2014 1/2

Бейлики Крымского ханства XVII-XVIII вв.

Фрагмент карты Северного причерноморья и Крыма работы Герарда Кремера (1512-1594), более известного под именем Герхарда Меркатора — фламандского картографа и географа. Фото электронного ресурса, режим доступа: http://www.runivers.ru/docandmat/maps/krim/Merkator_Tavrika_chersonessus_1641.jpg.

Крымское ханство — это прежде всего сам Крым, однако южное его побережье вначале принадлежало генуэзцам, а с 1475 г. (от Кафы до Балаклавы) отошло к турецкому султану. Независимым до вторжения турок на полуостров было и Мангупское княжество. Таким образом хан владел только предгорной и степной частью Крыма. Перекоп не был границей, но через него хан имел выход из Крыма в «поле», где в безбрежной степи терялись границы Крымского ханства. Часть татар проживала за Перекопом.
Известны урочища в степи, где в XV в. стояли военные силы, охранявшие примерные границы Крымского ханства. Так, р. Молочная и Миус были границей Крымского ханства со стороны Астрахани и ногаев. Конские Воды были границей на севере. В 1560 г. все крымские улусы были «забиты» за Днепр, на литовскую сторону.
Таким образом границы Крымского юрта первых крымских ханов за пределами полуострова определяются с восточной стороны р. Молочной, заходя, возможно, и дальше к р. Миус. На севере на левом берегу Днепра границы Крымского ханства заходили за Ислам Кермень и простирались до р. Конские Воды. На западе крымские кочевья уходили степью за Очаков к Белгороду до Синей Воды.
В Османской империи Крымскому ханству была предоставлена полная самостоятельность во внутренних и — весьма значительная — во внешнеполитических делах. Ханство отнюдь не превратилось в одну из провинций Османской империи. Едва ли не единственная обязанность, отныне возложенная на ханов, заключалась в предоставлении султану крымско-татарского войска на время больших походов.
Несмотря на усиление централизации власти в Крыму, ханская власть была ограниченна. Таким ограничением служила власть беев, как бывших родоначальников. В период существования Крымского улуса беи приобрели известное политическое значение в качестве «владетельных князей или тудунов». С утверждением династии Гираев власть беев не ослабела. Как внутреннее, так и внешнее управление ханством принадлежало в действительности ханскому дивану, в который входили представители бейских фамилий или карачи.
В Крымском ханстве верховному правителю принадлежали все соляные озера, а также необработанные земли-леват (пустоши). При этом лишь часть этого достояния была родовой, наследственной, которую он мог завещать, продать, увеличить, прирезывая купленные земли. Остальную территорию он имел право лишь раздавать по частям своим подданным.
Калгалык включал в себя земли, расположенные в верховьях Альмы, вплоть до Чатырдага, а также на северном склоне этой горы. В частности в калганат входили села Тавель, Аян, Биюк-Янкой, Кучук-Янкой. Кроме того, калга владел всей округой деревни Камтун-Кара, Зуйским кадылыком, а также половиной обширного имения Мамай-Еры в Дип-Керченском кадылыке Кефийского Каймаканства. Калгалык являлся государственной собственностью и в качестве такового не мог передаваться по наследству1.
Бейлик — это особый удел, которым каждый из представителей бейских поколений: Ширинов, Барынов, Мансуров, Аргынов, Сиджиутов, Кипчак и Яшлавов владел на правах политического главы.
Бейлик Ширинских занимал целый кадылык в Феодосийском округе, называвшийся официально «Ширинский кадылык». По «камеральному описанию Крыма 1784 года» в этот кадылык входило 40 деревень2. Кроме того в Таманском кадылыке Карасубазарского каймаканства мы встречаем несколько деревень, носивших название «Ширин». Все ли деревни входили в состав бейлика Ширинских, не известно. Из списка же, представленного в 1803 г. предводителем дворянства Нотарой председателю Высочайше учрежденной крымской поземельной комиссии Лопухину, видно, что ядро бейлика Ширинских составляла Салынская волость Феодосийского уезда. Здесь находились упоминаемые в родословной Ширинских: Орталан, Топлы, Сартаны, Салы, Яны-Шеир, Мердемир, Дегирмен-кой, Кызылташ; здесь же находилось и известное в истории ханства местопребывание Ширинского бея — д. Картыша-Сарай. Бейлик Ширинов занимал предгорье и степные пространства, начинаясь от Перекопа и простираясь к стороне Азова от Карасубазара до Керчи. Ширины владели соляными озерами: Ан-Таш-Кончек, Шейх-Эли, землями, лежащими на стрелке за исключением определенной для Арабатской крепости на Арабатской стрелке Туз-Тубе. Они получали доход с пропускаемого через Арабатскую стрелку скота. Центром бейлика был г. Эски-Крым, затем с. Катырш-Сарай (ныне с. Лечебное Белогорского района).
