2014 1/2

Первый городской врач Туркестана М. Х. Батыршин: штрихи к портрету

В конце XIX — начале XX в. население Туркестана по-прежнему продолжало пользоваться услугами табибов, основывавших процесс излечения на традициях восточной медицины. Между тем в этот период в крае стали открываться и функционировать современные медицинские учреждения. Медицинский персонал проводил очень большую профилактическую и лечебную работу.
Однако незнание местного языка большинством врачей и отсутствие переводчиков усложняли оказание медицинской помощи населению. Это подтверждает статья, опубликованная в газете «Садои Фарғона» 3 сентября 1914 г., где одной из причин не обращения к врачам местного населения называется языковая проблема1. Немаловажным обстоятельством была религиозная принадлежность медицинского работника. Этим объясняется факт назначения военно-народным управлением Туркестанского края М. Х. Батыршина сначала уездным, а затем городским врачом г. Ташкента. Согласно Положения об управлении в Туркестанском крае 1867 г. медико-санитарная и ветеринарно-санитарная части вменялись в обязанность одного лица — городского врача.

Мухамед-Ханафия Алюкович Батыршинродился 27 июня 1833 г. в д. Аллагуватово Стерлитамакского уезда Уфимской губернии. По окончании Первой Казанской гимназии в 1852 г. поступил в Императорский Казанский университет. После завершения курса медицинских наук в университете был утвержден в звании лекаря с обязательством прослужить не менее шести лет.
 
В декабре 1857 г. высочайшим приказом по военному ведомству о чинах гражданских за № 54 М. Х. Батыршин был определен на службу сверхштатным врачом в Башкирское войско.
С разрешения медицинского департамента Военного министерства в 1860 г. назначен штатным врачом Башкирского войска. 22 декабря 1857 г. Высочайшим приказом по военному ведомству о чинах за № 38 произведен за выслугу лет в титулярные советники.
 
С 1858 по 1859 г. по распоряжению Оренбургского и Самарского генерал-губернаторств М. Х. Батыршин состоял при миссии, посланной под начальством полковника Игнатьева в Хивинское и Бухарское ханства. 22 декабря 1860 г. за выслугу лет был произведен в коллежские ассесоры, затем 22 декабря 1864 г. в надворные советники.
В 1868 г. М. Х. Батыршин прибыл на службу в Туркестанское генерал-губернаторство по военно-народному управлению уездным врачом.
 
 
В 1869 г. Главным военно-медицинским управлением назначен Ташкентским городским врачом. 21 июня 1887 г. высочайшим приказом по военному ведомству о чинах гражданских за № 83 произведен в статские советники.
 
 
По Положению 1867 г. медицинский персонал Ташкента состоял из городского врача и повивальной бабки. Однако вследствие невостребованности повивальная бабка была заменена двумя фельдшерами, один из которых постоянно находился при тюремной больнице. Сверх того были наняты четыре оспопрививателя из местного населения. Первым врачом, занявшимся оспопрививанием и много сделавшим по приобщению местного населения к современной медицинской помощи, был именно М. Х. Батыршин. В 1875 г. в Ташкенте оспа была привита более тысячи, в 1876 г. — 766, в 1877 г. — 1 468, в 1883 г. — 1 239 детям. Сначала прививка производилась с руки на руку, а с 1877 г. — лимфой, полученной от телят2. Соотношение числа привитых детей к числу всех родившихся приблизительно составляло 1 к 2,253. Врач М. Х. Батыршин сумел убедить местное население в пользе оспопрививания и для того времени поставил это дело на вполне удовлетворительную основу.
 
Под названием «Туркестанское оспенное бюро» в Ташкенте функционировал телятник, обслуживавший весь Туркестанский край. Первый в крае телятник был открыт на средства города также М. Х. Батыршиным в 1870-е гг. С 1887 г. после введения Положения об управлении Туркестанским краем от 12 июня 1886 г. телятник стал содержаться на земские средства4.
 
