2013 1/2

Русско-татарские отношения — основа российской государственности

В последнее время в средствах массовой информации стали все чаще и чаще звучать настойчивые требования объявить русский народ единственным государствообразующим народом. Как это ни странно, они иногда звучат из уст даже некоторых иерархов, в том числе и патриарха Кирилла. Между тем, как пишут Ю. Пивоваров и А. Фурсов, «из всех династий, правивших на Руси, только чингисиды не проводили по отношению к Церкви жесткого курса». Они подчеркивают, что «напротив именно Орда создала православной церкви режим наибольшего благоприятствования — такой, какого церковь не имела ни при Романовых, ни при Рюриковичах. Жаль, конечно, наших профессиональных патриотов, но царская власть возникла в России как инородческая»1. Действительно, из Золотой Орды, словно из гоголевской шинели вышли как последующие татарские государства, так и Московское государство. Вовсе не случайно, в нем многое, как в форме правления, так и в военных традициях, продолжалась линия Золотой Орды. Геральдика Московского государства в немалой мере сформировалась на основе традиций этого государства. Один из корифеев дореволюционной исторической науки С. М. Соловьев указывал на многие позитивные стороны русско-татарских отношений этого периода, в частности подчеркивал стремительный рост торговли России со странами Азии. Он писал: «Утверждение татарского владычества в Средней Азии, также в низовьях Волги и Дона и вступление России в число зависящих от Орды владений очень много способствовало развитию восточной торговли»2.
Однако, вопреки историческим реалиям, при поддержке РПЦ создан фильм режиссера А. Прошкина «Орда» по сценарию Ю. Арбатова, в котором в ложном свете представлены русско-татарские взаимоотношения и в целом история этого некогда процветавшего государства. Это не могло не вызвать возмущения значительной части российской общественности, считающей, что история Золотой Орды это наша история.
Наиболее четкое и документальное свидетельство наличия татарского фактора в становлении русской государственности содержится в сочинениях дореволюционного историка права В. И. Сергеевича «Древности русского права», где опровергаются всякого рода ложные утверждения о том, что будто бы собирателем русских земель был Иван Калита. Между тем, у последнего, как писал Сергеевич, для этого, как у «раболепного слуги ханов», «приспособившегося к владычеству иноплеменников», не желавшего иной судьбы и для своих детей, «не было государственной точки зрения»3.
Не случайно, в завещании Ивана Калиты, утвержденной ханской печатью, перечислено все, что у него было вплоть до последней ложки, но ни одним словом не упоминается «о судьбе великого княжения по смерти своей». Это, как писал В. И. Сергеевич, «совершенно согласно с его раболепным отношением к Орде: великим княжением распоряжаются ордынские цари; Иван Данилович, их покорный слуга, это знает и в права владык своих не вмешивается».
В. И. Сергеевич документально установил следующее: «Северо-восточные княжения получили первое, но чисто внешнее объединение в 1238 году, по покорении их татарами. С этого момента возникло общее подчинение их ордынским ханам. В лице ханов впервые создалась высшая власть над всеми князьями Русской земли,.. татары, таким образом, явились проводниками начала объединения Русской земли под главенством великого князя Владимирского. Татарское завоевание оставило глубокий след в нашей истории»4.
«Так называемое татарское иго уже через полстолетия не так тяготило Россию, иначе русские удельные княжества не смогли бы возродиться на руинах Киевского государства», утверждал немецкий историк Л. Рюль, оценивая этот период российской истории. Другой немецкий автор Ф. Шуалька, изучивший проблему русско-татарских взаимоотношений золотоордынского времени, пришел к следующему выводу: «Господство татар больше приносило пользы, чем навредило», «под покровительством татар развивалось самодержавие»5.
Неотъемлемым достоянием русского языка стали такие ключевые слова, как «казна» (казначейсво), «тамга» (отсюда таможня), «ямь» (отсюда ямщик), «караул», «баш» (голова). Внедрились термины «карий», «халат», «кирпич», «тузлук» (соленый), «арбуз», «балык», «сундук», «чемодан», «карга», «ералаш» (аралаш) и много других слов.
