2013 1/2

«В воздаяние ревностной службы, отличного усердия и трудов» (Казанский вице-губернатор Е. В. Филиппов)

Евграф Васильевич Филиппов родился в 1786 г., происходил из обер-офицерских детей, т. е. выслуженных дворян. Получив «весьма убогое» домашнее образование, начал военную службу солдатом в 1800 г. в Оренбургском гарнизонном полку, в котором дослужился до унтер-офицера. Затем в 1806 г. был переведен в Егерский полк, принял участие в сражениях русских войск в Пруссии в мае-июне 1807 г. под Гельдзбергом и Фридландом против французов, за что удостоился знака отличия военного ордена. Евграф Васильевич участвовал в русско-шведской войне 1808-1809 гг., в 1809 г. перешел юнкером в лейб-гвардии Гусарский полк, в 1810 г. произведен в портупей-юнкеры, а потом переведен прапорщиком в Севский пехотный полк. Здесь его заметил и в 1811 г. взял к себе адъютантом командир 1-го пехотного корпуса будущий генерал-фельдмаршал граф П. Х. Витгенштейн. В марте 1812 г. Е. В. Филиппов стал подпоручиком и в начале Отечественной войны отличился в битвах под Друзей, при Якубове и Клястицах, получив чин поручика и орден Св. Владимира 4-й степени с бантом. Под Клястицами он был взят в плен, увезен во Францию и вернулся в Россию после падения Парижа. П. Х. Витгенштейн оставил его своим адъютантом, определив в Таврический гренадерский полк в 1815 г. В следующем году Е. В. Филиппов был назначен старшим адъютантом в штаб 1-го пехотного корпуса и произведен в штабс-капитаны, в 1819 г. переведен на ту же должность в Главный штаб 2-й армии с определением сначала в Олонецкий пехотный полк, а затем в лейб-гвардии Гренадерский полк и получил чин капитана. В 1820 г. он женился, имел двух дочерей.
За «усердие по службе» Евграф Васильевич в 1820 г. награжден единовременным пособием в три тысячи рублей, в 1821 г. произведен в подполковники, в 1823 г. получил «монаршее благоволение и совершенную благодарность», орден Св. Анны 2-й степени и чин полковника с переводом в Вятский пехотный полк. В 1825 г. ему вновь было пожаловано пять тысяч рублей.
В октябре того же года он был определен витебским вице-губернатором, в 1826 г. переведен на статскую службу с чином коллежского советника. 22 октября 1826 г. «по высочайшему повелению» Е. В. Филиппов был назначен казанским вице-губернатором и занимал эту должность в течение десяти лет, вплоть до апреля 1836 г.
Во второй половине 20 — начале 30-х гг. XIX столетия по разным причинам сменилось четыре начальника Казанской губернии. В силу этих обстоятельств Евграф Васильевич, которому помимо исполнения обычных обязанностей пришлось руководить краем на правах и. о. казанского губернатора, стал вполне самостоятельной и влиятельной фигурой. «Филиппов известен многим здешним чиновникам, так как выслужился от полкового писаря до вице-губернатора,.. исполнял должность губернатора и был чрезвычайно недоволен, что Министерство внутренних дел никакого вознаграждения ему не дало»1, — доносил в Санкт-Петербург штаб-офицер Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии подполковник Новокщенов из Казани.
После смерти О. Ф. Розена 12 апреля 1828 г. Е. В. Филиппов вступил в управление губернией и почти целый год ревностно, с «отличным усердием», нес нелегкую губернаторскую долю2. Вопрос о власти осложнился, когда назначенный на пост начальника Казанской губернии А. М. Тургенев предпочел остаться в столице и добиваться более заманчивых предложений. Дело затянулось на несколько месяцев, и только в январе 1829 г. новым гражданским губернатором был определен И. Г. Жеванов. Однако последний губернаторствовал недолго, так как стал жертвой эпидемии холеры, передав 3 октября 1830 г. исполнение своей должности вице-губернатору3. Затем, в декабре 1830 — мае 1831 г., гражданским губернатором являлся генерал-майор А. К. Пирх. Но и он недолго задержался на этом посту, а потому с 15 марта 1831 г. по 13 марта 1832 г. и. о. губернатора вновь был Е. В. Филиппов4.
