2013 1/2

Из истории частных учебных заведений Казани конца XIX — начала XX вв.

Реформы второй половины XIXв. открыли дорогу частным инициативам в области просвещения, которые наиболее активно они заявили о себе в конце столетия. На это время пришелся рост числа негосударственных учебных заведений: гимназий, училищ, пансионов.
Историография не обошла вниманием историю частных учебных заведений1. Исследователи сходятся во мнении, чточастные учебные заведения России играли важную роль в системе отечественного образования до 1917 г.2
В конце XIX— начале XX в. существовало общее название «частного учения», но четкого его определения в официальных документах не было. Исследователи полагают, что под «частным учением», существовавшим в России в XIX — начале ХХ вв., можно понимать общепризнанный вид «гражданского» образования, представленный школами, училищами и пансионами, которые функционировали за счет финансовых средств частных лиц3.
Справочные издания Казани и Казанской губернии, материалы Национального архива Республики Татарстан4 позволяют выявить сведения о частных учебных заведения г. Казани.
Во второй половине XIXв. были открыты: частное женское учебное заведение С. Ф. Вагнер (затем с 1901 г. — А. И. Котовой), пансион Е. А. Чулковой, музыкальная школа Л. К. Новицкого, школа рисования и живописи Ф. П. Травкина, женская школа В. А. Ряхиной, мужское училище К. Л. Мануйловой, профессиональная школа Л. П. Шумковой.
В 1911 г. в список частных учебных заведений вошли училище Левитской, учебное заведение О. М. Эккерт, в 1912 г. — женская частная гимназия Л. И. Каван.
Согласно официальным сведениям по Казанскому учебному округу, в 1911 г. в Казани было 18 частных учебных заведений, 1912 г. — 32, 1913 г. их число возросло вдвое5.

Зарисовка будущего здания училища К. Л. Мануйловой. Неизвестный художник. Казань, 1915-1916 гг.

Сестры Мануйловы. Неизвестный художник. Казань, 1915-1916 гг.
3. Заседание педагогического совета в училище К. Л. Мануйловой. Неизвестный художник. Казань, 1915-1916 гг.

Основными нормативно-правовыми документами, регулирующими деятельность частных школьных учебных заведений, были: «Постановление Государственного Совета об изменении действующих узаконений о частных школах» (1868), «Положение о допуске преподавателей в частные школы» (1879), «Законы и правила о частных учебных заведениях, классах и курсах Министерства народного просвещения, не пользующихся правами правительственных учебных заведений» (1914).
Процедура открытия частного учебного заведения включала подачу заявления от владельца на имя попечителя учебного округа. К прошению прилагался план, в котором указывались местоположение учебного заведения, род и разряд, предметы преподавания, количество преподавателей и учеников6. В ходе слушания принималось решение об удовлетворении или отказе просьбы, присвоении заведению соответствующего разряда.
Разрядов учебных заведений было три. Заведения высшего или первого разряда должны были иметь не менее шести классов, второго — не менее трех, третий разряд предполагал двух- или одногодичное обучение7. Частное учебное заведение могло сменить свой разряд. Например, весной 1907 г. педагогический коллектив училища К. Л. Мануйловой обсуждал проблему получения статуса мужской реальной гимназии и открытия при ней школы третьей ступени. Разрешение было получено, училище второго разряда было преобразовано в мужское учебное заведение первого разряда с программой реального училища, вскоре было получено разрешение на открытие приготовительной школы.
По правилам Министерства народного просвещения, частные учебные заведения делились на два типа. Открытые, в них преподавались учебные дисциплины, и закрытые, в которых помимо образовательного осуществлялся воспитательный процесс.
Право содержания частного учебного заведения, а также преподавания в нем, предоставлялось лицам обоего пола, русским и иностранцам, принявшим русское подданство, по усмотрению чиновников Министерства народного просвещения, которые сначала должны были удостовериться в нравственности и благонадежности лица, желающего открыть частное учебное заведение. Мужчинам, для получения права на открытие частного учебного заведения первого разряда, необходимо было предоставить удостоверение об окончании курса в одном из высших учебных заведений России, второго или третьего разряда — свидетельство на звание домашнего учителя. Женщина должна была иметь обязательно звание домашней наставницы или учительницы. Иностранцы после принятия русского подданства должны были пройти испытания, утвержденные Министерством народного просвещения8. Среди владельцев частных учебных заведений были представители различных социальных слоев. Большинство учредителей имело в прошлом педагогический опыт.
На настоящий момент еще не выявлены мотивы, побудившие К. Л. Мануйлову открыть собственное учебное заведение. Изученный материал дает возможность выдвинуть версию, что ею двигало желание реализовать собственные представления об образовании.
Государство в лице Министерства народного просвещения, попечителя учебного округа и инспекторов осуществляло контроль за деятельностью частных учебных заведений. Владельцы в обязательном порядке ежегодно сдавали отчеты Попечителю учебного округа, инспектора регулярно посещали учебные заведения. В случае несоблюдения соответствующих норм Министерство народного просвещения имело право закрыть учебное заведение.
Учебные программы частных заведений были ориентированы на типовые правительственных учебных заведений.Занятия велись по официально рекомендованным учебникам. В расписание уроков в обязательном порядке включались Закон Божий, русский язык, арифметика, алгебра, геометрия, история, география, естествоведение, немецкий, французский и латинский языки, чистописание, рисование, пение, ручной труд. Ученики также изучали физику, анатомию, педагогику и психологию, могли заниматься танцами, рисованием, музыкой, рукоделием. В женской татарской гимназии Ф. Аитовой вместо Закона Божьего преподавалось исламское вероучение, а к чистописанию прибавлялась арабская и татарская письменность9.