В XV в. наравне с татарской появляется русская ямь. «В устройстве ями русские князья являются учениками татар… Татары дали нам мысль о ямской гоньбе, в этом не может быть сомнения, хотя может быть и мы дошли бы до этой мысли без татар». По требованию татар возникает всеобщее обложение: татарская дань и татарская ямь. Эти татарские тягла с течением времени переходят в русские6.
Прав был Н. А. Бердяев писавший, что Московская Россия имела очень высокую пластическую культуру, и что это была культура восточная, «культура христианизированного татарского царства, она вырабатывалась в постоянном противлении латинскому Западу и иноземным обычаям»7.
В данном контексте важно иметь в виду, что наиболее важные и определяющие процессы, составляющие основу русско-татарских отношений, складывались в народных низах. Чересполосное расселение народов на территории Поволжско-Уральского региона привело к появлению во многом общего образа жизни, основанного на народных представлениях о добре и справедливости. Общим для русских и татар, мордвы и чувашей, марийцев и удмуртов были татарский сабан и заменившая его затем русская соха. Повсюду были распространены татарский тарантас и русские сани-розвальни. В представлении народов, земля всегда — кормилица, хлеб — всему голова. Общий обычай встречи дорогих гостей хлебом — солью, клятва с упоминанием о хлебе, земле и многое другое есть выражение народного отношения к честному труду, чести и достоинству. Ибо каждый народ трудолюбие, честь и достоинство определяет как свое национальное достояние.
Переплетенность судеб, как в верхах, так и в низах общества была настолько мощной, что даже после падения Казанского царства сохранилось его юридическое существование. Начиная с 1591 г., и, по крайней мере, вплоть до 1709 г. функционировала печать Казанского царства. В фонде «Грамоты Коллегии экономии», хранящемся в Российском государственном архиве древних актов, выявлено 29 оттисков однотипной казанской печати. На ней выгравированы следующие строки: «Государева царева и великого князя Федора Ивановича (Алексея Михайловича) всеа Руси печать царства Казанского»8. Причем помещена печать с изображением Зилантова змея с поднятой правой лапой. Это тоже немаловажно, ибо приподнятая лапа означает символ власти. Это соответствовало факту наделения царем казанских воевод царской властью на территории бывшего Казанского ханства. Печать была символом местной власти и передавалась от воеводы к воеводе вместе с ключами от «каменного» и «деревянного» города.
В главе XVIII Соборного уложения 1649 г. перечислены народы и служилые сословия бывшего Казанского ханства, которые должны были обращаться к русскому царю как к государю Казанского государства9. Российские императоры являлись одновременно и царями Казанского государства. Юридически царство Казанское прекратило свое существование лишь вместе с самой империей в сентябре 1917 г., когда Россия была провозглашена республикой.
К тому же следует иметь в виду, что русские цари с целью признания их на международном уровне представляли себя преемниками Золотой Орды.
Эти особенности русско-татарских взаимоотношений, несмотря на все тяготы и лишения, созданные имперскими властями, привели татар к восприятию России как своей родины.
Именно поэтому, будучи ее патриотами, они всегда совместно с русскими отстаивали ее свободу, независимость и территориальную целостность. Территориальная целостность России для татар особенно важна, поскольку является гарантией целостности самой татарской нации, в своем большинстве проживающей в России.
Татарский фактор с особой силой проявился в XVII в., когда внутренняя смута и польско-шведская интервенция поставили страну на грань государственной катастрофы. Когда по инициативе татарина по происхождению Козьмы Минина, было собрано с привлечением князя Дмитрия Пожарского народное ополчение для изгнания из страны поляков. Тогда и в составе казанской рати против интервентов мужественно сражались татары. В обращении казанцев к пермякам говорилось, что «всякие люди Казанского государства, и князи, и мурзы, и татаровя, и чюваша, и черемиса, и вотяки, сослалися с Нижним Новым городом и со всеми городы поволжскими, и горными и луговыми татары, и с луговой черемисою, и на том, что нам быти всем в совете и в соединении за Московское и за Казанское государство стояти»10.
