2012 3/4

М. К. Корбут — гимназист

Имя Михаила Ксаверьевича Корбута известно далеко не всем современным исследователям истории становления советской исторической науки. А между тем он является автором более чем 120 научных работ по истории российского революционного движения, истории российского законодательства конца XIX — начала ХХ вв., истории Казанского университета. Известность М. К. Корбуту принес, прежде всего, его двухтомник «Казанский государственный университет им. В. И. Ульянова-Ленина за 125 лет. 1804/05-1929/30»1.
М. К. Корбут родился 16 августа 1899 г. в г. Казани в семье музыканта. Отец Михаила, Ксаверий Александрович, был известен как музыкант-исполнитель, авторитетный педагог и теоретик музыки. Он внес весомый вклад в формирование музыкальной культуры Казани и в значительной степени заложил основы казанской фортепианной школы2.
Мать будущего историка, Нина Михайловна Корбут (в девичестве — Магницкая), дворянка по происхождению, тоже любила и понимала музыку, хорошо играла на фортепьяно. Брак К. А. Корбута и Н. М. Магницкой оказался недолгим. Но так как материально Магницкие были обеспечены, это позволило Нине Михайловне самостоятельно воспитывать двоих детей — Михаила и его младшего брата Сергея.
В 1910 г., когда Михаилу исполнилось одиннадцать лет, его отдали учиться в Первую Казанскую мужскую гимназию, где он окончил семь классов.
Документов о пребывании М. К. Корбута в гимназии крайне мало. Да и сам Михаил Ксаверьевич нигде о проведенных там годах не вспоминал. Но все же, несмотря на скудность имеющихся материалов, общую картину этого периода жизни М. К. Корбута представить можно. Причем есть ряд достаточно интересных моментов, позволяющих по-другому взглянуть на его последующую жизнь и деятельность.
Его поступление именно в эту гимназию представлялось вполне логичным и закономерным. Он родился в интеллигентной семье, а выбор классических средних учебных заведений в то время был невелик.
Между тем есть документ от 25 января 1911 г. на имя директора гимназии. Это прошение, в котором преподаватель Александр Михайлович Магницкий  просит допустить к испытанию для поступления в первый класс, а затем по итогам этих испытаний зачислить в гимназию своего племянника Михаила Корбута, обучавшегося в то время в первом классе Казанского коммерческого училища3.
Подавая данное прошение директору гимназии, А. М. Магницкий давал обязательства одевать племянника по установленной форме, снабжать всеми учебными пособиями и вносить установленную плату за его обучение4. Также к данному прошению прилагался целый ряд стандартных сведений, касающихся места жительства ученика и т. п.5.
Обучение в Первой Казанской мужской гимназии М. К. Корбут начал с третьей четверти 1910/1911 учебного года6.
Первый год своего обучения он закончил с «двойкой» по географии, которую затем в августе 1911 г. пересдал на «тройку»7. Объясняется это, на наш взгляд, болезнью Михаила, так как в сохранившемся отчете классный наставник I класса гимназии за третью четверть 1910/1911 учебного года сделал следующую запись: «Наибольшее число уроков пропустили: Корбут — 51 ур[ок] (карантин)»8.
Интересными представляются документы о формировании родительского комитета гимназии. С момента поступления сына в гимназию Нина Михайловна Корбут была зачислена в действительные члены этого комитета9 и состояла в нем весь период обучения Михаила в данном учебном заведении. Кроме того, в 1915-1916 гг. она вместе со своим братом А. М. Магницким была членом Общества вспомоществования нуждающимся ученикам Первой Казанской мужской гимназии. С одной стороны, это говорит о семейных традициях, с другой — об уважении со стороны администрации и родителей обучающихся.
