2014 1/2

Не приступивший к обязанностям… (Самарский губернатор Н. М. Родионов)

Н. М. Родионов // Золотая книга Российской империи. – СПб., 1908. – С. 56.

В 2011 г. отмечалось 160-летие со дня образования Самарской губернии. На сайте Управления государственной архивной службы Самарской области была размещена экспозиция документов Центрального государственного архива Самарской области, посвященная самарским губернаторам 1851-1917 гг. Но среди них нет одной фигуры, малоизвестной и практически не изученной самарскими краеведами и архивистами. Это Николай Матвеевич Родионов, интерес к личности которого возник еще задолго до юбилейных событий.
В 2003 г. Министерство внутренних дел Российской Федерации выпустило справочник «Губернии Российской империи. История и руководители. 1708-1917». Рукопись книги была подготовлена еще в 1902 г., будучи приуроченной к 100-летию Санкт-Петербурга. Но так получилось, что многие десятилетия рукопись пролежала в библиотеке Государственного Эрмитажа и была издана лишь почти спустя столетие.
При изучении данной книги в списке губернаторов Самарской губернии было обнаружено ранее неизвестное лицо — Николай Михайлович Родионов, действительный статский советник, занимавший должность самарского губернатора, согласно справочнику, в 1905-1906 гг.1 Возможно в рукописи была описка, так как на самом деле отца Николая Родионова звали Матвеем, значит, он — Матвеевич. К удивлению самарских архивистов в местных архивах о нем не удалось ничего найти. Учитывая такой странный пробел — отсутствие сведений фактически о первом должностном лице губернии, Управлением государственной архивной службы Самарской области был направлен запрос в Российский государственный исторический архив. Через некоторое время откуда была получена фотокопия императорского указа от 3 февраля 1906 г. следующего содержания: «губернаторам: Гродненскому действительному статскому советнику Блоку и Самарскому действительному статскому советнику Родионову Всемилостивейше повелеваем быть губернаторами: первому — Самарским, а второму — Черниговским»2.

РГИА, ф. 1329, оп. 1, д. 968, л. 84.

 
 
Как удалось выяснить, Николай Матвеевич Родионов был переведен на должность губернатора Черниговской области, где и нес службу до этого. В чем причина назначения именно его и именно в Самару, почему он так и не прибыл на новое место службы, почему такой скорой оказалась его рокировка на следующего губернатора — Ивана Львовича Блока? Вопросов немало. Кроме общей исторической проблематики, связанной с историей Самарской губернии в период революционных событий 1905-1906 гг., здесь не меньшую роль играет и факт страшной трагедии — гибель губернатора Блока от рук террориста-эсера в 1906 г. Источников о губернаторе Н. М. Родионове, причинах его назначения и снятия с должности самарского губернатора практически нет. Документы Самарского губернского жандармского управления, канцелярии губернатора и других органов управления губернией и государственного контроля, самарские периодические издания того времени дают подробную картину происходивших на рубеже 1905-1906 гг. событий, но информации о губернаторе Родионове в них так и не удалось обнаружить. Чрезвычайно мало работ самарских краеведов, касающихся личностей самарских губернаторов в целом, и здесь мы также ничего не найдем о Н. М. Родионове. Но все же попробуем ответить на некоторые вопросы, связанные со служебной карьерой этого человека, его происхождением, а также рассмотрим, что происходило в губернии накануне его назначения.
История самого короткого губернаторства в Самарской губернии неразрывно связана с непростым периодом — событиями Первой российской революции 1905-1907 гг. В Самарской губернии этот период отмечен возросшей социально-экономической напряженностью, активизацией деятельности революционных организаций. Личность губернатора в губернии была чрезвычайно важной, определяющей политику в регионе. С самого начала 1905 г. Самарская губерния, до этого особенно не выделявшаяся бурной политической активностью населения3, была охвачена забастовками, стачками, митингами, организованными местными эсерами и социал-демократами, крестьянскими волнениями4.
 