Заседание педагогического совета в училище К. Л. Мануйловой. Неизвестный художник. Казань, 1915-1916 гг.

Руководство гимназии К. Л. Мануйловой большое внимание уделяло прикладным дисциплинам. Дополнительные часы здесь были отведены на изучение иностранных языков, практическим занятиям по естествознанию, обучению ручному труду — столярному, переплетному делу, паянию, резьбе по дереву и выжиганию10. При гимназии О. М. Эккерт было открыто профессиональное училище, где обучали рукоделью, шитью, сапожному делу, рисованию, цветочному искусству11.
Владельцы частных учебных заведений практиковали современные методы и подходы в обучении. В гимназии К. Л. Мануйловой образовательный процесс был выстроен в соответствии с идеями педологииI. Акцент делался на связь интеллектуального, физического и эстетического труда. Большое внимание уделялось внеклассному чтению. В младших классах и учебных заведениях третьей ступени практиковались подвижные игры с пением. Широкое распространение в учебном процессе начала XX в. получили учебные и общеобразовательные экскурсии. Практически в каждом учебном заведении была собственная библиотека.
После завершения годового курса по всем обязательным предметам устраивались экзамены, на которых обязательно должен был присутствовать инспектор, надзирающий за учебным заведением. По завершении обучения выдавалось свидетельство. Учебное заведение могло ходатайствовать перед Министерством народного просвещения о получении учениками медалей.
В частных учебных заведениях существовали педагогические советы — коллегиальные органы самоуправления. В их состав входили учредитель, заместители, учителя, воспитатели, библиотекарь, врач, председатель родительского комитета. Советы собирались регулярно, в ходе их заседаний рассматривались учебно-воспитательные вопросы.
Прием учеников в частные учебные заведения происходил один-два раза в год. Он осуществлялся на основе ходатайств или вступительных экзаменов. Обучение было платным, стоимость варьировалась в зависимости от типа школы и года обучения. Для детей преподавателей учебных заведений оплата могла быть снижена. В некоторых заведениях были предусмотрены стипендии и льготы. Например, в гимназии С. В. Вагнер дети из малообеспеченных семей обучались за счет Городской управы, земства или обществ вспомоществования.
Социальный состав учеников был разнообразен, включал в себя детей дворян, чиновников, купцов, крестьян, мещан, лиц духовного звания. Разнообразен был и религиозный состав. Наряду с исповедующими православие, учебные заведения посещали мусульмане, старообрядцы, католики, лютеране, иудеи.
Частные учебные заведения жили насыщенной культурной жизнью. В их стенах устраивались выставки, спектакли, праздничные мероприятия. Часть мероприятий проводилась под патронажем Министерства народного просвещения. Например, празднование юбилея Отечественной войны 1812 г., 300-летия императорского дома Романовых. В 1910 г. в гимназии К. Л. Мануйловой была организована выставка рисунков и поделок учеников12. В 1913 г. учебное заведение О. М. Эккерт организовало выставку ученических работ, на которой были представлены образцы рукоделия, кройки и шитья, сапожного дела13.
