2012 3/4

«К тому же они другова уезду и провинцы…» (К проблеме колонизации Закамья в первой трети XVIII в.)

Преобразования первой четверти XVIII в. коснулись всех сфер российской жизни, всколыхнули все общество, изменили привычную устоявшуюся социальную структуру, традиционные нормы и формы взаимоотношений населения с государством. Активная внешняя политика, в частности длительная Северная война, не лучшим образом отразилась на положении тяглого населения. В совокупности эти факторы способствовали усилению настроений и стремлений к поиску «лучшей доли». Из внутренних областей государства население перемещалось в лесостепные и степные районы на южных и юго-восточных окраинах России. Тем более что возведение на юго-востоке укрепленных линий Симбирской, Закамской, впоследствии и Новозакамской черты вселяло уверенность в безопасности прилегающих к ним окраинных территорий, в защищенности жителей от возможных вторжений недружественных соседей.
По мере хозяйственного освоения территории бывшего Казанского ханства стал ощущаться недостаток земли и в Средневолжском регионе, к тому же определенная ее часть была истощена. Укрепление поместного и церковно-монастырского землевладения сопровождалось сокращением фонда государственных (ясачных) земель. Введение подушной подати не ликвидировало практику обложения дополнительными налогами и повинностями. Часть населения на все это реагировала самовольным сходом, мигрировала в Нижнее Поволжье и Южное Приуралье. Наиболее решительные переселенцы шли дальше в Сибирь, обосновывались на «диких» «порозжих» землях, квалифицировавшихся и мигрантами, и официальными властями «государевыми» (казенными). Сменой места жительства языческое и мусульманское население Среднего Поволжья надеялось избежать также и насильственной христианизации, ставшей неизменной реалией времени правления царя Петра I.
По мере налаживания жизни и хозяйствования на новом месте они не всегда и не сразу оформляли соответствующие документы на землю. Видно, боялись высылки обратно или успокаивались, став объектом очередной валовой переписи и обложения, полагая, что их права на эти угодья обрели законную форму. В результате нередко переселенцы сталкивались с другими претендентами на одни и те же участки, и разгорался «спор», разрешавшийся, как правило, на уровне местных властных структур. В отдельных случаях разбираться в ситуации приходилось центральному ведомству — Вотчинной коллегии.
Именно подобный спор между некрещеной мордвой и служилыми татарами предшествовал появлению предлагаемого ниже вниманию читателей «владеного» указа о земле в урочищах д. Акташ Зюрейской дороги Казанской губернии (ныне поселок городского типа Русский Акташ в Альметьевском районе Республики Татарстан).
Из документа следует, что с просьбой о передаче им в поместное владение земель в междуречье Кичуя и Зая, в окрестностях д. Акташ, первыми обратились служилые татары из различных деревень Симбирского уезда. Следует заметить, что служилые люди Кулшариф Айдаров «с товарищи», по-видимому, подавали прошение дважды. Первый раз в 1729 г., как они отметили в своем очередном обращении от 25 июля 1733 г. Факт подачи челобитной в указанном году упомянули и принявшие крещение Тихон и Иона Платоновы дети «с товарищи» в своем прошении от 14 декабря 1734 г. Повторное же челобитье имело место 12 декабря 1730 г.: эта дата фигурирует в указе от 10 декабря 1731 г., посланном от имени императрицы Анны Иоанновны из Вотчинной коллегии в Казанскую губернскую канцелярию с предписанием произвести служилым людям отвод просимой «дикой» земли. Вполне вероятно также, что составленная в 1729 г. челобитная была принята к рассмотрению Вотчинной коллегией лишь в декабре 1730 г. Судя по публикуемому указу, по времени челобитная служилых татар явно опережала состоявшееся не позднее мая 1733 г. прошение на тот момент еще некрещеной мордвы Кирьяна Малюкина «с товарищи».
Вместе с тем нельзя исключать, что составители этого «владеного» указа не сочли нужным упоминать о проигнорированных предыдущих просьбах язычников о передаче им земли, учитывая характер документа. Ведь земля мордве была передана вследствие принятия ими православия и намерения соорудить храм. Именно этот аргумент стал определяющим в обосновании принятого коллегией решения, и он был дополнен еще одним — фактом включения мордвы в подушную перепись именно на этой земле. Поэтому излагать весь ход земельной тяжбы между служилыми людьми и язычниками во «владеном» указе просто не было необходимости, ибо отправным, пусковым фактом стало желание мордвы креститься, на которое Вотчинная коллегия и отреагировала указом от 21 мая 1733 г., направленным в Казанскую губернскую канцелярию.
