2013 1/2

«Имение, состоящее в Казанском да в Свияжском уезде…» (К вопросу о пространственной организации частного владения в Средневолжском крае)

В Отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Лобачевского Казанского (Приволжского) федерального университета (ОРРК НБЛ К(П)ФУ) отложился комплекс документальных материалов XVI-XVIII вв., фактически представляющий собой частный архив крещеной ветви служилого рода князей Асановых. Источниковые возможности этой коллекции многогранны. Дело не только в том, что частные архивы относятся к числу наиболее информативных и ценных для изучения процесса формирования и развития частной формы земельной собственности и особенностей эволюции поместной системы в указанное время в Казанском крае и в России в целом. Они позволяют проследить побудительные мотивы, пути, этапы и результаты вхождения иноэтничных и иноконфессиональных групп служилого сословия в состав русского дворянства; дают возможность изучить историю конкретного рода, служебную карьеру и материальное обеспечение отдельных его представителей. Кроме того, отражают эволюцию феодальных прав, судебного и податного иммунитета и других интереснейших реалий и явлений в жизни служилых людей, а также других категорий населения, в той или иной мере взаимодействовавших на исторической сцене.
Значение выявления и введения в исследовательский оборот уцелевших документов одной семьи многократно возрастает вследствие существенных пробелов в источниковом комплексе именно в отношении служилой прослойки. Специалисты отмечали, что в актовом источниковедении превалирует материал, отражающий историю землевладения церкви и ее учреждений1. Не является исключением в этом отношении и источниковая обеспеченность проблем истории нерусской части феодального сословия. Объясняется это и личным отношением субъектов к документам, недооценкой их значения, а также объективными причинами, вызванными ходом исторического развития общества (войны, восстания, эпидемии, стихийные бедствия и т. д.). Наконец, подобного рода документальные комплексы составляют один из компонентов базы данных для создания геоинформационных моделей пространственной организации поместных владений. Поэтому поиск, выявление и привлечение малоизвестных исследовательским кругам источников для исследования формирования, размещения и эволюции служилого сословия являются актуальной задачей исторической науки.
Имеющиеся в нашем распоряжении рукописи отложились в одном из местных архивохранилищ, а не в архивных фондах центральных и сословных учреждений России. И в данном случае мы можем говорить о традиции бережного отношения к документам, сложившейся в семье Асановых, их глубокой заинтересованности в юридическом подтверждении своих имущественных и служебно-сословных прав. Самый ранний уцелевший акт — ввозная грамота на имя Якова Васильева сына Асанова — датирован 1597 г., самый поздний — 1832 г. Следовательно, этот комплекс складывался на протяжении 235 лет и представляет интерес, помимо всего прочего, еще и для изучения принципов документирования до и после правления Петра I.
До нас дошло 140 актов, отражающих события в городах Казани и Сызрани, а также Казанском, Свияжском, Симбирском, Чебоксарском, Алатырском и Пензенском уездах. Тексты 22 документов из 90 единиц хранения, известных исследователям по хронологическому перечню документов по истории Казанского края XVI-XVII вв. И. П. Ермолаева2, опубликованы: один акт увидел свет стараниями Е. Малова3; еще один был подготовлен к печати сотрудниками Татарского научно-исследовательского института марксизма-ленинизма4; 12 вошли в первый выпуск издания документов по истории Казанского края из архивохранилищ Республики Татарстан5; 10 — во второй выпуск сборника документов «Казанские документы 1649-1675 годов»6. Электронная версия текстов остальных документов также подготовлена к печати и, надеемся, увидит свет в ближайшем будущем.
Подавляющая часть сохранившегося архива дошла до нас в подлинниках (87 %), а имеющиеся списки являются современными оригиналам. По классификации, предложенной академиком РАН С. М. Каштановым7, этот комплекс актов можно разделить на следующие пять групп: 1) публично-правовые; 2) публично-частные; 3) частные акты; 4) делопроизводственные документы; 5) частно-публичные; 6) частные письма. По видовому принципу документы могут быть разделены на договорно-распорядительные, распорядительные, договорные, учетно-регистрационные, удостоверительные, просительно-апелляционные, информационно-отчетные виды.
Степень репрезентативности и объективности выявленных актов в целом сомнений не вызывает, за исключением челобитных, отражающих прежде всего интересы субъекта, и в силу этого приближающихся к документам личного происхождения. Именно челобитные составляют наиболее значительную часть уцелевших документов (более 21 %), следующей группой по числу единиц являются купчие (более 15 %).
Имеющиеся в нашем распоряжении источники отражают, главным образом, имущественное положение и социальный облик особой прослойки служилого сословия — служилых новокрещен, той их части, которая до присоединения региона к Российскому государству принадлежала к привилегированным слоям общества. Свидетельством тому служит факт передачи «вотчины» за службы князю Василию Асанову, сохранение за его потомками княжеского титула и подача представителями этого рода прошений о признании их прав на дворянское достоинство8. При этом принявшие православие Асановы не все владели русским языком, вследствие чего в XVII столетии им еще приходилось прибегать к услугам толмача.
Специфика журнальной публикации не позволяет привести тексты всех документов коллекции, поэтому мы решили ограничиться лишь тремя из них — данной и двух купчих записей, составленных в связи с куплей-продажей одного и того же объекта — д. БимерI или Княжей, где находилось исконное родовое «гнездо» Асановых.