В годы Первой мировой войны частные школы активно включились в благотворительную деятельность. Дети участвовали в сборе пожертвований, ухаживали за ранеными в госпиталях, устраивали культурные мероприятия, средства от которых направлялись в пользу нуждающихся в призрении. Например, в 1915 г. учащиеся гимназии К. Л. Мануйловой поставили два спектакля. Ученики сыграли комедию А. Н. Островского «Тяжелые дни». Все вырученные средства от постановки были направлены в пользу Татьянинского комитетаII. Другой спектакль, комедия Н. В. Гоголя «Женитьба», был организован для раненых лазарета, учрежденного при гимназии.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Романенчук К. В. Историко-педагогическое исследование развития частного образования в дореволюционной России: проблемы совершенствования в современных условиях // Интернет-Форум в рамках Всероссийской научной конференции с международным участием «Педагогика в современном мире». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.kafedra-forum.narod2.ru/publikatsii/nauchnie_pedagogicheskie_issledovaniya/romachenchuk_kv/;Кодрле С. В. Исторический аспект становления и развития частных школ России // Современное образование: опыт, проблемы, перспективы. Сб. науч. трудов: Материалы II Российской научно-практической конференции «Образование в негосударственном вузе: опыт, проблемы, перспективы». – Оренбург, 2006. – Т. I. – С. 348-350;Литарова Н. В. Становление и развитие частного школьного образования в России (последняя четверть XVIII в. — первая половина XIX в.) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/116269.html; Змеев В. А. Негосударственное высшее образование в Российской империи // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 5. – С. 211-226; Егорова М. В. Развитие частного образования на Урале (1861-1917 гг.): дис. … канд. ист. наук. – Челябинск, 2003. – 222 с.;Фролова С. А. «Позволено… учредить в городе… пансион: документы Национального архива Республики Татарстан по истории частных учебных заведений в Поволжье. Конец XVIII — начало XIX в. // Отечественные архивы. – 2006. – № 4. – С. 82-104; Она же. «Открыла я там… с позволения начальства пансионы для детей мужеского и женского пола» (Учебные заведения француженки Марии Пото в Казани) // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2011. – № 1/2. – С. 166-180; Она же. Частные женские школы и пансионы Казани в первой половине XIX в. // Образование и просвещение в губернской Казани: Сб. ст. / Отв. ред. И. К. Загидуллин, Е. А. Вишленкова. – Казань, 2008. – Вып. 1. – С. 160-179.
2. Романенчук К. В. Указ. соч.
3. Ожегова Е. Ю. Законодательное регулирование деятельности частных школьных учебных заведений в городах Среднего Поволжья XIX — начала XX века // МИТС-НАУКА: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание. – 2007. – № 4 (55).
4. НА РТ, ф. 92, оп. 1, д. 739, 2609, 8537, 9488, 9777, 9934; оп. 2, д. 10423, 12327, 13462, 17881, 19963; ф. 944, оп. 1, д. 4, 5; ф. 425, оп. 1, д. 3, 6, 10, 16; ф. 118, оп. 1, д. 1, 2, 35; ф. 1065, оп. 1, д. 1-7; ф. 529, оп. 1, д. 1-10.
5. Там же, оп. 2, д. 13462, л. 2 об.
6. Там же, д. 17881, л. 76.
7. Там же, оп. 1, д. 9488, л. 4.
8. Там же, л. 6.
9. Махмутова А. Х. Становление светского образования у татар (Борьба вокруг школьного вопроса, 1861-1917). – Казань, 1982. – С. 14.
10. НА РТ, ф. 425, оп. 1, д. 6, л. 4.
11. Там же, ф. 92, оп. 2, д. 17881, л. 77.
12. Там же, ф. 425, оп. 1, д. 6, л. 9.
13. Там же, ф. 92, оп. 2, д. 17881, л. 77.
 
