2013 3/4

Из истории Казанского общества пчеловодов

На рубеже веков и в начале ХХ в. общественная жизнь в Казанской губернии, в особенности в Казани, была весьма насыщенной и разнообразной. На основе самоорганизации, как правило, без всякого участия и поддержки государственных учреждений тысячи людей объединялись в различные общества, клубы, кружки и т. п. по профессиональным признакам, личным интересам, целям оказания благотворительной помощи и политическим взглядам.

Одним из самых массовых по численности и демократическим по составу было Казанское общество пчеловодов. Число его членов достигало около тысячи человек всех сословий: дворяне, духовенство, мещане, крестьяне, купечество, а также военные и чиновники.

История пчеловодства в крае уходит в глубь веков. И во времена Булгарского царства, и в эпохи Золотой Орды и Казанского ханства, и последующие времена пчеловодство было весьма важным занятием населения, приносящим доход как самим пчеловодам, так и казне. До середины ХIХ в. пчеловодство заключалось исключительно в сборе дикого мёда.
Профессор Казанской духовной академии И. М. Покровский в своем исследовании «Бортничество (пчеловодство) как один из видов натурального хозяйства и промысла близ Казани в XVII — XVIII вв.» приводит историческую справку о состоянии бортничества в крае. Так, его работа содержит список татар-бортников, плативших оброк мёдом или деньгами казанскому митрополиту1.
Сбор мёда носил строго упорядоченный характер. За каждым бортником было закреплено определённое количество бортных деревьев, с которых он имел право собирать мёд. Бортник имел определенный знак (знамено), которым метил «свои» деревья. Число деревьев, находящихся в распоряжении бортника, составляло от 10 до 100. По писцовым книгам 1623 г. таких деревьев насчитывалось 2 330, суммарный налог составлял 700 фунтов, или 280 кг мёда2.

Постепенно, в силу многих причин бортничество теряет свое значение и уступает место так называемому «одомашненному» пчеловодству. И здесь Казань была в числе инициаторов этого направления.

Члены Совета Казанского общества пчеловодства. 1914 г. Из личного архива автора.

Первым, кто применил научный подход в пчеловодстве, был выдающийся ученый-химик, профессор Казанского университета Александр Михайлович Бутлеров. В своем имении в с. Бутлеровка Спасского уезда он устроил образцовый плодовый сад и пасеку. Изучив западноевропейские достижения в области пчеловодства, а также обобщив свои собственные наблюдения и опыты, он подготовил и издал капитальный труд «Пчела, ея жизнь и главные правила толкового пчеловодства», который был награжден золотой медалью Императорского Вольного экономического общества и выдержал 10 изданий. По нему училось несколько поколений пчеловодов. Для крестьян он написал несколько популярных брошюр, в которых пропагандировал пчеловодство, как источник повышения достатка. Им же была основана первая в России пчеловодная газета «Листок пчеловода».

Последователями А. М. Бутлерова в деле развития пчеловодства были такие известные в губернии лица, как земский врач А. П. Паленин и военный врач И. В. Любарский.

А. П. Паленин начал заниматься пчеловодством в 1879 г. и уже через год учредил «Пчеловодное товарищество», состоявшее первоначально из 10 членов. В 1892 г. на его пасеке в Пустых Морквашах были открыты курсы пчеловодов. В 1893 г. он выступил с обширным докладом на съезде сельских хозяев в Казани о состоянии пчеловодства в губернии и мерах по его поддержанию. Под его председательством при Казанском экономическом обществе была образована пчеловодная комиссия. Он выступал с публичными лекциями в Петербурге, привлекавшими массу слушателей. По инициативе А. П. Палеина были введены курсы пчеловодства в армии.

А. П. Паленин не оставил литературных трудов, он был по преимуществу практик. Так, он создал конструкцию улья для быстрого разведения пчелиных семей. За свои достижения в 1901 г. он был награжден большой золотой медалью на Казанской сельскохозяйственной и промышленной выставке.