В противостоянии со служилыми Кирьян Малюкин «с товарищи», представленными его родными братьями и племянниками, проживающими в разных деревнях (в д. Акташ по Зюрейской и в д. Альмурзино по Ногайской дорогам), выбрали самый беспроигрышный вариант: решили перейти в православие. Их просьбу удовлетворили, они были крещены 7 июня 1733 г., получили новые православные имена, на три года освобождены от налогов и повинностей. Примечательно, что этот их шаг заставил представителей административных органов вспомнить указы 1720, 1721, 1722 гг., а также напомнить «команде» казанского губернатора содержание указа от 3 апреля 1731 г.1 Как свидетельствует источник, шаг этот был вынужденным и необходимым, потому что казанский и свияжский митрополит проинформировал Сенат о невыполнении названных указов. И в непредоставлении льгот крестившимся митрополит видел причину слабой результативности христианизации: с 1719 по 1724 г. было крещено 2 184 человека, с 1724 по 1731 г. православие приняло 811 человек. Последние никаких послаблений в налогах не получили.
Между тем «колесо» государственного аппарата «крутилось», и по указу от 10 декабря 1731 г. в ответ на челобитье служилых татар Казанская губернская канцелярия дала указание исполняющему должность воеводы в Билярске Богдану Мещеринову произвести осмотр земли с привлечением местных жителей, измерить ее и составить чертеж, а также, изложив все это на бумаге и заверив подписями (своей и старожилов), представить в канцелярию. Результаты своего «обыска» Мещеринов представил 16 июня 1733 г. Ему удалось выяснить, что на «обыскиваемой» земле имеются две деревни мордвы и одна деревня татар, основанные примерно 15 лет тому назад.
Не прошло и месяца, как 25 июля 1733 г. служилые татары подали челобитную. В ней они, мягко говоря, слукавили, отметив, что узнали о челобитье мордвы, претендующей на те же земли, которую они засеяли хлебом.
В это время по инструкции от 14 июля 1733 г., данной из Казанской губернской канцелярии, на спорные земли выехал отставной капитан Дмитрий Аристов для выяснения на месте, можно ли эти земли передать новокрещенам. На выяснение этого обстоятельства ушло более года. 8 декабря 1734 г. Аристов представил результаты своего расследования с привлечением старожилов и урядников пригорода Заинска. В его донесении фигурировал вывод о том, что земли являются «порозжими» казенными («государева») и передача новокрещенам этих угодий интересов местного населения не ущемит.
Думается, что таким выводом новокрещены остались недовольны, ибо 14 декабря 1734 г. они, в лице Тихона и Ионы Платоновых, подали в губернскую канцелярию еще одну челобитную, в которой отметили факт присутствия на спорной земле пяти деревень, жители которых — 74 души — записаны в подушный оклад. Сверка с окладными книгами, правда, показала, что в подушную перепись было включено 70 человек.
Противостояние служилых людей и новокрещен вступило в завершающую фазу в 1736 г., когда казанский губернатор приговорил о выдаче новокрещенам «владеного» указа. Приговору предшествовали указ от имени императрицы Анны Иоанновны от 29 марта 1735 г. и определение казанского губернатора графа Мусина-Пушкина об удовлетворении просьбы новокрещен и отказе передать земли служилым татарам. Причинами отказа были названы утаивание мордвы, записанной на этой земле в подушный оклад, факт непередачи земли служилым в «дачу» (владение) и административная принадлежность татар к другому уезду и провинции. Хотя новокрещены были пришлыми, переселенцами из различных городов и уездов, в д. Акташ и других деревнях они поселились самовольно, землю за собой документально не оформили, хотя и прожили в деревне примерно 15 лет. Это во внимание принято не было. Тем более, что татары к тому времени служили «у дел карабелных лесов», т. е. были приписаны к Адмиралтейству, и правительство не было заинтересовано в сохранении служилой прослойки нерусского населения2. Но надежда на приобретение земли служилыми в будущем была сохранена: в указе отмечалось, что в случае потребности в земле порозжие участки следует искать на территории своей губернии.
Несмотря на то, что точка в земельном споре была поставлена в 1736 г., получить указ о праве владения землей новокрещенам помешали так называемые башкирские восстания, развернувшиеся в 1735-1740 гг., и вызванное ими оскудение и отсутствие денег на уплату пошлин. Публикуемый указ был получен ими 19 августа 1737 г. после очередного обращения в Казанскую губернскую канцелярию с изложением обстоятельств, помешавших довести дело до логического конца.
