2013 3/4

Высочайшие особы в Казани (К 400-летию дома Романовых)

Воцарение в 1613 г. на российском престоле Михаила Фёдоровича Романова завершило период Смуты в стране и положило начало новой правящей династии.

В деле освобождения страны от поляков, примирения враждовавших сословий и в самом избрании нового царя одно из главных мест принадлежит Казани с ее святыней — иконой Казанской Божьей Матери. Именно казанский митрополит Ефрем после пленения патриарха Гермогена стал главным вдохновителем народного ополчения. Он же руководил работой Земского собора, на котором 21 февраля 1613 г. был избран новый глава государства. Именно митрополит Ефрем 11 июля 1613 г. венчал Михаила Фёдоровича на царство1.

И в дальнейшем 300-летняя история царской, а затем императорской фамилии тесно переплеталась с историей Казанского края. Семеро из семнадцати царствующих особ удостоили Казань своим посещением. Первым, как и во многом другом, был Пётр Великий. О пребывании императора в Казани в 1722 г. и о последствиях этого визита для развития города, прежде всего в экономическом плане, написано достаточно много. Однако не будет лишним еще раз напомнить, что именно Пётр I первым из царствующих особ обратил внимание на необходимость спасения такого драгоценного памятника старины, как древний Болгар. Впоследствии его поддержала Екатерина II, также лично посетившая исторические развалины.

История семьи Романовых всегда привлекала внимание исследователей и краеведов. Пребывание в Казани августейших особ широко описано в научной и популярной литературе. Мы же остановимся на малоизвестных архивных документах, освещающих непарадные стороны визитов.

Самым долгим по времени было пребывание в Казани императора Павла Петровича. Оно ознаменовалось многими милостями, оказанными им как отдельным лицам (к примеру, городской голова О. С. Петров был награжден шпагой), так и самой Казани. Император повелел отпустить для постройки Гостиного двора беспроцентную ссуду в 200 тысяч рублей. К городу было присоединено значительное количество земли. Гимназия получила большой дом на Воскресенской улице (ныне часть главного корпуса Казанского (Приволжского) федерального университета) 2.

В Национальном архиве Республики Татарстан сохранилось подробное расписание следования императорского кортежа от Павловска до Казани с указанием количества верст между каждым населенным пунктом и предполагаемыми обедами и ужинами. В поездке императора сопровождали великие князья Александр Павлович (будущий император Александр I) и Константин Павлович, а также свита на четырех каретах и 34 колясках3.

После Павла Петровича Казань почти сорок лет не видела царственных гостей. Поэтому к визиту императора Николая I готовились особенно тщательно. Губернские власти были заранее проинформированы о маршруте следования, количестве экипажей свиты и, соответственно, необходимом количестве сменных лошадей на почтовых станциях.

Одним из пунктов программы пребывания должен был стать Казанский университет. Для этого был разработан специальный порядок представления университета. Согласно ему, императора у главного входа встречал попечитель Казанского учебного округа и вручал рапорт о состоянии университета и всего учебного округа. Сначала высокий гость знакомился с университетской церковью, где его встречал протоиерей в праздничном облачении. Затем в главном зале попечитель представлял ректора, всех ординарных, экстраординарных профессоров и адъюнктов. Затем путь лежал через аудитории в физический, нумизматический, анатомический, минералогический, зоологический кабинеты. Осмотру подлежали все помещения, включая студенческие спальни, гардеробные, кухню и столовую4. Порядок представления университета был полностью одобрен Министерством народного просвещения и осуществился 20 августа 1836 г.

Император Николай Павлович остался весьма доволен увиденным в университете. Как и предполагалось, особый интерес вызвало техническое оснащение кабинетов и приборы, изготовленные лично механиком университета Фёдором Петровичем Неем5. Попечитель М. Н. Мусин-Пушкин был удостоен ордена Св. Владимира II степени, профессора и преподаватели — монаршей благодарности, а студенты — приглашения на бал.