К сожалению, сведения за второй год обучения Михаила отсутствуют. Но судя по тому, как в дальнейшем продолжалась учеба Корбута в гимназии, можно предположить, что и во втором классе ситуация была схожей.
В декабре 1911 г. гимназист М. К. Корбут заболел корью10 и временно прекратил посещение занятий на целых три семестра. Как зафиксировано в общей гимназической ведомости, Корбут отсутствовал по причине тяжкой болезни11.
Успехи в учебе юного Михаила Корбута не впечатляли. Первый класс он закончил без единой пятерки (кроме отметки за поведение), с «двойкой» по географии, «тройками» по истории и русскому языку12. В третьем классе по болезни он был оставлен на второй год, проучившись первое полугодие и получив большое количество троек, причем по гуманитарным предметам13. При поведении на «пять», прилежание его было оценено лишь на «три». Оценки за третий класс он получил после болезни по испытаниям до каникул. И здесь были сплошные «тройки», хотя в данном случае оправданием опять могла послужить долгая болезнь14.
Никаких перемен в учебе Михаила не произошло и в четвертом классе. В этот учебный год Корбут получил «четыре» по алгебре и «три» за год по истории15. Оценки же за пятый-шестой классы почти полностью аналогичны предыдущим16.
И только в седьмом классе, в 1917/1918 учебном году, картина поменялась. У М. К. Корбута появляется тяга к гуманитарному знанию. Об этом свидетельствуют полученные им «пятерки» по истории и Закону Божьему. Хотя, это само по себе, с учетом исторической ситуации, достаточно странно17. Думается, что одним из факторов, повлиявших на развитие интереса к гуманитарным дисциплинам у Михаила, можно считать его общение с родным дядей со стороны матери Василием Константиновичем Магницким, который был специалистом по этнографии.
По окончании гимназии в 1918 г., Михаил начал готовиться к поступлению в Казанский университет18.
Впоследствии историки и современники писали о его слабом здоровье и болезненном виде. Вместе с тем сохранились документы о приписке Корбута к призывному участку19. Также имеется удостоверение для предоставления ему отсрочки по отбытию воинской повинности как обучающемуся в гимназии20. 2 ноября 1918 г., уже по окончании гимназии, Михаил Корбут собственноручно расписался за полученное им свидетельство о приписке к призывному участку21.
Из вышеприведенных данных следует, что во время обучения в Первой Казанской мужской гимназии М. К. Корбут ничем, кроме отличного поведения, себя не проявил. Этот период его жизни можно назвать неким затишьем, так как в студенческие годы М. К. Корбут — активный общественник. Он несколько раз участвовал на заседаниях историко-филологического факультета22, в 1919 г. был назначен секретарем комиссии по социальному обеспечению и трудовой повинности студентов23, а также был введен в состав согласительной комиссии по выработке учебных планов факультета24.
Проучившись год на историко-филологическом факультете, Михаил Корбут в октябре 1919 г. перевелся на юридическо-политическое отделение факультета общественных наук. В этом же году Корбут вступил в ряды ВКП(б)25.
