2014 1/2

«Кружок Шаховского»

Лето 1897 г. выдалось в Мензелинском уезде очень жарким, засушливым, с сильными сухими ветрами. В результате, почти все крестьянские хозяйства пострадали от неурожая. К осени в 251 селении уезда крестьяне стали нуждаться в ссуде, поскольку не имели посевных запасов семян и возможности прокормиться в предстоящую зиму1. Осенний дождь быстро сменился снегом, наступили холода, озимые ушли под снег вялыми и пожелтевшими. Сильные ветры выдували последний снежный покров с полей. В конце января пролился сильный дождь, окончательно обнаживший озимые на возвышенностях; в феврале дождь опять сменился морозами.

Сергей Иванович Шаховской.

1898 г. вновь выдался неурожайным. По данным статистики для пропитания одного человека в среднем требовалось 18 пудов растительной пищи в год. Собранный урожай в уезде мог обеспечить питанием одного человека только на 36 дней. В результате в Мензелинском уезде нуждающимися стали более 90 % дворов2. Осенью 1898 г. голод затронул свыше 300 тысяч жителей уезда3. За голодом надвинулась угроза эпидемий тифа, заболеваний цингой и дизентерией.
Газеты 1898-1899 гг. были полны противоречивых сообщений о последствиях неурожая в Поволжье и Прикамье. Проправительственные издания отрицали наличие голода, свидетельствуя об обычном локальном недороде, газеты либерального толка публиковали тревожные сообщения о царящем в тех местах повальном голоде…
Зимой 1899 г. князь Сергей Иванович Шаховской (1865-1908), проезжая через Уфимскую губернию, стал очевидцем свирепствовавшего голода. Пораженный увиденным, в начале февраля князь выехал в Москву с твердым намерением срочно организовать посильную помощь голодающим. В первый же день он собрал шесть тысяч рублей4. Главным жертвователем стала Варвара Алексеевна Морозова — известная предпринимательница и благотворительница, главный пайщик газеты «Русские ведомости»*.
Впечатления князя С. И. Шаховского о положении в неурожайных районах были опубликованы в газетах «Санкт-Петербургские ведомости» и «Русские ведомости». Это в свою очередь вызвало значительный приток денежных средств. Самые крупные суммы пожертвований поступили от собиравших их московских газет: «Русские ведомости» — свыше 14 тысяч рублей, «Курьер» — около восьми тысяч рублей5. Пожертвования шли отовсюду и от всех слоев общества. Вместе с пожертвованиями от состоятельных людей, от различных обществ и учреждений поступали пятаки, собранные школьниками, солдатские копейки, рубли рыночных торговцев и т. д. (всего для помощи Мензелинскому уезду было собрано свыше 62 тысяч рублей6).
Заслуживают отдельного упоминания еще два добровольных помощника Шаховского. В 1892 г. на даче в соседнем подмосковном Мелихово поселился Антон Павлович Чехов, ставший со временем добрым приятелем князя. Соседи сдружились и вместе занимались общественной и благотворительной деятельностью в Серпуховском уезде: оба были почетными членами Общества взаимопомощи, помогали школам и больницам. Чехов отзывался о князе Шаховском так: «Я этого человека глубоко уважаю и ценю по особой таксе, начертанной на скрижалях души моей»7.

