2014 1/2

Организация системы физического воспитания школьников в ТАССР в 1920-1930-е гг.

Большевики, пришедшие к руководству страной в октябре 1917 г., рассматривали физическую культуру как составную часть воспитания нового человека. Они предпринимали настойчивые усилия воплощения в жизнь этого постулата.
Уже в 1918 г. при Революционном военном совете республики было образовано Главное управление всеобщего военного обучения и формирования резервных частей Красной Армии (Всевобуч). Эта структура стала первым государственным органом в Советской России, который руководил не только физической подготовкой допризывников, но и спортивной работой в физкультурных организациях1. Таким образом, создание Всевобуча положило начало советской системы физического воспитания.
В 1919 г. Всевобуч разработал содержание занятий физической культурой с детьми и подростками. Эти материалы стали основой для составления губернскими отделами народного образования примерных программ физического воспитания. Программы отличались по структуре и содержанию, но практически во всех просматривалась военная направленность. Об этом можно судить по разработанным в 1920 г. Народным комиссариатом здравоохранения совместно с комиссариатом просвещения Казанской губернии программам занятий по физкультуре для школ I и II ступени2.
Тем не менее, несмотря на принятые меры в рамках создания новой, советской системы физического воспитания, вплоть до 1925 г. в организации занятий по физической культуре в учебных заведениях ТАССР проявлялся целый ряд отрицательных тенденций. Это — эпизодичность, отсутствие стройной системы в проведении и содержании занятий, недостаточность профессиональных кадров, слабая материально-техническая база, отсутствие кружковой работы. Они были названы в докладе областного инспектора по физической культуре Народного комиссариата просвещения по итогам проверки образовательных учреждений за 1925 г. Было также отмечено, что следствием этих проблем являлось «наличие слабого контроля со стороны вышестоящих органов просвещения республики, особенно над работой комитетов народного образования, деревенских школ»3.
13 июля 1925 г. произошло важное событие, сыгравшее огромную роль в развитии физкультурного движения всей страны. ЦК партии принял постановление «О задачах партии в области физической культуры», в котором речь шла о физической культуре как о явлении, имеющем четкий политический характер. «Физическую культуру необходимо рассматривать не только с точки зрения физического воспитания и оздоровления и как одну из сторон культурной, хозяйственной, военной подготовки молодежи, но и как один из методов воспитания масс»4.
Данное постановление содержало четкие указания по вопросам содержания физической культуры. Основой ее должны были стать физические упражнения в виде гимнастики, спорта и игр6.
В результате реализации установок ЦК физическое воспитание учащейся молодежи стало обретать иные масштабы. Так, уже в 1925/1926 учебном году физическое воспитание было введено в 32 школах и техникумах7, в следующем учебном году — в 698.
 
В 1926 г. на очередном заседании президиума Высшего совета физической культуры (ВСФК) при ЦИК ТАССР был оглашен доклад «Советская физическая культура в условиях Татарской республики», который стал своего рода нормативным документом для общеобразовательных учреждений региона. Согласно ему «физкультура в школе должна идти путем внедрения технических принципов в быт школы; привития правильного режима школьного дня; гигиенических навыков; правильного построения занятий»9. В программу физической культуры должны были входить: подвижные игры, гимнастика, корригирующие и дыхательные упражнения. Из трудовых навыков рекомендовалось включить виды ручного труда ремесленного характера. Документ вменял в обязанность руководителей физической культуры при составлении программы выбирать физические упражнения, отвечающие экономическому строю страны, а также отвечающие критерию «общедоступности, общеполезности и коллективности»10.
 
В 1927 г. Наркомпрос утвердил первые обязательные школьные программы по физической культуре для школ I и II ступени. Они явились своеобразной базой для последующих школьных программ, которые в дальнейшем стали разрабатываться и утверждаться как единые и обязательные для всех школ. Но их реализация наталкивалась на ряд объективных трудностей. Например, в Буинском районе ТАССР возникли сложности из-за «неподготовленности массового учителя, отсутствия спортивного оборудовании, оснащения спортивных залов»11.
На расширенном пленуме научно-технического комитета ВСФК при ЦИК ТАССР от 26 апреля 1927 г. отмечалось, что «общая установка спорта в школах должна основываться на научной подготовке и уточнении понятия “спорт”»12. Отметим, что в условиях острой дискуссии 1920-х гг. о педагогической значимости спорта включение элементов отдельных видов спорта в школьную программу являлось для того времени серьезным шагом вперед.
Важным моментом в организации физического воспитания в 1927 г. стало понимание необходимости ее систематизации. Так, в школьной работе было намечено начать планомерную борьбу за физическое воспитание: программы для школ I ступени должны были включать три занятия в неделю по 1 часу, для школ II ступени — два занятия в неделю по 1 часу13.
Очевидным фактом является то, что лидером в организации физического воспитания среди учащихся по учреждениям Народного комиссариата просвещения за 1927/1928 учебный год стала Казань как центр, наиболее материально и кадрово обеспеченный. В то же время в кантонных (районных) центрах, особенно расположенных в сельской местности, из-за отсутствия финансовых средств, квалифицированных кадров возникали проблемы14. Например, во время проверки в Елабужском кантоне выяснилось, что в одной из школ II ступени вместо физической культуры преподавался балет, а среди инструкторов кружков физической культуры наблюдалось пьянство15, в Лаишевском кантоне предмет «не ведется за полным отсутствием преподавателей»16.
Согласно отчету Наркомпроса методическое руководство работой преподавателей физической культуры велось путем опубликования специальных писем, консультирования инспекторами преподавателей физической культуры на местах, выездов в районы, организации общих собраний по вопросам физического воспитания в школе17.
В 1929 г. ЦК партии принял новое постановление, которое внесло очередные коррективы в организацию физической культуры. В документе отмечалось, что «особое внимание должно быть уделено привлечению широкой рабочей общественности к делу физкультуры и усилению работы всех профсоюзных и комсомольских организаций»18. В результате усилия государственных учреждений, физкультурных организаций и комсомола ТАССР по реализации данного документа привели не только к количественным, но и качественным изменениям в физкультурном движении, что нашло свое отражение и в работе общеобразовательных школ в последующие годы.
 
В начале 1930-х гг. в ТАССР серьезной проблемой являлось отсутствие подготовленных кадров. Согласно протоколу секретариата ВСФК к концу 1931 г. республике требовалось 305 работников по физической культуре, в том числе высшие учебные заведения нуждались в 26 специалистах, образовательные учреждения — в 9419. Еще в 1930 г. руководством Татарского совета профсоюзов был поставлен вопрос об открытии физкультурного отделения при Восточно-педагогическом институте20. Но решен он был только в октябре 1931 г., когда в Казани открылся национальный техникум физической культуры. К 1934 г. в ТАССР насчитывалось уже 166 штатных работников, из которых 23 — имели высшее образование и 20 среднее21. Более 80 % учащихся общеобразовательных школ были охвачены обязательными занятиями по физическому воспитанию22.
Одним из значимых явлений в физкультурном движении начала 1930-х гг. явилось повсеместное введение комплекса ГТО, что естественным образом нашло отражение в школьной программе по физической культуре. В методических установках программы по физкультуре, распространенных по всем образовательным учреждениям республики начальной и средней школы, говорилось, что «физическая культура является неотъемлемой частью единой системы физической культуры; ее содержание, объем и методы вытекают из тех основных требований, которые предъявляются подготовкой по комплексу ГТО». В документе также указывалось, что в своей работе преподаватель физической культуры должен строго учитывать и ограничивать нагрузку в соответствии с полом, состоянием здоровья, степенью подготовленности учащихся, применяя все активные методы физкультурной работы. Программой предписывалось строить уроки физической культуры по единому плану, «обеспечивающему равномерность проработки всего организма». Уроки должны были быть построены по следующей схеме: втягивающие упражнения, общеподготовительные упражнения, основные упражнения, успокаивающие упражнения. Педагог был обязан придерживаться минимума, указанного в программе, дополнительный материал мог вводиться только при условии выполнения основного. Также были определены и основные формы, содержание «типового урока физупражнений». В методических установках программы четко указывалось, что «отведенные по сетке часы физической культуры не подлежат сокращениям, а также замене другими занятиями». Данные факты нередко имели место в отдаленных от центра районах республики23.
 