Интересен же этот документ не тем, что носит нотариально-юридический характер, ибо фиксирует факт предоставления земли группе крестьян, и, конечно, не тем, что отражает процедуру, предшествующую отведению земли. Подобных актов, удостоверяющих право владения землей, довольно много. Порядок же и последовательность мер по выяснению статуса земельных площадей (т. е. пустуют они или заняты), на которые претендуют просители-челобитчики, устоялись на протяжении XVII столетия и в последующее время изменений не претерпели.
Ценность этого «владеного указа» определяется его ретроспективными возможностями. Тем, что он позволяет воссоздать картину борьбы за главное средство к существованию — за землю. В этой борьбе сталкивались представители разных социальных групп и категорий населения. Каждая из сторон доказывала свою правоту. Разобраться в этой тяжбе было непросто. Тем интереснее выяснить, какие доводы принимались во внимание при вынесении решения по подобным делам, чьи интересы оказывались приняты во внимание и почему.I
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Полное собрание законов Российской империи. – СПб., 1830. – Собрание 1. – Т. 8. – № 5737. – С. 447-448.
2. Ногманов А. И. Самодержавие и татары. Очерки законодательной политики второй половины XVI-XVIII веков. – Казань, 2005. – С. 63-131.
 
1737-го августа 19. Указ из Казанской губернской канцелярии о выделении земли для «пропитания» и сооружения церкви в деревне Акташ Зюрейской дороги новокрещенной ясачной мордве Тихону Платонову «с товарищи»
 
(л. 38) По указу Ея императорскаго величества самодержицы Всероссийской дан сей императорскаго величества из Казанскои губернской канцелярии указ Казанского уезду Зюрейской дороги деревни Акташ ясашным новокрещенам Тихану Платонову с товарищи для того.
В прошлом 1733-м году майя 21-го дня в указе Ея императорскаго величества ис Правителствующаго Сената в Казанскую губернию написано, чтоб по челобитью Казанского уезду некрещеных мордвы Кирюшки Малюкина, Мужичка Мамушкина о восприятии им з женами и з детми и с племянники крещения и в даче им земли, и протчего разсмотрение и указ учинить в Казанской губернии. И при том указе означенное челобитье прислано в губернскую канцелярию.
А в той присланной челобитной показанной мордвы Кирюшки Малюкина с товарищи написано, имеется де они в Казанской провинции некрещеные, а именно: Кирюшка Малюкин з женою с Улгаю и сыном Катайком да з братьями родными, которые при переписи Генералитецкаго свидетелства написаны, да с племянниками ево Кандейком да з Гулякой, да у нево же новорожденной сын Нечка десяти недель, а жительство имеют по Зюрейской дороге в деревне Акташ в Андрюшкиной сотни Белкина; Мужичка з женою Пивай да з детми Панбесяркой, Минкой, Карпом да с племянниками, брата ево роднаго детми, Таркаиком, Парабком Федоровыми по Нагайской дороге за Камою рекою в Сулеманковой сотне, в деревне Армузиной. И ныне де они желают воспринять святое крещение, и чтоб указом Ея императорскаго величества повелено было их ввести в православную христианскую греческаго исповедания веру. И по святом крещении быть им единокупно на Зюрейской дороге в означенной деревне Акташ. И дать им для пропитания и сооружения святыя церкви при том месте земли, а именно: оной деревни Акташ в урочищах от Адаровой реки от устья вверх по правую сторону до Мамаева устья // (л. 38 об.) да вверх, по правую сторону идучи, по Мамаевой реке до вершины, а от вершины вниз, идучи по правую ж, по Сухой Иляки вершины, а от вершины идучи вниз, Сухой Лаки по правую ж де до Кичую реки да, вниз идучи, по Кичую реке по правую до Бутинскаго устья, а от Бутинскаго устья, идучи вверх, по правую сторону до вершины Бутинской реки и чрез лес до Адаровой вершины, идучи от Адаровой речки вниз, по правую сторону до Заю реки до устья. Да при реке Заю владеть им всякими угодьи и рыбными ловлями, которые придут к помянутым землям.