После того, как С. И. Шаховской в 1899 г. занялся кипучей деятельностью по организации помощи голодающим Мензелинского уезда, Чехов стал активно помогать его кружку в сборе средств, организовав большое количество пожертвований в Ялте. Сбору пожертвований стала помогать и редакция ялтинского «Крымского курьера». В газете систематически печатались отчеты об этом.
К сбору средств деятельно подключились и ялтинские почитатели Чехова. Так, начальница ялтинской гимназии В. К. Харкеевич устроила с помощью своих учениц в городском саду и курзале**   гулянье с благотворительным базаром в пользу населения губерний, пострадавших от неурожая. Базар собрал 1 437 рублей, которые были отправлены С. И. Шаховскому8.
А. П. Чехов направлял в Уфимскую губернию также и средства своих знакомых и агитировал за оказание помощи населению губернии. Так, получив от таганрогского журналиста А. Б. Тараховского письмо, в котором тот уведомлял о собранных двух тысячах рублей, А. П. Чехов телеграфировал ему: «Деньги пошлите Мензелинск князю Сергею Ивановичу Шаховскому и Самара Александру Степановичу Пругавину, оба они прекрасно исполнят поручение»9. С. И. Шаховской 25 июня 1899 г. писал Чехову из Мензелинска: «Ялта и Таганрог благодаря Вашим указаниям наградили нас большими суммами»10.
Еще одним добровольным помощником стал Лев Николаевич Толстой, в дом которого был вхож С. И. Шаховской11. Он с энтузиазмом отозвался на призыв последнего о помощи голодающим, призывая через газеты жертвовать средства голодающему крестьянству. Толстой помещал в газетах отчеты о том, сколько и от кого он получал денег, и на что они были потрачены. Так, в феврале 1899 г. Л. Н. Толстой опубликовал в газете «Русские ведомости» отчет о поступивших ему пожертвованиях в пользу голодающих в сумме 5 480 рублей 15 копеек и об их распределении. Через газету он просил посылать пожертвования непосредственно лицам, занятым распределением средств: князю С. И. Шаховскому в Уфимскую губернию или А. С. Пругавину, работавшему в Самаре.
Л. Н. Толстой еще в неурожайные 1891-1892 гг. внес внушительный вклад в дело организации помощи голодающему населению, когда голод охватил 17 губерний. Он одним из первых стал собирать пожертвования и открывать бесплатные столовые для голодающих.
26 февраля 1899 г., заручившись официальным разрешением уфимского губернатора, князь Шаховской совместно со своей, пока единственной, помощницей — местной фельдшерицей, начинает организовывать первые столовые для голодающих в Мензелинском уезде.
Остановимся подробнее на фигуре Шаховского. Первый опыт организационной и хозяйственной деятельности он начал приобретать в возрасте 26 лет, участвуя в ликвидации последствий голода в Тамбовской губернии, в селах, расположенных рядом с имением Вернадовка. Это имение принадлежало другу брата Сергея Ивановича будущему академику В. И. Вернадскому. В Вернадовке молодой князь показал себя с наилучшей стороны, проявив свой недюжинный организаторский и хозяйственный талант (тогда при его участии в окрестностях Вернадовки было открыто 113 столовых, которые кормили 7 500 человек). В. И. Вернадский писал в марте 1892 г. жене: «С. Шаховской меня совсем удивляет своим умственным ростом и милым упрямством мысли — что (последнее) я очень ценю в людях. Мне нравится его стремление внести сознательность в жизнь, он находится под сильным впечатлением дружной работы, какую ему пришлось вести на месте, и под впечатлением вдумывания в условия крестьянской жизни… Я все глубже начинаю понимать, как важен этот год для русской интеллигенции, какая школа для общественной самодеятельности и для развития энергии!»12

К концу февраля 1899 г. к князю Шаховскому, находившемуся в Мензелинском уезде, стали присоединяться другие добровольцы, и его кружок стал разрастаться. Уже через две недели общими усилиями они смогли поправить неблагополучную ситуацию в Карамалинской волости уезда. С 12 марта число кружковцев увеличилось на три человека, что дало возможность распространить благотворительную деятельность еще на одну волость. Число помощников продолжало расти, прибывали новые люди, особенно заметным увеличение стало с апреля (добавилось 15 человек), в мае присоединилось еще семь, в июне — четверо13. Социальный состав кружка был разнообразен: один земец, три статистика, девять учительниц, два врача, четыре фельдшерицы, два студента-медика, две слушательницы Высших женских курсов, журналисты, жена профессора и т. д. Женщины составляли большую часть организации, их было 28 из 37 человек14.
Одной из наиболее энергичных помощниц князя была писательница Л. В. Лепешкина***, чьи корреспонденции о деятельности кружка и о положении нуждающихся в Мензелинском уезде печатались в московском «Курьере»15. Активным членом кружка был и сотрудник «Русских ведомостей» Т. И. Полнер (земский деятель, журналист, литературный критик, редактор, издатель, общественный деятель, биограф Л. Н. Толстого)16. Свои наблюдения о ситуации в крае Полнер отразил в заметках «Письма с голода».
Прибывающие добровольцы распределялись по голодающим деревням уезда и тут же включались в работу. Таким образом с февраля по май 1899 г. кружок Шаховского наладил помощь селениям в одиннадцати волостях Мензелинского уезда, раскинув там сеть своих столовых.
Примером самоотверженной работы кружковцев может служить организация ими помощи голодающим в с. Ольгино (ныне Муслюмовский район Республики Татарстан). Это селение находилось на окраине уезда, вдалеке от проезжих дорог. Наступившая весна принесла с собой распутицу, разливами снесло мосты, поля залило водой. Все это сделало невозможным подвоз продуктов. Для голодающих ольгинцев наступили дни полного отчаянья. Но люди Шаховского вовремя пришли им на помощь. Преодолевая распутицу, они несли провизию буквально на себе, фактически на своих спинах17.
Добираясь до очередной бедствующей деревни, кружковцы выясняли ситуацию, определяли, кто нуждался в помощи в первую очередь, и живо организовывали пункты питания, предлагая едокам самим выбирать из своей среды столовщика, которому они наиболее доверяли. Работы по устройству столовых было много, но еще больше требовалось энергии и самоотдачи, чтобы справиться с этой сложной деятельностью, однако кружковцы добивались поставленных целей: всего ими было устроено около 300 столовых в Мензелинском уезде, что дало пропитание свыше 16 тысячам человек.