Татарский фактор сыграл свою роль в изгнании в 1812 г. французов из страны, когда по воспоминаниям современников, татары «ревностно и охотно шли на службу» наравне с природными россиянами. Татарское общество внесло свыше 10 тысяч рублей денег в войну с Наполеоном и численность казанского ополчения составляла 2 977 человек. Французы оказывались не в состоянии выдерживать рукопашного боя с казанцами. Французский генерал де-Морбо писал, что «большое количество татар и башкир, вооруженные пиками, носились вокруг наших войск, точно рои ос, подкрадывались всюду, настигнуть их было трудно». Населенные пункты крещенных татар-нагайбаков Париж, Фершанпенауз, Кассель и другие, возникшие после их возвращения из заграничных походов, были одним из отражений этого фактора.
В годы Великой Отечественной войны более 200 татар стали Героями Советского Союза. Подвиги Александра Матросова, урожденного Шакирзяна Мухамедьянова, закрывшего своим телом амбразуру вражеского дзота, участника обороны Брестской крепости майора Петра Гаврилова, поэта-патриота Мусы Джалиля, командира бригады легендарных катюш Бария Юсупова навсегда запечатлены в анналах истории. Победное знамя над рейхстагом водрузили Гази Загитов и его русские боевые товарищи. Это, так же как и торжествующие слова рапорта командира 1050-го стрелкового полка И. И. Гумерова, участвовавшего в штурме Берлина: «Взята Имперская канцелярия!», было ярким проявлением солидарности во взаимоотношениях двух народов в стремлении к победе над фашистской Германией.
Многочисленные документы свидетельствуют о том, что татары стремились не к отделению от России, а к ее преобразованию в демократическое федеративное государство. В общероссийском масштабе эта идея прозвучала на I Всероссийском съезде мусульман России в мае 1917 г. Провозглашение культурно-национальной автономии мусульман Внутренней России и Сибири 22 июля того же года, равно как и идея создания Урало-Волжского штата в составе России, были недвусмысленным выражением намерений татарского народа.
Известно, что с созданием СССР развернулась кампания по превращению республик в обычные административные единицы, означавшая тенденцию возврата к формам имперского правления в большевистской одежде. М. Х. Султан-Галиев предупреждал, что если такая политика продолжится, то Россия долго не просуществует, распадется. Политика под декларативным лозунгом расширения прав союзных и автономных республик продолжалась до начала перестройки в стране. Между тем республики задыхались от бесправия. В 1989 г. в Риге на «круглом столе», проведенном журналом «Коммунист» совместно с аналогичными журналами прибалтийских республик, говорили о необходимости реального расширения прав республик. Эстонский профессор Ю. Боярс отметил, что если бы права республик были бы хотя бы на уровне прав штатов США, то федеративные отношения в стране были бы совершенно иными. Однако М. С. Горбачев, являвшийся генеральным секретарем ЦК КПСС, не был готов к такой перестройке отношений между центром и республиками. В результате наличия и некоторых других субъективных факторов шанс сохранить СССР был упущен.
Очередь дошла и до самой Российской Федерации. Возникла реальная угроза ее развала. События на Северном Кавказе, открывшиеся чеченской кампанией, ознаменовали его начало. Именно тогда татарский фактор, как и в прежние времена, сыграл весьма заметную роль в приостановке этого процесса.
Принятие 30 августа 1990 г. Декларации о государственном суверенитете, референдум по статусу республики 21 марта 1992 г. и принятие на их основе Конституции суверенного государства привели к подписанию 15 февраля 1994 г. Договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан». Примеру Татарстана последовали более 40 регионов страны. Это было проявлением татарского фактора, поставившего огромную Россию на федеративные рельсы.
Президент России Б. Н. Ельцин заявлял, что Договор выполнил роль своего рода «скорой политической помощи», который предотвратил опасность раскола Федерации»11. Так же оценил его и премьер-министр Российской Федерации тех лет РФ В. С. Черномырдин сказав, что он «позволил уберечь Россию от распада»12.
Положительную оценку Договору дал и В. В. Путин. Он назвал М. Ш. Шаймиева одним из основателей современной Российской Федерации. Это, по сути, было признанием пионерной роли Татарстана и в целом татарского фактора в процессе демократического преобразования России.