А прошлаго ж 1731-го года сентября 30-го дня в указе Ея императорскаго величества из Правителствующаго Сената в Казанскую губернию написано: по указам блаженные и вечно достойныя памяти Его императорскаго величества Петра Великаго 1720-го, 1721-го, 1722-го годов велено в Казанской губернии новокрещенам разных народов, людям, которые восприяли православную греческаго закона веру, или которые и впредь восприимут, всем дворам, сколко оных ни обретается, во всех государственных зборах и в ыздельях давать лготы на три года, дабы тем придать к восприятию греческаго закона лутчую охоту. А ис которых дворов будут приходить креститца толко некоторые персоны, а не все того двора жители, оную лготу давать толко тем, которые святое крещение примут, по разчислению тягла, а на протчих, оставших в неверии, всякие подати имать с другими вряд.
А ныне де казанской и свияжской митрополит Правительствующему Сенату доносил, оных де иноверцов крещено с 719-го году по 1724 год 2184 человека, которым, хотя и неполная, однако ж лгота дана была, а с 1724 году по 1731-й год крещено 811 человек, // (л. 39) которым никакой лготы не было. И того ж 1731-го года апреля 3-го дня по указу Ея императорскаго величества, подписанному собственною Ея величества рукою, велено оным новокрещенам, которым по силе вышепомянутых указов против протчих новокрещенов лготы не дано в платеже подушных денег, дать ныне лготы на три года. Тако ж и впредь приходящим ко святому крещению давать лготы по силе означенных же указов на три же года, дабы, видя такую Ея императорскаго величества милость, другие охотнее х крещению приходили. А подушные денги в те три года в положенную сумму велено платить за них Казанской губернии из неокладных канцелярских доходов.
И июня 7-го дня того ж 733-го года по указу Ея императорскаго величества и по приговору действителнаго статскаго советника и Казанской губернии прежде бывшаго губернатора господина графа Мусина-Пушкина с товарищи по силе вышеобъявленных Ея императорскаго величества указов оные мордва крещены и даны им по крещении имена: Кирюшке — Тихон, Мужичке — Иона, сыновьям ево, Пабесярке — Тихон, Купунке — Петр, племянникам Таркаике — Иван, Паратке — Леонтей Платоновы дети, Мужичковои жене Пивайке — Акулина Иванова, дочерям: Тубайке — Аграфена Григорьева, Якаште — Акулина Петрова, Катайке да Гуляте — Алексеи Кузьмин.
И дана им по силе состоявшагося в прошлом 1731 году сентября 30-го дня Ея императорскаго величества ис Правительствующаго Сената указу, в котором объявлен именной Ея императорскаго величества указ в платеж подушных денег на три года лготы, за которых оные подушные денги для платежа из губернскои канцелярии из неположенных в штат доходов отсылать в Кантору новокрещенских дел. А об обыску // (л. 39 об.) по прошению оных мордвы о помянутой порозжей земле и угодьях: и за кем не в дачах ли, и х каким землям не приписаны ль, и кто тою землею и угодьи не владеет ли?
И буде тое земли им новокрещеном по указом повелено будет отдать, то жителям, которые блис той земли жителство имеют, обид и утеснения никакова не будет ли, посылан по инструкции отставной капитан Дмитрей Аристов.
А в прошлом 1734 году декабря 8 дня в поданном в губернскую канцелярию оного капитана Аристова доношении написано: в прошлом де 1733 году июля 14 дня по данной ему из губернской канцелярии инструкции Зюрейской дороги Андрюшкиной сотни Белкина деревни Ахташ мордвы Кирюшка Малюкина с товарищи, которые восприяли святое крещение греческаго исповедания, и по крещении быть им единокупно на Зюрейской дороге в означенной деревне Ахташ, и дать бы им для пропитания и сооружения святыя церкви при том месте земли, в показанную деревню он ездил и у сторонних людей и пригорода Заинска у урядников скаски взял, каторые при том доношении в губернскую канцелярию присланы. Да при том же доношении прислана о показанной земле поданная Симбирскаго уезду деревни Малой Чилны служилых татар Кулшарыпа Адарова с товарищи спорная челобитная.