 
Еще с середины ноября 1905 г. в городе стали распространяться слухи о готовящемся восстании. В конце ноября военная организация эсеров, а также местные социал-демократы организовали солдатский митинг в артиллерийских казармах. Требования выдвигались широкие, ставшие особенно актуальными за предыдущие месяцы, — вывод войск из деревень, охваченных социальными волнениями, защита населения от казаков, полиции и черносотенцев, прекращение практики посылки солдат на усмирение крестьян5. Возникло и объединение офицеров, требовавших демократизации внутриармейской системы и улучшения положения нижних чинов. Митинги солдат с участием эсеров и членов Самарской организации РСДРП, проходили параллельно с собраниями артиллерийских офицеров, которым не удалось привлечь офицеров других самарских полков.
 
К этому времени власти располагали достаточными силами для нейтрализации любой попытки восстания. В их распоряжении был Березенский пехотный полк и другие воинские части, железнодорожные войска контролировали вокзал, саперы — железнодорожный телеграф. В первые дни декабря жандармское управление было извещено об усиленной подготовке революционных организаций к восстанию, комплектовании боевых дружин, приобретении оружия, которое покупали в магазинах или захватывали при налетах на арсеналы. По полученным сведениям на 10 декабря в Народном доме объявлялся сбор дружинников, чтобы поднять восстание на следующий день6.
Но уже 8 декабря в Самаре началась всеобщая политическая забастовка. Работу прекратили железнодорожники, большинство городских предприятий, закрылись магазины, казенные и общественные учреждения7. Боевая дружина социал-демократов захватила типографию газеты «Самарский курьер» и отпечатала революционные воззвания. Но уже в ночь с 9 на 10 декабря войска заняли железнодорожный телеграф. В то же время возобновились погромы и разграбление дворянских усадеб, купеческих хуторов8.
 
Вечером 10 декабря в Народном доме начался митинг. Здание было окружено нарядом жандармов, четырьмя ротами солдат и двумя сотнями казаков. По указанию губернатора Д. И. Засядко* от всех собравшихся, которых было около трех тысяч человек, потребовали сложить оружие и сдаться. В ответ дружинники забаррикадировались изнутри и бросили в осаждавших две самодельные бомбы, которые не сработали. После ультиматума с угрозой начать штурм собравшиеся согласились сдаться. Проведя обыск всех отпустили, при этом многие были избиты казаками и солдатами. Вскоре были арестованы некоторые известные эсеры, а затем и социал-демократы9.
 
Самарские события вызвали резкое недовольство в Министерстве внутренних дел Российской империи. Склонный к умеренности и компромиссу губернатор Д. И. Засядко, стремившийся смягчить социальное напряжение (для чего даже поспособствовал отзыву из Самары вице-губернатора В. Г. Кондоиди, открыто призывавшего к погромам) и сотрудничавший с Комитетом общественной безопасности, получил упреки от министра внутренних дел П. Н. Дурново. Засядко обвиняли в непринятии решительных мер для подавления мятежа. В результате Дмитрий Иванович подал в отставку, которая была принята 11 декабря10.
 
Уже на следующий день в городе патрулировали казачьи конные полки, заработали магазины, казенные учреждения, промышленные предприятия. Частичная забастовка продолжалась только среди железнодорожников. В уездах периодически вспыхивали крестьянские волнения.
 
 
В целом за период с 15 декабря 1905 г. по 15 января 1906 г. в Самаре было арестовано 200 социал-демократов, многие оставшиеся на свободе бежали в другие города, были ликвидированы многие уездные группы. Эсеры потеряли не только уездные, но и крестьянские ячейки. Обе организации лишились легальных газет: «Самарский курьер» с 31 декабря 1905 г. стал органом комитета кадетской партии, а «Самарская газета» с конца 1905 г. испытывала очень большие финансовые трудности. К началу 1906 г. в губернских тюрьмах находилось около двухсот политических заключенных. Нелегко приходилось даже умеренным либералам-кадетам, из организации которых в январе 1906 г. вышло немало членов, напуганных событиями предыдущих месяцев. При этом эсеры в конце декабря 1905 г. совершили покушение на начальника Самарского гарнизона генерала-майора Сергеева, который был легко ранен11.
 