И. В. Любарский возглавлял курсы пчеловодов в пчеловодной комиссии. Его перу принадлежит большое количество статей и переводов по пчеловодству. Большой популярностью пользовалась его брошюра «Целебные свойства мёда», изданная большим тиражом. И. В. Любарский ушел из жизни почти одновременно с А. П. Палениным в 1901 г. С их уходом из жизни деятельность комиссии практически прекратилась.

Возрождение общественной жизни пчеловодов на новых основаниях началось в 1904 г. В феврале этого года было основано Казанское общество пчеловодов. Первым председателем и учредителем был Виктор Петрович Лобанов, которого через год сменил доцент, а позже профессор гистологии Казанского ветеринарного института В. И. Логинов. Он руководил обществом на всем протяжении его существования, вплоть до 1918 г.

Целью общества было заявлено распространение пчеловодства, в особенности среди крестьянского населения, путем организации курсов, чтения лекций, содействия в получении ссуд и в сбыте мёда и продуктов пчеловодства, снабжении вощиной, ульями, необходимыми принадлежностями и литературой.

Общество начинало свою деятельность с бюджета в 281 руб., большая часть которого состояла из перечислений Казанской губернской управы и Казанского департамента Министерства земледелия и государственных имуществ. Меньшую часть составляли взносы членов общества и пожертвования от лиц, сочувствующих развитию пчеловодства.
За десять лет своего существования бюджет общества возрос до 50 тысяч руб. Общество обзавелось собственностью и штатом из 15 оплачиваемых служащих. В 1909 г. начал выходить ежемесячный «Журнал Казанского общества пчеловодства». Его тираж составлял около 800 экземпляров. Большинство подписчиков были читатели других губерний, в том числе и отдаленных.
Среди 20 журналов по пчеловодству, издаваемых в то время в России, казанский журнал был одним из самых авторитетных и распространенных. В каждом номере печатались переводы

Обложка журнала Казанского общества пчеловодства (1917, № 4-5). Из фондов Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского К(П)ФУ.

статей из немецких, французских и английских изданий. Расходы по изданию журнала целиком покрывались за счет подписки и платных объявлений и даже приносили небольшую прибыль.

С первого же года своего существования общество активно стало заниматься своей главной задачей — организацией и проведением курсов пчеловодов. Вначале обучение велось на пасеке фермы губернского земства. Экзамены на звание пчеловода-практика проводились на пасеке В. И. Логинова, находящейся в с. Тура Свияжского уезда. За рациональное ведение пчелиного хозяйства и за труды по распространению пчеловодных знаний В. И. Логинов был удостоен золотой медали. Число слушателей курсов превышало 50 человек, в том числе из других губерний.

У общества имелся передвижной музей, состоящий из 12 отделов, включая библиотеку пчеловода, гербарий 50 важнейших медоносных растений. Музей с бесплатными лекциями побывал в 47 населенных пунктах губернии. Оно организовывало и областные съезды пчеловодов. На них присутствовали представители всех уездов Казанской губернии, а также других губерний.

В 1910 г. в Казани, в доме Щербаковой на Рыбнорядской улице (ныне ул. Пушкина) располагалась лавка-бюро общества, которая являлась и торговым учреждением, и комиссионно-справочным, и посредническим заведением. Здесь же находились редакция журнала, контора и библиотека. Консультации для желающих были бесплатными.

Ежегодно в Казани обществом проводились медовые недели, когда мёд продавался в разных частях города по сниженным ценам. В феврале 1914 г. за медовую неделю было продано 350 пудов мёда. Выручка составила 2 830 руб.3 Отправляли мёд даже в Москву по цене девять рублей за пуд.

При обществе имелась учебно-промышленная мастерская по изготовлению ульев, находившаяся в Зелёном Доле. Руководил ею член правления И. С. Якимов. Проводило оно и испытания ульев различных конструкций, по результатам которых делались соответствующие заключения и высылались рекомендации по применению или усовершенствованию ульев.
У Казанского общества пчеловодов было много друзей среди лиц, не занимавшихся лично пчеловодством. Таковым был председатель земской управы, депутат IV Государственной Думы, сын известного химика В. В. Марковников, который был постоянным ходатаем о нуждах общества перед Земским Собранием и Департаментом земледелия. Благодаря ему обществом были получены земля и лес под опытную пасеку, кредиты на пчеловодческие мероприятия. В. В. Марковников был выбран почетным председателем общества. Епископ Мамадышский Андрей (князь Ухтомский) выступил с проектом устройства епархиальной пасеки, а также ратовал за введение курса пчеловодства в духовной семинарии.

