2014 1/2

Медресе Бахчисарая

Традиционная система религиозных учебных заведений крымских мусульман состояла из двух типов школ — начальная школа (мектебе) и высшая школа (медресе). Медресе существовали, прежде всего, для подготовки духовенства, учителей мектебе и вообще просвещенных людей. Руководителем медресе был мудеррис — исполняющий обязанности ректора, он должен был иметь звание профессора и мусульманского священнослужителя. Далее следовали улемы — преподавательский состав, имам и муэдзин. Они жили при медресе так же, как и студенты (сохты), в комнатах по 4-5 человек. В каждой из них назначался старший (биюк), который следил за порядком и младшими учениками1.
С присоединением Крыма к России медресе остались под управлением местного мусульманского духовенства. С созданием Таврического магометанского духовного правления (ТМДП) в структуре Министерства внутренних дел мусульманам, как и раньше, разрешалось открывать медресе в любом населенном пункте губернии, с согласия общины и при наличии необходимых средств для его содержания. О каждом открытом медресе, количестве учеников и преподавателей необходимо было извещать директора народных училищ губернии2.
В Бахчисарае таких учебных заведений было три: ханское, на территории Хан Сарая, Орта-медресе в городе и Зынджырлы в Салачике. Наиболее известным и знаменитым являлось Зынджырлы — медресе, воздвигнутое при Менгли-Герай хане в начале ХVI в. Его название происходит от тюркского слова «зынджыр», что означает «цепь»: под притолокой главного входа висела железная цепь, заставляя каждого входящего почтительно склонить голову перед святыней мусульманской учености.
 

 Вход в Зынджырлы медресе. Современный вид.

Важным является вопрос о точной дате основания Зынджырлы медресе. Над дверью училища имеется небольшая плита с надписью (тарихом). Первый перевод надписи, выполненный А. А. Борзенко, гласит: «Это медресе при помощи Аллаха Всемилостивого велел построить Менгли-Герай-хан бин Хаджи-Герай-хана — да увековечит Аллах его царство на все времена! Год 906»3. В связи с тем, что этот год по хиджре начался в июле, переводчик предложил дату — 1500/1501 гг. Данная датировка и послужила основанием для празднования в 2001 г. 500-летнего юбилея Зынджырлы медресе.
Турецкий автор Эвлия Челеби в «Книге путешествий» привел текст надписи, который в переводе Е. В. Бахревского звучит так: «Приказал построить это медресе с помощью Бога, обладателя щедрости, Менгли Герай-хан, сын Эль-Хаджи Герай-хана, да сделает Бог его царствование вечным. Год 906»4. В комментарии отмечено, что медресе построено в 906 г., что строго соответствует 1500 г.
Медресе является частью религиозно-культового комплекса, в состав которого входят еще два здания, построенные Менгли-Герай ханом. Это мечеть Зынджырлы, располагавшаяся юго-восточнее одноименного медресе и дюрбе (мавзолей) крымских ханов.
 
Здание медресе одноэтажное, в виде квадрата с внутренним двориком. Снаружи имеет гладкие стены с одной дверью, которая ведет в галерею, разделенную стрельчатыми арками на десять частей, каждая из них перекрыта небольшим куполом. С внешней стороны его окружают четырнадцать комнат для занятий. По замечанию Б. Н. Засыпкина, «это небольшое и скромное помещение служило почти до последнего времени центром татарской культуры и просвещения. Судя по полуциркульным формам арок и сводов и времени построения, памятник должен быть стилистически отнесен к татаро-османскому периоду…»5
 
 
Экстерьер здания медресе лишен парадности. Небольшие окошки служили украшением фасадов. Во внутренний двор вел большой портал. Сам двор был вымощен каменными плитами, в его центре располагался фонтан и колодец, предназначенный для сбора дождевой воды. Крыша многоскатная с листовым свинцовым покрытием, дымоходы оформлены в виде пинаклей из камня-известняка.
 
 
Зынджырлы медресе вобрало в себя строительные приемы ряда памятников Бахчисарая и между ними можно провести параллели. Так, бутовая кладка коробовых сводов северных помещений схожа с кладкой куполов из бута в Эски Дюрбе и в дюрбе Мухаммед-Шах-бея в предместье Бахчисарая Кырк-Азиз. В восточных помещениях медресе встречается кладка и из пильных блоков известняка прямоугольной формы. Судя по всему, это результат ремонтных работ, которые проводились не раз за пять столетий существования здания6.
 