 
Именно в этих условиях в Самару был назначен новый губернатор. Формально губерния жила без высшего руководства с 11 декабря 1905 г., когда был отправлен в отставку предыдущий губернатор Засядко. Когда точно был утвержден новый губернатор Н. М. Родионов не известно: как уже отмечалось, в самарских архивах никаких сведений об этом обнаружить не удалось. Материалы удалось получить с помощью Государственного архива Черниговской области, предоставившего сведения из документов Черниговского губернского правления, а также из издания «Черниговские губернаторы и вице-губернаторы. Библиографический справочник» (Чернигов, 2006).
Николай Матвеевич Родионов родился в 1857 г. в семье есаула Донского казачьего войска Матвея Родионова. В 1880 г. Николай окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Первым местом его службы (с 9 ноября 1881 г.) была канцелярия Министерства императорского двора. С конца 1884 г. он становится старшим чиновником особых поручений при начальнике Кубанской области, затем с 29 ноября 1885 г. временно исполняющим должность, с 20 октября 1886 г. постоянным советником Кубанского областного правления. В ноябре 1887 г. Родионов становится директором Кубанского областного попечительного о тюрьмах комитета. За 1888 г. он сменил три должности: исполняющий обязанности вице-губернатора (с 20 января по 16 февраля и с 12 мая по 1 июня), советник Кубанского областного правления (с 1 июля) и исполняющий должность начальника 2-го распорядительного отделения Кубанского областного правления. Кроме того Родионов имел общественную нагрузку, являясь почетным мировым судьей и членом временного присутствия Кубанского областного правления для раскладки и взимания с мусульманского населения Кубанской области налога. С 1891 по 1902 г. служба Родионова была связана с пенитенциарной системой: Николай Матвеевич служил помощником екатеринославского губернского тюремного инспектора, исполняющим должность, а затем и утвержденным херсонским губернским тюремным инспектором. С 1 июля 1902 г. Н. М. Родионов — олонецкий вице-губернатор, а 25 января 1903 г. был назначен черниговским вице-губернатором12.
 
Согласно материалам, полученным из Чернигова, Родионов был утвержден самарским губернатором 5 января 1906 г. В адрес-календаре Черниговской губернии на 1906 г. Родионов еще значится вице-губернатором, что позволяет предположить неожиданность назначения13. Неизвестно, были ли контакты между ним и лицами, представлявшими аппарат управления Самарской губернией, какие-либо действия, предпринятые на посту самарского губернатора.
В итоге в Самаре Н. М. Родионов так и не появился, а уже через месяц, после императорского указа от 3 февраля 1906 г. был отправлен на службу обратно в Черниговскую губернию, но уже в должности губернатора. Самарским губернатором стал Иван Львович Блок, прибывший в Самару 9 марта 1906 г.14 В журнале общего присутствия от 11 марта 1906 г. И. Л. Блок значился «вступившим в управление губернией», а исполняющий обязанности губернатора Михайлов возвращен к обязанностям вице-губернатора15.
 
Почему же Родионов так и не приехал в Самару, а вскоре был назначен уже черниговским губернатором? Скорее всего причиной было событие, произошедшее накануне назначения Н. М. Родионова в Самару. Члены черниговской боевой организации эсеров Мария Школьник и Арон Шпайзман 2 января 1906 г. совершили покушение на губернатора А. А. Хвостова. Губернатор получил тяжелое ранение, ранена была и его супруга. Вскоре Шпайзман был казнен, Школьник получила 20 лет каторги16. В результате губерния лишилась руководства, управление возлагалось на вице-губернатора Н. М. Родионова. Нам не известны его действия в течение месяца, но, судя по всему, обстановка в Чернигове не дала ему возможность выехать на новое место службы.
За все время своей службы Николай Матвеевич Родионов прошел путь от коллежского секретаря до камергера Двора Его Императорского Величества. Награжден за службу орденами Св. Станислава 2 степени, Св. Анны 2 степени и Св. Владимира 4 степени17.
 
К моменту назначения в Самару Николай Матвеевич был женат на дочери предводителя дворянства Области Войска Донского полковника Михаила Маркова Вере Михайловне Марковой. Среди пятерых детей Николая Матвеевича стоит выделить старшего сына Николая — капитана второго ранга и Вадима — поэта, сотрудника Русского Красного Креста. Известной личностью был и младший брат Н. М. Родионова Василий Матвеевич — генерал-майор, участник Первой мировой войны и Белого движения.
 