Однако начало XXI в. ознаменовалось серьезными изменениями во взаимоотношениях федерального центра и субъектов федерации. Это проявилось в четкой тенденции создания вертикали власти и уравнения в правах всех субъектов федерации. Конституционный суд РФ в 2002 г. принял постановление, отменяющее суверенитет Республики Татарстан. Поистине был прав известный историк Н. А. Фирсов, который еще в 1869 г. писал, что «центральная власть в России не любит, как известно, таких подданных, которые жили не по ее законам и указаниям»13. Применительно к современности такими подданными оказались татары с их призрачной государственностью. Зачем им республика, зачем им президент, чем они отличаются от жителей Брянской области и других регионов? Между прочим, они отличаются по языку, культуре, традициям и обычаям, находящимся под угрозой исчезновения. Республика, ее государственные органы, в том числе и президент нужны татарам как гарантия сохранения этих отличительных черт, которые в совокупности представляют современного татарина. В конечном счете, как гарантия целостности российской государственности.
Атаки на права республик и народов сопровождаются ростом народофобских настроений, которые подогреваются известными стоящими близко к официальной власти кругами. Я имею в виду не столько штатных официальных балаболок или политических пигмеев, настаивающих на ликвидации республик и губернизации страны. К сожалению, это во многом весьма влиятельные политические тени, подогревающие националистические страсти в обществе и готовые дать сигнал власти для принятия соответствующих политических решений. Сами они молчат, за них говорят в печати, на радио и телевидении те, кто выставляет их основной лозунг «Россия для русских!».
Эти теневые политики дали старт началу атаки на с трудом становящуюся на ноги договорную практику в стране. Им удалось аннулировать прежние договора регионов с федеральным центром. Один Татарстан остался верен договорной практике. Но и его принуждали к этому.
Переговоры по этому вопросу велись в Нижнем Новгороде. Делегацию РФ возглавлял заместитель руководителя Администрации Президента РФ Д. Н. Козак, татарстанскую — председатель Государственного Совета РТ Ф. X. Мухаметшин. Переговоры, продолжавшиеся в течение двух лет, оказались трудными. Приходилось уступать, одну за другой, закрепленные в предыдущем договоре позиции. Однако руководство республики смогло отстоять его, исходя из того, что это основа русско-татарских отношений, и потому Договор нужен не только Татарстану, но и всей России. Он намного беднее предыдущего и составлен с учетом приведения Конституции и законов республики в соответствие с законами и Конституцией Российской Федерации. Однако его значение заключается в том, что Татарстан, оставаясь единственной республикой с особым статусом, способствует сохранению остатков федерализма в России.
Развернулись нападки и на институт президентства в республиках. Первым шагом стала отмена Федеральным законом № 159-Ф3 принципа выборности глав регионов и республик, переход к практике их назначения президентом Российской Федерации. С тем чтобы в последующем в республиках не стало и президентов. А, в конечном счете, и самих республик. Надо полагать, что инициатива тогда еще президента Чеченской республики Рамзана Кадырова больше не называть глав республик президентами тоже была не случайной. В стране должен быть один президент.
Республика Татарстан на всех уровнях выступала против этого принципа. Президент М. Ш. Шаймиев неоднократно публично говорил о необходимости отказа от принципа назначенства. Эту позицию в своем «особом мнении» 25 июня 2008 г. на радио «Эхо Москвы» резко осудил А. Проханов. Шаймиев тем самым, заявил он, «бросил перчатку» Кремлю. Осудил он и поддержавшего его президента Башкортостана М. Рахимова. В числе людей, поддержавших М. Шаймиева, был назван и губернатор Свердловской области Э. Россель. Этих людей, обросших, как высказался публицист, ракушками, назвал сепаратистами. Вспомнил он при этом и факт провозглашения Э. Росселем Уральской республики.
Не трудно понять, кто говорил устами этого ярого защитника имперских принципов. Разумеется, это не его «особое мнение», а мнение тех политических сил, которые роились вокруг официальной власти.
