2013 1/2

Театральная жизнь Бахчисарая 100 лет назад

Сегодня вряд ли кому-то придет в голову ассоциировать Бахчисарай с активной театральной жизнью. Чаще всего в связи с этим современники вспоминают Средневековье и скудные сохранившиеся материалы о постановках пьес Мольера, разыгрывавшихся в свое время в Ханском дворце.
XIXстолетие в истории Таврической губернии стало неким прорывом в культурной и просветительской жизни. В российском обществе на тот момент выросли потребности в духовном обогащении. Особенно сильно это проявлялось в обеих столицах и, конечно, губернских центрах.
К Таврической губернии со стороны россиян в этот период было приковано большое внимание как к новомодному курорту. И действительно, Ялта, Евпатория, Саки, Феодосия, Судак привлекали желающих отдохнуть и оздоровиться ни чуть не меньше, нежели популярные Ницца или Баден-Баден. Симферополь, безусловно, на правах столицы губернии и главной железнодорожной развязки первым встречал приезжающих. От того стационарный крымский театр, открытый в 1820 г. купцом Ф. Г. Волковым, не случайно появился именно в Симферополе.
Это нашло свой отклик в культурной жизни не только симферопольцев, но жителей Крымского полуострова в целом. Крым привлекал внимание гастролирующих артистов разного уровня. Безусловно, гастролеры в первую очередь давали свои спектакли в Симферополе, Севастополе, Ялте, Евпатории. Но не только.
В сентябре 1846 г. великий русский артист М. С. Щепкин проездом из Симферополя в Севастополь останавливался в Бахчисарае. Путешествовал он не один, а со своим близким другом Виссарионом Белинским1. В дневнике Щепкина осталось немало воспоминаний о приятных впечатлениях от крымско-татарской самобытности и восточного гостеприимства.
Во второй половине XIX в. в Российской империи было обязательным ежегодно отправлять распоряжения на имя губернаторов (в том числе Таврического) «на предмет наличия в губернии театров и подобных увеселительных заведений и состояния оных»2. Эта информация в свою очередь поступала в Министерство внутренних дел Российской империи по особому на то распоряжению генерал-адъютанта графа Бенкендорфа, отданному еще в 1842 г.3
Государственный архив Автономной Республики Крым бережно хранит документы, отражающие культурную жизнь Бахчисарая конца XIX— начала XXвв. Так, на очередной запрос подобного характера, Бахчисарайское городское полицейское управление 5 ноября 1879 г. подготовило рапорт таврическому губернатору, в котором говорилось: «В городе Бахчисарае театра не существует»4. Подобный рапорт был подан и в конце 1881 г.5
И не мудрено, ведь на тот момент численность населения города не насчитывала и девяти тысяч жителей. Однако потребность в развитии культурной жизни у бахчисарайцев неустанно росла. С просьбой открыть в городе клуб, где горожане могли бы отдыхать по вечерам в 1882 г. к таврическому губернатору обратился городской голова Бахчисарая С. М. Крымтаев. И уже в отчетных документах за этот год значилось, что «в г. Бахчисарае семейно-танцовальные вечера существуют с октября месяца 1882 года»6.
Клуб этот был организован в здании Городской управы, где впоследствии (предположительно с 1885 г., после капитального ремонта строения7) неоднократно ставились спектакли приезжими артистами, но чаще всего силами местных любителей театрального искусства. Деньги с таких спектаклей, как правило, перечислялись на благотворительные нужды горожан8.
В конце XIX— начале ХХ вв. Бахчисарай радует своих жителей насыщенной культурной жизнью и не безосновательно. Одна из причин — активная культурно-просветительская деятельность на посту городского головы в 1879-1883 гг. Исмаила Гаспринского9. Она нашла свое отражение в джадидистском движении. В вопросах культурного просвещения своего народа и особенно эмансипации мусульманской женщины ближайшим соратником И. Гаспринского была его дочь Шефика10.

Улица Бахчисарая. Начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.

Всесторонняя поддержка культурной жизни города со стороны местного руководства нашла свое отражение в конкретных результатах. Так, в октябре 1910 г. мещанин Арон Гаврилович Михайлов обратился в симферопольскую техническую контору Шахверда с тем, чтобы «назначить техника в город Бахчисарай, для осмотра нанятого помещения в доме И. Д. Пигита, находящегося по главной улице в переходе на Арсланаш переулок, для устройства в означенном помещении временного театра»11.
К сожалению, кроме этого документа, не сохранилось сведений о спектаклях, которые бахчисарайцы смогли лицезреть в упомянутом доме. Но материалы Городской управы Бахчисарая за 1912 г. красноречиво указывают на то, что в зале заседаний «бывают театральные представления». Сохранилось достаточно подробное описание этого помещения: «Зал этот расположен во втором этаже, имеет одну лестницу, ведущую с улицы, и другую находящуюся в помещении банка; обе лестницы деревянные, двери ведущие с лестницы в зал и из зала в помещение банка… раскрываются внутрь зала»12.
Упомянутый зал на тот момент в городе был возможно единственным помещением для массовых скоплений горожан. Хотя в техническом смысле представлял даже где-то опасность. В связи с этим в феврале 1913 г. бахчисарайскому полицмейстеру было вручено предписание за № 713 организовать и произвести осмотр «зала заседания Городской управы, в котором бывают театральные представления»13.
Для такого случая в Бахчисарай был приглашен губернский архитектор Савинич, который 8 февраля 1913 г. в акте осмотра зала написал: «В городе Бахчисарае в зале Городской управы, с давних пор допускаются театральные представления, хотя зал этот в пожарном, техническом и гигиеническом отношении совершенно не соответствует своему назначению»14.
В апреле того же года на имя бахчисарайского полицмейстера поступило предписание от губернского инженера на предмет того, что театральные представления в зале не могут допускаться в силу