М. Х. Батыршин кроме практической деятельности занимался и исследованиями в области инфекционных болезней. Так, 13 октября 1872 г. в рапорте начальнику г. Ташкента он подробно изложил результаты изучения холерной эпидемии 1866 г. и 1871-1872 гг.5 Тщательно проанализировав пути передачи заразных заболеваний, дезинфекционные и профилактические меры, он писал: «Наблюдения во время холерной эпидемии показали, что дурной воздух, дурная вода для питья в селении и земля под ним, пропитанная гниющими людскими и животными извержениями и их трупами, составляют самую лучшую почву для занесенного в селение зародыша до возможности вызвать холеру в нем. Наоборот, бывали такие эпидемии холеры и даже чумы, которые щадили те части города, где жители дышали хорошим воздухом, пили хорошую воду и занимали возможно чистую землю, а если и показывались в них, то весьма слабо»6.
 
В результате своих исследований он пришел к выводу о том, что для уничтожения зародышей в холерных извержениях и в вещах наиболее эффективным будет сжигание их в общественных печах с предварительным смешиванием извержений с сухими древесными опилками или с сухим порошком каменного угля. Батыршин с сожалением отмечал, что эта система еще не испытана даже в холерное время. К тому же, он подчеркивал, не следует упускать из вида недоказанность противохолерной силы хлора, железного купороса, карболовой кислоты и прочих химических элементов, как и преимущество одного из них перед другими. Он считал вредным зарывание холерных извержений в землю, потому что зародыши болезни в них могут сохраняться неопределенно долгое время и при удобном случае способны вызвать холеру. Противодействовать вторжению холеры можно было учреждением карантинов, которым должны были подвергаться в течение 15 дней все лица, прибывающие из холерных селений.
 
М. Х. Батыршин считал полезным снабжать население кратким и понятным наставлением-инструкцией о способе распространения холеры и мерах, противодействующих этому: сжигать извержения в холерное время, ввести систему вывоза нечистот и устройство кладбищ за городом7. Он вел популяризаторскую деятельность через туркестанскую периодическую печать, знакомя население с профилактическими мерами против некоторых болезней, распространенных среди населения8.
 
М. Х. Батыршин был уволен со службы в отставку 12 декабря 1893 г. по личному прошению. За годы безупречной службы он имел несколько наград: ордена Св. Станислава 2-й и 3-й степеней, Св. Анны 3-й степени9.
 
Умер М. Х. Батыршин 5 ноября 1912 г. 7 ноябряна страницах газеты «Туркестанские ведомости» был опубликован некролог, в котором сообщалось следующее: «Будучи магометанином, Батыршин скоро завоевал симпатию туземного населения и приобрел большую практику. По его словам, ему приходилось спать не более 5 часов в сутки. В течение 40 лет Батыршин служил на пользу населения, и смерть его, совпавшая с магометанским праздником, привлекла широкое внимание туземцев»10.

ЦГА РУз, ф. И-17, оп. 1, д. 9733, л. 33.

ЦГА РУз, ф. И-36, оп. 1, д. 875, л. 3-3 об.

 
ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Табибга муҳтожлик // Садои Фарғона. – 1914. – № 55.
2. Центральный государственный архив Республики Узбекистан (ЦГА РУз), ф. И-1, оп. 12, д. 1741, л. 45 об.
3. Там же, ф. И-36, оп. 1, д. 2336, л. 149.
4. Там же, ф. И-1, оп. 12, д. 1741, л. 52 об.
5. Там же, ф. 36, оп. 1, д. 875, л. 18.
6. Там же.
7. Там же.
8. Батыршин М. Как предохранить себя от заболевания собачьим бешенством, называемым у человека водобоязнью // Туркестанские ведомости. – 1888. – № 33.
9. ЦГА РУз, ф. И-17, оп. 1, д. 3811, л. 1 об.
10. Смерть первого ташкентского доктора // Туркестанские ведомости. – 1912. – № 251.
 
Санобар Шадманова,
доктор исторических наук