Евграф Васильевич довольно успешно руководил подведомственным краем. Он досрочно провел рекрутский набор 1829 г., отличился при сборе недоимок прежних лет (собрал их на 178 тысяч рублей больше годового оклада), за что неоднократно получал благодарности императора5.
Е. В. Филиппову пришлось продолжить начатое при губернаторе О. Ф. Розене расследование преступных действий комиссионеров Низового округа корабельных лесов. Генерал-губернатор А. Н. Бахметев предписывал Евграфу Васильевичу в июне 1828 г. принять «надлежащие меры к законному преследованию оных злоупотреблений»6. Губернский  прокурор Г. И. Солнцев также побуждал и. о. казанского губернатора ускорить «исследование» преступлений служащих округа и наказание их «за противузаконные денежные с лашман поборы»7.
Сначала Е. В. Филиппов отправил своего чиновника особых поручений Дьячкова по уездам для ознакомления с положением дел по заготовке корабельных лесов, «не было ли вырубаемо оных в излишнем числе для продажи в частные руки и… не существовало ли в лашманских селениях при наряде крестьян на работы денежных сборов в пользу чиновников»8. Так как о «лихоимстве» сотрудников Низового округа знали в Министерстве юстиции и Сенате, Евграф Васильевич поручил стряпчему Казенной палаты Борисову и известному в губернии борцу с преступностью стряпчему Уголовной палаты М. И. Свечникову закончить следствие. Следователи доносили Е. В. Филиппову о том, что «в Казанской губернии служилых татар или лашман, исправляющих ныне лашманскую повинность, находится 21 волость; в них состоит мужеска пола по 7-й ревизии 57 730 душ»9. Многосложное дело тянулось несколько лет и закончилось благодаря личному контролю за ним прокурора Г. И. Солнцева только в 1832 г.10
В 1830 г. управляющий губернией Е. В. Филиппов, ссылаясь на предписание министра внутренних дел, поднял вопрос о сборе сведений «о всех памятниках, имеющихся в Казани»11. По военному ведомству единственным таким памятником оставалась Казанская крепость. Губернский прокурор Г. И. Солнцев и профессор университета К. Ф. Фукс предложили перечень памятников, включив в него башню Сююмбике, развалины дворца, надгробные камни, галеру «Тверь», мемориальный храм в честь погибших при взятии Казани в 1552 г. русских воинов (1823) и пр. Документы послужили толчком к изучению местных достопримечательностей и сыграли роль в развитии краеведения в Казанской губернии.
Серьезным событием в служебной карьере Е. В. Филиппова стала эпидемия холеры 1830 г., унесшая жизни более 1 500 казанцев. Среди жертв оказался и гражданский губернатор И. Г. Жеванов, с которым у Евграфа Васильевича сложились очень дружественные отношения. Сведения о холере поступали в губернскую администрацию неоднократно, и власти пытались предпринять некоторые шаги для предотвращения эпидемии. Так, 14 августа 1830 г. ректор университета профессор Н. И. Лобачевский писал попечителю Казанского учебного округа графу М. Н. Мусину-Пушкину: «Холера должна сильно действовать… Нам должно опасаться… водного сообщения. Г. Филиппов, который правит все еще должность губернатора, сказывал мне, что он с получением известия о холере, немедленно разослал по пристаням Волги людей, которые не дозволят идти судам далее вверх по Волге и освидетельствуют седоков, не выпуская их на берег»12. Однако эпидемия началась в Казани в сентябре и продолжалась до 19 октября 1830 г.13 Только 8 ноября оцепление вокруг города было снято14. После прекращения холеры в Казань приезжал министр внутренних дел граф А. А. Закревский, который нагнал здесь на всех «трепет и страх». Будучи облечен чрезвычайными полномочиями, глава Министерства внутренних дел России действовал грозно и решительно, что довелось испытать на себе даже городскому голове Н. О. Чижову. Последний, по преданию, был без особых разговоров просто напросто высечен за обнаруженные недостатки «по части санитарного благоустройства в городе»15.
Вскоре чиновники Министерства внутренних дел разработали ряд инструкций на случай возобновления эпидемии. В губернии для борьбы с ней на места командировались профессора и студенты Казанского университета и простые врачи. Среди населения пропагандировались меры профилактики и оказания первой помощи при заболевании холерой, учреждались попечительства. На Волге был выстроен временный холерный госпиталь.