Князь Иван Фёдорович Шаховской.

Обычно для решения текущих задач помощи населению члены кружка два раза в месяц проводили собрания то в одном, то в другом селении Мензелинского уезда. Эти регулярные встречи давали им больше возможностей для обмена опытом, для понимания проблем, возникавших в разных частях уезда. Попутно они собирали разнообразные данные о положении в крае, чтобы позднее издать их в виде подробного отчета, способного помочь земству лучше представлять и решать проблемы населения уезда.
Кроме устройства столовых кружок князя Шаховского оказывал местному населению и медицинскую помощь. Среди его членов были врачи, студенты-медики, фельдшерицы.
Последствиями голода, царившего много месяцев, в уезде стали вспыхивающие очаги заболевания цингой. Первый барак для больных цингой был открыт в с. Карамалы Мензелинского уезда 6 марта 1899 г. именно кружком Шаховского18. Позже им было открыто еще несколько подобных лечебных учреждений и в других волостях.
Помимо приема больных цингой медицинский персонал кружка по определенным дням объезжал селения своего района и назначал лечение больным. Наблюдение за ними и раздачу лекарств уже осуществляли заведующие столовыми в деревнях. Редакция газеты «Курьер» пожертвовала для этих целей несколько аптечек, да и сам кружок из своих средств затратил около 400 рублей на покупку различных лекарств и рыбьего жира. Совсем ослабевших людей поили молоком, кормили яйцами, белым хлебом.
Ближе к лету, когда стали встречаться случаи заболевания дизентерией, была усилена выдача для детей молока, рисовой и манной каши. Были открыты так называемые детские столовые (на 298 человек), в которых в отличие от школьных кормили молочной кашей исключительно малолетних (до трех-, четырехлетнего возраста) детей, выбирая их из тех семей, где не было ни коровы, ни козы. Самых трудных больных, которым требовалось оперативное лечение, отправляли в Мензелинскую земскую больницу.
Кружок не отказывал нуждающемуся населению и в других видах помощи: в выдаче денег на посевы, раздаче теплой одежды, плате за больных работников, ремонте жилья, пособиях погорельцам на постройку новых изб и т. п. К концу года, когда выяснилось, что от собранных денег остается свободный остаток в 10-12 тысяч, князь С. И. Шаховской наметил покупку большой партии лошадей, чтобы раздать их безлошадным семьям с отсрочкой платежа. Оплата требовалась, чтобы иметь возможность на возвращаемые деньги вновь закупать лошадей для других безлошадных крестьянских семей. Шаховской планировал таким образом создать постоянный фонд, который был бы передан в распоряжение земской управы. Уже 17 июля было роздано 270 лошадей и еще 250 было передано в управу для той же цели19.
Зимой 1899 г. член-корреспондент Российской академии наук, профессор Санкт-Петербургского и Дерптского университетов, председатель Императорского Русского исторического общества Евгений Францевич Шмурло предпринял частную поездку в Мензелинский уезд с целью ознакомления с последствиями неурожая и с положением крестьянства в этих местах. Также целью поездки было и знакомство с деятельностью кружка Шаховского в Мензелинском уезде. Все свои впечатления о последствиях разразившегося голода ученый описывал в письмах, которые публиковались в одном из популярнейших изданий того времени — газете «Санкт-Петербургские ведомости» под общим заглавием «По неурожайным местам».
Ученый очень тепло отозвался о деятельности кружка Шаховского, отмечая, что много благородных, искренних и самоотверженных работников проявило себя в деле общественной помощи голодным людям, но среди них одно из первых мест, по его словам, бесспорно принадлежало князю Шаховскому. Шмурло писал: «В тяжелую годину народной беды, в ту пору, когда многие готовы были еще сомневаться, действительно ли эта година так тяжела и невыносима, князь Шаховской один из первых кликнул свой благородный клич. Удовлетворяя потребностям собственного сердца, он в то же время дал возможность целым десяткам людей сгруппироваться вокруг него и найти в этой полной смысла и жизни работе желанный исход наболевшему сердцу, тем сомнениям и тем стремлениям, что так волновали и мучили всех этих людей…