№ 1. Протокол заседания педагогического совета училища К. Л. МануйловойIII
26 сентября 1906 г.
Присутствовали все члены совета. Обязанности секретаря исполнял В. П. БрюхановIV.
По открытию заседания К. Л. Мануйлова возбудила вопрос о том, не желательно ли устроить при школе собрание родителей, и если желательно, то какую организацию эти собрания должны иметь. Все члены совета высказались за устройство родительских собраний, причем решили обсудить вопрос об организации этих собраний совместно с [самими] V родителями учеников. Для этой цели постановлено было пригласить родителей в школу 5-го октября в 7 часов вечера. Кроме вопроса о родительской организации на этом собрании, по мнению педагогического совета, могут быть обсуждены также вопросы о школьных впечатлениях детей, о влиянии, какое оказало на них школа, об их отношении к занятиям и пр[очее].
Далее педагогический совет рассмотрел вопрос о переменах между уроками. По наблюдениям учительниц, то обстоятельство, что в настоящее время между уроками бывает две перемены по 30 минут, дурно отражается на учениках: они, или слишком увлекаются играми, или наоборот, скучают. Постановлено: перемену между 3-им и 4-м уроками для учеников начальной школы сократить на 10 минут; такое же сокращение перемены сделать и для учеников гимназического класса в те дни, когда преподаватели могут приходить раньше на 4-ый урок; в те же дни, когда это для преподавателя невозможно, оставить продолжительность перемены прежнею, но велеть ученикам после звонка собираться в класс и там ожидать преподавателей. К. Л. Мануйлова заявила, что некоторые родители выражали ей желание, чтобы ученикам задавались домашние работы. На совете выяснено, что по некоторым предметам (например, по русскому яз[ыку], арифметике, географии) такие работы уже задаются, по другим же предметам (напр[имер], по истории), будут задаваться в скором времени. Ввиду того, что приглашенный школой преподаватель гимнастики В. Т. Снегирев переводится на службу в другой город, педагогический совет рассмотрел вопрос о том, как быть с уроками гимнастики. Высказано пожелание, чтобы вместо гимнастики в школе был введен ручной труд. К. Л. и А. Л. VI Мануйловы согласились обучать переплетному искусству. В. И. КорсунцевVI обещал показать приемы клейки картонажей. Высказано желание ввести в школе по мере возможности и другие виды ручного труда.
Так как в близком будущем в школе предложено устраивать литературные и научные чтения с картинками волшебного фонаря, педагогический совет решил собрать сведения о коллекциях картин, которые имеются в Казани, и которыми можно будет воспользоваться для этих чтений; а кроме того многие члены совета (В. И. Корсунцев, В. П. Брюханов, Н. О. Брюханова, М. О. Ковалевский и др.) дали согласие заняться изготовлением собственных картин для этой цели.
В конце заседания пед[агогический] совет постановил, чтобы каждый преподаватель составил к 15-му октября отзывы об успехах учеников по его предмету. Эти отзывы должны быть приняты во внимание при аттестации учеников за 1-ую четверть, которую совет намерен сделать после 15-го октября.
НА РТ, ф. 425, оп. 1, д. 3, л. 3-4.
 
