2013 1/2

Профессор Хамид Муштари

Х. Муштари. Фото из личного архива Д. Муштариева.

Имя ученого-математика Хамида Музаффаровича Муштари известно не только в кругах научной интеллигенции, но и широкой общественности.
Х. М. Муштари родился 22 июля 1900 г. в Оренбурге. В связи с частыми переездами семьи Муштариевых Хамид учился в разных учебных заведениях, но основным местом учебы все же была Казань. В 1918 г. он с золотой медалью окончил Вторую Казанскую мужскую гимназию.
В 1917-1918 гг. Хамид Музаффарович — делопроизводитель мусульманской секции Казанского губернского отдела народного образования, учитель в д. Клянчиево Тетюшского уезда Казанской губернии. Затем он преподавал физику и математику в Первой мусульманской советской школе второй ступени г. Казани. Одновременно учился на физико-математическом факультете Казанского университета.
Работая в холодных, не отапливаемых учебных классах он простужает почки. По заключению врачей — А. Вишневского, С. Земницкого, М. Чебоксарова его мог спасти только жаркий климат. В 1921 г. Х. Муштари переводится в Ташкент в Среднеазиатский университет.
В 1923 г. после окончания университета и полного выздоровления Х. Муштари возвращается в Казань. Его назначают ученым секретарем Академического центра при Народном комиссариате просвещения ТАССР. Через некоторое время Хамид решает продолжить свое образование в Военно-воздушной академии им. Жуковского. Но после успешной сдачи вступительных экзаменов ему было отказано в зачислении в институт ввиду его негодности к военному обучению из-за проблем со зрением.
Оставалась гражданская служба. С сентября 1924 по сентябрь 1925 г. Хамид Музаффарович работал методистом в Совете национальных меньшинств Народного комиссариата просвещения РСФСР под руководством Н. К. Крупской. Как-то Хамид Музаффарович рассказал Надежде Константиновне о своей мечте и неудачной попытке поступления в Военно-воздушную академию им. Жуковского, на что она ответила: «Знаете, в Московском университете открылась аспирантура. Я бы похлопотала за Вас». Так, с рекомендацией Н. К. Крупской он отправился поступать в аспирантуру Московского государственного университета… Вот что записала журналистка Валентина Гудкова со слов Х. М. Муштари: «Когда я сказал о своем желании учиться в аспирантуре директору Института математики и механики Московского государственного университета тов. Д. Ф. Егорову, тот откровенно расхохотался:
— Как, Вы мечтаете о науке?
Ему, получившему образование в Сорбонне, намерение нерусского юноши казалось дерзостью.
— А ведь в моем представлении все татары — либо дворники, либо старьевщики. Где учились? В Казани и Ташкенте? Нет, Вы нам не подходите!
— Я буду учиться в аспирантуре! У самого академика Чаплыгина»1.
Молодому Муштари хватило упорства попасть на прием к известному академику С. А. Чаплыгину. В итоге он был допущен к сдаче вступительных экзаменов и успешно сдал их.
После окончания аспирантуры 16 июня 1929 г. академик С. А. Чаплыгин дал следующее заключение о пройденных Хамидом Музаффаровичем курсах: «Х. М. Муштари за время своей аспирантуры проявил себя как весьма вдумчивый молодой ученый и обнаружил исключительную работоспособность и настойчивость в работе; несмотря на крайне тяжелые жилищные условия и материальную малообеспеченность, он превосходно провел все полагающиеся по плану отчеты. Серьезная длительная болезнь в значительной мере помешала Муштари закончить вполне свой труд к настоящему времени, и он не успел защитить свою специальную тему (он работал над теорией катания твердых тел), однако, и в этой области им уже проработана довольно обширная часть литературы, и я надеюсь, что осенью он закончит свою подготовку к профессорской деятельности в полной мере. Следует также отметить, что кроме своей основной научной работы, он занимался еще и педагогической деятельностью, писал журнальные статьи популярного характера и методологического содержания, имеющие значение для родного ему народа (Муштари — татарин) в смысле установления еще неразработанной на татарском языке научной терминологии.
Таким образом, Х. М. Муштари представляет собой вполне сложившегося научного работника, который, по-моему убеждению, будет с пользой работать и на научном поприще, и в деле преподавания в высшей школе на кафедре механики»2.
В этот же год Х. М. Муштари защитил кандидатскую диссертацию на тему «О катании тяжелого твердого тела вращения по неподвижной горизонтальной плоскости». В комиссии по распределению молодому кандидату физико-математических наук предложили остаться в Москве. Однако он решил вернуться в Казань, где был принят на должность доцента Казанского государственного педагогического института. Не прошло и года, как он уже стал заведующим кафедрой теоретической механики в Институте инженеров коммунального строительства (позже Казанский инженерно-строительный институт), затем в Казанском авиационном институте. Параллельно с основной работой Муштари занимался подготовкой учебника по физике, редактированием учебников по математике и физике для рабоче-крестьянской молодежи.
«Первый научный труд Муштари — это учебник алгебры на татарском языке», — писал Дж. Тарджеманов3. Также Х. М. Муштари опубликовал труды по теории эластичности и теории прочности фюзеляжа и крыла самолета в журнале «Новая школа».

Х. Муштари (в центре) с коллегами. Фото из личного архива Д. Муштариева.

