2013 1/2

Доклад Н. Ф. Калинина на краеведческой конференции 24 октября 1949 г.

Изучение археологического наследия Казани и Казанского Кремля тесно связано с именем Н. Ф. КалининаI. Не оставался этот вопрос без внимания и позднее в работах А. Х. Халикова1. В последние годы появляются новые исследования по истории археологических исследований города2, продолжаются изыскания по отдельным аспектам археологии Казанского Кремля3, опубликована библиография работ по истории средневековой Казани4.
В то же время большое количество источников и документов по археологии и истории города остаются неопубликованными. Именно к таким важным источникам относится личный архив Н. Ф. Калинина.
Особый интерес представляет доклад Н. Ф. Калинина «Археология Казанского Кремля за 30 лет Советской власти», подготовленный для краеведческой конференции 24 октября 1949 г., однако так и не опубликованный5. Доклад важен для понимания археологической изученности Казани и Казанского Кремля — ключевых объектов в археологии Татарстана. Имеющиеся в работе сведения отражают уровень и направления развития археологической науки региона в указанный период.
Документ хранится в Центре письменного и музыкального наследия Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан (ЦПиМН ИЯЛИ АН РТ)6. Текст доклада рукописный, на 21 листе, написан черными чернилами на плотной газетной бумаге. Он сопровождается многочисленными исправлениями, комментариями, сделанными карандашом и чернилами. Автор, по всей видимости, редактировал и дописывал свой текст вплоть до выступления.

Н. Ф. Калинин. Научный фонд Музея археологии Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, ф. 8, оп. 7, д. 4, л. 1.

Современным исследователям доклад будет интересен, прежде всего, подробным обзором находок в Казанском Кремле до 1917 г. и обобщением археологических работ в крепости за 1925-1947 гг. Автором доклада определяются приоритеты развития исследовательских и организационных форм реализации перспективных планов по изучению и сохранению Казанского Кремля. Н. Ф. Калинин первым высказал мысль о необходимости создания музея-заповедника в Казанском Кремле, а также дал обоснование хронологии стратиграфии. Позже, опираясь на материалы Н. Ф. Калинина, А. Х. Халиков высказал и доказал наличие отложений домонгольского времени в Казанском Кремле7, а Ф. Ш. Хузин в 1990-е гг. обосновал нижнюю дату формирования этого слоя, связанного с возникновением Казани в XI в.8
В тексте доклада Н. Ф. Калинина обобщена историческая литература по исследуемой проблеме. Автор ссылается на работы К. Ф. Фукса9, С. М. Шпилевского10, Н. П. Загоскина11, нумизматические12 и архитектурные13 исследования, «Известия Общества археологии, истории и этнографии» (г. Казань) и «Известия Императорской археологической комиссии» (г. Санкт-Петербург), анализирует многочисленные архивные источники.