Однако не все происходит так, как хотелось бы «прохановым» и «павловским». Общественное мнение оказалось не на их стороне. Власть постепенно начала отходить от принципа назначенства. Это ни что иное, как проявление татарского фактора в современной российской истории. А по большому счету, русско-татарских отношений, играющих и сегодня позитивную роль в укреплении Российской Федерации.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Пивоваров Ю., Фурсов А. Русская система. Очерк третий // Рубежи. – 1955. – № 3. – С. 49-50.
2. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. – М., 1988. – Т. 4. – С. 542.
3. Сергеевич В. Древности русского права. – СПб., 1909. – Изд. 3-е. – Т. 1. – С. 57-58.
4. Там же. – С. 66.
5. Гатин М. С. Проблемы истории Улуса Джучи и позднезолотоордынских государств Восточной Европы в немецкой историографии XIX-ХХ вв. – Казань, 2009. – С. 120.
6. Сергеевич В. Указ. соч. – Т. 3. – С. 191, 245.
7. Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное издание. – М., 1990. – С. 7-8.
8. Соболева Н. Печать царства Казанского // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2008. – № 1. – С. 41.
9. Соборное уложение 1649 года: Текст, комментарии / Под ред. Л. И. Ивиной. – Л., 1987. – С. 96.
10. Ермолаев И. П. Среднее Поволжье во второй половине XVI-XVII вв. (Управление Казанским краем). – Казань, 1982. – С. 94.
11. Российская газета. – 1997. – 1 ноября.
12. Красная звезда. – 1997. – 3 октября.
13. Фирсов Н. А. Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 года и колонизация Закамских земель в это время. – Казань, 1869. – С. 215.
 
№ 1. Из дневника И. Р. Тагирова
15 марта 2005 г.
5 марта к 10 часам утра я приехал в Государственный Совет, в кабинет его председателя Фарида Хайрулловича Мухаметшина. В кабинет вместе со мной вошли Марат Гадыевич Галеев, Туфан Абдуллович Миннуллин. Поздоровавшись с нами, Мухаметшин усадил нас за стол. Принесли чай. За чаем он рассказал о состоявшейся накануне встрече с командой представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе С. В. Кириенко по вопросу внесения изменений в договор между РФ и РТ, заключенный 15 февраля 1994 г. В результате был подписан протокол об этих изменениях с указанием позиций, по которым стороны не пришли к согласию. Ознакомив нас с этим документом, Мухаметшин спросил: как мне доложить об этом Президенту, к которому мы все вместе и должны были пойти.
Надо сказать, что все возможное сделано. Дальнейшее продвижение может быть достигнуто лишь после вашей встречи с В. В. Путиным, — сказал я. И он с этим согласился.
И вот мы в 10 часов 40 минут в кабинете М. Ш. Шаймиева.
У него в кабинете мы застали премьер-министра Р. Н. Минниханова. Вместе с нами зашли Р. С. Хакимов и начальник правового управления аппарата Президента Р. А. Сахиева.
Взяв в руки врученный ему документ о разногласиях между рабочими группами, Шаймиев попросил рассказать Мухаметшина о прошедшем раунде переговоров рабочих групп. Как и договорились, Мухаметшин сказал, что сделано все возможное и ход дальнейших переговоров зависит от исхода встречи Шаймиева и Путина.
В течение тридцати минут мы вели разговор о нашем договоре. Шаймиев сказал, что он будет до конца защищать наши позиции. И если В. В. Путин не согласится, то Шаймиев скажет, что он доложит о разговоре на сессии Государственного Совета, в результате чего может быть принято решение о занятии более жестких позиций.
Переговоры рабочих групп на этом могут прекратиться. И тогда остается в силе прежний договор, где написано, что он не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Однако мы согласились с тем, что это крайний вариант и, скорее всего, дело до этого не дойдет. Скорее всего, В. В. Путин согласится, и тогда к июню 2005 г. новый договор будет подписан.
Далее, уже без Сахиевой состоялся откровенный, но как предупредил нас об этом сам Шаймиев, конфиденциальный разговор о порядке выбора Президента Республики Татарстан. Срок президентства Шаймиева должен завершиться в марте 2006 г. Если следовать принятому российскому закону о порядке выборов глав регионов, то Государственный Совет республики должен утвердить в качестве президента республики кандидатуру, предложенную Президентом Российской Федерации. Причем должен обсуждаться альтернативный вариант.