После рода Ширин вторым по знатности был род Барын. Бейлик Барынских беев простирался вдоль берегов р. Кара-Су на север в степь. Относительно бейлика Барынских мы имеем меньше сведений по той причине, что ко времени присоединения Крыма фамилия Барынских утратила свое значение, а в начале XIX столетия сошла на нет. Информацию о них мы находим в «Описании» крымских земель, составленном Абдул-Хамит агой и Караценовым. Перечисляя поступившие в казну земли Карасу-Юкары Ногайского кадылыка, в числе первых помещают д. Барын, а вслед за этим говорят: «Земля Ниетчи бея Барынского простирается от деревни вниз по карасубазарской дороге до каменного барынского мосту, а по другую сторону до Сары-су; в дер. Кутлук, лесу одна часть, в дер. Каракоба — сад; в дер. Текеш-Адарчике земли простираются до самого Салгира и до дер. Садакчи; под д. Аргинчик на р. Карасове один луг; в урочище Кулакчи — лес, который простирается от одной дороги до другой». Как не сбивчивы эти сведения, тем не менее не подлежит сомнению, что д. Барын, числящаяся по «Камеральному описанию Крыма» в Дин-чонгарском кадылыке Карасубазарского каймаканства, составляла некогда владение Барынских беев и, быть может, даже была их местопребыванием3.
Мансурские, как родичи проживавших за Перекопом ногайцев, обосновались поближе к своим и заняли на полуострове степи, прилегающие к Перекопу. Судя по тому, что Мансуры называясь иначе Мангутами, как свидетельствует об этом историк Тунманн, можно допустить, что они занимали некогда весь Мангутский кадылык Козловского каймаканства. И действительно, как видно из семейного списка, находящегося при деле об их дворянстве, Мансурские в начале 1820-х гг. владели еще довольно значительным участком земли в 15 тысяч десятин в Мангутском кадылыке при д. Нурали, Бокатан, Ток-Шеих, Конжалай, Тубинчи, Абай, Карачи-Урлюк, Аиз, Оглубай, Колку, Байлы и Кинган. Имение это находилось в раздельном владении каждого из представителей шести поколений Мансурского рода. Из дела же, производившегося в 1823 г. в Таврической палате уголовного суда о титулярном советнике Абдише мурзе бее Мансурском, видно, что местопребыванием Мансурского бея была д. Бакал, которая находилась в Евпаторийском округе, прежде в том же Мангутском кадылыке, и что при этой деревне и находился собственно бейлик Мансурских в размере 15 тысяч десятин земли, который в 1820 г. Абдиша-бей незаконно отдал в залог, вследствие чего и был предан суду. По мнению историка Ф. Лашкова, по причине незаконной передачи в залог бейликской земли при д. Бакал эта земля не показана в упомянутом семейном списке Барынских.
Бейлик Аргын находился в той части Крыма, где была первоначальная столица Эски-Крым, по соседству с Ширинскими и Барынскими. Здесь в Карасубазарском каймаканстве находился целый кадылык, называвшийся Аргынским по имени Аргынских беев. В 1820-х гг. владение их в этом кадылыке составляло площадь в 25 637 десятин земли. Бейлик Аргынских назван в списке Аргин-Найманом. В 1787 г. часть земли при д. Аргин того же Аргинского кадылыка, принадлежавшей Кутлуше-мурзе (Аргинскому?), была отписана в казну.