Летом 1831 г. в Казанском крае снова появилась холера. С июня по октябрь здесь заболело 1 659 человек, из них 736 умерли16. Тем не менее, распространение заразной болезни не имело уже «ни интенсивности эпидемии предшествовавшего года, ни того подавляющего морального эффекта, которым ознаменовалось первое появление ее»17. И в этом также была немалая заслуга и. о. губернатора Е. В. Филиппова, который с 17 июля 1831 г. являлся председателем Казанского губернского предохранительного комитета по борьбе с холерой.
В сентябре-октябре 1831 г. в 12 селениях Чистопольского уезда начались волнения пахотных солдатI. Их на основании законов 1816 и1831 гг. обязали платить подушную подать и выполнять рекрутскую повинность наравне с казенными крестьянами.
В Билярск и Новошешминск прибыли чиновники Казенной палаты для раскладки повинностей и открытия двух волостных правлений. Однако «люди, — по донесению Е. В. Филиппова от 10 сентября 1831 г., — оказали ослушание, изъявляя нежелание быть в подушном окладе, и многие, производя крик, явно возмущали к неповиновению»18. Для усмирения пяти тысяч человек в пригород Билярск прибыл сам управляющий Казанской губернией. Здесь он безуспешно убеждал недовольных прекратить сопротивление. Несмотря ни на что, пахотные солдаты «сделались самовольны», «толпами» приходили в Билярск, желая оставаться «при старых правах». Только с помощью военной команды, после наказания нагайками нескольких подстрекателей, волнение было прекращено. В декабре 1831 г. суд приговорил одного крестьянина к наказанию плетьми и ссылке в Сибирь на поселение; 15 крестьян — к наказанию плетьми и 12 из них — к ссылке в Сибирь или отправке на военную службу на Кавказ, двух человек — к тюремному заключению на две недели19.
На протяжении десятилетней службы Е. В. Филиппова в Казанской губернии вышестоящее начальство оставалось довольно его деятельностью. В награду за успехи и распорядительность он получил единовременное пособие в две тысячи рублей (1826), чин статского советника (1830), орден Св. Владимира 3-й степени (1831) и Св. Станислава 2-й степени (1834), знак отличия беспорочной службы за 20 лет (1833).
Е. В. Филиппов был вхож и в литературные салоны Казани. Курьезный случай начала 1830-х гг. описал Е. Бобров: «Проводились литературные вечера у Фуксов… Вице-губернатор, правивший губерниею, Евграф Васильевич Филиппов предложил читать поднесенную ему каким-то чиновником поэму. Прочитали 1-ю песнь. Ф. М. Рындовский (казанский поэт. — Е. Д.) возгласил, что это сочинение его и украдено. Филиппов, вышел из себя, по его самолюбию и гордости, заставлял молчать Рындовского, кричал, что заткнет ему рот и пр. Многие разъехались от такой суматохи, и сам виновник ее уехал»20.
25 июня 1831 г. император Николай I назначил новым начальником губернии генерал-лейтенанта С. С. Стрекалова, который прибыл в Казань и вступил в должность 17 марта 1832 г. Указом от 27 января 1832 г. вместо гражданских губернаторов в Казанскую губернию стали назначать военных губернаторов с управлением и гражданской частью. Проявив качества жесткого и решительного администратора, С. С. Стрекалов преодолел противостояние губернских властей с местным дворянством и обеспечил действенное руководство краем. Тем не менее как компетентный заместитель Е. В. Филиппов продержался на своем посту еще несколько лет. В 1835 г. правительство вынесло С. С. Стрекалову «порицание» за то, что он допустил в губернском городе запрещенную карточную игру, в которой участвовали первые чиновники местного управления. Повод для удаления слишком влиятельного Евграфа Васильевича оказался найденным.
10 апреля 1836 г. Е. В. Филиппов был перемещен вице-губернатором в Астрахань. «К продолжению статской службы… способен и достоин»21, — такой отзыв о нем дал астраханский военный губернатор И. С. Тимирязев. Однако расстроенное состояние здоровья привело к тому, что 1 февраля 1838 г. Евграф Васильевич вышел в отставку с чином действительного статского советника22. Он скончался 6 марта 1839 г. в городе Симбирске и был похоронен на местном кладбище.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), ф. 109, 1 экспедиция, 1829, д. 223, л. 1.
2. НА РТ, ф. 14, оп, 15, д. 118, л. 2.