№ 2. Протокол заседания педагогического совета училища К. Л. Мануйловой
21 октября 1906 г.
Присутствовали все члены совета, за исключением М. В. Андерс и В. И. Корсунцева. Присутствовали также родители некоторых учеников. Обязанности секретаря исполняла К. Л. Мануйлова.
По открытию заседания В. П. Брюханов прочел протокол прошлого заседания, после чего перешли к текущим делам. А. Л. Мануйлова возбудила вопрос об экскурсиях с научной целью и предложила сводить детей в зверинец или в Зоологический музей. Б. А. КеллерVIII сказал, что в зоологический музей нельзя попасть из-за ремонта университета и потому было решено педагогическим советом при участии присутствовавших родителей посетить сначала малый, а потом и большой зверинец, при чем было выражено желание, чтобы экскурсии были устроены в будни, во избежание скопления публики и не во время представления, из-за могущей возникнуть опасности. Желательны объяснения учителя, поэтому для удобства решили разделить школу на 2 группы — старшую и младшую. Один из родителей возбудил также вопрос о других экскурсиях, напр[имер] на историческую панораму, но М. О. КовалевскийIX предложил отложить эту экскурсию до того времени, когда вопрос этот будет проходиться в классе, с чем согласились и остальные члены Совета. Вообще же п[едагогический] с[овет] выразил желание пользоваться каждым удобным случаем для экскурсии. После этого К. Л. Мануйлова прочла проект, прошения о правах. Для разработки и пополнения его была избрана комиссия, в к[оторую] вошли К. Л. Мануйлова, В. П. Брюханов, А. Ю. Горн.
Затем перешли к вопросу об отзывах для учеников 1-го класса гимназии, но оказалось, что многие преподаватели не успели подготовить своих отзывов, и решено было перенести этот вопрос на следующее заседание, имеющее быть в воскресенье 29 октября в 1 час дня. При этом педагогический сов[ет] обменялся мнениями с родителями о том, желательно ли более частые отзывы. Мнения родителей, чтобы отзывы были более часты, когда у ученика плохо идет дело.
Далее был возбужден вопрос о пополнении школьной библиотеки: решено, что каждый преподаватель составит список желательных книг по своему предмету и представит их к следующему совету.
В заключение некоторые из преподавателей указали на массу пыли в школьном помещении и просили высказаться как с ней бороться. Решено было попробовать протирать пол керосином и кроме того познакомиться с этим вопросом по книге «Школьная гигиена» и спросить мнения гигиенистов.
Кроме всего этого некоторые из родителей высказали свои пожелания:
1. Чтобы в школе был введен еще какой-нибудь физический труд. Этот вопрос встречен сочувственно и о нем решили поговорить на одном из следующих советов.
2. Некоторые дети стесняются носить из дому завтраки, п[отому] ч[то] подвергаются насмешкам со стороны товарищей. Учительница низшей школы взялась выяснить этот вопрос с учениками.
НА РТ, ф. 425, оп. 1, д. 3, л. 5-6.
 
№ 3. Из протокола заседания педагогического совета училища К. Л. Мануйловой
29 октября 1906 г.
Отсутствовали: П. М. Руфимский, А. Ю. Горн, В. И. Корсунцев был только в начале заседания. Обязанности секретаря исполняла А. Л. Мануйлова. Вначале был прочтен протокол прошлого заседания, а потом перешли к обсуждению отзывов об учениках 1-го класса. Предварительно прочли записку П. М. Руфимского о том как он смотрит, что он понимает над Законом Божьим и как смотрит на преподавание его как учебного предмета. Относительно формы отзывов и порядка их сообщения родителям были некоторые прения. Б. А. Келлер находил, что отзывы следует сделать закрытыми для учеников, т[ак] к[ак] считает, что преподаватели не будут свободны в выражении своего мнения об ученике, если будут знать, что отзыв попадет в руки ученика, т[ак] к[ак] ученику не всегда полезно знать все мнения преподавателя о себе, как очень хорошее, так и очень плохое, но которое от ученика собственно мало зависит. Остальные члены совета, соглашаясь в принципе с этими доводами, высказывали предположение, что мы не достигнем никаких результатов, т[ак] к[ак] мы не можем рассчитывать на согласие с нами всех родителей в этом отношении; наконец, вследствие всего вышеизложенных сообщений совет постановил, в отзывах избегать резких выражений как одобрения, так и порицания. Кроме того постановили посылать отзывы в закрытых конвертах; объяснив по возможности родителям почему так сделано, а дальнейшее предоставить усмотрению родителей.
Затем были прочитаны отзывы каждого преподавателя о каждом ученике и выработана редакция примечания для каждого ученика в отдельности. По окончанию совещания об отзывах была прочитана бумага от инспектора о воспрещении частным училищам производить проверочные испытания и выдавать свидетельства. []
В. П. Брюхановым был возбужден вопрос об уменьшении платы для детей учителей. После некоторого обсуждения этого вопроса решили принять предложение В. П. Брюханова и назначили плату вместо 50 руб. — 30 руб. в год для учеников 1 класса. […]
НА РТ, ф. 425, оп. 1, д. 3, л. 7-7 об.
 