Не сомневаюсь, что каждый из сотрудников князя всегда с светлой улыбкой будет вспоминать те месяцы, которые он провел вместе с ним в глухом мензелинском углу; но для меня несомненно еще и другое: такою же светлою точкою на общем фоне только что истекшего голодного года явится кружок князя Шаховского также и в памяти всего мыслящего, образованного русского общества. Право на такое значение этот кружок приобрел тем, что лишний раз будил нашу заснувшую совесть, лишний раз напоминал нам о нашем долге…»20

Историк Е. Ф. Шмурло полагал, что память о деятельности кружка князя С. И. Шаховского надолго сохранится среди жителей одиннадцати волостей Мензелинского уезда. Но, к сожалению, уезд, пережив вместе со всей страной множество тяжелых потрясений, растерял память о тех благородных людях, что спасали население в голодные годы. И сегодня в районах, образовавшихся на месте бывшего Мензелинского уезда, увы, нет никаких напоминаний о самоотверженной работе бескорыстных и благородных людей, что спасали местных крестьян — русских, татар, башкир — от голода на рубеже XIX-XX веков…
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Шмурло Е. Голодный год (1898-1899). Письма в «С.-Петербургские ведомости». – М., 1900. – С. 23.
2. Там же. – С. 26.
3. Там же. – С. 25.
4. Там же. – С. 183.
5. Там же. – С. 184.
6. Там же. – С. 184-185.
7. Чехов А. П. Письмо Забавину Н. И., 16 ноября 1898 г. Ялта // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. – М., 1974-1983. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/pi7/pi7-331-.htm.
8. Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. – М., 1979. – Т. 16. – С. 563. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/spg/spg-383-.htm.
9. Там же.
10. Там же. – С. 562.
11. Полнер Т. О Толстом (Клочки воспоминаний) // Современные записки. – 1920. – Кн. I. – С. 108.
12. Вернадский В. И. Письма Н. Е. Вернадской. 1889-1892 / Сост. Н. В. Филиппова. – М., 1991. – С. 206. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://arran.ru/bookreader/publication.php?guid=C9BC3997-908C-5EFD-FA06-1FF6231697AA&ida=1&kod=9#page/206/mode/1up. О работе в Тамбовской губернии см. также: Кузьмина И., Лубков А. Князь Шаховской. Путь русского либерала. – М., 2008. – С. 146.
13. Шмурло Е. Указ. соч. – С. 183-184.
14. Там же. – С. 184.
15. Роскина Н. А., Авдеев Ю. К. Примечания // А. П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. – М., 1980. – Т. 8. – С. 521. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/pi8/pi8-343-.htm.
16. Русские ведомости. 1863-1913: Сб. ст. – М., 1913. – С. 135. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dlib.rsl.ru/viewer/01003809088#?page=483.
17. Шмурло Е. Указ. соч. – С. 186.
18. Там же. – С. 195.
19. Там же. – С. 196.
20. Там же. – С. 197-198.
 
Фото из книги: Кузьмина И., Лубков А. Князь Шаховской. Путь русского либерала. – М., 2008. – Приложения.
 
Евгений Груздев
 

* Газета была известна тем, что в ней публиковались лучшие представители русской интеллигенции: Л. Н. Толстой, М. Е. Салтыков-Щедрин, Г. И. Успенский, А. П. Чехов, А. Серафимович, профессора И. И. Мечников и К. А. Тимирязев и др.
**  Курзал — помещение на курорте, предназначенное для отдыха и проведения культурно-развлекательных мероприятий.
***  Лидия Васильевна Лепешкина станет впоследствии гражданской женой князя С. И. Шаховского после его развода с первой женой Луизой Львовной.