Медресе содержалось на средства вакуфа. В XIX в. ежегодно из общего дохода в 2 016 рублей серебром 200 рублей выделялось на ремонт зданий, поддержание ханской гробницы и 100 рублей на пополнение библиотеки. Обучающиеся и преподаватели содержались как за счет доходов с вакуфного имущества, так и за счет принадлежавших учебному заведению земель.
 
В 1889 г. мудеррисом Зынджырлы медресе был избран Аджи Абибулла-Эфенди. Он ввел ряд изменений в программу обучения. Были расширены и углублены преподаваемые курсы, предусмотрены новые дисциплины. Занятия проводились ежедневно по семь часов.
 
Еще в 1868 г. бахчисарайский купец Чубукчи построил русский класс и передал его в собственность Зынджырлы медресе. На изучение русского языка и занятия в ремесленных классах отводилось по два часа ежедневно7.
 
Библиотека медресе в 1890 г. насчитывала 800 книг и рукописей. В ней имелись учебные, научные издания на арабском, турецком, персидском (фарси) и русском языках, пожертвованные мудеррисом Аджи Абибуллой-эфенди и другими лицами.
Аджи Абибулла-эфенди не ограничивался реформированием только учебного процесса. В 1890 г. он обратился к председателю Высочайше учрежденной Особой комиссии о вакуфах с просьбой о выделении средств на ремонт здания медресе, строительство общей кухни для учащихся, зала для лекций, бани, жилья для мудерриса.
Выделенные средства не позволяли создать яркий архитектурный комплекс. В целом он больше соответствовал стилю скромного городского жилья конца ХIХ в. Но это не помешало наладить учебный процесс и вывести его на качественно новый уровень.
 
В 1909 г. комплекс новых построек дополнился зданием, в строительстве которого активное участие принимал И. Гаспринский. Новый двухэтажный корпус медресе имел восемь лекционных залов, по четыре на каждом этаже8.
 
 
8 ноября 1917 г. в здании медресе был открыт Институт Менгли-Герая. Он имел статус национального учебного заведения и был реформирован по европейским образцам. Главное его отличие от других учебных заведений заключалось в том, что здесь сравнительно много времени отводилось урокам вероучения. С 1918 г. Институт находился в ведении Дирекции народного просвещения Крымско-татарской национальной директории (крымско-татарского правительства)9.
 
В 1920 г. медресе было закрыто. В его здании расположилось медицинское училище. 9-10 августа 1926 г. Б. Н. Засыпкиным* и У. А. Боданинским** был составлен «Акт обследования архитектурных памятников Бахчисарая», в котором были перечислены проблемы, стоящие перед хранителями древностей и ставились задачи по их сохранению. По медресе Зынджырлы предлагалось: «1. Произвести капитальный ремонт черепичной крыши, желобов и водосточных труб.
 
2. С целью приспособления здания для экспонирования намогильников и крупных скульптурных и архитектурных фрагментов произвести ремонт оконных переплетов и вставку стекол. Произвести пробную очистку одного угла медресе от штукатурки и побелок с целью выявить фактуру каменной кладки. Произвести ремонт плитной выстилки двора с устройством правильных скатов для воды и очисткой поглощающего колодца»10.
 
Дальнейшая судьба Зынджырлы медресе, как памятника архитектуры, весьма печальна. Во время оккупации Крыма нацисты использовали здания комплекса для складов. В результате были разрушены части стен и арки11.
 

Зынджырлы медресе. 1920-1930 гг. Фото из фондов Бахчисарайского историко-культурного заповедника.

С 1950 г. на территории Зынджырлы медресе и дюрбе была расположена психоневрологическая больница-интернат. В 1961 г. архитекторы республиканских специальных научно-реставрационных производственных мастерских провели исследования с целью выявления первоначальных архитектурных форм здания медресе. В 1965-1966 гг. были произведены ремонтно-реставрационные работы: заменили окна, двери, крышу, восполнили утраченную кладку стен, отвели грунтовые воды12.
В 1990 г. силами института «Укрпроектреставрация» были осуществлены исследования Зынджырлы медресе с целью разработки проектной документации для последующей реставрации.
 