А в обыску написана: пригорода Заинска обыватели сержант Федот Шалаев, Зиновей Новиков, каптенармус Никита Буткевич, капрал Василей Брагин, салдаты Лазарь Колотинской с товарищи да Казанского уезду Зюрейской дороги разных сел и деревень руских и новокрещен, и иноверцов, всего 30 человек, сказали, что де бьют челом бывшие мордва, которые нынче // (л. 40) восприяли православную христианскаго закона веру Казанского уезду Зюрейской дороги деревни Ахташ Тихан да Иона Платоновы с товарищи о земле, которая близ той их деревни. И оная земля в урочищах той деревни Ахташ: Адаровой речки от устья вверх по правую сторону до Мамаева устья да, вверх идучи, по Мамаевой реке по правую сторону до вершины. А от вершины направо до Сухой Ляки вершины, а от вершины, идучи вниз Сухой Ляки вершины, по Кичую реке по правую сторону до Бутинскаго устья. А от Бутинскаго устья и до вершины Бутинскои речки и чрез лес до Адаровой вершины. А от Адаровой речки вниз по правую сторону до Заю реки до устья. Да при том Заю владеть им оные единокупно всей деревне всякими угодьи и рыбными ловлями, которые придут к помянутым землям. И оная земля не монастырская и не помещичья, порозжая государева, и в жительстве оных новокрещен и никакого помешателства им не будет.
А в поданном того ж 1733 году июля 25 дня челобитье в Казанскую воеводскую канцелярию служилых татар разных деревень Симбирскаго уезду деревни Малой Чалны Кулшарыпа Адарова, деревни Дрозжанаго Куста Еналеика Сулякова да Казанского уезду деревни Верхней Чепкасу Якупа Биметева с товарищи написано: в прошлом де 1729 году били челом они в Москве в Вотчинной коллегии Казанского уезду по Зюрейской дороге на дикую порозжую землю, которая имеется в урочищах от вершины речки Ахташ до вершины Елховой враг. А от вершины Елховаго врага до устья речки Ерыклы. А от Ерыклы речки до Заю реки ж вверх, по Заю реке по правую сторону до устья Малой Елга и по иным урочищам // (л. 40 об.) по пятидесят четвертей в поле, а в дву по тому ж, с лесы и сенными покосы. А чем-де явствуем в подлинном их деле.
И по тому их челобитью из Вотчинной коллегии прислан в Казанскую губернскую канцелярию Ея императорскаго величества в прошлом 1731 году указ об отводе той дикой земли в показанных их урочищах. И по тому указу ис Казанской губернской канцелярии послан был Ея императорскаго величества указ в Билярск к майору Богдану Мещеринову. И оной Мещеринов по тому указу на показанную землю ездил с сторонними людми, и тое землю при оных сторонних людях осматривал и измерял, и в четверти положил, и учинил той земле чертеж. И тот осмотр и опись, и чертеж, как за своею, так и сторонних людей за руками, послал в Казанскую губернскую канцелярию.
А того же де 1733 году уведомились они, что били челом некрещеные мордва в Москве в Правителствующем Сенате Казанского уезду Зюрейской дороги деревни Ахташ Кирюшка Малькин, деревни Алмурзиной Мужичка Мамушкин на показанные их урочища, утая их в том своем челобитье. А они на той земле поселились и, поселясь, всякой хлеб сеют, а оные-де некрещеные, оболгав своим челобитьем напрасно, хотя их дачами завладеть насилно.
И по тому их челобитью прислан ис Казанской губернской канцелярии указ управляющему воеводскую должность отставному капитану Дмитрию Аристову об обыске в вышеписанных их урочищах, о чем оному капитану Аристову показано в данной ему инструкции. И чтоб указом Ея императорскаго величества повелено было оное им спорное челобитье в Казанскую // (л. 41) канцелярию принесть к делу некрещеных мордвы, и по тому их челобитью оным мордве отказать, понеже оные мордва показали на их урочища и просили де челобитьем своим ложно.
А в прошлом 1731 году декабря 10 дня в указе Ея императорскаго величества из Государственной вотчиннои коллегии в Казанскую губернию написано, прошлаго де 1730 году декабря 12 дня Ея императорскому величеству били челом в Государственной вотчинной коллегии Симбирскаго уезду служилые татара Кулшарып Адаров с товарищи, 29 человек, обыскали де они в Казанском уезде по Зюрейской дороге дикую порозжую землю на реке Ахташ, с вершины по правую сторону, подле лесу, и полянками, и перепольями до вершины Елховаго врага, и тем врагом внис по правую сторону до устья реки Ерыклы, где впала в реку Зай, кверх по Заю реке по правой стороне до устья речки Нага елги, и тою речкою вверх по обе стороны до чернаго лесу до вершины речки Ахташа. И оная де порозжая земля в по­местье и в оброк и в ясак никому не отдана и лежит порозжа, А они де служат Ея императорскому величеству у дел карабелных лесов безземелно и всякие подати и рекрут платят с своею братьею в равенстве. А поместными де дачами они не пожалованы, и за ними де нет нигде ни единые четверти, и живут по разным деревням из наймов безземелно, и чтоб во оных урочищах тое порозжую землю дать им в поместье против их братьи служилых татар, как давана напредь сего по пятидесят четвертей человеку в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов по тысяче копен человеку со всеми угодьи и с колотовочными местами, и под усадбы, и под гуменники, и на скотинной выпуск, и лесу отвести по указу, // (л. 41 об.) и паселится им во оных урочищах, где пристойно. А ежели в вышеписанных урочищах не достанет, то отвести им на дачу в домер по рубеж оных урочищ ис порозжих же земель.