В 1768 г. вдова Алексея Степановича Асанова — Елена Ивановна заложила доставшееся ей после смерти мужа имение за 300 рублей московскому купцу В. В. Анисимову сроком до 10 марта 1773 г. Однако вдова скончалась, не успев или не сумев выкупить принадлежавшее ей владение. Подписанный ею и опротестованный вексель (т. е. вексель, в отношении которого был официально оформлен или зафиксирован отказ от оплаты) купец отдал поручику М. В. Тапорнину, удостоверив факт передачи соответствующей «верющей надписью». Тем самым получение денег от Елены Ивановны Асановой было перепоручено поручику М. В. Тапорнину.
21 августа 1773 г. доверенное лицо Тапорнина — Н. Андреев представил в Московский магистрат вексельное письмо вдовы Асановой и обратился с просьбой взыскать деньги с векселедавицы, а для этого произвести описание и оценку ее имущества. По соответствующему определению в канцелярию Московского университета было отправлено доношение с целью выяснения случаев возможной уплаты вексельного долга наследниками умершей помещицы. В Казанскую губернскую канцелярию была отправлена промемория, в Свияжскую провинциальную канцелярию — указ с предписанием выяснить, остались ли после умершей наследники, с которых можно было бы взыскать долг. В случае отсутствия наследников или их несостоятельности надлежало произвести описание и оценку имения. При этом следовало взыскать не только вексельную сумму и проценты по векселю, но и пени и расходы по протесту.
1 июля 1775 г. Казанская губернская канцелярия, приложив к промемории, а Свияжская провинциальная канцелярия — к рапорту, прислали затребованные описи. Переписи подверглись усадьба помещицы, крестьянские дворы, жительствующие в них люди с указанием возраста, скот, пашенная земля, мельничный жеребей. Имение в д. Бимер было оценено в сумму 300 рублей, в деревне Починок Карцево — 221 рубль 15 копеек.
Помещичья усадьба находилась в д. Бимер. Господский двор отличался от обычного крестьянского, состоявшего из избы черной, клети, амбара, лишь наличием конюшни и бани. Из пяти дворовых людей Асановой, трудоспособной была всего одна. По числу домашнего скота и птицы господский двор по некоторым позициям даже уступал трем имевшимся крестьянским дворам: в нем не было коз, свиней, кур, гусей. У одного из крестьян имелось шесть лошадей, против трех ездовых лошадей и жеребенка, записанных в помещичьем дворе. Два других крестьянских хозяйства были двулошадными. Площадь сельскохозяйственных угодий, включая пашенную землю, сенные покосы, лес и все угодья, составляла 45 десятин. Копну немолоченного хлеба, состоящую из шести овинов, не стали оценивать по той причине, что зерно употреблялось для содержания дворовых людей (двух престарелых и одной трудоспособного возраста женщины с двумя малолетними детьми), и за отсутствием сена снопы шли в корм скоту. Общее число зависимого населения в деревне составило 23 души обоего пола, в том числе пять душ дворовых людей. Из 18 душ крестьян к числу трудоспособных можно отнести восемь человек. В среднем на одну душу мужского пола земли приходилось 7,5 десятин, однако какую часть площадей занимала пашня, в описи не отмечено.
Гораздо более информативно описание д. Починок Карцево. В ней насчитывалось два крестьянских двора с 12 душами мужского и 9 душами женского пола. Из них трудоспособными были 10 человек. В среднем в пользовании 12 душ мужского пола имелось по 2,5 десятины пашенной земли. В отличие от описания д. Бимер в учетных записях о строениях и количестве домашнего скота и птицы в этом селении было приведено указание их стоимости. Избы с надворными постройками в обоих случаях были оценены в 4 рубля, лошадь — 3, корова — 2, годовой теленок — 1 рубль. Стоимость овцы в среднем колебалась от 32 до 34 копеек, стоимость кур — от 3 до 4 копеек. К сожалению, оценщики не привели цену пашни, отметив лишь итоговую общую сумму стоимости крестьян и земли, составившую 200 рублей.
Если допустить, что десятина пашни в одном поле в средневолжских уездах в это время обычно оценивалась в 2 рубля, то нетрудно подсчитать общую стоимость пашни в этой деревне: это (2,5 х 12) х 2 = 60 рублей, т. е. 27,2 % от всей цены имения. Получается, что 21 человек крестьян были оценены в 140 рублей, т. е. 63,3 % от цены имения. Средняя стоимость зависимых людей равнялась 6,6-6,7 рубля. Цена скота и живности составила 21 рубль 15 коп., т. е. чуть более 9,5 % от общей цены имения.
Получив документы с описанием и оценкой имения, 20 августа департамент Московского магистрата решил обратиться в Государственную вотчинную коллегию с просьбой подтвердить справкой, нет ли претендующих на это заложенное поместье. Обращение с доношением состоялось 2 сентября 1775 г. Спустя семь дней в аукцион было направлено известие об организации торгов с напоминанием о публикации объявления об этом. В ответ на определение департамента Московского магистрата Вотчинная коллегия указом от 8 октября сообщила об отсутствии «спору и челобитья» об имении. 10 октября подоспел рапорт из аукциона о проведенных торгах. В нем сообщалось, что 2 октября 1775 г. движимое и недвижимое имение Асановых в деревнях Бимер и Починок Карцево было продано И. И. Москвитинову за 615 рублей9. Покупателю пришлось заплатить также пошлины и возместить аукционистам расходы по проведению торгов на сумму 24 рубля 60 копеек. Без малого через три недели после торгов, 26 октября 1775 г., Москвитинов перепродал свое приобретение за 700 рублей М. В. Тапорнину. Так, в конце концов, имение оказалось в руках того лица, который выкупил вексель Асановой у купца В. В. Анисимова.