Естественно нужно учитывать, что Н. Ф. Калинин работал в сталинскую эпоху, в связи с чем докладу присущи все характерные идеологические штампы того периода. Прежде всего, это обязательная апелляция к классикам марксизма (К. Маркс), негативное отношение к дореволюционной научной школе. Любые позитивные процессы он связывает с завоеваниями Октябрьской революции. В то же время данные обстоятельства нисколько не снижают научной значимости исследования. В публикации сохранены стилистические особенности автора и комментарии.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Халиков А. Х. Основные этапы археологии и ранней истории Казани до возникновения города // Новое в археологии и этнографии Татарии. – Казань, 1982. – С. 38-74; Он же. История археологического изучения г. Казани // Средневековые археологические памятники Татарии. – Казань, 1983. – С. 111-138.
2. Хузин Ф. Ш., Ситдиков А. Г. Древняя Казань. – Казань, 2005. – 154 с.; Ситдиков А. Г. Казанский Кремль: историко-археологическое исследование. – Казань, 2006. – 288 с.
3. Ситдиков А. Г., Шакиров З. Г., Булыгин А. И. Клады Казанского Кремля ханского времени // Средневековые тюрко-татарские государства: Сб. ст. – Казань, 2010. – Вып. 2. – С. 309-316; Ситдиков А. Г. Укрепления Казани в эпоху средневековья (XI-XVI века) // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – 2008. – № 5 (24). – С. 148-150; Он же. Улицы средневековой Казани: локализация и идентификация // Ученые записки Казанского государственного университета. Серия Гуманитарные науки. – 2011. – Т. 153. – Кн. 3. – С. 63-73; Валиев Р. Р. Кожевенно-сапожное производство ханской Казани: Дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2010. – 192 с.
4. Хузин Ф. Ш., Ситдиков А. Г. Средневековая Казань. Краткий библиографический указатель. – Казань, 2002. – 152 с.; Библиография истории Казани / Сост. Х. З. Багаутдинова. – Казань, 2005. – 104 с.
5. Скопин Г. А. Список печатных работ Николая Филипповича Калинина. – Казань, 1958. – 16 с.
6. ЦПиМН ИЯЛИ АН РТ, ф. 8, оп. 1, д. 298, л. 1-21 об.
7. Иванов В. В., Ионенко И. М., Халиков А. Х. Когда возникла Казань? // Коммунист Татарии. – 1974. – № 10. – С. 84-90; Они же. О времени возникновения и названии г. Казани. – Казань, 1974. – 21 с.; Иванов В. В., Халиков А. Х. О времени возникновения города Казани // История СССР. – 1975. – № 6. – С. 147-156; Халиков А. Х. О времени, месте возникновения и названия города Казани // Из истории культуры и быта татарского народа и его предков. – Казань, 1976. – С. 3-19.
8. Хузин Ф. Ш., Хакимов Р. С. О времени основания города Казани. По материалам Международной конференции «Средневековая Казань: возникновение и развитие» (Казань, 1999) // Российская археология. – 2000. – № 3. – С. 220-229.
9. Фукс К. Ф. Краткая история города Казани. – Казань,1817. – 56 с.
10. Шпилевский С. М. Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии. – Казань, 1877. – 585 с.
11. Загоскин Н. П. Спутник по г. Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книга города. – Казань, 1895. – 691 с.
12. Ильин А. А. Топография кладов древних русских монет X-XI вв. и монет удельного периода. – Ленинград, 1924 – 60 с.; Федоров Г. Б. Московские деньги времени великих князей Ивана III и Василия III // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры. – М.-Л., 1949. – Т. XXX. – С. 70-81.
13. Бакланов Н. Б. Герих. Геометрический орнамент Средней Азии и методы его построения // Советская археология. – М.-Л., 1947. – Т. IX. – С. 101-120.
 
