2013 1/2

К 100-летию со дня открытия Казанского яхт-клуба

Первый в России яхт-клуб организовал царь Петр I. По его распоряжению в 1718 г. в Санкт-Петербурге возник «Невский флот», основной задачей которого было участие в парадах на р. Неве во время праздников. Кроме увеселения народа ему вменялось в обязанность и обучение искусству плавания по водам.
Флот имел четкую, хорошо продуманную организацию, а также устав и флаг, утвержденные Адмиралтейств-коллегией. Гребные и парусные суда флота отправлялись в походы вверх по Неве до Шлиссельбурга и Кронштадта. В качестве капитана в этих плаваниях не раз участвовал и сам Петр I. Но после его смерти о яхтах забыли и надолго.
Следующей точкой отсчета яхтенной жизни Санкт-Петербурга считают 1846 г. Тогда был учрежден Санкт-Петербургский Императорский яхт-клуб. Через 10 лет в городе существовало уже несколькоклубов любителей парусного спорта.В это время яхтами увлекались представители высших слоев петербургских чиновников и обеспеченной интеллигенции, которым был закрыт доступ в Императорский яхт-клуб.
В конце XIX — начале XX вв. яхт-клубы существовали практически во всех приморских городах России. Вслед за ними в крупных речных городах начали создаваться клубы любителей гребного и парусного спорта. И хотя членство в подобных обществах было дорогим удовольствием, часто именно яхт-клубы становились центрами спортивной и культурной жизни провинциальных городов.
В Казани идеей создания яхт-клуба заинтересовались в первую очередь биржевые круги. Дело в том, что все биржевые сделки на УстьI проходили в гостинице, что создавало определенные неудобства. Биржевики изъявили готовность собрать в своей среде денежные средства на открытие и стать членами клуба. В обмен на это клуб должен предоставить им помещение для торговых сделок за чашкой чая1.
Организаторами Казанского яхт-клуба выступили потомственный дворянин, земский начальник II участка Свияжского уезда Аркадий Тимофеевич Орлов, преподаватель Третьей женской гимназии Константин Петрович Винокуров и купеческий сын Сергей Александрович Гордеев.
Целью клуба было «посредством распространения охоты к плаванию на гребных, парусных, паровых, моторных и др[угих] судах: а) обучать управлению этими судами; б) улучшать их постройки; в) следить за изменением фарватера реки Волги; узнавать причины образования отмелей и перекатов, с указанием средств к устранению образования их»2. Со временем планировалось открыть постоянную спасательную станцию на Волге. Кроме того, клуб ставил своей задачей развитие всех видов спорта: охотничьего, рыболовного, автомобильного, лыжного, конькобежного, гимнастики и др. Для этого при клубе могли создаваться соответствующие отделы. Устав клуба, выработанный по образцу Самарского яхт-клуба, был утвержден 10 мая 1913 г. постановлением Казанского губернского по делам об обществах присутствия.
Клуб состоял из учредителей, действительных и почетных членов и сотрудников. Членами-учредителями, помимо названных лиц, были предводитель Свияжского дворянства маркиз В. А. Паулуччи, предводитель Чистопольского дворянства Л. А. Лихачёв, предводитель Лаишевского дворянства А. А. Лебедев, известный фабрикант О. Э. Петцольд, инженер-техник Д. В. Чернояров.
На учредительном собрании яхт-клуба было избрано правление, которое возглавил командор маркиз Виктор Александрович Паулуччи. Аркадий Тимофеевич Орлов был избран вице-командором. Почетными пожизненными членами стали казанский губернатор Михаил Васильевич Стрижевский, вице-губернатор Георгий Болеславович Петкевич, командующий войсками Казанского военного округа барон Антон Егорович Зальца и начальник Казанского округа путей сообщения Николай Александрович Антонов.
В члены клуба принимались лица обоего пола и всех сословий, но не моложе 21 года. Членский взнос составлял — 100 рублей.
В 1913 г. было ликвидировано Верхнеуслонское дачное общество, существовавшее два года. Из имущества у него осталась большая купальня. На вышеуказанном учредительном собрании было решено приобрести купальню и 5-6 гоночных яликовII.