Закономерен вопрос, почему М. В. Тапорнин добивался имения майорши Асановой, к тому же фактически себе в убыток?
Объяснялось же это тем, что Михаил Васильевич Тапорнин был женат на Дарье Александровне, в девичестве Асановой10. Дарья Александровна приходилась внучкой майору князю Алексею Степановичу Асанову и Елене Ивановне. И если д. Бимер, имение деда Алексея Степановича, было родовым гнездом Асановых, то д. Починок Карцево перешла к Алексею Степановичу после смерти его матери — Степаниды, дочери Бориса Карцева. Поэтому вернуть «фамильные» земли супругам, конечно же, хотелось. Тем более что материальный достаток позволял им это сделать.
К 1769 г. в руках Дарьи Александровны оказалось сосредоточено весьма приличное состояние. После смерти матери — Авдотьи Ивановны Кресниковой и отца — Александра Алексеевича Асанова она унаследовала в общей сложности 196 четвертей пашни в одно поле «со всеми угодьи и мельнишным паем» в Свияжском уезде, в селах Бурнашево на р. Сулице, Ларино, Белая Волошка то ж, Бусурманская слобода и деревнях Каилепы, Едигерево, Щипачево11.
Из публикуемых источников мы узнаем, что в 1775 г. Дарье Александровне удалось убедить мужа приобрести заложенное и проданное с аукциона имение своих деда и бабки по отцовской линии. Ряд принадлежащих супругам Тапорниным земель пополнился на 75 десятин в одно поле в деревнях Бимер и Починок Карцево. В 1779 г. Дарья купила у своего племянника — Михаила Семёновича Костюрина — «земли, сенные покосы и угодия» в д. Еловая и д. АтиасII, доставшиеся ему после дяди по материнской линии — Семёна Фёдоровича и деда Фёдора Петровича Асановых12.
Рост владений Тапорниных, безусловно, стал возможным вследствие упадка отдельных хозяйств и разорения других, побуждавших не только к продаже имений, но и к совершению незаконных сделок и неблаговидных поступков, граничащих даже с преступлением (подстрекательство, явный психологический нажим и физическое воздействие на несовершеннолетних родственников с целью уговора продать свое имущество). Обращает на себя внимание то, что большая часть сделок, отраженных в выявленных нами купчих на земли и крестьян, была совершена между родственниками. В этом проявилось стремление не распылять «клановое» движимое и недвижимое имущество.
В целом же документы коллекции позволяют проследить развитие частного владения служилой семьи Асановых на протяжении жизни 6-7 поколений и свидетельствуют о глубоком социальном расслоении семьи служилых новокрещен. Этот процесс происходил при кажущихся равных возможностях помещиков и был обусловлен не только причинами, типичными для российской действительности того времени, но и был вызван факторами, присущими каждому из конкретных случаев. Длительное отсутствие по делам службы, неумение оставшихся на хозяйстве вести дела, плохое или подорванное здоровье, природные катаклизмы, крестьянские бунты, злоупотребление алкоголем и поиск легких путей решения проблем — все эти обстоятельства в различных сочетаниях, умноженные на психические особенности человека, способствовали складыванию неблагоприятных условий для хозяйственно-экономического развития частного владения. Укрупнение поместий вследствие царских пожалований за верную службу, за счет активного приобретения земель, насильственных захватов и, безусловно, благодаря удачным внутрисословным бракам и родству с зажиточными дворянами региона, в частности с Енмаметевыми, Крестниковыми, Тапорниными, Карцевыми, Шульдешевыми, Гаряиновыми и другими, помноженные на предприимчивость феодалов, способствовали развитию и расцвету их хозяйств. Источником дохода представителей рода Асановых являлась не только пашня, но и эксплуатация лугов, бобровых гонов, бортных угодьев, рыбных ловель, сдача в аренду мельниц, перевозов, передача различных статей в оброчное держание. В источниках прослеживается и стремление наиболее успешных членов семьи заниматься промыслами, требующими значительных первоначальных материальных затрат, в частности мельничным.
Рассматриваемый комплекс документов существенно дополняет материал делопроизводственных актов и писцовых описаний, связанных с землеустройством и удостоверением владельческих прав на землю и крестьян, и является незаменимым источником для определения формальных признаков пространственной организации частного владения, позволяет выяснить динамику ряда характеристик на протяжении более двух столетий.
Документ № 1. Подлинник на сложенном пополам листе гербовой бумаги 1774 г., 450х355 мм; каждая из половинок листа пронумерована. Хранился вчетверо сложенным, по сгибам и срезам лист потерт и разорван. Водяной знак — изображение двуглавого орла с прописью: «Гербовая бумага. Цена 80 копеекъ». Делопроизводственные отметки XVIII в.: на верхнем поле л. 81 — «1776 года февраля 1 дня в Вотчинную коллегию копия принята. Секретарь Матвей Соимоновъ»; на левом поле — «1305»; на верхнем поле внутреннего разворота — «В департамент Московского магистрата. Коллежской протоколистъ Никифор Алексеевъ»; на нижнем поле л. 82 — «Печатных пошлин 50 копеек 1/4 взято. Канцеляристъ Василей Ломтевъ».