1 июня 1909 г. Николай Матвеевич Родионов был уволен с должности черниговского губернатора «согласно прошению со службы с мундиром»18. Как складывалась его жизнь в последующие годы, доподлинно неизвестно. Из отрывочных сведений удалось выяснить, что он жил в столице, а затем в г. Путивль на Украине, где в 1918 г. был убит в собственном доме бандой налетчиков.
 
Нельзя не сказать еще несколько слов о преемнике Родионова в Самарской губернии губернаторе И. Л. Блоке. Начало его работы в Самаре пришлось на период деятельности Первой Государственной думы, просуществовавшей 72 дня — с 27 апреля по 9 июля 1906 г. Политическая жизнь в губернии, как и по всей стране, вновь активизировалась, поднялись самые радикальные круги среди эсеров и социал-демократов. Разочарование Думой наступило очень скоро, что привело к подъему рабочего движения в Самаре, снова началось брожение в гарнизоне. Блок пресекал любую антиправительственную деятельность, чем настроил против себя даже умеренную либеральную общественность. Он организовывал проведение арестов, подавлял бунты и даже лично ездил на усмирение крестьянских выступлений19.
 
 
21 июля 1906 г. в Самаре рабочий-столяр Г. Н. Фролов, член боевой организации партии эсеров, бросил в экипаж губернатора Блока бомбу. Иван Львович погиб на месте20.
 
 
Таким образом, быстрое переназначение Н. М. Родионова, возможно, сыграло ключевую роль в его судьбе. Мы не знаем, какие бы он предпринял действия на посту самарского губернатора в сложившихся напряженных условиях, был бы он таким же жестким в отношении революционных сил. Но возвращение Родионова в Чернигов, скорее всего, спасло ему жизнь.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:

 
1. Губернии Российской империи. История и руководители. 1708-1917. – М., 2003. – С. 439.
2. РГИА, ф. 1329, оп. 1, д. 968, л. 84.
3. Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до начала XX века: в 2-х кн. / Под общ. ред. П. С. Кабытова и Л. В. Храмкова. – Самара, 1993. – Кн. 2. – С. 61; Самарское Поволжье в XX веке: Сб. документов и материалов. – Самара, 2000. – С. 13-14.
4. Попов Ф. Г. Летопись революционных событий в Самарской губернии. 1902-1917. – Куйбышев, 1969. – С. 56-134; Так было… Хроника событий в Самарской губернии, крае, области. 1870-1990 гг.: в 2-х т. – Самара, 1992. – Т. 1. – Ч. 1. – С. 41-56.
5. Центральный государственный архив Самарской области (ЦГАСО), ф. 468, оп. 1, д. 408, л. 183.
6. Там же, л. 86-87.
7. Там же, д. 562, л. 80.
8. Там же, ф. 3, оп. 231, д. 1924 а, л. 43; ф. 468, оп. 1, д. 415, л. 40, 44.
9. Самарская летопись. Очерки… – С. 87.
10. Алексушин Г. В. Самарские губернаторы. – Самара, 1996. – С. 176-177.
11. ЦГАСО, ф. 468, оп. 1, д. 415, л. 60; ф. 472, оп. 1, д. 662, л. 713.
12. Черниговские губернаторы и вице-губернаторы. Библиографический справочник / Сост. А. В. Морозова, Н. М. Полетун – Чернигов, 2006. – С. 118-119.
13. Адрес-календарь Черниговской губернии на 1906 г. – Чернигов, 1906. – С. 3.
14. Голос Самары. – 1906. – 9 марта.
15. ЦГАСО, ф. 3, оп. 53, д. 28.
16. Русское слово. – 1906. – 4 января.
17. Черниговские губернаторы и вице-губернаторы… – С. 118-119.
18. Там же. – С. 118.
19. Самарская летопись. Очерки… – С. 90-93; Алексушин Г. В. Указ. соч. – С. 187.
20. ЦГАСО, ф. 468, оп. 1, д. 861, л. 1.
 
Евгений Малинкин,

главный специалист ГБУСО «Самарский областной государственный архив социально-политической истории»

 

* Засядко Дмитрий Иванович (1860-1927) — государственный деятель Российской империи, Самарский (1904-1905) и Радомский (1906-1915) губернатор, сенатор, гофмейстер.