К началу Первой мировой войны Казанская губерния стала одной из самых развитых в отношении пчеловодства губерний России. В этом была немалая заслуга общества, которое насчитывало в своих рядах более 600 членов.

Здание Казанского общества пчеловодства. 1914 г. Из личного архива автора.

Секретарь совета общества А. Е. Хабачёв в своей книге «Пчеловодство в Казанской губернии 1908 г.» приводит ряд интересных статистических данных. Так, число пасек в губернии составляло 6 823, в которых насчитывалось 131 803 ульев. Доля крестьянских пасек была 93 %, духовенству принадлежало 3,3 %, помещикам — 0,7 % пасек. Средний размер пасеки равнялся 19 ульям. Средний доход с одного улья в лучшие годы составлял от 5 до 6 руб. Из 5 823 пчеловодов 2 501 были татары (36 %). Самая крупная пасека была у известного купца Юнусова в с. Каймары.

Наиболее развитым было пчеловодство в Мамадышском уезде — 1 337 пасек, Казанском — 1 078, Лаишевском — 753. Менее всего пасек было в Козьмодемьянском (157) и Ядринском (256) уездах.

С началом Первой мировой войны положение пчеловодов России существенно изменилось в худшую сторону, особенно страдали пчеловоды губерний, находившиеся в прифронтовой зоне. Много эвакуированных из западных областей появилось в Казани, в их числе оказался известный пчеловод О. Н. Палейчук, который вывел так называемую украинскую пчелу. Он сразу же был принят в состав общества, стал членом его совета и постоянным автором журнала. Его статьи появлялись почти в каждом номере. Там же печатала свои статьи его дочь, в них приводились рецепты различных изделий и напитков из мёда.

В условиях войны члены общества посещали госпитали, где выступали перед ранеными солдатами с лекциями, которые сопровождались демонстрациями картин с помощью волшебного фонаря.

В эти же годы возникла идея строительства пансиона на юге России для ветеранов пчеловодства. Была объявлена подписка и даже собран небольшой капитал, но революционные события не дали возможности претворить этот план в жизнь. Остались неосуществленными и другие идеи общества, среди которых открытие школы пчеловодов на родине А. М. Бутлерова, учреждение медали и сооружение памятника в его честь.

Трагические времена настали для пчеловодов с началом революции в феврале 1917 г. С мест в общество приходили десятки заявлений пчеловодов о захвате их пасек, реквизиции меда, вымогательстве денег за занимаемые места в казенных лесах и даже физическом уничтожении ульев. Ни местная, ни центральная власти были не в состоянии остановить разгул разрушительной стихии. В такой гнетущей обстановке в конце марта 1918 г. собрался чрезвычайный и последний в истории общества съезд пчеловодов. На нем обсуждался лишь один вопрос — о мерах для ограждения пасек от ограблений и всякого рода стеснений. С докладом о положении пчеловодческих хозяйств выступил А. Е. Хабачёв. Съездом были приняты обращения к местным и центральным властям о защите пчеловодов и их имущества от произвола. В мае 1918 г. открылись двухмесячные курсы пчеловодов, которым было суждено стать последними в истории общества. Гражданская война, которая пришла и в Казанскую губернию, затем чудовищный голод 1921-1922 гг., всеобщая разруха поставили экономическую жизнь страны на порог полного краха. В такой обстановке пчеловодство разделило общую участь всех отраслей экономики. Понадобились многие годы для восстановления некогда процветающей отрасли.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Покровский И. М. Бортничество (пчеловодство) как один из видов натурального хозяйства и промысла близ Казани в XVII-XVIII вв. – Казань, 1900. – С. 3.
2. Там же. – С. 6.
3. Журнал Казанского общества пчеловодства. – 1914. – № 2. – С. 80.
 

Борис Куницын