Документ № 2. Подлинник на сложенном пополам листе гербовой бумаги 1775 г., 445 х 350 мм; каждая из половинок листа пронумерована. Хранился вчетверо сложенным, по сгибам и срезу лист загрязнен, потерт и разорван. Водяной знак — изображение двуглавого орла с прописью: «Гербовая бумага. Цена 80 копеекъ». Делопроизводственные отметки XVIII в.: на верхнем поле — «№ 8», «26 день», «1776-го года февраля 10 дня. В Вотчинную коллегию копия принята. Секретарь Матвей Соймоновъ»; на нижнем поле — «В приходной № 644», «страница 364»; на верхнем поле внутреннего разворота — «Юстицъ коллегии секретарь Иванъ Саймоновъ».
Документ № 3. Список 80-х гг. XVIII в., составлен на сложенном пополам листе, 445 х 350 м; каждая из половинок листа пронумерована. Хранился вчетверо сложенным; сохранность относительно удовлетворительная, оторван правый нижний угол полулиста 46. Водяной знак — изображение герба г. Ярославля с литерами: «ЯМСЯ». Делопроизводственная отметка XVIII в. на левом поле тем же почерком и чернилами: «№ 21 в з подлинной, № 21 в з перечнем» III.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века. Сборник документов: в 4 т. – М., 1997. – Т. 1. – С. 7.
2. Ермолаев И. П. Казанский край во второй половине XVI-XVII вв. (Хронологический перечень документов). – Казань, 1980. – С. 45, 46, 51, 52, 77, 83, 93, 96, 105, 112, 121, 122, 127, 128, 134, 143, 145, 146, 147-148, 155.
3. Древние грамоты и разные документы: Материалы для истории Казанской епархии, собранные протоиереем Евфимием Маловым // Известия Общества археологии, истории и этнографии. – 1902. – Т. 18. – Вып. 1-3. – С. 1-54; отдельный оттиск: Казань, 1902. – С. 8-9.
4. История Татарии в материалах и документах. – М., 1937. – С. 170.
5. Документы по истории Казанского края из архивохранилищ Татарской АССР (вторая половина XVI — середина XVII в.): Тексты и комментарии. – Казань, 1990. – С. 51-54, 56-59, 74-78, 82, 107-108, 113-114, 133-134, 146-147, 150-151.
6. Казанские документы 1649-1675 годов / Изд. подг. Д. А. Мустафиной, Э. И. Амерхановой. – Казань, 2008. – С. 32, 33-34, 45-46, 47-49, 56-58, 72-75, 79-80, 113-114.
7. Каштанов С. М. Русская дипломатика. – М., 1988. – С. 150-154.
8. Хайрутдинов Р. Р. Татарская феодальная знать и российское дворянство: проблемы интеграции на рубеже XVIII-XIX вв. // Ислам в татарском мире: история и современность (Материалы международного симпозиума, Казань, 29 апреля — 1 мая 1996 г.). – Казань, 1997. – С. 89-91.
9. ОРРК НБЛ К(П)ФУ, ед. хр. 1303/34, л. 81-82.
10. Там же, л. 57-57 об.
11. Там же, л. 17-18 об., 32, 53, 78-79, 100.
12. Там же, л. 47.
 
№ 1. 1775-го октября 20. – Данная, выданная из департамента Московского магистрата И. И. Москвитину, на купленное на аукционе имение Е. И. Асановой в д. Бимер в Казанском и д. Починок Карцево в Свияжском уездах
(л. 81)1 По указу Ея Императорскаго величества самодержицы Всероссийской изъ учрежденного при Московскомъ магистрате департамента дана сия даная подпорутчику Ивану Иванову сыну Москвитинову на проданные ему изъ учрежденного при Московскомъ магистрате аукциона описные и оцененные умершей векселедавицы госпожи маиорши вдовы княгини Елены Ивановой дочери, князь Алексеевской жены Степанова сына Асанова, недвижимые и движимые в Казанскомъ уезде, по Зюрейской дороги, деревни Пимеръ, Княжая то жъ, да в Свияжскомъ деревни Починка Карцова имении с публичного торгу для того. Что в прошломъ тысяща седмь сотъ семдесят третьемъ году августа дватцать перваго дня на означенную госпожу маиоршу вдову княгиню Елену Иванову дочь, князь Алексеевскую жену Степанова сына Асанова, объявленъ в бывшемъ отъделенномъ Московского магистрата присудстви порутчика Михаила Топорнина отъ служителя ево Нефеда Андреева ко взысканию вексель, присланной к нему отъ оного господина ево Торнина2, а господину ево выданной с верющею надписью отъ московского купца Василья Васильева сына Анисимова, писанной прошлого тысяща седмь сотъ шездесятъ осмаго генваря втораго, срокомъ по объявлению протестованной тысяща седмьсот семдесятъ третьяго годовъ марта десятого чиселъ, суммою в трехъстахъ рубляхъ, по которому вместо поручителства заложено вышеписанное недъвижимое имение, что ей досталось после смерти оного мужа ее показанного князь Алексея Асанова. И по оному векселю означенной служитель Андреевъ просилъ о взыскании оного векселного иску со оной векселедавицы госпожи маиорши вдовы княгини Елены Асановой и об описи и оценке показанныхъ имениевъ. И того жъ числа по определению отъделенного присудствия велено, чтобъ оставшие после означенной векселедавицы наследники к платежу оного иску такъ и не имеют ли по оному векселю в платеже каковыхъ росписокъ, о предъявлении оных явились в Московской магистратъ, в канцелярию Московского Императорскаго университета послано доношение, а в Казанскую губернскую промемория, а в Свияжскую правинцыалную канцелярии посланы ж указы. И при томъ от Казанской губернской канцелярии требовано, а Свияжской канцелярии велено, не имеется ль во оныхъ уездехъ кого в жителстве оставшихъ после означенной векселедавицы наследниковъ, то в те канцелярии сыскать, и те по векселю денги с нихъ взыскать. А в случае ихъ несыску или к платежу несостояния, показанныя недвижимые во оныхъ уездехъ имении на объявленную векселную сумму с рекамбио и проценты, описав, оценить. И ту опись с оценкою за руками будущихъ при томъ прислать при репорте в Московской магистратъ немедленно. А сего тысяща седмъ сотъ семдесятъ пятого году июля перваго дня ис Казанской губернской при промемории, а изъ Свияжской правинцыалной3 канцеляреи при репорте присланы вышеписаннымъ умершей маиорши вдовы княгини Елены Асановой недвижимым имениямъ описи с оценками. А во оныхъ значитъ ис Казанской губернской канцелярии: Казанского уезду, Зюрейской дороги, в деревни Пимеръ, Княжая жъ то жъ, во оной дворъ господской: изба черная, перед нею клеть; на дворе строение: конюшня, на верху сушила, ветхия, анбаръ новой, баня ветхая; во ономъ жители: вдовы Ирина Семенова осмидесяти пяти, Пелагея Иванова осмидесяти; у оной Семеновой дочь девка Федора Тимофеева тритцети, у нее дети сынъ Козма трехъ, дочь Авдотья одного году; во оном же дворе скота господского: лошадей езжалыхъ три, жеребенокъ одинъ, коровъ две, быкъ и телица две, овецъ десять. Дворъ крестьянской: изба черная, перед нею клеть ветхая; во оном житель крестьянинъ Леонтей Трофимовъ пятидесятъ пяти, у него жена Алена Калеева дватцети пяти, у него дети сынъ // (л. 81 об.) Ефимъ Леонтьевъ дватцети пяти, дочь девка недели, у Ефима жена Пелагея Яковлева дватцети четырехъ, у нихъ дети Катерина дряхлая осми, Ульяна одного году; во оном же дворе скота: лошадей шесть, корова одна, под ней теленок одинъ, овец восемь, свиней четыре, куръ десять. Дворъ крестьянской: изба черная, перед нею клеть, на дворе анбаръ ветхия; во ономъ житель вдова Авдотья Федорова девяноста пяти, у нее сынъ Осипъ Степановъ тритцети пяти, у него жена Марфа Савельева дватцети шести, у них дети сынъ Петръ четырехъ, дочь Мавра десяти; во ономъ же дворе4 скота: лошадей старых две, жеребенокъ одинъ, коровъ старых две, теленокъ одинъ, овецъ семь, свиней четыре, куръ четырнатцать. Дворъ крестьянской: изба черная и при ней клеть ветхия; во ономъ житель вдова Аграфена Макарова семидесяти пяти, у нее дети сынъ Лукьянъ Александровъ сорока, дочь девка Марина слепая четырнатцати, у Лукьяна жена Афимья Васильева сорока, у нихъ дети Иванъ десяти, дочь девка Алена четырнатцати; во ономъ же дворе скота: лошадей две, коровъ две, овец девять, коза одна, свиней пять, гусынь две, куръ дватцать две. И сверх вышеписанной описи подъ оными описными крестьянами состоитъ земли хлебопашенной в поле, а в дву по тому жъ, с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи тритцать четвертей, в томъ числе и мелнешной жеребей. Хлеба аржанова немолоченова копна, в которой по свидетелству оказалось шесть овиновъ. И на ом5 же хлебе в доме вышеписанной умершей княгини Асановой женшины Ирина Семенова, Федора Тимофеева, Пелагея Иванова, получаемые месечину, да и скотъ, которой в доме княгини Елены Асановой, за неимениемъ сена то жъ употребляетца в посыпку, такъ оной хлебъ и в оценку положить никак не можно. Итого дватцать три души той деревне дворовымъ людемъ и крестьяномъ мужескому и женскому полу и со скотомъ, и со всемъ строениемъ, з землею и с угодьи цена триста рублевъ. Изъ Свияжской правинцыалной канцелярии: в деревни Починки Карцево крестьяня. Савелей Яковлевъ дряхлъ пятидесяти двухъ, у него жена Авдотья Яковлева дряхла же пятидесяти, у них дети сыновья Петръ тритцети, у него жена Матрена Федорова тритцети, Петръ же дватцети шести, Иван кривой и дряхолъ дватцети двухъ, Петръ же одного году, дочери девки Афимья десяти, Матрена четырехъ, у Петра средняго жена Дарья Тимофеева дватцети пяти; у Савелья домъ — изба сосновая ветхая, перед ней анбаръ, четыре рубли, скота лошадь меринъ три рубли, корова два рубли, теленокъ годовой рубль, овец разныхъ шерстей три рубль, куръ рускихъ шесть, дватцать копеекъ. Вдова Авдотья Савельева пятидесяти