Все суда клуба подразделялись на моторные лодки, яхты и шлюпки. К первому разряду принадлежали суда с двигателями, ко второму — палубные с каютами. Каждой моторной лодке и яхте присваивался номер и особый позывной сигнал, выдавался патент на плавание под флагом Казанского яхт-клуба. К третьему разряду относились палубные и открытые шлюпки и другие мелкие суда. Они также заносились в общий список судов клуба, но получали не патент, а свидетельство.
В первоначальном варианте устава предполагалась особая форма одежды для членов клуба: темно-синий пиджак с отложным воротником, на котором золотом вышит знак клуба, белый жилет и темно-синие или белые брюки. Пуговицы тоже должны были быть золотые с матовой серединой и знаком яхт-клуба. Форма командора и вице-командора для отличия от других членов клуба украшалась наплечными золотыми жгутами3.
Флаг Казанского яхт-клуба представлял собой белое полотнище с прямым синим крестом и гербом Казани.
Официальное открытие Казанского яхт-клуба состоялось в воскресенье 21 июля 1913 г.4 К 12 часам дня в летнее плавучее помещение в Верхнем Услоне стали съезжаться гости. К часу на моторной лодке прибыл почетный член клуба губернатор М. В. Стрижевский. После молебна под звуки военного оркестра губернатором был поднят флаг клуба, затем всем присутствующим предложен завтрак.
В четыре часа дня состоялись гонки на яликах. В гонках на дистанцию пять верст приняли участие шесть двупарных яликов. В первый заезд два ялика выбыли из-за неудачного расположения на старте. Первым финишировал ялик А. Мошкова, показав время 14 минут. Вторым пришел Ю. Грабовский. Участники, выбывшие из состязаний, пожелали побить рекорд скорости. И при благоприятных условиях ялик Галкиных пришел с рекордным временем в 13 минут и 39 секунд. Жюри приняло компромиссное решение: первый приз получил А. Мошков, второй — Галкины, третий — Ю. Грабовский5. Мероприятие завершилось танцами, затянувшимися до поздней ночи.
В следующее воскресенье вновь состоялись гонки. В этот день была сильная жара, и желающих провести выходной у воды нашлось немало. Среди зрителей присутствовали и дачники, и горожане. В заезде участвовало шесть яликов. На этот раз безусловными фаворитами были Галкины. Вот как восторженно описывает спортсменов некто И. Лопаткин: «При первом же взгляде на гребцов легко предугадать, что первый приз останется в руках Галкиных. Они в поразительной форме. Других нет, кто был бы, так закален со всех сторон. Мускулатура, дыхание — прелестны, хотя и другие гребцы не дурны»6. Галкины прошли дистанцию за 12 минут 35 секунд. На полминуты раньше, чем Грабовские. Третьим финишировал ялик Мошкова. «Бронзовые фигуры победителей слегка покрыты потом, на лице нет ни малейшего признака усталости, — свежесть поразительна. Не боязно предсказать, что эта пара и на будущее время не ударит себя лицом в грязь и поддержит свою славу чемпионов Казани»7.
Первые соревнования показали необходимость коренного преобразования гребного спорта. Количество членов общества увеличивалось: к осени насчитывалось уже 10 учредителей и 65 действительных членов. Настоящие большие состязания планировались на лето 1914 г. К очередным соревнованиям яхт-клубу планировали подготовить гоночные лодки новой системы с выставными уключинами, выкидными веслами и движущимися сидениями. О желании принять участие в гонках 1914 г. заявили и члены Самарского яхт-клуба (бронзовые призеры соревнований по парусному спорту Олимпиады 1912 г. в Стокгольме).
К сожалению, грандиозным планам не суждено было осуществиться. Наступало грозное время войн и революций. Прошло немало лет, прежде чем над волжскими волнами вновь распустились паруса.
А о том, как все начиналось, рассказывают архивные документы и периодическая печать вековой давности.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Казанский телеграф. – 1913. – № 6037. – 29 июня.
2. НА РТ, ф. 411, оп. 1, д. 64, л. 13.
3. Там же, л. 17.
4. Казанский телеграф. – 1913. – № 6055. – 23 июля.
5. Там же.
6. Там же. – № 6037. – 30 июля.
7. Там же.
 
Ольга Федотова,
начальник отдела публикации документов НА РТ


I. Летняя пристань Казани на месте впадения Казанки в Волгу.
II. Ялик — двух- или четырехвесельная лодка, шлюпка.