Параллельно с включением в занятия гимнастических упражнений следовало широко использовать «методические игры», содержание и фабула которых должны были быть продуманы с обществоведческой и педагогической точек зрения. Согласно методическим установкам, соревнования как метод, воспитывающий волю и настойчивость, также должны были найти свое применение в школьной среде24. В августе 1932 г. в республике была проведена I Всетатарская Спартакиада школьников, задачами которой стало не только привлечение общественного внимания к делу физического воспитания подрастающего поколения, но и проверка степени внедрения физической культуры в школьную среду, выявление фактов того, как школы перестраивают всю систему физической культуры на основе комплекса «Готов к труду и обороне»». Согласно архивным данным в ней приняло участие 15 районов республики25.
Ситуация улучшалась медленно, не все было так идеально. По итогам заседания партийного собрания ВСФК республики от 10 декабря 1935 г. был сделан вывод, что работа со школьниками недооценивается и чаще всего отходит на второй план. Контрольные нормативы комплекса «Будь готов к труду и обороне» не могут быть выполненными по причине завышенных заданий. К тому же в ходе проверок было выявлено отсутствие в некоторых школах спортивных залов, в том числе и в г. Казани26.
 
Существенной особенностью развития физической культуры, как учебного предмета в общеобразовательных школах ТАССР в 1930-е гг., стала ее обязательная связь с военной подготовкой. В программе средней школы было указано, что физическая культура это не только «фактор коммунистического воспитания, способствующий выработке марксистко-ленинского мировоззрения», но и «фактор военной подготовки»27. I Всетатарская Спартакиада школьников стала также индикатором работы школы в направлении укрепления обороноспособности страны. Ее программа вобрала в себя ряд военизированных состязаний28.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
 
1. Колчин Н. Т. Физическая культура и спорт в Татарии. – Казань, 1969. – С. 10.
2. Там же. – С. 16.
3. НА РТ, ф. Р-732, оп. 1, д. 987, л. 3.
4. Там же, ф. Р-7453, оп. 1, д. 3, л. 6.
5. Виленский М. Я., Маслова О. Ю. Технологическое обеспечение формирования мотивационно-ценностного компонента физической культуры у студента в высшей школе // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2012. – № 5. – С. 7-12; Лубышева Л. И., Загревская А. И. Структура и содержание спортивной культуры личности // Теория и практика физической культуры. – 2013. – № 3. – С. 7-16.
6. Колчин Н. Т. Указ. соч. – С. 26.
7. НА РТ, ф. Р-732, оп. 1, д. 987, л. 32.
8. Там же, л. 90.
9. Там же, д. 986, л. 11.
10. Там же.
11. Там же, д. 989, л. 178.
12. Там же, д. 987, л. 80.
13. Там же, л. 81.
14. Там же, д. 1268, л. 98.
15. Там же, д. 1150, л. 81.
16. Там же, ф. Р-3682, оп. 1, д. 1227, л. 28.
17. Там же, ф. Р-732, оп. 1, д. 1268, л. 98.
18. Там же, ф. Р-7453, оп. 1, д. 3, л. 4.
19. Там же, ф. Р-100, оп. 1, д. 2483, л. 66.
20. Там же, д. 2211, л. 50.
21. Колчин Н. Т. Указ. соч. – С. 46.
22. НА РТ, ф. Р-100, оп. 1, д. 2483, л. 61.
23. Там же, ф. Р-3682, оп. 1, д. 884, л. 94.
24. Там же.
25. Там же, л. 23.
26. ЦГА ИПД РТ, ф. 1121, оп. 1, д. 1, л. 12.
27. НА РТ, ф. Р-3682, оп. 1, д. 884, л. 92.
28. Там же, л. 23.
 
Чулпан Бухараева,
аспирантка Поволжской государственной академии
физической культуры, спорта и туризма