Доклад Н. Ф. Калинина:
«Археология Казанского Кремля за 30 лет Советской власти»
Краеведческая конференция 24.X.1949 г.
Тезисы докладаII:
1. Дореволюционное время не знало археологии Кремля.
2. За все время существования Казани до советского периода в Кремле не произведено было ни одной арх[еологической] раскопки.
3. Археологические работы на территории Кремля за советское время установили много данных по исторической топографии Кремля, по его росту, по его культурному развитию.
4. В результате работ мы обладаем к настоящему времени знаниями по истории Казанского Кремля за XV, XVI, XVII, XVIII, XIX века.
5. Дальнейшие работы по арх[еологии] Кремля должны быть расширены и систематизированы, изданы.
6. Ист[орические] ценности Кремля должны быть зорко охраняемы, Кремль должен быть объявлен ист[орическим] заповедником (декретирован).
Общественность призывает к охране и изучению арх[еологии] Кремля.
 
Археология Казанского Кремля с 1860 по 1949 г.
Казанский Кремль по археологическим работам за 30 лет Советской власти.
Кремль — центр Казани, ядро, из которого вырос город. Его древние стены и башни — свидетели далеких и замечательных событий нашей истории. Их строили русские мастера еще при Иване Грозном. Благовещенский его собор — прекрасный архитектурный памятник одного из лучших русских зодчих XVI века — Постника Яковлева, вложившего свой труд в постройку знаменитого московского храма Василия Блаженного.
На башнях Кремля еще кое-где видны заплаты на пробоинах, сделанных пушками Пугачева. В кремле сохранилось старое здание, где в 1812 году казанцы лили пушки против Наполеона. Тут 30 лет назад взвилось победное красное знамя Великой Октябрьской Социалистической Революции.
[Много веков прошло перед немыми крепостными каменными строениями, много видели они того, о чем рассказано в летописях, что стало достоянием истории.
Но] III письменные источники не охватывают всей истории Кремля. Самые древние ее страницы остались бы неизвестны, если бы не были привлечены данные археологии. Памятники материальной культуры, остатки которых сохранились под землей, рассказывают о самом начале Казани, о зарождении ее, о первоначальных границах крепости, о размещении построек, о росте города, о характере населения, о культурном его обиходе.
В дореволюционное время археологических раскопок на территории Кремля не производилось. Это может быть объяснено равнодушием правительственных органов к древней истории Казани. Великодержавная политика царизма, представителями которой были казанский губернатор и губернское правление, имевшие свое местопребывание именно в Кремле — не благоприятствовала каким-нибудь научным изысканиям в области истории татар, древних насельников Казанского Кремля. Только В[еликая] О[ктябрьская] С[оциалистическая] Рев[олюция] и Л[енинско-]Ст[алинская] нац[иональная] политика открыли широкие возможности для изучения истории местных народов, находившихся на положении «инородцев».
Мы можем назвать только несколько наблюдений по археологии Кремля, относящихся к дореволюционному времени. Они носят преимущественно характер случайных находок. Назовем их:
1. Летом 1861 года — клад серебряных монет Иоанна III-го. Найден «при рытье фундамента для крыльца с левой стороны собора» (Изв[естия] о[бщества] а[рхеологии] и[стории и] э[тнографии]. Т. I. 1878 г. Стр. 68, 102) (Изв[естия] Имп[ераторского] арх[еологического] общ[ества. Т.]V. [Стр.] 345; Шпилевск[ий][С. М.] Др[евние] гор[ода и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии], стр. 477).
2. Подобный же клад монет найден в 1878 г. 4 сент[ября] при копании канавы для водопроводной трубы возле тротуара здания военного училища против крыльца Кафедрального собора (Из[вестия] о[бщества] а[рхеологии] и[стории и] э[тнографии]. Т. I. Стр. 66).
Клад содержал не менее 1 кгр. монет, несколько сотен их. Он описан был В. К. Соловьевым (Там же) и А. Ф. Лихачевым (Там же, стр. 112-120). Состоял он из монет рязанского князя Василия Ивановича (1425-1462), Великого Новгорода (1420-1472), но главным образом из монет Московского вел[икого] князя Ивана Васильевича III, деда Ив[ана] Грозного (1462-1505) IV.
[К стр. 5. Это описание клада сделано очень кратко и при этом не invisuV, а по Савельеву и Лихачеву. Нужно просмотреть монеты этого клада, если они хранятся в Гос[ударственном] муз[ее] ТатАССР.