Выборы глав ряда регионов, в том числе и Саратовской области, прошли по этой схеме. На сессиях местных парламентах с предложением кандидатур Президента РФ вышли его представители в федеральных округах. По этой схеме кандидатура на пост президента Татарстана должна быть предложена С. В. Кириенко. Не приходится сомневаться в том, что такой президент, в отличие от ныне действующего президента Шаймиева, был бы уже в подчиненном положении не только по отношению к Президенту РФ, но и по отношению к его представителю в Приволжском федеральном округе Кириенко.
Мы обсудили вопрос о том, как быть? Когда провести эти выборы? Чью кандидатуру поддержать. Единогласно решили, что Шаймиев должен быть переизбран. Шаймиев сказал, что он уже однажды заявил, что не будет переизбираться, ибо, как он сказал, трудно представить себе 70-летнего президента. А я, добавил он, никогда своему слову не изменял.
— Я готов к тому, чтобы уйти с поста. И сам устал, и Сакина ханым тоже настаивает на этом. Правда, это нелегкий шаг. Ибо я по жизни всегда только поднимался. Наверное, не просто оказаться рядовым человеком. Но это рано или поздно нужно сделать. И я к этому готов.
Этот монолог мы прерывали вопросами и возражениями. Ибо полагали, что Шаймиев нужен республике. Его авторитет еще должен работать как на республику, так и на Россию.
— Но я в таком случае не могу пойти на прохождение такой унизительной процедуры, как оказаться в альтернативной ситуации и быть избранным по предложению Кириенко, представляющего Президента РФ, — заявил Шаймиев.
После этого состоялся разговор о том, как быть. Я сказал, что нужно воспользоваться самой Российской Конституцией, где республики в составе России обозначены как государства. И вопрос о том, как и кого выбрать президентом должен решаться самими республиками.
— По Конституции РФ все субъекты равноправны, — сказал Шаймиев.
— Но в каком отношении они равноправны: между собой или во взаимоотношениях с федеральным центром или еще в чем-то. Об этом в Конституции ничего не говорится, — сказал я.
— Это да, — согласился Шаймиев.
На этом разговор об этом сюжете прекратился. Он остался как рабочий вариант для дальнейшей проработки.
Когда проводить эти выборы? Галеев сказал, что после юбилея Казани не должно быть передышки. Не должен создаваться вакуум. Нужно сразу же провести выборы. Нельзя терять инициативу. С тем, что нельзя терять инициативу, все согласились. Но как?
Мухаметшин сказал, что с этими выборами медлить нельзя. Их нужно провести до юбилея Казани.
С этим все согласились. Президент сказал, что он 9 марта едет на встречу с Путиным. Он обещал сообщить о том, что там будет.
Да, вчера 5 марта состоялась весьма примечательная встреча. Она может иметь очень большие последствия. Однако не будем спешить, поживем — увидим.
 
16 марта 2005 г.
Продолжаю запись 15 марта. К этому времени уже многое из того, что было обговорено, случилось. 9 марта Шаймиев встретился с В. В. Путиным. И, видимо, состоялся весьма благоприятный разговор. У нас встречи с ним не было. Но телевидение, радио сообщили об этом. НТВ сообщило, что Минтимер остается верным своему имени. Он — железный.
Сам Шаймиев об этом разговоре сообщил в интервью журналистам. Он поставил вопрос о доверии к нему со стороны В. В. Путина, и это доверие к нему было подтверждено. Президент РФ попросил его остаться на посту Президента РТ на новый срок.
Вчера 14 марта состоялась сессия Государственного Совета. Шаймиев был в хорошем настроении. Ибо, надо полагать, что он всецело удовлетворен московской поездкой. Я в разговоре с Туфаном Миннуллиным и некоторыми другими сказал, что Шаймиев, не объявляя шаха своим оппонентам, сразу поставил мат. «Ну, и хитрый же, этот Шаймиев», — сказал Туфан. И с ним нельзя не согласиться. Он переиграл и перехитрил всех своих политических оппонентов. Им путь в президенты РТ закрыт.