3. Пупарев А. Г. Казанские губернаторы. – Казань, 1856. – С. 15.
4. НА РТ, ф. 14, оп. 20, д. 87, л. 1.
5. Государственный архив Астраханской области (ГА АО), ф. 687, оп. 1, д. 1, л. 10 об.-11.
6. НАРТ, ф. 1, оп. 1, д. 136, л. 1.
7. Там же, ф. 168, оп. 2, д. 165, л. 40-41.
8. Там же, ф. 1, оп. 1, д. 136, л. 2 об.-3.
9. Там же, ф. 168, оп. 2, д. 165, л. 46-46 об.
10. Там же, л. 78-78 об.
11. Там же, ф. 1, оп. 1, д. 175, л. 1.
12. Материалы для биографии Н. И. Лобачевского / Сост. Л. Б. Модзалевский. – М.-Л., 1948. – С. 281.
13. Фукс К. Ф. Замечания о холере, свирепствовавшей в городе Казани в течение сентября и октября 1830 г. // Казанский вестник. – 1831. – Апрель. – С. 218-255.
14. Чернобровин И. Я. Записки // ОРРК НБЛ К(П)ФУ, фонд Н. Я. Агафонова, инв. № 226, л. 220.
15. Спутник по Казани: Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города / Под ред. Н. П. Загоскина. – Казань, 1895. – С. 493.
16. Казанский М. В. Путеводитель по Казани. – Казань, 1899. – С. 92.
17. Спутник по Казани… – С. 494.
18. Крестьянское движение в России в 1826-1849 гг.: Сб. док. / Под ред. А. В. Предтеченского. – М., 1961. – С. 217.
19. Там же. – С. 218-219, 658-659. По решению суда и положению Комитета министров, утвержденных в феврале 1832 г. императором Николаем I, четверо зачинщиков отправлены на военную службу на Кавказ, а остальные сосланы в Сибирь на поселение (см.: ГА РФ, ф. 109, 1 экспедиция, 1831, д. 588, л. 50).
20. Бобров Е. А. А. Фукс и казанские литераторы 30-40-х годов // Русская старина. – 1904. – Т. 118. – С. 503.
21. ГА АО, ф. 13, оп. 1, д. 43535, л. 4.
22. Исторические данные об образовании губерний, областей, градоначальств и других частей внутреннего управления Империи, с указанием высших чинов этого управления в хронологическом порядке по 1 ноября 1902 г. – СПб., 1902. – С. 33.
 
Из формулярного списка о службе вице-губернатора Е. В. Филиппова
1837 г.
Статский советник Евграф Васильев сын Филиппов, астраханский вице-губернатор, орденов: Св. Станислава 2 степени, Св. Владимира 3 и 4 степени, Св. Анны 2-й степени кавалер, 51 года. Имеет знак отличия военного ордена; в память 1812 года серебряную медаль, и знак отличия беспорочной службы за XX лет, греко-российского вероисповедания. Женат, имеет детей: Алимпию 14 и Евгению 13 лет, греко-российского вероисповедания. Из обер-офицерских детей. Недвижимого имения не имеет, кроме дворовых людей.