См. также: А. А. Ильин. Топограф[ия] кладов древних русских монет X-XI вв. и монет удельного периода. Ленинград, 1924 г., где под №№ 16, 17, 18 описал «Клады в Казани».
В сообщении на моей 5 стр[анице] вызывает сомнение:
1. Колич[ество] монет в кладе.
В 1 кгр. сер[ебряных] монет — 1 000 гр.
«Новгородка» = 1 деньга врем[ен] Ив[ана]III и Вас[илия]III = 0,80-0,78 гр.
«Московка» = 1 полуденьга = 0,40-0,34 гр.,
т. е. в 1 кг. денег 1 250 штук, а полуденег 2 500 штук.
10 000 : 0,8 = 1 250, так здесь приходится говорить не о сотнях, а о колич[естве] более тысячи, если все монеты были «деньга», а если все полуденьги — то более 2 000. Необходимо просмотреть все сотни монет invisu.
2. По весу их и по буквам можно определить ныне их дату.
См. Федоров [Г. Б.] Моск[овские] деньги времен в[еликих] к[нязей] Ив[ана]III и Вас[илия]III. Крат[кие] сообщ[ения][о докладах и полевых исследованиях] И[нститута] и[стории] м[атериальной] к[ультуры]. 1949. [Т.]XXX. Стр. 70.
3. Какая из монет Ив[ана]III преобладает, с тат[арским] словом [] VI или без него. Это важно. Преобладали ли в Казани рус[ские] деньги, чеканенные специально для татар или разные и др.
4. Могли ли быть деньги чеканены в Новгороде после 1456 г.?] VII
Эта находка указывает на сильные эконом[ические] связи Казани XV в. с русскими княжествами и, гл[авным] обр[азом], с Москвой [и политич[еская] зависимость. Ив[ан]III спец[иально] для татар чеканил монеты с тат[арским] словом «Иван»] VIII. На некоторых монетах имеются татарские надписи («Ибан», «деньга города Москвы»). Как известно со времен Ивана III Казань находилась под значительным влиянием Москвы.
Войска Ивана III впервые овладели Казанью в 1487 г. Тогда в Казани был поставлен русский гарнизон. На престол казанский Иван III ставил угодных себе ханов и принял титул князя болгарского. Казань «лежит у ног Ивана III» (К. Маркс).
[«Другие качества металла золотоордынских денег должно было привести их курс к совершенному падению, и заставило отдавать предпочтение в обращении русским деньгам, чеканка которого в это время шла лучше и серебро было высшего достоинства» (А. Ф. Лихачев, 119)] IX.
3. В те же (1860-ые) годы и там же у крыльца собора найдены два куска гипсовых архитектурных орнаментов. Это очень ценные фрагменты архитектурного убранства кремлевских зданий во времена Казанского ханства XV— первой половины XVI века.
Эти фрагменты не изучались до советского времени; и здесь впервые приводятся о них сведения. Эти гипсовые пластинки толщ[иной] 2-2,5 см., имеющие с нижней поверхности отпечатки деревянной драны, на которую эти пластинки были наложены. Лицевая их сторона покрыта орнаментом типа гериха (см. Бакланов [Н. Б.] Герих. Геом[етрический] орн[амент] Ср[едней] Азии и методы его построения. Сов[етская] археолог[ия. Т.]IX. М.-Л. 1947 г. Стр. 101-120), представляющим переплетающиеся между собой круги. Каждый круг пересекается шестью кругами того же радиуса.
Окружность делится на 6, потом на 12 частей и превращается в правильный 12-[ти]угольник. В центре круга — 6[-ти]конечная звездаX.
[Техника нанесения орнамента на стену здания представляется такой:
1) На стену, покрытую дранью, наносится слой гипса.
2) До ее отвердения на слое оттискивается орнамент при помощи деревянной формы — доски.
3) Далее происходит раскраска (поверхность — голубая, впадины красные).
Впрочем, возможен обратный процесс:
1) Отливка орнамента в форме.
2) Проклейка его к драни стены при помощи гина.
3) Раскраска] XI.
4. Прочие находки на территории Кремля, сделанные в дореволюционное время, сводятся: к каменному ядру, «вырытому во дворе Каз[анского] пехотн[ого] юнкерского училища» (Изв[естия] О[бщества] а[рхеологии] и[стории и] э[тнографии]. Т. II. 1879 г. Стр. 37); к шести фрагментам надгробной плиты, вырытой позади Казан[ского] юнк[ерского] училища (плита, кажется, XVII в.); эти фрагменты хранятся в Гос[ударственном] музее. Я их видел последний раз в 1933-35 гг. Их надо изучить. Также и те надгр[обия] Спас[ского] м[о]ря, котор[ые] во дворе. К образцам глинян[яной] посуды — кувшин светло-серой массы начала XVII в., лощенный и покрытый графитом; сфероконусы булгарского типа и др. (См. колл[екцию] опись Ц[ентрального] м[узея] ТР № 5364). Позже находимы были также железные ядра, пушки н[ачала]XVIIIв.

