2012 3/4

К 100-летию со дня рождения Э. Б. Гельмса

Э. Б. Гельмс. Из личного архива дочери Э. Б. Гельмса Ренаты Гельмс.

15 августа 2012 г. исполнилось 100 лет со дня рождения заслуженного художника Российской Федерации, заслуженного деятеля искусств и народного художника ТАССР, лауреата Государственной премии ТАССР им. Г. Тукая Эрнста Бруновича Гельмса. В течение 36 лет он был художником и 17 из нихглавным художником Казанского Большого драматического театра им. В. И. Качалова. Оформил на его сцене более 140 спектаклей. Одновременно он оформлял спектакли на сценах Казанского театра юного зрителя (ТЮЗ), Казанского театра кукол, Театра оперы и балета им. М. Джалиля, Татарского академического театра им. Г. Камала, Альметьевского, Мензелинского театров. В его оформлении шли спектакли в Свердловске (Екатеринбург), Горьком (Нижний Новгород), Йошкар-Оле, Чебоксарах, Краснодаре, Минске, Ульяновске, Перми. Около 300 спектаклей он оформил за то время, что жил в Казани, став в один ряд с крупнейшими театральными художниками страны. Его театральные эскизы украшали десятки выставок в Москве, Ленинграде, Казани, Праге, Берлине, Габрово (Болгария).

Эскиз декорации к спектаклю К. Г. Тинчурина «Без ветрил». 1969 г. Бумага, гуашь. 47,6х61,6. Национальный музей Республики Татарстан, инв. № КППи-124389.

Эскиз декорации к спектаклю Д. Н. Валеев «Продолжение». 1972 г. Бумага, аппликация, гуашь. 58х58. Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан, инв. № Г-1634.

Как это ни покажется странным, Э. Б. Гельмс не собирался стать театральным художником. Учился у знаменитого в то время карикатуриста А. А. Радакова в студии при журнале «Крокодил» и в этих занятиях весьма и весьма преуспел. Живописное и графическое мастерство осваивал в ИЗОинституте (впоследствии Московский художественный институт им. В. И. Сурикова) под руководством известных художников А. В. Лентулова, П. В. Вильямса, Ю. И. Пименова. Первоначально же он окончил автомобильно-механический техникум Мосавтодора, трудовую деятельность начинал в мастерских Центрального аэро-гидродинамического института (ЦАГИ), познакомился там с летчиками, Героями Советского Союза М. М. Громовым и С. П. Королевым.
Но так складывалась судьба, что именно его способности рисовальщика оказались востребованными в наибольшей степени. Он принимал участие в оформлении павильонов Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (1939 г.), разработке новых моделей мебели и даже завоевал одно из призовых мест на выставке этих моделей.
Трагические события нашей истории коснулись Эрнста Бруновича самым непосредственным образом. В 1930-е гг. его дядья были репрессированы. Сам он зимой 1941-1942 гг. вместе со своей семьей был эвакуирован в Иркутск. Был старшим в эшелоне, который вез имущество ЦАГИ. Но уже в феврале 1942 г. был отозван обратно в Москву и по дороге, в Казани, арестован и, как этнический немец, приговорен к отбыванию наказания за свое происхождение в трудовой армии на казанском заводе № 4. Так судьба свела его с Казанью.
Однако и здесь его способности рисовальщика были замечены. Беспощадно злые, остроумные по форме подачи, плакаты на антигитлеровскую тему сразу же были оценены как подлинное явление сатирического искусства. Его юмористические рисунки, шаржи, появлявшиеся на страницах стенгазет, собирали толпы хохочущих зрителей, отмечавших необыкновенную зоркость глаза художника, умение одним-двумя штрихами передать и характер изображаемого лица, и существо события.

Э. Б. Гельмс. Из личного архива дочери Э. Б. Гельмса Ренаты Гельмс.

Ивановский монастырь (г. Казань). Бумага, фломастер. 28,7х43. Из личного архива дочери Э. Б. Гельмса Ренаты Гельмс.

В 1944 г. главный режиссер Казанского театра кукол С. Хусни, как-то увидев его рисунки к детской книжке, выполненные по просьбе Таткнигоиздата, предложил ему оформить спектакль. Дело это было для него новое. Гельмс никогда не боялся рисковать. И чудо произошло, родился талантливый театральный художник. Оформление оказалось настолько интересным, оригинальным, ярким, что слава о спектакле распространилась по городу, спектакль приходили смотреть художники из других театров.
Пришел и В. С. Никитин, главный художник Казанского Большого драматического театра. И уже осенью 1945 г. Гельмс начал работать над спектаклем Большого театра «Дорога в Нью-Йорк», а через полгода стал штатным художником театра: директор театра Г. Д. Ригорин договорился с НКВД о переводе Гельмса с завода № 4 в театр.
Его оформление всегда отличалось удивительной образностью, несло на себе огромную смысловую нагрузку. Э. Б. Гельмс всегда выступал против ограничения фантазии художника каким-либо одним методом. Театр — это такое искусство, где все стили, все жанры могут соседствовать и отнюдь не противоречить друг другу. Важно, чтобы оформление было не «забором», возле которого происходит действие, а активно помогало выявить основную мысль, заложенную в пьесе, в драматургическом и режиссерском замысле. И потому работать с режиссерами, страдающими бедностью мысли, ему было и неинтересно, и трудно.
Однако, говоря об Э. Б. Гельмсе как о театральном художнике, нельзя забывать, что его имя было теснейшим образом связано и с журналом «Чаян». Его рисунки украшали обложки и страницы этого журнала. Его мастерство было настолько значительно и по содержанию, и по исполнению, по остроте и меткости характеристик изображаемых персонажей, что он не раз становился призером выставок художников-сатириков. При журнале «Чаян» он создал студию художников-сатириков и воспитал целую плеяду молодых художников, многие из которых трудятся и поныне.
Многие годы он возглавлял Секцию театральных художников в Татарском отделении Союза художников РСФСР, выступал с докладами и сообщениями на конференциях и семинарах, писал статьи. Его сильно беспокоила и судьба молодых театральных художников, и судьба театрально-декорационного искусства в целом.
Вклад Э. Б. Гельмса в развитие театрально-декорационного искусства и искусства сатирической графики Татарстана огромен. Наследие его ныне хранится в Государственном Центральном театральном музее им. А. А.Бахрушина в Москве, Российском художественном фонде, Национальном музее РТ, Музее изобразительных искусств РТ, Литературно-мемориальном музее М. Горького в Казани, но преимущественно в запасниках. Основная же часть находится в семейном архиве. Между тем оно достойно того, чтобы быть выставленным на публичное обозрение.
 
Юрий Благов