И по Ея императорскаго величества указу и по определению Вотчинной коллегии велено в Казанской губернии учинить следующее: против челобитья татарина Кулшарыпа Адарова с товарищи о показанной порозжей дикой земле по Нагайской дороге за Камою рекою с урочищи справится, та порозжая земля за кем не в дачах ли, и буде по справке в дачах, ни за кем не явится, послать ис Казани на ту землю дикое поле на показанные урочища, кого пристойно добраго человека и о той земле сыскать по указу болшим повалным обыском туточными и сторонними многими людми. И буде по сыску явитца такая порозжая земля в тех урочищах есть и никому не отдана, и никто ею не владеет, то оную порозжую землю, осмотря, описать с чьими землями смежна. И по осмотру и по описи измерять в десятины и положить в четверти по пунктам писцоваго наказу и учинить оной земле чертеж. И на оном чертеже сколко той земли по мере явится, и в каких урочищах и чьими землями смежна, то все подписать с мерою именно. И оной сыск и опись, и мерные книги, и чертеж за руками при доношении прислать в Вотчинную коллегию. А таковые ж оставить в Казани впредь для ведома.
А буде по сыску явится тою порозжею землею хто владеет, то тех владелцов допросить, по каким крепостям они тою землею владеют. И буде по крепостям, то с тех крепостей // (л. 42) взять у них точные копии за руками, справя с подлинными. А подлинные отдать им с роспискою, и те копии и сыск, и досмотр, и опись, и чертеж за руками при доношении прислать в Вотчинную коллегию.
И по силе онаго Ея императорскаго указу и по определению Казанской губернской канцелярии для обыску об оной порозжей дикой земле по вышеписанным урочищам в пригород Билярск ко управляющему воеводскую должность майору Мещеринову из губернской канцелярии послан Ея императорскаго величества указ.
А того же 1733 году июня 16 дня означенной майор Мещеринов при доношении об оной земле обыску за своею и сторонних людей за руками прислал в губернскую канцелярию, в котором написано: по присланному к нему Ея императорскаго величества ис Казанской губернской канцелярии указу оной майор Мещеринов в Казанской уезд по Зюрейской дороге на дикую порозжею землю в вышеписанные урочища, взяв с собою околних сел и деревень обывателей, руских людей и новокрещенов и иноверцов, на ту землю по показанным урочищам, кои в челобитье от челобитчиков показаны, ездил и осматривал, и описывал, и измерял, и теми старожилы и сторонними людми и вотчинниками обыскивал.
А по осмотру де ево на той земле в урочищах на речке Акташе явилось селение новокрещены и мордва, и татара, дворов з дватцать. А в сыску вышепоказанные вотчинники и старожилы и сторонние люди, руские и новокрещены, по святей евангелскои непорочной заповеди господней, // (л. 42 об.) а татара по своему басулманскому закону по Курану, а протчия иноверцы по своей вере и по шерти, всего шездесят человек, сказали: о которой де порозжей дикой земле Ея императорскому величеству били челом служилые татара Кулшарыпка Адаров с товарищи, 29 человек, и такая де порозжая дикая земля имеется по урочищам. А почин той земле от вершин Ахташа речки, по правую сторону подле чернаго лесу до вершины речки Ерыклы, по правую сторону до устья Елховаго врагу, и тем врагом по правую сторону до реки Заи. И по Заю реке вверх до речки Ахташ, а от реки Ахташ вверх до Заю, до речки Бабулатовы, а от речки Бабулатовы по Заю ж до речки ж Кирменли Елга, а от речки Кирменли ниже до речки Нагаи Илги по Заю, а от речки Нага Елги до устья речки Мама Елги по Заи же. И от устья до вершины речки Мама Елги по правую сторону до чернаго лесу, и подле чернаго лесу полянками и припольями до вершины Ахташ, а лесом от вершины Малой Елги до вершины речки Кичуи, по правой стороне вниз, идучи по Кичуюсу меж ж патовскими чуваши, до устья Буты речки по правой стороне от устья Буты и до вершины. А от вершины Мама Елги до вершины Ерыклы речки, а от вершины той речки, вниз идучи, до челобитчиковых поль. И та де земля лежит порозжая, в поместье и в оброк, и на ясак никому не отдана. И розыску о ней и межеванья, и отказу напредь сего никогда не бывало. Токмо де на той земле, поселясь без отводу, мордвы две деревни да татар одна деревня, и живут на той земле // (л. 43) лет с пятнатцать, платили ясаки, а ныне-де платят подушные денги. А крепости де какие на ту землю у них имеются или нет, того они не знают, а скажут оные мордва и татара про то сами.