Вход в Бахчисарайский дворец. Начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.

несоответствия технической безопасности и могут быть разрешены лишь после устранения недочетов15. В свою очередь со стороны городского самоуправления Бахчисарая на имя таврического губернатора в мае 1913 г. было отправлено ходатайство о продлении разрешения на театральные постановки в имеющимся здании. Аргументом было указано следующее: «Недопущение устройства в вышесказанном зале театральных представлений наносит городу весьма существенный убыток, и доход с эксплуатации зала внесен в приходную смету на 1913 год, которая вследствие этого не может быть выполнена»16.
Вопрос о возможности проводить в зале городской управы театральные вечера для бахчисарайцев оставался открытым и в середине июня 1913 г. Так, на прошение со стороны Бахчисарая губернский инженер А. Л. Геккер отдал распоряжение «назначить комиссию в составе: младшего архитектора Ларионова, местных: полицмейстера Новицкого и городского головы»17. 27 июня того же года указанной комиссией был произведен осмотр помещения с целью допущения в нем театральных представлений. По результатам проверки комиссия допускала возможным устройство спектаклей «при соблюдении следующих условий: 1) двери из зала в лестничных клетках должны быть перевешаны так, чтобы открывались наружу, т. е. по направлению выхода; 2) дверь из коридора при лестнице, обслуживающая управу во дворе должна также открываться наружу; 3) во все время пользования залом публикой внутренние двери в лестничных клетках на улицу и во дворе должны быть открыты; 4) деревянные лестницы следует заменить таковыми же из несгораемого материала; 5) в зале и на сцене должно быть не менее 4-х огнетушителей; 6) в зал может быть допущено не более 220 человек»18.
В ответ на это заключение городской голова Бахчисарая Сулейман Мурза Крымтаев высказал собственное мнение: «Я нахожу, что так как управа решила не позже будущего года сделать в театральном зале капитальный ремонт и переделки для размещения в нем канцелярии Городской управы, а для сцены построить особое помещение, нет никаких оснований производить в несколько сот рублей расход на приспособление помещения для театрального зала, тем более, что во время спектаклей управою ставятся на выходах из зала особые люди, наблюдающие за своевременным открыванием дверей, а на сцене назначается лицо с ручным брандсбоем для безопасности в пожарном отношении. Зал существует более пятнадцати лет и никогда никаких происшествий зарегистрировано не было… Я считаю возможным допустить представления в сказанном зале, оставив его в ныне существующем виде»19.
Однако все доводы со стороны городского головы для строительного отделения Таврического губернского правления оказались неубедительными. Последнее за подписью губернского инженера Г. Геккера определило «устранить все указанные недостатки» и только в этом случае разрешить театральные представления в зале Губернской управы20.
Организация и проведение театральных представлений в зале заседаний Городской управы летом 1913 г. губернскими властями были запрещены. И причины тому весьма существенные — безопасность городских граждан. Где получила новую культурную жизнь бахчисарайская публика и ее гости, нам расскажут дальнейшие архивные поиски.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Шендрикова С. П. Мастера сцены в истории театрального искусства Крыма XIXXX веков. – Симферополь, 2011. – С. 19-23.
2. Государственный архив Автономной Республики Крым (ГААРК), ф. 26, оп. 1, д. 27599, л. 4.
3. Там же, д. 12536, л. 1.
4. Там же, д. 2698, л. 20.
5. Там же, д. 27695, л. 21.
6. Там же, ф. 681, оп. 2, д. 554, л. 13.
7. Там же, ф. 64, оп. 1, д. 370, л. 1.
8. Там же, ф. 681, оп. 2, д. 554, л. 83.
9. Ганкевич В. Ю. Ісмаїл Гаспринський — міський голова Бахчисараю. – Сімферополь, 2011. – С. 127.
10. Шендрикова С. П. Шефика Гаспринская — лидер национального движения крымско-татарских женщин // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. – 2002. – № 2. – Т. 15 (54). – С. 120-124.
11. ГААРК, ф. 27, оп. 13, д. 4015, л. 30.
12. Там же, д. 4716, л. 13.
13. Там же, л. 11.
14. Там же, л. 12.
15. Там же, л. 14.
16. Там же, л. 15.
17. Там же, л. 15.
18. Там же, л. 16.
19. Там же, л. 17.
20. Там же, л. 18-19.
 
Снежана Шендрикова,
кандидат исторических наук
(г. Симферополь)