В октябре 1993 г. комиссия в составе директора Бахчисарайского историко-культурного заповедника Е. В. Петрова, инспектора по охране памятников при Совете министров Республики Крым В. Д. Фрусловой, директора НПП «Къысмет» И. М. Арифова, главного архитектора Крымской архитектурно-реставрационной мастерской «Укрпроектреставрация» Ш. У. Халилова определила состав противоаварийных работ по зданию медресе13. К 1995 г. усилиями Бахчисарайского историко-культурного заповедника и общественной организации «Зынджырлы медресе» территория комплекса была приведена в порядок.
В 2003-2008 гг. была проведена и реставрация памятника. Заполнены трещины и выбоины массивных стен, полностью разобраны и восстановлены три из десяти аварийных купола, остальные семь отреставрированы. Восстановлены сводчатые потолки и камины в помещениях. Полы вновь были покрыты плитами из известняка и утеплены керамзитовой подстилкой. Все помещения медресе восстановлены в полном соответствии со средневековой планировкой. Лишь прежде открытый внутренний дворик медресе перекрыт раздвигающейся и сдвигающейся (в зависимости от погоды) легкой металлической конструкцией с большими стеклянными проемами для хорошего освещения14.
Комплекс в Салачике после реставрации. Вид сверху.

Восстановленные сводчатые потолки в Зынджырлы медресе.

Здание Орта-медресе. Современный вид. Бахчисарай, ул. Гаспринского, д. 27.

Здание Орта-медресе располагалось в Бахчисарае по адресу: ул. И. Гаспринского, д. 27. Здесь в начале ХХ в. находился религиозный учебный комплекс: Орта-медресе, мечеть, дюрбе и гостиничный двор15.
В плане здание медресе — прямоугольное, двухэтажное, стены сложены из серого известняка. Высокие прямоугольные окна обрамлены простыми каменными наличниками, углы здания имеют пилястры. Здание было построено на средства Табанджи Амет-Аги в конце ХVII в.16

 
В фонде Государственного архива в Автономной Республики Крым есть дело «По прошению жителей г. Бахчисарая об исходатайствовании ассигнования 15 тыс. руб. из вакуфного капитала на постройку Орта-медресе»17. Учебное заведение было перестроено на средства бахчисарайского купца Аджи Абдул Джемиль Бадраклы по проекту, утвержденному строительным отделением Таврического губернского правления 10 апреля 1904 г. На момент строительства оно находилось в ведении Таврического магометанского духовного правления. В ходатайстве о строительстве нового здания активное участие приняли И. Гаспринский, мудеррис Орта-медресе Мустафа Осман и др.
 
В январе 1913 г. мудеррис Орта-медресе Мустафа-эфенди Осман-оглу уведомил таврического губернатора графа П. Н. Апраксина о том, что в 1908 г. прихожане постановили выстроить новое медресе ввиду ветхости и совершенной непригодности старого, на что была отпущена сметная сумма. Но выделенной суммы оказалось недостаточно для полного окончания постройки. Так, не были отстроены молельня, баня, фонтан и кухня, вследствие чего ведение учебных занятий оказалось невозможным18. Мудеррис ходатайствовал о разрешении безвозвратного пособия из вакуфного капитала в размере 900 рублей на достройку медресе согласно смете. Недостающую сумму в 169 рублей он предлагал уплатить из своих личных средств. 5 июля 1913 г. для осмотра Орта-медресе был командирован техник. В техническом отношении здание было признано удовлетворительным.
В июне 1914 г. Мустафа-эфенди направил в строительное отделение Губернского правления прошение о желании восстановить разрушенный фонтан. Он просил разрешения на замену старых водопроводных труб, ведущих от городской магистрали к фонтану, новыми. 25 августа разрешение, предусматривающее соблюдение целого ряда условий, было получено19.
В ноябре 1917 г. в помещении Орта-медресе, в котором до этого размещался лазарет Красного Креста, была открыта татарская художественно-промышленная школа20. В советское время здание использовалось в качестве соко-экстрактного цеха Бахчисарайского завода продовольственных товаров. Сегодня сохранилось лишь здание медресе, построенное в начале ХХ в. Располагавшиеся рядом с ним мечеть, дюрбе и другие постройки не сохранились, установить время их разборки невозможно из-за отсутствия документов.

План здания Ханского медресе. 1912 г. Из фондов Государственного архива в Автономной Республике Крым.