На историко-филологическом факультете Корбут был менее заметен, по сравнению с периодом его обучения на факультете общественных наук. Именно здесь общественная деятельность Корбута необычайно активизировалась. Он постоянно участвовал на заседаниях не только факультета, но и Совета университета. В 1919 г. отделом вузов Наркомпроса М. К. Корбут был утвержден в списке студентов — представителей в Совет университета и на заседания факультета. В качестве представителя отдела вузов Корбут принимал участие в решении таких вопросов, как возвращение бывших казанских профессоров и преподавателей, не принадлежащих к составу университета, к прежним должностям в университете26; предлагал к избранию представителей на съезд по научной организации труда27. Выступал по поводу торжественного заседания, посвященного второй годовщине существования рабочего факультета28. В 1922 г. отделом вузов ГлавпрофобраI М. К. Корбут был утвержден членом Совета факультета общественных наук от коллегии РКП(б) при вузах г. Казани29.
Выбор М. К. Корбутом факультета общественных наук может показаться несколько странным, незакономерным, на первый взгляд. В самом деле, Корбут был выходцем из интеллигентной семьи, получил классическую гимназическую подготовку. Историко-филологический факультет Казанского университета и его «старая» профессура с достойнейшими специалистами в области российской истории, несомненно, могли бы пробудить в Корбуте желание следовать по их стопам и заниматься историей академической, а не политикой. Однако этого не случилось. По всей видимости, для молодого Корбута «академия», как ее тогда называли, было явно недостаточно. Если учесть его неуемную тягу к общественной деятельности, то становится понятным, почему его так заинтересовал этот факультет. В отличие от традиций классической исторической школы, здесь в первую очередь вели пропаганду и утверждение марксистской методологии. В связи с этим студенты факультета общественных наук получали знания преимущественно общеобразовательного характера. Думается, что перевод М. К. Корбута на этот факультет произошел и потому, что во время обучения в гимназии ему так и не удалось получить серьезных знаний даже по гуманитарным предметам. Этим и объясняется его легкое расставание с историческим факультетом, разрыв с классическим образованием и увлеченность новыми марксистскими идеями.
«Он был сероватый блондин среднего роста с яркими серыми глазами, прихрамывал на левую ногу… Говорил когда очень быстро, когда плавно и медленно»30. Ему предстояло сказать многое на новом историческом языке.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Корбут М. К. Казанский государственный университет им. В. И. Ульянова-Ленина за 125 лет. 1804/05-1929/30: В 2 т. – Казань, 1930. – Т. I. – 211 с.; Т. II. – 385 с.
2. Ключевская Е. Забытая графическая сюита // Татарстан. – 1996. – № 9. – С. 85.
3. НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 8130, л. 101.
4. Там же, д. 7962, л. 52.
5. Там же, л. 52-52 об.
6. Там же, д. 7950, л. 20.
7. Там же, д. 10063, л. 67.
8. Там же, д. 7959, л. 26.
9. Там же, д. 7968, л. 11.
10. Там же, д. 7958, л. 90.
11. Там же, д. 8007, л. 65 об; д. 8029, л. 73.
12. Там же, д. 7958, л. 20.
13. Там же, д. 8007, л. 65 об.
14. Там же, д. 8029, л. 73.
15. Там же, д. 8043, л. 102.
16. Там же, л. 138 об., 157.
17. Там же, д. 8114, л. 154.
18. Там же, ф. Р-1337, оп. 37 л, д. 4, л. 70.
19. Там же, ф. 87, оп. 1, д. 8102, л. 9.
20. Там же, л. 33.
21. Там же, д. 8130, л. 101.
22. Там же, ф. Р-1337, оп. 2, д. 4, л. 3.
23. Там же, д. 1, л. 91.
24. Там же, д. 2, л. 16.
25. Там же, оп. 36 л, д. 14, л. 89 об.
26. Там же, оп. 27, д. 4, л. 47 об., 105.
27. Там же, д. 2 а, л. 162.
28. Там же, д. 11, л. 61.
29. Там же, оп. 27, д. 15, л. 8.
30. ЦГА ИПД РТ, ф. 30, оп. 3, д. 1579, л. 4-5.
 