Страницы рукописи доклада Н. Ф. Калинина. ЦПиМН ИЯЛИ АН РТ, ф. 8, оп. 1, д. 298, л. 1-3.

5. В 1880-ых годахXII Н. П. Загоскин и П. А. Пономарев были командированы Обществом арх[еологии] и[стории] и э[тнографии] «для наблюдения над траншеями, которые прокладывались под фундамент будущего здания ((надворного корпуса раскопа), расположенного в зап[адной] части Кремля юнкерского училища). Одна траншея, — пишет Загоскин, — продолженная нами к западу, перпендикулярно к нынешней кремлевской стене, прорезав культурный слой с остатками пожарища и кусками окалины и обломков штукатурки, пересекла несомненные следы основания обгоревшей деревянной (дубовой) крепостной стены, пролегавшей саженях в 15 (внутрь) от нынешней западной кремлевской стены» (Н. П. Загоскин. Спутник по Казани. 97 стр.).
Показания этих слов слишком неточны. Мы не знаем места траншеи, глубину ее. У нас нет никаких данных для проверки этого интересного сообщения.
Вообще дореволюционные сведения по археологии Кремля плохо документированы, не сопровождаются чертежами, фотографиями, рисунками, точными описаниями. Топографические данные неточны, стратиграфические данные отсутствуют.
К историческим памятникам Кремля в доревол[юционное] время отношение со стор[оны] администрации было самое небрежное.
«В 1807 году разломан в здешней крепости ханский дворец, последний остаток татарской архитектуры» — писал I каз[анский] историк К. Ф. Фукс в 1817 г. (Кр[аткая] ист[ория] г[орода] Казани. Казань, 1817. Стр. 9. Примеч[ание] 30).
Еще в 1830[] годах у башни Сююмбеки стояли, как это показано на гравюре Турнерелли, надгробные камни. Но о них нет никаких других сведений.
[Благодаря такому, можно сказать, отсутствию изучения, в Казани среди населения и литераторов, и даже ученых укрепились фантастические представления об этих памятниках. Всем известны фантастики о:
1) Сююмбекиной башне, как пам[ятника] пер[вой] пол[овины]XVI в.
2) О месте Тайницкого ключа.
3) О Тайницкой башне.
4) О подземных ходах и т. п.] XIII
Арх[итектурные] объекты Кремля, исследованные за 30 л[ет] Сов[етской] власти:
I. Подземный «ход» во дворе военн[ого] училища. Летом 1925 года сообщено было проф[ессору] В. Ф. Смолину об обнаружении подземного сооружения около ворот военн[ого] училища, выходящих к собору.
Исследования были сделаны со студентами КГПИ, где В. Ф. Смолин преподавал археологию. [В числе этих студентов здесь присутствует всеми уважаемая почтен[ная] З. А. Акчурина)] XIV.
Местоположение «хода» — 6 м. от забора (к зап[аду]), 5 м. от здания (к северу). Глубина около трех метров. Обнаружен и обмерен сводчатый коридор, сделанный из кирпича. Кирпич, судя по чертежу, составленному исследователями, следует датировать XVIII веком, не раньше. Высота хода велич[иной] чел[овеческого] роста, ок[оло] 2 м. Длина коридора ок[оло] 3 метров, ширина меньше метра. Направление — параллельно зданию и улице. Далее коридор завален землей, но в бок имеется ветка под углом (не прямым), направлен[ная] в сторону собора, которую исследовать не удалось. По этим неполным наблюдениям можно думать, что здесь мы имеем сооружение сравнительно позднее; вернее всего — это остатки пороховых погребов или др[угих] военных хранилищ, чертежи которых (XVIII века) сохранились в архиве Военно-инженерного [института] в Ленинграде.
II. Остатки житницы у баш[ни] Сююнбеки наблюдались Смолиным и Калининым.
1926 г.XV.
Место траншеи (водопроводной) перпендикулярно к средине фасада деревянного домика (сторожа), стоящего к югу от башни у проезда к дворцу. Составлены чертежи, сделаны фото, сделана вырезка части слоя: бревна обгорелого, обгорелого зерна. Это — памятник др[евней] русской постройки, оставшейся, не датированной (XVI-XVIII вв.). См. чертеж; фото есть (было) в Г[осударственном] музее [] XVI. Вырезка земляная — тоже в музее.