Говоря о бейлике Сиджиутских, а именно: Мегметша мурза сын Девлетшах-бея, Мегмет-бей сын Ахметши мурзы и Еманетшах мурза сын Курт мурзы — все они проживали в карасубазарском каймаканстве. Из списка дворян-мурз, составленного Таврическим предводителем дворянства в 1820 г., видно, что Мегметша мурза проживал в Кокташской (Салынской) волости Феодосийского уезда. Из описания 1787 г. крымских земель, поступивших в казну после присоединения Крыма, видно, что д. Сиджуут Карасуюкарийского кадылыка Карасубазарского каймаканства принадлежала прежде Сиджуут Кутлу-Гирей мурзе. В деле о дворянстве Сиджуутских имеются сведения о том, что в 1820 г. Батырша мурза Сиджуутский владел недвижимым имением при с. Коперликое, находящемся в Салынской волости Феодосийского уезда.
Руководствуясь приведенными данными, родовое владение Сиджуутских находилось при с. Коперликое, а ранее в состав бейлика входили селения Ени-Сала, Кокташ, Бешуй, Байсу, в Керчи — д. Къырк-Тай, Каралар, Барыш, а также селения, которые носили фамильное название беев, т. е. Сиджуут. Одним из таких могло быть селение Сиджуут, часть земли которого была описана в казну, как оставшаяся после Кутлу-Гирея мурзы Сиджуутского, а другим — с. Сиджуут-Караульского кадылыка Перекопского каймаканства, или Сиджуут-Арабатского кадылыка Кефинского каймаканства.
Бейлик Яшлавских занимал часть Дуванкойской и Мангушской волости с селениями Кучук (Большой) Яшлав и Биюк (Малый) Яшлав. Принимая во внимание свидетельство родословной, можно полагать, что Яшлавские в указанной местности занимали все пространство «между городом Кырком (ныне Чуфут-Кале) и рекой Альмой», ибо их предок Абак-бей со своим родом поселился в Крыму, по выражению родословной, «в Яшдаге (иначе Яшлаве), т. е. на полянах в молодом лесу, между городом Кырком и р. Альмой»4. В 1784 г. по «Камеральному описанию Крыма» в Бахчисарайском кадылыке числилось три селения с названием «Яшдаг». Наконец, из семейного списка Яшлавских, составленного в 1820-х гг., видно, что в то время бейлик Яшлавских заключал в себе 11 500 десятин земли при селах Кучук Яшлаве и Биюк Яшлаве.
К сожалению, мы располагаем скудными сведениями о Кипчакских. Судя по множеству названий деревень, носивших имя Кипчак, можно допустить, что большая часть Перекопского уезда принадлежала им. Если предположить, что после потери главы Кипчакский род слился с родом Мансуров или другими бейскими родами, то исследуя картографические источники, мы наблюдаем множество деревень под названием «Кыпчак» одновременно с упоминанием других бейликов. Из дела об их дворянстве можно извлечь данные лишь об их земельном владении5. Оно состояло из деревень: Бахчи-Эли, Контугай, Аджели, Кады-Эстер-Кой, Конече (в Симферопольском уезде), Юхары-Кипчак, Ашага-Кипчак, Кердали (в Перекопском уезде) и в том же уезде при разных деревнях до 1 800 десятин.
Таким образом, утверждать, что все бейлики представляли собой цельные участки земли, мы не можем. Иногда они территориально перемешаны, названия сел, которые явно носят названия родов, сами по себе дают представление хотя бы о частичной локализации. Первое правило возникновения названий населенных пунктов, которое применяют топонимисты таково: чаще всего название поселению дается по имени одного отдельного человека, который первый поселился здесь со своим родом.
Также есть предположение, что крупные беи имели как легендарно родовые (извечные), так и даренные (приобретенные) селения и земли.
В целом бейлик в своих пределах заключал несколько селений, из которых одно служило местопребыванием бея.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Возгрин В. Е. История крымских татар. – СПб., 2013. – Т. 1. – С. 527.
2. Лашков Ф. Ф. Сборник документов по истории крымско-татарского землевладения. – Симферополь, 1897. – С. 281.
3. Там же. – С. 288.
4. Там же. – С. 293.
5. Там же.
 
Энвер Умеров