В июне 1837 г., возвращаясь из путешествия по Сибири, в Казани побывал цесаревич Александр Николаевич. В связи с этим событием казанский военный губернатор, руководствуясь предписанием медицинского департамента МВД, поручил врачебной управе разработать комплекс мер «для предохранения Его Высочества от кори, скарлатины и других прилипчивых и эпидемических болезней» 6. Врачебная управа справилась с поручением в срок. Но пока документ разослали по губернским учреждениям, цесаревич успел благополучно посетить город и отправился дальше.

Визиты представителей императорской династии, как правило, сопровождались всевозможными милостями, наградами и пожертвованиями как городу в целом, так и определенным учреждениям, чаще всего духовным или учебным, или даже отдельным лицам. Но иногда посещения высоких гостей подвигали и местные власти на подобные действия.

Благодарность Александра II Казанской городской думе за пожертвование на приобретение дома для Казанской Мариинской гимназии. 24 ноября 1871 г. НА РТ, ф. 1, оп. 3, д. 2652, л. 56.

В августе 1871 г. проездом на Кавказ и в Крым Казань вновь посетил Александр Николаевич, но теперь уже будучи главой государства. Его сопровождали цесаревич Александр Александрович и великий князь Владимир Александрович. В ознаменование такого торжественного события Казанская городская дума постановила пожертвовать из запасного городского капитала 10 тысяч рублей на приобретение собственного дома для Мариинской женской гимназии. Казанское купечество выразило желание 27 августа, в день приезда августейших особ, угостить нижних военных чинов водкой и калачами. Император тоже не поскупился на подарки. На прощание Александр Николаевич отметил в городе отличный порядок, чистоту и благоустройство и велел благодарить всех ответственных лиц. Полицмейстер Х. Н. Мосолов получил перстень, городовой врач В. И. Колонтаев — золотые часы с цепочкой. Все нижние полицейские чины получили по 50 копеек. На поддержку беднейших жителей города государь пожертвовал полторы тысячи рублей7.

Посещение Казани великим князем Сергеем Александровичем 16 мая 1898 г. было подобно урагану. Он прибыл неожиданно для местных властей на казенном пароходе «Стрежень» из Нижнего Новгорода. За три часа объехал город, нигде не выходя из экипажа, вернулся на тот же пароход и отбыл вверх по Волге. Опомнившийся от такого налета казанский губернатор Пётр Алексеевич Полторацкий отправил вослед августейшему посетителю «Памятную книжку Казанской губернии и описание приволжских городов и селений», изданную Казанским губернским статистическим комитетом. По заверению адъютанта великого князя, подарок был принят «с искреннею благодарностью» 8.

Великий князь Константин Константинович, являясь главным начальником военно-учебных заведений, неоднократно приезжал в наш город по делам службы. Наиболее долгим его визит был в июле 1908 г. Тогда он прибыл из Москвы, проехав по железной дороге до станции Зелёный Дол, а затем на пароходе, как и многие его предшественники, добрался до города водным путем.

Целью приезда великого князя было инспектирование Казанского юнкерского училища. Высокого гостя интересовало все: процесс обучения, условия проживания и питания юнкеров. Среди прочего ему был продемонстрирован учебный бой в ночное время. Юнкера разделились на два лагеря и ожесточенно пытались овладеть лагерем противника.

В период пребывания Константина Константиновича в Казани случился страшный пожар в с. Бишня Ковалинской волости Казанского уезда. Вечером 17 июля произошло возгорание в одном из дворов. В результате сильного ветра огонь моментально распространился на все село. Погибло много хлеба, скота, инвентаря, из 87 домов уцелело только семь. Великий князь проявил искреннее сочувствие к пострадавшим и пожертвовал 100 рублей для оказания помощи9.

В 1913 г. в России широко отмечался 300-летний юбилей царствующего Дома Романовых. Основные торжественные мероприятия были приурочены к 21 февраля — дню избрания на престол Михаила Фёдоровича Романова. Сценарий праздника был практически одинаков для всей страны: молебны, военные парады, литературно-музыкальные вечера.