В службу вступил в Оренбургский гарнизонный полк солдатом 13 октября 1800 г., унтер-офицером 27 июня 1804 г. Переведен в 26-й Егерский полк 16 сентября 1806 г. Переведен лейб-гвардии в Гусарский полк юнкером 21 ноября 1809 г. Произведен портупей-юнкером 4 марта 1810 г. Прапорщиком с переводом в Севский пехотный полк 4 апреля 1810 г. Назначен к командиру 1-го пехотного корпуса графу П. Х. Витгенштейну адъютантом 14 января 1811 г. Произведен подпоручиком 22 марта 1812 г., поручиком 9 ноября того же года. Определен в Таврический гренадерский полк с оставлением адъютантом при графе Витгенштейне 7 мая 1815 г. Назначен старшим адъютантом в штаб 1-го пехотного корпуса, которым командовал граф Витгенштейн 22 января 1816 г. Произведен штабс-капитаном 16 октября того же года. Назначен старшим адъютантом в Главный штаб 2-й армии, которым командовал граф Витгенштейн, с определением в Олонецкий пехотный полк 11 января 1819 г. Произведен капитаном 7 августа того же года. Переведен лейб-гвардии в Гренадерский полк, с оставлением в прежнем звании 1 декабря [1819 г.]. За долговременную усердную службу единовременно тремя тысячами рублями 29 августа 1820 г. Произведен подполковником 28 мая 1821 г. Во время Высочайшего смотра 2-й армии, за отлич­нейшее устройство, порядок и успех в делах, найденные […] государем императором Александром Павловичем при осмотре Главного штаба 2-й армии 30 октября 1823 года, и за составленные распоряжения, устройство и порядок при произведенном войсками маневре, получил монаршее благоволение и совершенную благодарность, объявленных в Высочайших приказах 4 и 6 […] октября и в то же время за усердие к службе всемилостивейше пожалован орденом Св. Анны 2 степени. Произведен полковником с переводом в Вятский пехотный полк и с оставлением при прежней должности 12 декабря 1823 г. В награду отличной службы всемилостивейше пожаловано ему единовременно 5 000 рублей 10 августа 1825 г. По Высочайшему повелению определен витебским вице-губернатором 22 октября 1825 г. Уволен из военной службы с переименованием из полковников в коллежские советники 21 января 1826 г. По Высочайшему повелению переведен вице-губернатором в Казань 22 октября 1826 г. В награду отличной службы всемилостивейше пожаловано ему единовременно 2 000 рублей 10 января [1826 г.]. При исправлении должности Казанского гражданского губернатора с 10 августа 1828 г. по 2 марта 1829 года Указом Правительствующего Сената от 28 января 1829 года объявлено Высочайшее ему благоволение за окончание в Казанской губернии по распоряжению его, вице-губернатора, 92 рекрутского набора прежде срока. Награжден чином статского советника со старшинством 19 марта 1830 г. В воздаяние ревностной службы, отличного усердия и трудов всемилостивейше пожалован кавалером ордена Св. Владимира 3 степени 7 мая 1831 г. За взыскание в 1831 году по Казанской губернии недоимки прежних лет более годового оклада на 178 т[ысяч] руб[лей] во время управления им губерниею указом Правительствующего Сената от 16 июня 1832 г. объявлено ему совершенное Его Императорского Величества удовольствие 16 июня 1832 г. Получил знак отличия беспорочной службы за XX лет 22 августа 1833 г. В воздаяние ревностной службы, отличного усердия и трудов, всемилостивейше пожалован кавалером ордена Св. Станислава 2 степени 30 марта 1834 г. По Высочайшему повелению перемещен в Астрахань вице-губернатором 10 апреля 1836 г.
К продолжению статской службы […] г. военным губернатором отмечено: способен и достоин.
В походах был: 1807 года февраля 28 […] в Пруссии против французов; мая 29 и 30 под Гельдзбергом, июля 2 под Фридландом в действительных сражениях, за кои награжден знаком отличия военного ордена […] августа с 19 по день обратного вступления в Российские пределы, в Новой Финляндии, против шведов; 1812 июля 8 против французских войск в пределах России под местечком Друзей, где за оказанные сражения и за отличия награжден орденом Св. Владимира 4 степени с бантом; 18 и 19 в генеральном сражении при Якубове и Клястицах, где и был взят в плен и препровожден ч[е]рез Пруссию, Вестфалию, Веймарское и Дармштатское владения во Францию, ч[е]рез Париж в Бретань, оттуда по взятии войсками французской столицы, при обратном возвращении из Парижа в свои границы; 1814 года проходил с корпусом ч[е]рез владения: Гессенское, Вестфальское, Саксонию, Пруссию и Польшу; 1815 года июня 27 против французов же, в походе ч[е]рез Царство Польское, Пруссию до города Трибеля, что в Лузации, а оттоль следовал обратно в Россию. В память 1812 года имеет серебряную медаль.
Государственный архив Астраханской области, ф. 13, оп. 1, д. 43535, л. 3-9.
 
Публикацию подготовил
Евгений Долгов,
кандидат исторических наук


I. Пахотные солдаты — сословие, образованное из отставных нижних воинских чинов, существовало в России в ХVIII — первой трети XIX вв. Пахотные солдаты владели землей и вели собственное хозяйство, были освобождены от всех видов государственных повинностей, кроме рекрутской (до 1821 г.). В Казанской губернии в начале XIX в. их насчитывалось свыше шести тысяч человек, они, в основном, жили в Чистопольском уезде. В 1831 г. переведены в разряд государственных крестьян.