осми, у нея дети сыновья Тимофей тритцети шести, Екимъ Федоровы дватцети шести; у Тимофея жена Афросинья Тимофеева сорока двухъ, у нихъ дети сынъ Леонтей двухъ, дочь девка Афимья трехъ, у Екима жена Татьяна Семенова тритцети, у нихъ дети сыновья Иванъ четырехъ, Петр двухъ; живущей в той же семье без разделу Максимъ Яковлевъ, холостъ, дватцети; у нихъ домъ — изба сосновая ветхая, предъ избою клеть ветхая, четыре рубли, скота: лошедь три рубли, корова два рубли, овецъ четыре рубль тритцать копеекъ, куръ рускихъ семь дватцать пять копеекъ; дворовой человекъ Павелъ Яковлевъ, холостъ, дватцети дву летъ; итого мужеска полу двенатцать, женска девять душъ. Пашенной земли в поле, а в дву по тому жъ, по пяти четвертей. А цена всемъ вышеписаннымъ крестьяномъ, какъ мужеска, такъ и женска полу, дватцать одной душе и пашенной земли двести рублевъ, крестьянскому хоромному строению и скоту со птицами дватцать одинъ рубль пятьнатцать копеек. Итого оценено на двести на дватцать одинъ рубль на пятнатцать копеекъ. И по темъ промемории Казанской губернской и по репорту Свияжской правинцылной6 канцеляреи по определениямъ минувшаго августа два десятого дня учрежденного при Московскомъ магистрате департамента велено в Государьственную Вотчинную коллегию представить доношениемъ и требовать, дабы соблаговолено было справится об означенныхъ описныхъ именияхъ, нет ли от кого какого спору и челобитья. И что по той справке окажется, сей департаментъ определить указомъ. А по томъ, дабы // (л. 82) вышеписанное имение желающия купить явились во учрежденномъ при Московском магистрате аукционе, немедленно об ономъ в Москве в пристойныхъ местахъ публиковать троекратно. А о той же и в московскихъ газетах припечатать, о чемъ в канцелярию Московского Императорскаго университета при первыхъ публикахъ7 изъ аукциона представить доношениемъ, при которомъ и, подлежащие за то припечатание пятдесятъ копеекъ взявъ от просителя, отослать и о томъ во оной аукционъ дать известие. И по силе того определения в Государьственную Вотчинную коллегию доношени минувшаго сентября втораго, тако жъ и в аукционъ известие девятого чиселъ посланы. А сего октября осмаго присланнымъ из Государьственной Вотчинной коллегии указомъ знать8 дано, что об означенныхъ княгини Асановой именияхъ по справке в той коллегии спору и челобитья не оказалось. А десятого октября присланнымъ из оного аукъциона в сей департаментъ репортомъ по протчемъ представлено, что сего де октября втораго дня означенной княгини Асановой недвижимымъ в Казанскомъ и Свияжскомъ уездехъ имениямъ, явшимся9 к торгу охочимъ людемъ чинена была продажа. А последняго торгу ис наддачи те имении состояли за подпорутчикомъ Иваномъ Ивановымъ сыномъ Москвитиновымъ за шесть сотъ за пятнатцать рублевъ. А протчие де торговцы более оной цены никто не давали, и от торгу отказались. Которую де сумму онъ Топорнин от показанного покупщика Москвитинова принелъ въ ево претензию и при томъ обязался, ест ли по справке в Московскомъ магистрате какие другие векселные претензии на означенной векселедавице Асановой окажутся, то онъ ту сумму взнесетъ в Московской магистратъ безотговорочно. А подлежащие в казну со всей покупной суммы по две копейки с рубля, двенатцеть рублевъ тритцать копеекъ и аукционистамъ то жъ число взнесъ в оукционъ10. А по подписке Московского магистрата и оного департамента канцелярскихъ служителей на вышеозначенныхъ порутчика Михаила Топорнина и княгиню Елену Асанову во объявлении векселей, тако жъ и ни по комъ, в поручителствахъ не оказалось. Того ради по указу Ея Императорскаго величества Московского магистрата в департаменте определено: на вышеписанное проданное имение показанному покупщику подпорутчику Москвитинову с прописанием оного обстоятелства дать данную. Чего ради сия ему Москвитинову и дана. И со оной взято в казну пошлинъ по шести копеек с рубля, тритцать шесть рублевъ девяносто копеекъ, отъ писма по гривне, со ста шездесятъ одна копейка с половиною, отъ записки пять копеекъ да за перехожихъ две страницы десять копеекъ, накладныхъ десят же копеекъ, на росходъ по денге с рубля, три рубли семь копеекъ с половиною. Которые в приходъ подъ № 10211 записаны тысяща седмь сотъ семдесятъ пятого году октября два десятаго дня12. Бургомистръ Лука Девятовъ13. Бургомистръ Стефанъ Струговязиковъ14. Ратманъ Матвей Евреиновъ15. Ратманъ Семенъ Бабкинъ16.
Колежской протоколистъ Микифор Алексеев17.
У сеи даной Ея Императорскаго величества Московского магистрата печать18.
ОРРК НБЛ К(П)ФУ, ед. хр. 4315, л. 81-82.