На этой сессии депутаты должны были внести изменения в Конституцию республики. Соответствующее постановление было подготовлено. К нему было 17 отклоненных комитетом поправок. При их обсуждении вопроса произошла очень странная, на первой взгляд, перепалка между Штаниным и Мухаметшиным, и в какой-то мере и с председателем комитета Федоровым, который докладывал о законопроекте. Странная потому, что Штанин обвинил Путина в построении пирамиды власти в нарушение Конституции Российской Федерации. И на первый взгляд, могло казаться, что Штанин защищает права Татарстана, а Мухаметшин невольно оказался защитником нынешних перемен.
Депутат от КПРФ Р. Г. Садыков внес поправку заменить слова «Президент Республики Татарстан» на слова «наместник Президента Российской Федерации по Республике Татарстан». При этом он сослался на свое выступление на прошлом заседании. «Президент, наделяемый полномочиями, это нонсенс, — сказал он, — таких президентов не бывает». Он рассказал, что поднял всевозможные словари, но не нашел в них упоминания о президентах, наделенных полномочиями. Он заявил, что готов слово «наместник» заменить другим словом, если есть у депутатов какие-то предложения. И закончил свое выступление так: «Вот единственный главный довод. Просто должна быть элементарная логика».
 
24-25 марта 2005 г.
24 марта на сессии обсуждались обычные вопросы. А 25 марта обсуждался лишь один вопрос, вопрос о наделении М. Ш. Шаймиева полномочиями Президента Республики Татарстан. Повестка была заранее спланирована. Все комитеты Госсовета, фракции «Единая Россия» и «Татарстан Новый век— НТВ» вынесли постановления с поддержкой кандидатуры Шаймиева. Поэтому было решено дать слово только представителям фракций. Попытки подвергнуть этот вопрос сомнениям были отвергнуты.
Мухаметшин зачитал письмо Путина Государственному Совету с предложением наделить Шаймиева полномочиями Президента Республики Татарстан. Это предложение было поддержано выступившим на сессии С. В. Кириенко, который сказал, что избрание Шаймиева будет благом как для Татарстана, так и для России.
Кандидатура Шаймиева была поддержана 85 голосами. Четыре депутата голосовали против, один воздержался.
В тот же день в Большом концертном зале состоялась инаугурация Президента Республики Татарстан М. Ш. Шаймиева.
P.S. 13 июня 2007 г. Президентом Российской Федерации В. В. Путиным и Президентом Республики Татарстан М. Ш. Шаймиевым был подписан обновленный вариант договора между федеральным центром и Республикой Татарстан.
Из личного архива автора.
 
№ 2. Письмо И. Р. Тагирова М. Ш. Шаймиеву
25 марта 2005 г.
Глубокоуважаемый Минтимер Шарипович!
Обращаюсь к Вам, как к человеку глубоко заинтересованному не только в судьбе Татарстана, но и всей России.
Не мне вам говорить, что татары всегда выражали заинтересованность в расцвете России и выступали ее защитниками.
Сегодня Россия переживает нелегкие времена. И наша обязанность помочь ей в преодолении трудностей и уберечь ее от полного развала.
Наш Татарстан в перестроечные времена стал пионером демократического преобразования России. Наша, как ее иногда называли, гордая республика смогла поставить ее на рельсы федеративного развития. Татарстан, выражаясь словами Г. Э. Бурбулиса, задавал некий нравственный вектор, которому следовали другие. На нашу республику и сегодня смотрят с большой надеждой. И мы должны эту надежду оправдать.
В настоящее время рабочие группы ведут переговоры по внесению изменений в договор между Россией и Татарстаном, заключенный в 1994 г. При этом иногда раздаются голоса, что мы должны воспользоваться условиями готовящегося к подписанию договора между Москвой и Грозным, по которому Чеченской республике предоставляются весьма большие права и полномочия. Говорят, что и мы у Москвы должны добиваться того же. Это ни что иное, как ребячество. Таким путем нам никогда не добиться особых прав и полномочий.
