааса Витсена представляет собой большой научный интерес. Однако его данные требуют критического сравнительно-сопоставительного изучения.
Журнал предлагает своим читателям отрывок из труда Н. Витсена о крымских татарах. Он может заинтересовать не только специалистов по древней и средневековой истории Востока, но и других исследователей.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Витсен Н. Северная и Восточная Тартария / Пер. с голландского В. Г. Трисмана. – Амстердам, 2010. – Т. I. – С. IX.
2. Там же. – Т. III. – С. 170.
3. Ал-Кашгари М. Диван лугат ат-турк. – Алматы, 2005. – С. 387.
4. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – СПб., 1884. – Т. 1. – С. 4.
5. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды — на стыке континентов и цивилизаций. – М., 1996. – С. 304.
6. Миллер Г. Ф. История Сибири. – М., 1999. – Т. 1. – С. 202.
7. Витсен Н. Указ. соч. – Т. II. – С. 708.
 
Отрывок из главы «Крым»
Крымская Тартария, иначе называемая TauricaChersonesus, расположена к югу и западу от Черного моря, к северо-востоку от Меотийского озера, к северу от пустынных областей [вдоль] реки Нипер.
Народ в стране крымских тартар, правда, грубые варвары, но все же они не совсем лишены добрых нравов. Когда они садятся на лошадь, то кладут руку на седло и говорят: Дай Бог счастья, — а когда путь закончится, они благодарят Бога; то же самое они делают, когда встают утром, и после того, как вымоются. У них есть школы и пост перед Пасхой. Они едят конское мясо. У них живут греки, армяне, арабы и евреи, причем обязаны платить им дань. Они занимаются работорговлей. Там говорят, что древние жители этой страны применяли обрезание еще до Магомета. […]
У них обычный рост, желтоватая кожа, крепкое телосложение, широкое лицо, короткая шея и маленькие глаза. Они с детства упражняются в стрельбе из лука. Их одежда — это овечьи шкуры. Их луки сделаны из нервов лошадей. […]
Они очень послушны своим ханам. Ведут строгий образ жизни. […]
В военных походах эти крымцы выступают конницей, продвигаясь настолько быстро, что 80 000 человек крымцев проехали из своего края в Канатоп, то есть больше 150 миль, за 11 дней.
Они едят конское мясо, лежащее под седлом, особенно когда спешат, причем пот коня — это соус. Их лошади быстроходны, крепки, проходят в день большие расстояния без отдыха. Их язык очень похож на турецкий и отличается от него так, как примерно различаются верхне- и нижненемецкий. […] Они дерутся толпами, по три-четыре тысячи человек, неумело, как попало. Их стрелы достигают расстояния в 100 шагов. Они кормят своих рабов так же, как питаются сами; рабов, которых держат в стране, используют и для обработки земли, и как пастухов овец. Они неохотно убивают своих врагов и имеют при себе петли [арканы], которые набрасывают на шею врагу, срывают его с коня и тащат за собой. […]
Крымскотартарский король, или хан, называет себя в титулах королем [ханом] ногайцев, чиркасов, королем Малибасе и Великой Тартарии.
Земля там равнинная, и, так как там часто дуют сильные ветры, воздух очень холодный и нет мест для укрытия. Там есть четыре реки, но они мелки и не очень многоводны. […] Там хорошая вода, но самая лучшая — около морского берега. Рыбы там изобилие.
У морских берегов растет много фруктов: яблоки, груши, сливы, вишни, — а внутри страны, на равнине, нет никаких деревьев. Они есть только по берегам рек. Там изобилие диких тюльпанов. Там нет хищных животных, но много зайцев, на которых они охотятся с собаками и соколами.
Эти тартары едят мало хлеба и много мяса. Самый приятный напиток — лошадиное молоко, которое они особым образом приготавливают, так что от него пьянеют. Во время праздника они, по обычаю, пьют, сидя кругом, и пьют много. Едят, сидя кругом на земле, на кожаном ковре. И, хотя у них много молока, они делают плохой сыр. Они очень гостеприимны, гостей принимают хорошо. […]
Лошадям они уделяют много внимания, и у них есть пословица: Лошадь потеряна — голова потеряна. Они собираются по 10 человек, и для каждого десятка есть котел, чтобы варить еду, свисток, чтобы созывать их, и большая ложка из дерева или кожи, чтобы пить: из нее при случае пьют и лошади. Они также носят с собой швейные принадлежности, чтобы при необходимости чинить в дороге седла и вожжи. Они сидят на коне очень близко, вожжи держат пальцем левой руки, которым также держат и лук. Они употребляют вместо брони кольчуги. Зимой, когда реки замерзают, они совершают большинство военных походов.
Когда они отправляются в грабительские походы, то коням не дают есть до вечера, считая, что так они лучше бегут. Добыча делится поровну, то есть между теми, кто остается в лагере, и теми, кто ходил грабить. Десятая часть причитается хану. Солдаты не получают жалования, а служат за добычу, причем хан имеет несколько сот человек личной охраны. Основная их торговля — торговля рабами.
Того, кто совершает убийство или дает ложные показания, сажают на кол; того, кто совершает крупную кражу, вешают. При гражданских спорах или разногласиях все дела судья слушает при свидетелях, приговор исполняется немедленно и без апелляций.
Они правоверные магометане и очень набожны, пытаются с помощью обещаний свободы довести своих рабов до отречения, что им часто удается.
Мертвых они хоронят в гробах в поле, в очень глубоких ямах, кладут камни на голову и ноги. Те из ближних родственников, которые сопровождают труп, бросают землю на него, говоря: «Бог простит ему его грехи». […]
Матери в Крыму ежедневно купают своих детей, чтобы их укрепить. Простой народ пьет воду, а самые богатые люди — кобылье молоко и водку.
Крым по-тартарски значит крепость. Эта страна по своей природе каменистая и сухая.
Туда на кораблях привозят все, и оттуда уходят нагруженные корабли.
В поле они ставят свои телеги и палатки, как будто это город. […]
Лошадиная кровь и молоко там служат лекарствами. Тартары крепки на вид. Новорожденным детям вдавливают нос. Когда они приветствуют кого-нибудь, то кланяются. Высокопоставленным людям они бросаются в ноги и обнимают их колени, прижимают к губам палец и слегка трясут головой. […]
Гуерапсе, арабский писатель, называет область Крым страной киммерийцев. Он говорит, что путешественнику с телегами потребуется три месяца, чтобы добраться от Ховарзамы до Крыма. Между этими двумя местами до разрушений, которые совершил Тамерлан, было изобилие всяких съестных припасов; там было безопасно ездить, встречалось много городов и людей, которые в его время были уничтожены, так что не осталось ни души.
Эта область Хуварзама, можно предположить, лежала много выше реки Яик, в Калмакии или Мугалии, где теперь, правда, есть люди, но все варварские и дикие, без постоянных жилищ. […]
 
Витсен Н. Северная и Восточная Тартария / Пер. с голландского
В. Г. Трисмана. – Амстердам, 2010. – Т. II. – С. 705-709.
 
Публикацию подготовил
Индус Тагиров,
доктор исторических наук


I. Бичурин Никита Яковлевич (в монашестве Иакинф) (1777-1853) — российский китаевед, член-корреспондент Петербургской АН (1828). Основные работы по истории и этнографии монголо- и тюркоязычных народов (по китайским источникам), истории, культуре и философии Китая.