2012 3/4

Медресе Казанской губернии второй трети XIX — начала XX в.

Медресе Казанской губернии второй трети ХIХ — начала ХХ в. / Отв. сост. Л. В. Горохова; сост.: Р. А. Гимазова, О. В. Федотова, Н. А. Шарангина; под общ. ред. Д. И. Ибрагимова. – Казань: Главное архивное управление при Кабинете Министров Республики Татарстан, 2012. – 288 с.

Недавно увидевший свет новый документальный сборник «Медресе Казанской губернии второй трети XIX — начала XX в.» является продолжением исследовательской работы последнего десятилетия, выполненной группой архивных работников (в 2007 г. вышел первый сборник «Медресе Казани
XIX— начало XX вв.»). В него вошли документы и материалы об открытии и закрытии медресе, их материальном положении, отношении правительственных органов к системе мусульманского образования у татар. Достаточно большое место занимают документы, касающиеся обучения татар русскому языку.

К числу достоинств сборника относится широта его источниковой базы. Составители скрупулезно собрали разнообразный по своему видовому составу документальный материал из фондов Национального архива РТ, произвели его необходимую археографическую обработку и систематизировали в хронологическом порядке. Это материалы, исходящие как из центральных, так и местных органов управления, отчеты о ходе выполнения и реализации решений правительственных и местных органов по «мусульманскому вопросу», сведения о конфессиональных и иных школах для татар и т. д.

При подготовке данного издания составители учли некоторые недоработки, допущенные в сборнике 2007 г. В частности, появилось подробное оглавление опубликованных в сборнике документов, раскрывающее их содержание. Это открывает пользователю легкий доступ к любому документу.

Представленные в сборнике архивные документы показывают, что в России начали обращать внимание на образовательные институты татар лишь с 30-х гг. XIX в. Первоначально это был лишь робкий сбор данных о мусульманских школах, о чем свидетельствуют вошедшие в сборник отрывочные статистические сведения (документы № 1-4). Положение начало меняться в эпоху преобразований Александра II, когда в связи с широкой реформой образования административные органы стали интересоваться и проблемами образования нерусских народов, в частности татар-мусульман. Это отразилось в донесениях, рапортах, представлениях государственных чиновников. Так, документ № 8, озаглавленный составителями сборника «Из представления инспектора татарских, башкирских и киргизских школ Казанской губернии В. В. Радлова попечителю Казанского учебного округа И. Д. Шестакову — о магометанских училищах от 8 апреля 1872 года» содержит сведения, представляющие интерес не только для чиновников XIX в., но и для современных читателей. «Объем учения в высших медресе, как видно из изложенного, никак нельзя сравнивать с учением в обыкновенных медресе или мектебе. Поэтому и умственное развитие шакирдов довольно значительно, и, несмотря на всю односторонность их знаний, шакирды стоят умственно гораздо выше наших учителей приходских городских школ»* (курсив наш. — А. М.).
Жаль только, что современный читатель не сможет представить уровень обучения «в обыкновенных медресе или мектебе», на который ссылается В. В. Радлов. Дело в том, что составители решили сократить текст документа, видимо, посчитав именно эту его часть лишней. Между тем В. В. Радлов хорошо объяснил, что «в Казанской губернии слово мектебе почти неупотребительно, и все школы, даже самые маленькие, называются медресе». Отсутствует и имеющийся в документе обзор предметов, изучаемых «в низших медресе или мектебе для научения грамоте и необходимым для народа знаниям вероучения». Такого рода неудачные сокращения имеют место и в некоторых других документах.

Обогащает сборник дополнение архивных документов материалами татарской периодической печати. Эти материалы позволяют проследить процесс возникновения и развития новых тенденций в школьном образовании татар, отражают развернувшуюся в татарском обществе начала ХХ в. борьбу вокруг проблем просвещения и школы. Не менее важно наличие в сборнике именного указателя. И тут же напрашивается указатель географических названий.

Вместе с тем сборник не лишен и других недоработок. Прежде всего, это несоответствие названия и содержания, которое значительно шире. Если сборник назван «Медресе Казанской губернии», вряд ли правомерно включать в него некоторые документы и материалы о медресе Вятской, Самарской и Симбирской губерний, какими бы интересными они ни были. На наш взгляд, они лучше смотрелись бы в сборнике под названием «Медресе Казанского учебного округа», который, по логике вещей, должен также вскоре появиться. Правда, составители в предисловии попытались объяснить включение в сборник этих документов тем, что три уезда этих губерний в 1920 г. входили в состав ТАССР. Однако в таком случае сюда же просятся и документы по Мензелинскому уезду Уфимской губернии, который полностью вошел в состав молодой республики. Но даже в этом случае был бы нарушен исторический подход.

При подаче документов и материалов в сборнике соблюден лишь хронологический порядок. Это привело к объединению архивных документов на русском языке и материалов татарской периодической печати в одном разделе. Было бы логичнее дать их двумя группами, соблюдая внутри каждой хронологию. Кроме того, можно было бы применить и тематическую подборку документов и материалов, что сделало бы сборник значительно интереснее и полезнее для использования.

В целом сборник представляет значимый материал не только для исследователей, занимающихся историей татарского народа, но и для читателей, интересующихся своей родословной и историей родного края. Такой сборник было бы полезно иметь в каждой школе и сельской библиотеке. Однако крошечный тираж — 300 экземпляров — оставляет мало надежды на то, что он появится хотя бы в районных библиотеках. Поэтому было бы желательно изыскать возможность напечатать дополнительный тираж издания.
 
Альта Махмутова,
кандидат исторических наук


* Медресе Казанской губернии второй трети XIX — начала XX в.: Сб. документов и материалов. – Казань, 2012. – С. 34.