И по тем старожиловым скаскам тое земли он описал и измерял. А по мере той земли явилось восемдесят восемь длинников, тритцать поперешников, итого две тысячи шесть сот восемдесят две десятины с полудесятиною, а в четвертях пять тысяч триста шездесят пять четвертей. И буде повелено будет ту землю оным челобитчикам дать в поместье, и надлежит быть против дач на дватцать на девять человек по пятидесят четвертей человеку на пашню, в трех полях четыре тысячи триста пятдесят четвертей в поле, а в дву по тому ж. Да на тех тысяча четыреста пятдесят четвертей по пунктам писцоваго наказу надлежит быть в даче на всякие угодьи, а именно: под усадбу и под гуменники на сто четвертей по пяти десятин, итого семдесят две десятины с полудесятиною; на сенные покосы по десяти десятин сто сорок пять десятин; на выпуск животиннои и на лесные угодьи по дватцати десятин на сто ж четвертей, итого двести девяноста десятин. Итого будет на угодья пятьсот семь десятин с полудесятиною. И за теми дачами тое дикие порозжие земли в показанных урочищах излишества ничего не останется.
Да при обыске ж означенной деревни Ахташ сотник // (л. 43 об.) ясашной мордвин Купреян Кожаев да тое же деревни татара Ямбетка Урсаев с товарищи против скаски вышеозначенных старожилов в допросе сказали, татара по Курану, а мордва по своей вере и по шерте: о которой де порозжей земле били челом Ея императорскому величеству служилые татара Кулшарыпка Адаров с товарищи, 29 человек, и такая де порозжая земля по вышеозначенным урочищам, кои показаны выше сего, имеется лежит порозжа, в поместье и в оброк никому не отдана. А они де поселились на той земле в урочищах на речке Ахташе деревнею Ахташ, вышед из разных городов и уездов бес челобитья и без указу, тому лет с пятнатцадь, и крепостей на ту землю у них не имеется, а имеются в подушных денгах платежные отписи, душ с тритцати и болши. Понеже и у других ясашников ни у кого земленых крепостей не имеется, токмо де написаны они все в окладных ясашных и в подушных книгах.
А в прошлом 1734 году декабря 14 дня в поданном в губерн­скую канцелярию Казанскаго уезду Зюрейской дороги деревни Ахташ новокрещеных мордвы Тихана да Ионы Платоновых детей с товарищи прошении написано, били челом де они в Москве в Правительствующем Сенате о крещении их в православную христианскую веру и о даче им для пропитания и под строение святые церкви в Казанском уезде по Зюрейской дороге в деревне Ахташ земли. И по тому их челобитью для рассмотрения и решения прислан ис Правителствующаго Сената Ея императорскаго величества указ, о которой земле и обыскивано.
А в обыску показано, // (л. 44) что та земля порозжая и никому не отдана. Но токмо при том обыске Симбирскаго уезду разных деревень служилые татара Кулшарыпко Адаров челобитьем объявили, что будто оная земля по челобитью их обыскивана и измерена, и учинен ей чертеж.
А та земля до подушной переписи была порозжая. А они на оной земле во время подушной переписи по наезду перепищиков всего пять деревень ясашников, а именно: их деревни Ахташ да деревня татарская Ахташ же, новокрещенская Адарова, татарская Мустакила, черемиская деревня Буты написаны в подушной оклад и платят подушные денги с семидесят четырех душ. А оные татара, оставя свои прежние земли, в прошлом 1729-м году, утая их, что они жителство имеют на той земле, назвали порозжею, А на оной земле, как и выше показано, написаны они в подушную перепись. И чтобы указом Ея императорскаго величества повелено было оному спорному оных татар ложному челобитью не верить и с той земли сослать, а с переписными подушными книгами учинить справку.