№ 1. Из общей ведомости об успехах, внимании, прилежании и поведении ученика I класса императорской Казанской Первой гимназии М. Корбута на 1910/1911 учебный годII
 
Предметы учения
Третья
четверть
Четвертая
четверть
Год
Испытания после
каник[ул] устно
Общий вывод
Закон Божий
 
3
3
 
 
Русский язык
 
3
3
 
 
Арифметика
 
3
3
 
 
История
3
3
3
 
 
География
-
2
2
3
3
Природоведение
-
4
4
 
 
Немецкий язык
4
4
4
 
 
Чистописание
4
4
4
 
 
Рисование
3
3
3
 
 
Внимание
 
4
 
 
 
Прилежание
 
3
 
 
 
Поведение
5
5
 
 
 
Число пропущенных уроков
По болезни
 
 
 
 
 
По уважительной причине
 
 
51
 
 
По неуважительной
 
 
 
 
 
Постановление педагогического совета: (геогр[афию] п[осле] каникул). Перев[ести].
НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 7950, л. 20.
 
№ 2. Из общей ведомости об успехах, внимании, прилежании и поведении ученика III класса императорской Казанской Первой гимназии М. Корбута на 1912/1913 учебный год
 
 
Предметы учения
Первая четверть
Вторая четверть
Третья четверть
Четвертая четверть
Закон Божий
3
3
 
 
Русский язык
3
3
 
 
Латинский язык
2
3
 
 
Арифметика
3
3
 
 
Алгебра
3
 
 
История
3
3
 
 
География
3
3
 
 
Природоведение
4
4
 
 
Немецкий язык
5
5
 
 
Французский язык
5
3
 
 
Рисование
4
3
 
 
Внимание
4
4
 
 
Прилежание
3
3
 
 
Поведение
5
5
 
 
Число пропущенных уроков по болезни
17
8
225
162
Постановление педагогического совета: оставлен на 2 г[од] по бол[езни].
НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 8007, л. 65 об.
 
 
№ 3. Из общей ведомости об успехах, внимании, прилежании и поведении ученика III класса императорской Казанской Первой гимназии М. Корбута на 1913/1914 учебный год
 
Предметы учения
Первая четверть
Вторая четверть
Третьячетверть
Четвертая четверть
Испытания до каникул
Общий вывод
Письменное
Устное
Закон Божий
 
 
 
 
 
4
 
Русский язык
 
 
 
 
3
3
 
Латинский язык
 
 
 
 
 
3
 
Арифметика
 
 
 
 
4
3
3
Алгебра
 
 
 
 
3
3
История
 
 
 
 
 
3
 
География
 
 
 
 
 
3
 
Природоведение
 
 
 
 
 
4
 
Немецкий язык
 
 
 
 
5
4
4
Французский язык
 
 
 
 
3
4
4
Пропущено по тяжкой болезни
214
239
244
162
 
 
 
Постановление педагогического совета: перев[ести].
НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 8029, л. 73.
 
№ 4. Из общей ведомости об успехах, внимании, прилежании и поведении ученика IV класса императорской Казанской Первой гимназии М. Корбута на 1914/1915 учебный год
 
Предметы учения
Первая четверть
Вторая четверть
Третья четверть
Четвертая четверть
Год
Закон Божий
3
3
3
4
3
Русский язык
4
4
3
4
4
Латинский язык
3
3
3
3
3
Алгебра
3
3
4
4
4
Геометрия
4
3
3
3
3
История
3
3
3
3
3
География
3
3
3
3
3
Немецкий язык
5
3
5
5
5
Французский язык
4
4
4
4
4
Внимание
4
4
4
4
 
Прилежание
4
4
4
4
 
Поведение
5
5
5
5
 
Число пропущенных уроков
По болезни
тяжкой
 
 
40
 
 
легкой
6
5
2
19
 
Постановление педагогического совета: перев[ести].
НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 8043, л. 102.
 
№ 5. Из общей ведомости об успехах, внимании, прилежании и поведении ученика VII класса императорской Казанской Первой гимназии М. Корбута на 1917/1918 учебный год
 
Предметы учения
Первая четверть
Вторая четверть
Год
Закон Божий
5
5
5
Русский язык
3
4
4
Философская пропедевтика
4
4
4
Латинский язык
3
4
4
Алгебра
3
3
3
Тригонометрия
3
3
3
Физика
3
3
3
История
5
5
5
География
3
3
3
Немецкий язык
3
5
4
Французский язык
3
3
3
Внимание
3
 
 
Прилежание
3
 
 
Поведение
5
 
 
Число
пропущенных уроков
По болезни легкой
51
 
 
По уважительным причинам
Постановление педагогического совета: перев[ести].
НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 8114, л. 154.
 
Публикацию подготовили
Александр Литвин,
доктор исторических наук,
Елена Маслова,
кандидат исторических наук


I. Главное управление профессионально-технического образования Народного комиссариата просвещения ТАССР.
II. Здесь и далее представлены заполненные графы ведомостей.