 
№ 2. 1775-го октября 26. – Купчая, данная И. И. Москвитиновым М. В. Тапорнину, на имение в д. Бимер в Казанском и в д. Починок Карцево в Свияжском уездах
(л. 57) Лета тысяща седмьсотъ семдесятъ пятаго октября в двадесять шесты день. Отставнои от армии подпорутчикъ Иванъ Ивановъ сынъ Москвитиновъ, в роде своем не последней, продалъ я Иванъ из дворян порутчику Михайле Васильеву сыну Тапорнину и наследником ево недвижимое свое имение, купленное мною сего году октября двадесятаго дня из учрежденного при Московском магистрате аукцыона, после умершей маэора княж Алексея княж Степанова сына Асанова жены, вдовы княгини Елены Ивановой дочери, о чем из того Магистрата для вечного владения и даная мне дана, состоящее в Казанском уезде по Зюрейской дороге в деревне Пимери, Княжая то ж, да в Свияжском уезде в деревне Починке Карцева, людей и крестьян з женами их и з детми, з братьями, с племянники и со внучеты, и з двором госпоцким, и с ымеющимся в нем всяким строением и имуществом, тако же и их люцким и крестьянским дворовым хоромным и огуменным строением, съ хлебом стоячим и молоченым и в земле посеенным, и всякого рода со скотом и со птицы, и со всеми их пожитками, с четвертною пашенною и непашенною землею, с лесы и сенными покосы, и со всеми принадлежащими к тем деревням угодьи, не оставливая я Иванъ в том недвижимом имении за собою мужеска и женска полу не единые души, а земли и всяких угодей ни единого четверика, что мне по той даной следовало быть во владении, все без остатку. А взялъ я Иванъ у него Михайла за то свое недвижимое имение со всем вышеписанным денегъ семь сотъ рублевъ, с которой суммы и пошлины платить ему Михайле. А напредь сей купчей то мое недвижимое имение с людми и со крестьяны от меня иному никому не продано и не заложено, и ни у кого ни в каких крепостях не укреплено, и ни за что не отписано. А буде кто в то мое недвижимое имение у него Михайла и у наследниковъ ево по какимъ ни есть крепостямъ станетъ вступатца, и мне Ивану и наследником моим до тои очиски дела нетъ. А очиску иметь ему Михайле самому по выданной ему от меня даной. А о написании в сеи купчей договорной цены без утайки продавцу и покупщику состоявшейся в седмьсотъ пятьдесятъ втором году июля двадесять девятаго дня указ при семъ объявленъ.
К сей купчей отставной от армии подпорутчик Иванъ Иванов сынъ Москвитиновъ вышеписанное недвижимое свое имение со всем означеннымъ продалъ и денегъ семьсот рублевъ взялъ, и руку приложилъ19. У сеи купчей секундъ-майоръ Семенъ Григорьевъ сынъ Заваруевъ свидетелем былъ, и руку приложилъ. У сеи купчей капитан Радион Аврамов // (л. 57 об.) сынъ Юковской свидетелемъ былъ, и руку приложилъ. У сеи купчей секундъ-майоръ Степанъ Яковлевъ сынъ Арсеньевъ свидетелемъ былъ, и руку приложилъ. У сей купчей лейб-гварди подпорутчикъ Петръ Алексендровъ сынъ Протопоповъ свидетелемъ былъ, и руку приложилъ. У сеи купчей отставной подпорутчикъ Захар Самуйловъ сынъ Лешевичъ-Бородуличъ свидетелем был, и руку приложилъ. У сей купчей отставной прапорщикъ Яковъ Самуйловъ сынъ Лешевичъ Бородуличъ свидетелемъ былъ, и руку приложилъ. У сей купчей секундъ маэоръ Степанъ Иванов сынъ Пилюгин свидетель былъ, и руку приложил. У сей купчей отставной порутчикъ Барисъ Захарьевъ сынъ Ваулинъ свидетелем был, и руку приложилъ. Купчую писалъ Московской крепостной канторы писец Александръ Горчаковъ. Запрещения нетъ: 1775 года октября въ 26 день сия купчая писана въ Москве у крепостныхъ делъ и въ книгу перечнемъ записана, пошлинъ сорокъ два рубли отъ писма семдесятъ, отъ записки пять, на росход дватцать одна с половиною, накладныхъ пятдесятъ копеекъ взято. Надсмотрщикъ Иванъ Вознесенский.
ОРРК НБЛ К(П)ФУ, ед. хр. 4315, л. 57-57 об.
 
№ 3. 1779-го сентября 6. – Купчая, данная М. С. Костюриным Д. А. Тапорниной (в девичестве Асановой), на поместную землю в д. Малой Еловой и д. Атиасах и других местах в Казанском уезде
(л. 46)20 Копия с копии.
№ 9 1780 года генваря 13 дня въ Вотчинскую коллегию принята секретарь Матвей Соймаков.
1779 года сентября въ 6 день.
Лета тысеча семьсот семдесят21 девятаго года сентября въ шесты день. Отставной сержантъ изъ дворянъ Михайла Семеновъ сынъ Костюринъ, будучи в Сызране у крепосныхъ делъ, далъ сию купчею отставнаго порутчика Михайлы22 Васильева сына Тапорина жене ево Дарье Александровой дочери Тапориной, а по отце23 князь Асановой, в том. Что продалъ я Михайла ей Дарье Тапоринной24 поместную свою землю, следующию мне по наследству, на часть мою после дяди моего, а матери моей брата роднаго, князь Семена Федорова сына Асанова с теткою моею, лейб-гвардии Измайловскаго полку сержанта Алексея Шилдешева съ женою ево, Афимьею Федоровою дочерью, а по отце князь Асановой, по равным частям. А ему князь Семиону Асанову досталось после отца ево, а моего деда родънаго князь Федора Петрова сына Асанова, в Казанском уезде в деревне Малой Еловой и в деревне Атиасах и в протчих местах ис пятидесятъ двухъ дватцеть шесть четвертей в поле, а в дву по тому жъ, что имелась по дачемъ за вышеписанным дедом моим, с лесы и сенными покосы, и со всеми принадлежащими к тому угодьи, с примерною с новоросчисною, с усадебною, с гуменною и с огородной землями с выпуском и зъ животнымъ выгоном, и с мелнишным жеребьем все без остатку, что следуетъ на мою часть, не оставляя со собой в тех дачахъ ни единые четверти земли и сенных покосов ни единые копны, тако жъ и из угодьев и ис протчего, какъ выше значитъ. А взялъ я Михаила у нее порутчецы Дарьи Тапориной за оную землю, за сенные покосы и со всеми угодья денегъ шездесятъ рублев. И впредь мне Михайле и наследником моим до той проданной земли и сенных25 покосов и с угодьями никому дела нетъ, и не вступатца. А напредь сей купчей оная земля и сенные покосы и с угодьи иному никому не продана, ни заложена и ни у кого ни въ каких крепостях не укреплена. А буде кто стороны по каким крепостям или бес крепостей у нее порутчицы Дарье Тапориной детей и наследников в ту проданную землю и сенныя покосы и с угодьи будетъ вступатца, и мне Михайле и наследником моим ее порутчицу Дарью Тапорину, детей и наследников очищать по своим крепостям, и убытка никакова не довести. А буде неочискою26 моею и наследником моим27 помянутая земля и сенные покосы и с угодьи от нее порутчицы Дарьи Тапориной детей и наследников ее х кому другому отойдетъ, то взять ее порутчицы Дарьи Тапориной детем и наследником ее на мне Михайле и наследниках // (л. 46 об.) моих за ту проданную мою землю и сенные покосы и с угодьи данные свои денги и с пошлины, и с убытки все сполна.