А по справке в губернской канцелярии с переписными подушными Казанского уезду Зюрейские дороги книгами, в которых между протчим написано в Андрюшкиной сотни Белкина написанных в подушной оклад, а именно: в деревне Ахташ татар осмнатцать, в деревне Буты черемис шеснатцать, в деревне Елги татар пять, в деревне Адарове новокрещенов девять да в означенной челобитчиков деревне Ахташ дватцать две души; всего в вышеписанных деревнях положенных в подушной оклад семдесят душ.
И того ж 1735 года марта 29 дня по Ея императорскаго величества указу и по определению действителного // (л. 44 об.) статского советника и Казанской губернии прежде бывшаго губернатора господина графа Мусина-Пушкина с товарищи велено по силе присланнаго Ея императорскаго величества ис Правителствующаго Сената указу, а по прошению помянутых новокрещеных мордвы, означенную порозжую землю по вышеписанным урочищам для построения святыя церкви и им на пропитание отдать оным челобитчикам Тихану Платонову с товарищи для того, что они восприяли святое крещение и желают построить святую церковь, и на той земле по наезду перепищиков написаны они в подушную перепись.
А вышеписанным Симбирскаго уезду служилым татарам Кулшарыпке Адарову с товарыщи от той земли отказать, понеже оные татара о помянутой земле, утая оных мордву, что они на той земле написаны в подушной оклад, били челом ложно. Да и в дачу тем татарам не дано. К тому же они другова уезду и провинцы. И буде им в земле есть на кои оскудению, то им надлежит порозжую землю приискать в той провинци, а не в других. И для владения впредь на ту землю им, челобитчикам, со взятьем указных пошлин дать владеной указ. А за нехождением их того указу не дано.
А сего 1737 года июля 7 дня в прошении Казанского уезду Зюрейской дороги деревни Ахташ ясашных новокрещен Тихана Платонова с товарищи в Казанскую губернскую канцелярию написано: в прошлом де 733 году били челом они в Правителствующем Сенате и подали челобитную, чтоб им з женами и з детми, и с племянниками из мордвы повелено было восприять правос­лавную христианскую веру, и за восприятое крещение во оной деревне Ахташ для сооружения святыя церкви // (л. 45) и для пропитания дать им по урочищам земли.
И по тому их прошению из оного Правителствующаго Сената в Казанскую губернскую канцелярию о крещении их и о даче в помянутой деревне Ахташ земли прислан Ея императорскаго величества указ, по которому присланному указу несколко семейства их крещено. И по прошению их о показанной земле обыскивано.
И во 1736-м году по приговору действителного статского советника и бывшаго казанского губернатора господина графа Мусина-Пушкина на оную землю велено дать им владеной указ. Но токмо де за башкирским раззорением оного владеного указу взять было им некогда и пошлин в казну за всеконечною скудостию и за показанным раззорением заплатить было нечем. И чтобы повелено было на показанную землю с прежнего дела дать им владеной указ и с того указу, что надлежит в казну Ея императорскаго величества, принять пошлинные денги.
И сего 1737 году июля 15 дня по Ея императорскаго величества указу и по приговору тайного советника и ордена святаго Александра кавалера и Казанской губернии губернатора князя Сергея Дмитриевича Голицына с товарищи велено по прошению помянутых челобитчиков новокрещеново Тихана Платонова с товарищи с вышеписанного вершеного дела дать ныне владеной указ, с которого, взяв по указу пошлины, и записать в приход.
Того ради помянутым челобитчикам деревни Ахташ новокрещеным мордве Тихану Платонову с товарищи впредь для владения показанною землею и сенными покосы по вышеписанным урочищам ис Казанской губернской канцелярии сей Ея императорскаго величества указ и дан.
Подлинной по листам подписан тако: «Секретарь Михайла Полянской. Канцелярист Иван Голдобин».
С копиею читал советник Федор Кобрин.
У подлинного указу сказано: Пошлин 1 рубль 50 5/4 копеек взяты и в приход записаны.
Прохор ФедоринII.
РГАДА, ф. 1324, оп. 1, д. 1428, л. 38-45.
 
Публикацию подготовила
Дина Мустафина,
кандидат исторических наук


I.  Работа подготовлена в К(П)ФУ.
II. Возможно иное прочтение (прим. автора вступительной статьи).