№ 4. Из протокола заседания педагогического совета частного училища К. Л. Мануйловой
14 апреля 1907 г.
Обязанности секретаря исполняла К. Л. Мануйлова.
[…] Доклад П. А. Пономарева «О творчестве в средней школе». Творческая способность, вложенная природой в человека двигает общество, она основа жизни и общества. Старая школа была школой схоластической и в ней не было места для творческой деятельности. Разделение школы на классическую и реальную не делает разницы. Теперь поднялся вопрос о полной переработке школы. Новая школа должна развивать творчество, самодеятельность. В настоящее время школа находится в переходном состоянии и в нее можно ввести 3 новых элемента: 1. Экскурсии учащихся. 2. Научно-рабочие ученические кабинеты. 3. Беседы или отчеты и описания работ во время экскурсий в форме рефератов. Все эти элементы надо организовать. Без руководительства в научном деле нельзя обойтись. Организация их: 1. Экскурсии. Они предпринимаются с известной, определенной заранее намеченной целью (рассказ об археологической экскурсии учеников I-ой гимназии). Неверность далеких экскурсий. Ученики должны непременно знать план экскурсии. Непременное условие всякой экскурсии — ее небольшая стоимость. Из экскурсий вытекают естественным путем художественно-историческ[ие] научные кабинеты и рефераты. Примеры рефератов в Юнкерском училище.
По окончании чтения этого доклада протоиерей Смирнов сделал следующие возражения: 1) по его мнению, в докладе не указано, как данные условия влияют на развитие творчества; 2) творчество в учащихся развивается творчеством учителя. Пр[отоиерей] Смирнов считает, что творчество — не в области чувства, ни мысли, но воли. Значит надо развивать волю. Но как ее развивать?

Врач училища А. Д. Сурков. Неизвестный художник. Казань, 1915-1916 гг.

Творчество в школе понизилось с Толстого, но и у тогдашних учеников творчества было мало. Толстой понизил творчество учеников, обезличив учителя. Развитие воли зависит от индивидуальности учащегося. Мы можем повлиять на пассивное внимание ученика и вызвать склонность к известному предмету, но не творчество. Только изучив индивидуальность ребенка, можно развить у него творчество. Значит нужно наблюдение индивидуальных качеств и развитие их и естественных склонностей.
На это И. А. Лиманов указал, что пр[отоиерей] Смирнов понимает «творчество» различно от него, Лиманова и от П. А. Пономарева. Они подразумевают под словом «творчество» — созидание, а не высшее творчество (мыслительное, художественное, поэтическое, музыкальн[ое]). Б. А. Келлер сказал, что пр[отоиерей] Смирнов указал только другой фактор развития творчества.
П. А. Пономарев соглашается со Смирновым относительно изучения индивидуальности и находит, что его предположения тоже указывают на необходимость изучения индивидуальности. Пр[отоиерей] Смирнов возражает Лиманову, что творчество не то что самодеятельность. Творчество — это творение нового или коренное изменение старого. А Лиманов возражал, что самодеятельность — путь к творчеству. Смирнов говорит, что в таком случае ошибочно и неточно самое заглавие доклада. Лиманов предлагает заменить слово «творчество» словом созидание или самодеятельность. Я. А. Александров говорит, что доклад заинтересовал его с точки зрения изменения взглядов на преподавание. Прежнее преподавание было исключительно книжное, а доклад дает схему другого направления опыта и наблюдения. Я. А. Александров говорит, что желательно перевести школу на открытый воздух. Пр[отоиерей] Смирнов указывает на суровость климата, как на препятствие к такому преподаванию. Кроме того он находит, что изучение одной природы крайне односторонне и недостаточно. Мало одного внешнего, надо и внутреннее. Он указывает на ослабление памяти у детей, сравнительно с прежними людьми. Как средство борьбы против такого ослабления — желателен ручной труд.
Лиманов указывает на рисование и самые разнообразные формы ручного труда, что уже есть в школе. Б. А. Келлер от лица всего собрания просит пр[отоиерей] Смирнова написать доклад о других путях развития творчества, пр[отоиерей] Смирнов указывает на недостаток свободного времени.
П. А. Пономарев говорит, что его проект — первый клик, который должен раздвинуть рамки современной школы.
М. О. Ковалевский указывает на трудность и бесплодность всякой новой попытки из-за инертности родителей, педагогического персонала, администрации и т. д. Он защищает заглавие «творчество» и указывает необходимость творческого воображения. Загоревшиеся глаза учеников — первый проблеск этого воображения. П. А. Пономарев вызывает этот проблеск своими историческими чтениями. Нельзя в школе особенно хорошо изучить индивидуальности. Школа нечто коллективное и, хотя, нельзя в ней не считаться с индивидуальностью учащихся, но главное не это.
Б. А. Келлер выдвинул 2 первые вопроса как пригодные не для нашей школы. П. А. Пономарев указал, что с детьми такого возраста уже можно сделать экскурсии по минералогии, истории и даже археологии. Он предложил устроить для школьников чтение.
Б. А. Келлер указал на недостаточное развитие чувств и языка у детей.
Он считает, что в научно-рабочих кабинетах могут быть не только предметы, собранные во время экскурсий, но химические и другие аппараты и пр[очее]. []
НА РТ, ф. 425, оп. 1, д. 3, л. 16-17.
 