Наш подход должен быть определен в контексте общероссийских глобальных стратегических интересов. Мы должны исходить из того что хочет того, кто-то или не хочет, Россия будет развиваться как асимметричная страна. Она всегда была такой: и географически, и экономически, и геополитически. И сохранилась более 300 лет в немалой мере потому, что ее национальные окраины управлялись с учетом этих особенностей.
Задача сегодняшней политики заключается в том, чтобы внешняя и внутренняя политика страны строились с учетом этих ее особенностей. Ссылки на статьи российской Конституции, по которой все ее субъекты равноправны, приводят только к тупику. Заключением договора между Москвой и Казанью уже был создан прецедент особого статуса. Сегодня, идя на предоставление особых прав Чеченской республике, создается второй такой прецедент. Этот договор вынужденный, и он крайне необходим. Ибо призван не только возродить Чечню, но и закрепить ее в составе Российской Федерации.
В переговорах же с Казанью по изменению договора 1994 г. Москва стремится не наделить Татарстан дополнительными полномочиями, а лишить его остатков суверенных прав. Видимо, кому-то кажется, что договор сыграл свою роль, и пришло время от него отказаться. Между тем, нужно стремиться к тому, чтобы с пользой для всей страны использовать позитивные стороны опыта взаимоотношений с Татарстаном. И не только во взаимоотношениях с национальными республиками, но и с некоторыми краями и областями.
Сегодня страна уже встала перед необходимостью предоставления особого статуса Калининградской области. И, это естественно, ибо она, со всех сторон окруженная иностранными государствами не может иметь такие же права, как Тверская или Тульская области. Этим последним пока что нужны не права, а деньги. Калининградская же область при правильном использовании ее возможностей может стать доходной статьей для страны. Альтернатива этому только одна — ее окончательная потеря.
В учреждении особого статуса нуждаются Сибирь и Дальний Восток. Прежде всего, исходя из необходимости интенсивного освоения природных ресурсов этих богатейших регионов и резкого изменения демографической ситуации. Ускоренное промышленно-экономическое развитие этих регионов должно стать особой заботой государства. Если не мы освоим эти наши земли, их освоят другие.
Нельзя при этом забывать, что гигантскими темпами развивается Китай. Он идет к тому, чтобы стать сверхдержавой. Возможно, даже со скрытым намерением опередить в этом отношении и США. Россия же теряет возможности восстановления статуса сверхдержавы. Однако время еще не совсем упущено. Нам в Сибири и на Дальнем Востоке нужно иметь особую программу развития. С тем, чтобы могущество России, как говорил Ломоносов, прирастало Сибирью. Добавим: и Дальним Востоком. «Владивосток далек, но ведь он город то нашенский», — говорил Ленин. И был прав. И нужно добиться того, чтобы Сибирь и Дальний Восток всегда оставались нашенскими.
Именно в таком контексте нужно говорить о статусе Татарстана. Не выпрашивать надо права, а доказывать колоссальные возможности республики и вообще татарского фактора. Взаимная переплетенность исторических судеб, их неразрывность привели татар к восприятию России как своей Отчизны. Именно поэтому, будучи ее патриотами, они всегда совместно с русским народом отстаивали ее свободу, независимость и территориальную целостность. Территориальная целостность России для татар особенно важна, поскольку является гарантией целостности самой татарской нации, в своем большинстве проживающей в России.
Исключительную роль может сыграть этот фактор во взаимоотношениях России с тюркским миром. Татарский язык, представляющий все тюркские языки в числе 14 основных языков мира, может стать надежным инструментом ее общения с тюркскими странами. Татары, проживающие в этих странах, в том числе и в Турции, могут стать надежным мостом дружбы народов.
Привести этот фактор в движение может только Татарстан. С его особым статусом.
И надо бы, Минтимер Шарипович, чтобы прелюдия переговоров о судьбе договора открылась вашей с В. В. Путиным встречей. С тем, чтобы ему был дан высокий старт. Только тогда рабочие группы смогут достичь взаимоприемлемых, полезных как для Татарстана, так и в целом для России результатов.
Из личного архива автора.
 
Публикацию подготовил
Индус Тагиров,
доктор исторических наук