III. Сбор подземного материала у северной подошвы кремлевского холма в сторону Казанки, к северу (с с[еверо-]зап[ада]). Вследствие сильного разлива 1926 г. произошло глубокое [] XVII размывание культ[урных] слоев. Собрано мной, зав[едующим] арх[еологическим] отделом музея Кадыром Губайдуллиным и др[угими] много вещей.
См. описи арх[еологической] коллекц[ии] ГМТР №№ 5769, 5771, 5772, 5773, 5774, 5775, 5776, 5777, 5779, 5780, 6436.
Найдены были интересные вещи, особенно керамика поливная, очень близкая к позднебулгарской, золотоордынского периода. Она свидетельствует 1) о преемственности культур булгарск[их] и каз[анских] татар, 2) о богатстве ее. В других местах Кремля и при раскопках такой керамики не находилось. Следовательно, она связана лишь с частью Кремля — с сев[ерной] частью, вероятно, с ханским дворцом и жилищами знати.
IV. Подземная пустота обнаружена этим же разливом 1926 г. в основании Кремля в конце ул. Баумана под с[еверо-]з[ападом] круглой башни, ближайшей к Тайницкой (эта башня ныне не существует, разобрана в 1930-х гг.).
Наблюдения вел В. В. Егоров и др. Обнар[ужены] пустоты, м[ожет] б[ыть] геологич[еское] явление, м[ожет] б[ыть] часть подземных сооружений. Тем более интересно, что это район тайника 1552 г. (Спросить Мартову, Чердынцева, Мирпольского и др[угих] геологов). (Топография тайника устанавливается по новому по сравнению с дорев[олюционным] временем, не к востоку от Тайн[ицкой] башни у сев[ерных] стен Кремля, а к западу на основан[ии] сопоставлен[ия] мест из Царств[енной] книги об устройстве подкопа от Булака на 50 саж[еней], и планов Казан[и] 1730 г., мной разысканных в лен[инградском] архиве, где показаны Тайн[ицкие] ворота и Тайн[ицкая] улица). (См. Калинин «Казань в 18 веке». Демонстрировать план).
V. Находка в 1930-х гг. шлема — с вост[очной] надписью. Ждем чтения (А. Б. Булатов избрал темой доклада). (Демонстрировать фото шлема). См. мой эстампаж и фото. Будет в Ист[ории] Тат[арии], I т. 1950 г., будет в книге «Казань».
VI. Раскопки 1928 г.
Это была работа экспедиции татаро-булгарской, к которой предварительно мною готовилась. Образован был особ[ый] комитет. Работали совместно ученые Казани и центра. Из Москвы — А. С. Башкиров и проф[ессор] И. Н. Бороздин. От Казани — Егерев, Корнилов, Валексина, Калинин, Акчурина, З. Тагиров, учитель Хусаинов.
Во главе булг[арского] отряда стоял — А. С. Башкиров.
— // — Казанского — // — И. Н. Бороздин.
1) Время работы 3-11.VII.1928 г.
2) Место. В саду у здания Мин[истерства] нар[одного] просв[ещения] (тогда Наркомпроса). Шурфы по направлению с зап[ада] на восток (от средины абсиды собора — 8 шурфов до обрыва).
[б) С юга на север от собора в саду до ограды дворцового сада.
в) Шурфы в саду дворцовом] XVIII.
3) Методы меня не удовлетворяли: шурфовка и штыки, не увязанные со слоями. Много из-за этого потеряно.
VII. Раскопки 1929 г. продолжили раскоп 1928 г., особенно шурф VIII с остатками дерев[янного] здания XVI в. и шурфы I-V по линии, перпендикулярной 1928 г. Также были сделаны шурфы в саду дворцовом, 3 шурфа у Сююнб[екиной] башни. 1 шурф у дворцовой церкви. Интересн[ый] материал.
VIII. Раскопки 1934 г. у ю[жных] стен Кремля. Кладбище церкви.
IX. Раскоп 1935 г. у сев[ерных] стен Кремля.
X. Работы 1947 г.:
а) во дворе Мин[истерст]ва земледелия,
б) против ворот Воен[ного] уч[или]ща ок[оло] собора.
Итоги:
1. 4 культ[урных] слоя с прослойками охватывают даже XV-XX вв.
2. Древний слой XV-XVI вв. Топография. Рельеф. Ров. Конфигурация холма. Расположение кладбища. Сооружения: Водосток дорев[олюционный]. Дорев[олюционное] здан[ие] глинобитн[ой] печи. Камен[ные] фундаменты. Гипс. Облицовка. Железн[ые] орудия. Посуда. Прочие бытовые вещи.
3. Слой русск[ий]XVI-XVII вв.
4. Слой XVIII[в.]
5. Слой XIX-XX[вв.]
Слои.
1928 г.
1929 г.
1935 г.
1947 г.
а. почва (5)
 