Улицы и здания в больших и малых городах были празднично украшены. Вот как выглядела, к примеру, 1-я Казанская мужская гимназия. Фасад гимназии был украшен сотней национальных

Почетный билет на торжество по случаю празднования 300-летия Дома Романовых. НА РТ, ф. 92, оп. 1, д. 18116, л. 26.

флагов, на балконе — гирлянды из пихты, под балконом среди колонн световая картина «Венчание на царство Михаила Фёдоровича». В главном зале, где проходил торжественный акт, в центре портрет правящего императора, обвитый гирляндами из роз, а перед портретом были поставлены на пьедесталах среди тропических растений и национальных флагов два гипсовых бюста царя Михаила Фёдоровича и императора Николая Александровича. Для учащихся средних учебных заведений в здании Дворянского собрания был устроен литературно-вокальный вечер, который завершился танцами до двух часов ночи.

Из уездных городов праздник особенно удался в городе Тетюши, где учащиеся всех учебных заведений города имели удовольствие наслаждаться оперой «Жизнь за царя», поставленной почти полностью с декорациями и костюмами в здании женской гимназии. Этот спектакль вызвал живой интерес у учащихся в особенности благодаря тому, что исполнителями оперы были сами учащиеся — ученики городского 4-х классного училища, педагогических курсов и ученицы гимназии10.

Важной составляющей торжеств были благотворительные акции. В 1-й Казанской мужской гимназии педагогический совет учредил в память 300-летия царствования Дома Романовых стипендию в таком размере, чтобы получаемые с нее проценты равнялись годовой плате за право учения11. Подобные стипендии были учреждены во многих учебных заведениях губернии. Не остались без внимания и так называемые богоугодные заведения. Учреждения сословного самоуправления и отдельные лица вносили пожертвования на содержание неимущих в больницах, богадельнях и приютах. В дни празднования для бедного населения устраивались бесплатные обеды.

Особенностью празднования юбилея в Казанской губернии было активное участие в мероприятиях мусульманского населения. В те дни «Казанский телеграф» писал: «Татарской казанской прессой, муллами и населением живо обсуждается вопрос о способах чествования 300-летнего юбилея царствования Дома Романовых. Во главе движения стоят муллы. Инициатива движения

Программа юбилейного литературно-вокального вечера учащихся средних учебных заведений г. Казани. 22 февраля 1913 г. НА РТ, ф. 87, оп. 1, д. 8804, л. 62.

принадлежит народившейся газете “Кояш” (“Солнце”). В Казани, кроме патриотической манифестации мусульманского населения, предполагается в память юбилея создать благотворительно-просветительное учреждение имени Дома Романовых» 12. Несколько дней спустя та же газета писала следующее: «В память юбилея учреждается татарская женская гимназия. Уже избран комитет из 4-х лиц для рассмотрения устава гимназии и сбора пожертвований. Инициаторы дела надеются, что новому просветительному учреждению придет на помощь городское самоуправление и мещанское общество» 13.

В день юбилея, 21 февраля, старшинами Восточного клуба для учащихся детей мусульман в помещении клуба был показан дневной бесплатный спектакль на татарском языке по пьесе Ф. Туйкина «Ватан Кагарманлары» (Герои Родины). Пьеса рассказывала об участии бойцов-татар в Отечественной войне 1812 г.14 Татарская часть города также была украшена и иллюминирована, как и вся Казань. Повсюду развевались флаги и сверкали вензеля имен царя Михаила Фёдоровича и императора Николая Александровича.

Последний российский император лично в Казани не был. Но, вероятно, был наслышан и о городе и, в особенности, о знаменитом Казанском университете. В 1897 г. он подарил зоологическому кабинету университета зубра, убитого в Беловежской пуще15. Ценность пожертвования заключалась в научном интересе казанских зоологов к уже в то время редкому животному, имевшему ограниченное распространение.