О медресе на территории ханского дворца мы располагаем минимальными сведениями. Согласно архивным данным, здание примыкало к восточному фасаду Биюк Хан-Джами (Большая Ханская мечеть). Здесь готовили будущих мулл21.
Известно, что крымско-татарский просветитель Исмаил Гаспринский и его отец Мустафа Гаспринский были учителями русского языка в бахчисарайских медресе. К занятиям в этом качестве И. Гаспринский приступил именно в Ханском медресе. В одном из рапортов инспектору училищ Таврической губернии он докладывал, что учеников здесь всего четверо. В ноябре 1870 г. учащихся было восемь, но к 1 декабря их стало уже 27 человек. При обучении русскому языку И. Гаспринский применял ряд современных на тот момент учебных пособий. Это важная деталь в биографии просветителя и его роли в развитии образования в бахчисарайских медресе22.
В 1912 г. инженер Садовский осмотрел здание Ханского медресе, и отметил, что наружные стены сложены из бутового камня на глине, частично фахверковые. Само здание внутри разбито перегородками на ряд помещений, разделенных по высоте хорами; полы деревянные, требуют перестилки, находятся на одном уровне с поверхностью земли, в некоторых помещениях — ниже уровня. Оконные проемы с архитравными деревянными и одинарными перекрытиями находятся в плачевном состоянии; черепичная кровля также требует перестилки23.
До наших дней здание Ханского медресе не сохранилось.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:

 
1. Большая исламская научная энциклопедия / Пер. Алекпер Алиафсароглы. – Нефтечала, 2000. – С. 453.
2. Ганкевич В. Ю. Крымско-татарские медресе (курс лекций). – Симферополь, 2001. – 76 с.
3. Борзенко А. А. Бахчисарайские арабские и турецкие надписи // Записки Одесского общества истории и древностей. – 1850. – Т. II. – С. 526.
4. Челеби Э. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666-1667) / Пер. и коммент. Е. В. Бахревского. – Симферополь, 1999. – 144 с.
5. Засыпкин Б. Н. Памятники архитектуры крымских татар // Крым. – 1927. – № 2 (4). – С. 148.
6. Ибрагимова А. М. Архитектурный комплекс Зынджирлы медресе и Дюрбе хана Хаджи Герая в свете новейших исследований // Материалы международной научно-практической конференции «Солхат — центр золотоордынской культуры Крыма: итоги и перспективы исследования, проблемы сохранения памятников». – Симферополь, 2010. – С. 114.
7. Аирчинская Р. Зынджырлы медресе // Очерки истории и культуры крымских татар / Под ред. Э. Чубарова. – Симферополь, 2005. – С. 128.
8. Мамутова З. А. Ремонты Бахчисарайского дворца за последний период // Сборник докладов научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня основания Бахчисарайского музея. – Симферополь, 2007. – С. 66.
9. Ганкевич В. Ю. Реформи в Зiнджерлi-медресе на межi ХIХ-ХХ ст. // Культура народов Причерноморья. – 1998. – № 4. – С. 47.
10. Гаврилюк Н. А., Ибрагимова А. М. Тюрбе хана Хаджи Герая (по материалам археологических исследований 2003-2008 гг.). – Киев-Запорожье, 2010. – 173 с.
11. Государственный архив в Автономной Республике Крым (ГААРК), ф. Р-4281, оп. 1, д. 8, л. 4.
12. Научный архив Бахчисарайского историко-культурного заповедника (БИКЗ), ф. 3, оп. 1, д. 12, л. 4.
13. Там же, л. 6.
14. Ибрагимова А. М. Указ. соч. – С. 116.
15. Научный архив БИКЗ, ф. 3, оп. 1, д. 23, л. 3.
16. ГААРК, ф. 27, оп. 3, д. 165, л. 51.
17. Там же, л. 46.
18. Там же, оп. 13, д. 4704, л. 3.
19. Там же, ф. 64, оп. 1, д. 1651, л. 7-9.
20. Научный архив БИКЗ, ф. 3, оп. 1, д. 23, л. 4.
21. Там же, л. 5.
22. Ганкевич В. Ю. Крымско-татарские медресе… – С. 26.
23. ГААРК, ф. 27, оп. 13, д. 4467, л. 132.
 
Фото предоставлены автором статьи.
 
Эльвиз Османов,
аспирант Таврического национального университета им. В. И. Вернадского
 

* Засыпкин Борис Николаевич (1891-1955) — русский, советский архитектор и реставратор.
** Боданинский Усеин Абдрефиевич (1877-1938) — историк, художник, искусствовед, этнограф, первый директор Бахчисарайского дворца-музея.