№ 1 Чер[ная] земля 13-65 тол.
№ 1 XX в.
б. М[елкий] щебень, кирпич, известь, красн[ая] полив[ная] посуда к1, к2, к3 (XIX-XX в.) (50)
 
№ 2, №3, №4
Стен[ы] кирпичн[ые] (24х14х7) 34 ряд, и в ней бел[ого] камня в 6 рядов: 4 ряд[а] 1830 года, а V и VI
№ 2 XIX-XX[в.]
 
 
в. Уголь, кости жив[отных], стекло (XIX[в.])
 
№ 5
№ 2 XIX[в.]
г. Щебень. Известь. Кирпич. Глина. Песок. Стекло. Кости жив[отных]. Изредка посуда серая и красн[ая]
к3, к4 желт[ый]
 
№ 6
№ 2 XVIII[в.]
д. Сильно проглин[яный] слой. Мелк[ий] кирп[ич] и известь. (80)
Изредка цвет[ной] […] XIX.
Посуда серая с1, с2, с3, с5, с7.
Булг[арская] б1.
Красн[ая] к3, к4.
 
№ 7
 
№ 3 а. XVII в.
ж. Слой строит[ельного] мусора (известь) под сооружен[иями] шурфов I-III с почв[енными] прослойками. Фрески, фресков[ые] гвозди. []XVII в.
Гвозди, сера с2, с3, с4 (XVII[в.])
 
№ 7 (XVII в.)
[] 3 б. XVII в.
е. Глина, уголь. Кирп[ич], щебень IV-V, шурф НКП
 
№ 8 (II п[оловина]XVI-XVII вв.)
[] 3 в. II пол[овина]XVI в.
[] 3 г. завоз XVI в.
з. Супесь, уголь, кости крупн[ых] жив[отных] (лошадь).
Посуда с2, № 1528,
№ 1346.
Кост[яная] рукоятк[а] № 1699, шилья № 1701, посуд[а] красн[ая] к3(?) (XVI[в.]).
 
№ 9 Завоз[ная] красн[ая] татар[ская] посуда XVI-XV[вв.]
№ 10 Сугл[иняная] красн[ая] тат[арская] посуд[а]. [] кирп[ичная] медн[ая][] подковка, скобка фел. гл[иняная] обмазка пож. постройки
№ 4 а. I п[оловина]XVI в.
и. Супесь дов. жил. [] обгорел земля
 
№ 11 [] сугл[иняная] супесь.
[] кости []. Обмазка брев[ен]. Хумы со []
глубина 5 м. Остат[атки] дер[евянных] стен не обнар[ужены].
№ 4 б. XV в.
 
ЦПиМН ИЯЛИ АН РТ, ф. 8, оп. 1, д. 298, л. 1-20 об.
 
Публикацию подготовили
Айрат Ситдиков,
кандидат исторических наук,
Халим Абдуллин,
кандидат исторических наук,
Валерий Харитонович


I. Николай Филиппович Калинин (1888-1959) — видный историк и археолог. Выпускник Казанского университета (1910), с 1923 г. — действительный член Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете, с 1939 г. являлся единственным штатным сотрудником-археологом Казанского филиала АН СССР. С 1940 г. вел курс археологии в Казанском университете. Под его руководством создавались планы археологических исследований в регионе в рамках АН СССР. В числе приоритетов его научной работы периода 1925-1954 гг. являлась организация систематических археологических исследований в Казанском Кремле и городе Казани с прилегающей округой (подробнее о нем см.: Ситдиков А. Г., Старостин П. Н. Николай Филиппович Калинин. 1888-1959. – Казань, 2002. – 24 с.).
II. Здесь и далее выделение чертой соответствует выделению в документе (подстрочные примечания авторов вступительной статьи).
III. Зачеркнуто.
IV. См. оборот (примечание автора документа).
V. От латинского de visu — воочию, своими глазами.
VI. Слово «Ибан» арабским шрифтом.
VII Текст с оборота страницы.
VIII. Дописано поверх текста.
IX. Зачеркнуто.
X. Орнамент нанесен на плоскость врезанными вглубь чертами. Прорезы образуют плоскость наклонную к основной плоскости фона, как это делается при резьбе по деревянной доске. Отлит ли орнамент в резной деревянной форме или вырезан весь на стене из руки? Последнее невероятно ввиду неимоверного труда, треб. для порезки орнамента, тогда как его можно сделать в форме. Отливались плитки и потом приклеивались к драни при помощи гина (примечание автора документа).
XI. Зачеркнуто.
XII В каком именно году Загоскин не сообщает. Имеет значение установить тот год. По документам в архиве узнать, где строили здан[ия] в этом году. Получить консультац[ию] у В. В. Егорова (примечание автора документа).
XIII. Зачеркнуто.
XIV. Зачеркнуто.
XV. Первоначально стояла дата 1925 г., исправлено поверх текста на 1926 г.
XVI. Слово неразборчиво.
XVII. Слово неразборчиво.
XVIII. Зачеркнуто.
XIX. Здесь и далее неразборчивые слова обозначены троеточием в квадратных скобках, часть слов расшифровать не удалось.