В процессе подготовки данной публикации в архивном фонде Казанского жандармского управления были обнаружены сведения о подготовке визита в Казань

Телеграмма Великой княгини Елизаветы Фёдоровны казанскому губернатору П. М. Боярскому о благодарности императора Николая II организациям Казани и губернии за помощь армии. 1 октября 1915 г. НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 6465, л. 24.

императора Николая II весной 1915 г. Второго марта в губернаторском дворце состоялось секретное совещание по данному поводу16. Для помощи в деле поддержания порядка в городе планировалось вызвать в Казань крестьян из близлежащих сел, для чего были составлены списки с краткой характеристикой каждой кандидатуры. Согласно программы пребывания императора в городе основное место отводилось посещению госпиталей. Кроме этого император должен был посетить Спасо-Преображенский монастырь, мечеть, университет, Родионовский институт благородных девиц. В Дворянском доме планировалось представление дворян и должностных лиц с холодным завтраком и чаем. Единственным моментом, нарушавшим рабочий стиль поездки, был готовящийся особый фейерверк.

Главной целью визита вероятнее всего было посещение порохового и Алафузовского заводов17. В начале 1915 г. войска на фронте испытывали большую нужду в оружии и боеприпасах. Стала ясной необходимость полной перестройки экономики в соответствии с требованиями войны. Вероятно, проблемы на фронте и не позволили посетить наш город в планируемое время. 5 мая Николай II выехал в Ставку, а 23 августа 1915 г. окончательно принял на себя звание Верховного главнокомандующего. Разумеется, в создавшихся условиях ни о каких поездках не могло быть и речи.

Последней из Романовых Казань посетила великая княгиня Елизавета Фёдоровна 28 сентября 1915 г. Это был не первый ее приезд в наш город. Она уже бывала здесь в 1910 г. и в юбилейном 1913 г. Всегда главной в этих визитах была религиозная составляющая. В своей телеграмме, отправленной губернатору М. В. Стрижевскому 25 апреля 1913 г., она писала: «Переживая молитвенныя чудныя впечатления у Казанских святынь, хочу еще раз выразить Вам, Вашим сослуживцам и подчиненным мою сердечную благодарность за Ваши хлопоты и заботы» 18.

Визит, как всегда, был скромным, не парадным. Но и повод был соответствующий: скончался схимоархимандрит Гавриил, наместник Седмиозерной пустыни и духовник великой княгини. На другой день после похорон Елизавета Фёдоровна посетила центральный лазарет, названный ее именем, земский в Дворянском собрании, купеческий в Коммерческом училище, городской в Шамовской больнице и университетский лазареты. Вечером великая княгиня уехала с Казанского железнодорожного вокзала, завершая большую главу в истории Казани, связанную с пребыванием в ней представителей царской династии.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. НА РТ, ф. 2, оп. 2, д. 8738, л. 8-9.
2. Спутник по Казани / Под ред. Н. П. Загоскина. – Казань, 1895. – С. 203.
3. НА РТ, ф. 1, оп. 1 доп., д. 1, л. 151-152.
4. Там же, ф. 977, оп. Совет, д. 1939, л. 4-5.
5. Там же, д. 2093, л. 6.
6. Там же, д. 2190, л. 1.
7. Там же, ф. 1, оп. 3, д. 2652, л. 31 об.
8. Там же, д. 10909, л. 4.
9. Там же, оп. 4, д. 3402, л. 2, 4.
10. Там же, ф. 92, оп. 2, д. 19599, л. 31-31 об.
11. Там же, д. 19602, л. 9 об.
12. Казанский телеграф. – 1913. – № 5903. – 10 января.
13. Там же. – № 5904. – 11 января.
14. Там же. – № 5911. – 19 января.
15. НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 9675, л. 1.
16. Там же, ф. 199, оп. 2, д. 1546, л. 1.
17. Там же, л. 37-38.
18. Там же, ф. 1, оп. 4, д. 5551, л. 5.


Ольга Федотова,
начальник отдела публикации
документов Национального архива РТ