В 1930-е гг. Хамид Музаффарович изучал вопросы теории упругости. Занятие этой темой натолкнуло его на исследование кручения тонкостенных цилиндрических оболочек. Он и его американский коллега Л. Доннелл, одновременно и независимо друг от друга и каждый по-своему, в 1933-1934 гг. вывели близкое к экспериментальному значение критической нагрузки из числа волн, образующихся при потери устойчивости. «Выведенная формула приближения Муштари-Доннелл получила в теории упругих оболочек большое фундаментальное и практическое значение, которое и до сих пор имеет свою актуальность. Как неоднократно бывает в науке, к такому результату привели как внутренняя логика ее развития, так и экспериментальное изучение вопроса», — отмечал в своей книге М. Ильгамов4.
В середине 1930-х гг. на юбилейной сессии Центрального аэрогидродинамического института в Москве Хамид Муштари выступил с докладом о разработанной им формуле решения данного вопроса. Через два года он защитил докторскую диссертацию «Некоторые обобщения теории тонких оболочек и их применение в решении задач устойчивости». Академик Чаплыгин не скрывал своего восхищения: «Это удивительно! Простыми математическими методами можно решать чрезвычайно сложные технические задачи»5.
После окончания Великой Отечественной войны научная деятельность Х. М. Муштари была связана с Казанским физико-техническим институтом (КФТИ). Этим институтом он руководил в течение 26 лет (1946-1972). Итогом многолетних исследований Хамида Музаффаровича стала его совместная с К. З. Галимовым монография «Нелинейная теория упругих оболочек» (Казань, 1957), ныне переведенная на другие языки мира.
Возглавляемый Х. М. Муштари институт принимал участие в сооружении самого большого в то время в мире космического телескопа для известной Пулковской обсерватории под Санкт-Петербургом. Все расчетные работы на прочность велись под руководством и при непосредственном участии Хамида Музаффаровича. Он также участвовал в проектировании сферического здания Казанского цирка и консультировал ведущих сотрудников отдела конструкторского бюро, возглавляемое генеральным конструктором, академиком В. П. Макеевым6.
В начале 1970-х гг. в КФТИ трудилось более 300 научных сотрудников. Он был оснащен самым современным научным оборудованием, и каждый его отдел практически был самостоятельным научным центром. В институте была своя криогенная лаборатория, имеющая дело со сверхнизкими температурами. Усилиями Х. М. Муштари был создан электронно-вычислительный центр, открыта лаборатория квантовой акустики.
Научные труды Х. М. Муштари получили высокую оценку, как среди российских ученых, так и зарубежных. Выдающийся ученый Китайской народной республики Цянь Сюе Сень в 1957 г. лично пригласил Хамида Музаффаровича посетить Пекин. М. Ильгамов в своих воспоминаниях писал «Цянь Сюе Сень представлял собой для Китая примерно то же самое, что у нас представляли Курчатов, Королев, Келдыш. Именно под его руководством в 1950-е гг. проводились исследования по созданию атомного и ракетного оружия Китайской народной республики. В этом качестве он смог выкроить время для написания положительного заключения о книге Х. М. Муштари и К. З. Галимова “Нелинейная теория упругости тонких оболочек”»7.
Будучи уже известным ученым, педагогом и организатором науки, Х. М. Муштари многие годы возглавлял секцию теории оболочек Научного совета АН СССР по проблеме «Научные основы прочности и пластичности» и был членом Национального комитета СССР по теоретической и прикладной механике.
Заслуги Х. М. Муштари в научной, научно-организационной и педагогической деятельности были отмечены орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета»; почетными грамотами Президиума АН СССР и Президиума Верховного Совета ТАССР. Х. М. Муштари неоднократно избирался народным депутатом Казанского городского Совета.
Близкие Хамида Музаффаровича и его ученики отмечали главную свойственную ему черту — большую ответственность перед самим собой. Он никогда не думал, что может дать ему наука, а думал только о том, что сможет он сам дать науке. В науке он выбирал то направление, которое необходимо в данный момент для экономики страны, интуитивно определяя его перспективную и практическую значимость.
Каждая творческая личность живет в своих учениках и последователях. Они у Х. М. Муштари есть. Вот только некоторые из них: Курбан Галимов — профессор Казанского (Приволжского) федерального университета; Марат Ильгамов — профессор, член-корреспондент Российской Академии наук, многие годы возглавлял Академию наук Республики Башкортостан; Михаил Корнишин — доктор физико-математических наук; Сергей Прохоров — профессор Марийского государственного политехнического института им. А. М. Горького (Йошкар-Ола), Александр Саченков — профессор Казанского (Приволжского) федерального университета; Ильгизар Терегулов — профессор Казанского государственного архитектурно-строительного университета, действительный член Академии наук Республики Татарстан и др.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Гудкова В. Профессор Мљштђри hђм аныћ мђктђбе / Тђрќ. М. Хђмитов // Казан утлары. – 1972. –8. – 112 б.
2. Ильгамов М.А. Профессор Х. М. Муштари. – М., 2001. – С.19.
3. Тарджеманов Дж.Ученые. Казань, 1947. – С.11.
4. Ильгамов М.А. Указ. соч.С.29-30.
5. Гудкова В. Указ. соч. – С.112.
6. Ильгамов М.А. Указ. соч.С.91.
7. Там же.
 
Зубарзят Гарипова,
кандидат исторических наук