Иллюстрации из фондов Национального музея Республики Татарстан.
 
Публикацию подготовили
Людмила Хуторова,
кандидат исторических наук,
Юлия Ронжина


I. Педология — направление в науке, ставившее своей целью объединить подходы различных наук к развитию ребенка.
II. Комитет великой княжны Татьяны Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий был учрежден 14 сентября 1914 г. для координации работы с хлынувшими в столицу беженцами. Комитет состоял под почетным председательством ее императорского высочества великой княжны Татьяны Николаевны. В задачи Комитета входило оказание единовременной материальной помощи пострадавшим, содействие воссоединению семей и отправлению беженцев на место постоянного жительства, помещение нетрудоспособных в больницы, богадельни и приюты, устройство детей в учебные заведения (см.: Керзум А. П. Комитет великой княжны Татьяны Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий // Энциклопедия благотворительности Санкт-Петербурга. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://encblago.lfond.spb.ru/showObject.do?object=2812191820).
 
III.Мануйлова Клавдия Леонидовна (1872-?) — педагог, общественный деятель. Владелица мужской гимназии и подготовительной школы. Потомок казанского поэта и почетного гражданина Г. Р. Каменева (здесь и далее подстрочные примечания к документам авторов вступительной статьи).
IV. Брюханов Владимир Павлович (1872-1943) — лингвист, методист, профессор. Заведовал училищем К. Л. Мануйловой, преподавал русский язык.
V.Дописано поверх текста.
VI. Мануйлова Антонина Леонидовна (1868-?) — педагог, общественный деятель. После окончания Мариинской гимназии в 1889-1903 гг. служила в ней классной надзирательницей, награждена серебряной медалью в память императора Александра III.
VII. Корсунцев Василий Иванович — художник, выпускник Казанской художественной школы (ученик Н. И. Фешина).
VIII. Келлер Борис Александрович (1874-1945) — ботаник. После окончания в 1902 г. Казанского университета работал сверхштатным лаборантом ботанического кабинета. В 1913 г. защитил в Юрьевском университете магистерскую диссертацию. Профессор, с 1931 г. действительный член АН СССР.
IX. Ковалевский Михаил Осипович (1871-?) — историк. В 1896 г. окончил историко-филологический факультет Казанского университета. В Казани преподавал историю в 1-й мужской и 3-й женской гимназиях. Член Педагогического общества при Казанском университете.