У сей28 купчей отставной сержантъ из дворянъ Михаила Семеновъ сынъ29 Костюринъ в том, что отставнаго порутчика Михайлы Васильева сына Тапорина жене ево Дарье Александровой дочери Тапориной, а по отце30 князь Асановой, вышеозначенную землю дватцеть шесть четвертей в поле, а в дву по тому жъ, с лесы и сенными покосы, и со всеми к тому принадлежащими угодьми продалъ, и денегъ31 шездесятъ рублевъ взялъ, в том и руку приложилъ. У сеи32 купчей Сызранской анвалидной примеръ-маиоръ Афанасей Баражников сынъ Гарасимов свидетель, и руку приложилъ. //33
(л. 47)34 В Сызранской воеводской канцеляри.
У сей купчей Сызранской инвалидной35 команды порутчикъ Борисъ Иванов сынъ Бунаков свидетель, и руку приложилъ.
У сей купчей Сызранской инвалидной команды прапорщик Ефимъ Ларионовъ сынъ Малцев свидетель, и руку приложилъ.
Сию купчею писалъ и зъ записною крепостною подлинною книгою сличалъ Сызранских крепостных делъ писецъ Степанъ Попов 177 году сентября 6 дня. Сия купчая писана у Сызранских крепостных делъ, и со оной по указу пошлины за писмо дватцеть, накладных десять, от записки пять копеекъ, процентных денегъ по шести копеекъ с рубля, три рубли шездесятъ копеекъ, на росходъ две копейки, итого три рубли девяноста семь копеекъ взяты и в приходъ записаны. Совершилъ надъсмотърщикъ Федоръ Сенебрюхов36.
ОРРК НБЛ К(П)ФУ, ед. хр. 4315, л. 46-47.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Пагинация написана по более ранней карандашной пагинации «36».
2. Описка, следовало: «Топорнина».
3. В слове «правинцыалной» буква «о» исправлена по ранее написанному.
4. В документе: «доре».
5. Так в документе.
6. Так в документе.
7. Так в документе.
8. В слове «знать» буквы «зн» написаны по чищенному.
9. Так в документе.
10. Так в документе.
11. Цифра написана другим почерком серым графитовым карандашом.
12. Слова «два десятаго» написаны другим почерком и чернилами.
13. Фраза написана другим почерком и чернилами.
14. Фраза написана другим почерком и чернилами.
15. Фраза написана другим почерком и чернилами.
16. Фраза написана другим почерком и чернилами.
17. Фраза написана другим почерком и чернилами.
18. Далее приложена и заклеена бумагой красновосковая печать (Д – 380 мм) с изображением двуглавого орла с надписью: «…Императорского величества…».
19. Эта и все последующие фразы в этом абзаце выполнены почерками, отличными от основного.
20. Нумерация исправлена по цифре «167». Рядом стоит пагинация «50», проставленная карандашом, она исправлена по первоначальной «58».
21. Перед словом стерт слог «во».
22. В слове «Михайлы» буква «и» исправлена по ранее написанному.
23. В слове «отце» буква «ц» исправлена по ранее написанному.
24. Так в документе.
25. Слово «сенных» повторено дважды.
26. В слове «неочискою» буква «ч» исправлена по ранее написанному.
27. Так в документе.
28. Слова «У сей» написаны по чищенному.
29. Слово «сынъ» повторено дважды.
30. В слове «отце» буква «ы» исправлена по ранее написанному.
31. Союз «и» и слово «денегъ» написаны по чищенному.
32. Слова «У сей» написаны по чищенному.
33. Остальная часть полулиста — более 3/4 — без записи.
34. Нумерация исправлена по цифре «168», написанной фиолетовыми чернилами.
35. В слове «инвалидной» буква «д» исправлена по ранее написанному.
36. Далее половина полулиста без записи.
 
Публикацию подготовила
Дина Мустафина,
кандидат исторических наук


I. В источниках встречаются варианты «Пимер» и «Мемер». Ныне д. Княжа Пестречинского района РТ.
II. Ныне деревни Б. Елово и Атиаз Елабужского района РТ.
III. Работа выполнена в Археографической лаборатории Института истории Казанского (Приволжского) федерального университета.