2014 3/4

Новые документы об Исмаиле Гаспринском

В 1893 г. бухарский эмир Сейид Абдул-Ахад-хан совершил длительное путешествие по Российской империи. В свите эмира находилось несколько высших сановников ханства, большой штат слуг, а также личный переводчик Туркестанского генерал-губернатора ротмистр (впоследствии полковник) Ш. Р. Асфендиаров, который часто бывал в Бухаре с дипломатическими поручениями. Выехав по железной дороге из Чарджуя (совр. Туркменабад на востоке Туркменистана), 27 декабря 1892 г. (9 января 1893 г.) эмир со свитой прибыл в Москву, где встречался со своим братом Сейид Мир-Мансуром. Затем прибыв в Санкт-Петербург, эмир остановился в Зимнем дворце. В сопровождении придворных и Ш. Р. Асфендиарова он наносил визиты, посещал театры, ежедневно бывал в бане, а также сам принимал визитеров, встречался с императором Александром III. Оставив в Санкт-Петербурге своего 13-летнего сына Сейид Мир Мухаммед Алима (будущего эмира) на три года для обучения, эмир через Одессу и Тифлис вернулся в Бухару.
Во время своего путешествия эмир вел дневник. В 1894 г. его перевод был издан в Казани Исмаилом Гаспринским1. Рукопись перевода с автографом переводчика сохранилась в собрании библиотеки Казанского университета2.
К периоду пребывания эмира в Санкт-Петербурге относится один весьма любопытный документ — письмо казахского султана Гази Вали-хана Исмаилу Гаспринскому, которое касалось эмира. Письмо сохранилось в копии — фотонегативе в собрании Бахчисарайского историко-культурного заповедника. Судя по негативу, оригинал письма представлял собой автограф Вали-хана3.
Автором письма был внук последнего владетеля Большой и Средней Орд султан Гази Булатович Вали-хан (1844-1909), полковник Лейб-гвардии атаманского Его Императорского Высочества наследника цесаревича полка. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона сообщает о нем следующее: Гази Булатович Вали-Хан, Чингисханид — султан Средней Орды, по прямой линии последний из потомков царя сибирского Кучума; считается китайским ваном (князем). Родился в 1844 г. По окончании образования в сибирском кадетском корпусе был командирован генерал-губернатором Западной Сибири к реке Черный Иртыш, у китайской границы, где кочевали еще не состоявшие в подданстве России киргизы Наймановских родов, и в Зачуйский край, в пределах бывшего Кокандского ханства, где кочевали независимые от России роды киргизов Большой Орды и дикокаменные киргизы (буруты). Пользуясь своими родственными связями, Гази убедил большую часть упомянутых киргизов перейти в подданство России. Коротко знакомый с бытом среднеазиатских народов он помещал статьи по этой теме под разными псевдонимами в разных периодических изданиях, в том числе в «Порядке» и «Голосе». Напечатал также брошюру «300-летие Сибири». Впоследствие Вали-хан получил звание генерала. Являлся учредителем и председателем Мусульманского благотворительного общества в Петербурге (основано в 1898 г.), почетным членом которого был и Исмаил Гаспринский4. В апреле 1893 г., когда отмечалось 10-летие газеты «Терджиман» (Переводчик), Вали-хан прислал в Бахчисарай поздравительную телеграмму5.

Титульный лист рукописи перевода дневника эмира бухарского с автографом И. Гаспринского. 1894 г. Отдел рукописей и редких книг научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского К(П)ФУ, ед. хр. Ф-516.

Вали-хан был знаком и с бухарским эмиром. Во время коронации Александра III в Успенском соборе в Москве в мае 1883 г. Сейид Абдул-Ахад, будучи наследником престола, присутствовал на церемонии, а Гази Булатович Вали-хан по Высочайшему повелению состоял почетным переводчиком при нем и хивинском хане. Таким образом, их знакомству к моменту написания письма было уже 10 лет.
Вали-хан скончался в 1909 г. в Санкт-Петербурге и был похоронен на Ново-Волковском кладбище.
Одно из упомянутых в письме лиц заслуживает отдельного рассказа. Это некий господин Величко, которому Вали-хан приписывает авторство трудов Баязитова. Василий Львович Величко (1860-1903) — русский публицист, писатель, поэт и общественный деятель. Начинал как либерал, а закончил как убежденный сторонник монархии и твердой государственной власти, известный своими крайними националистическими взглядами. Сборник стихов «Восточные мотивы», который принес ему известность как поэту, увидел свет в 1890 г.I Зимой 1890-1891 г. Величко познакомился с русским философом и богословом В. С. Соловьевым, биографию которого («Владимир Соловьев. Жизнь и творения»), основанную на личных воспоминаниях, Величко опубликовал в 1902 г. после смерти мыслителя. Под «компанией», которая написала Баязитову его брошюры, возможно, имеется в виду кружок писателей, существовавший на рубеже 1880-1890-х гг. в Петербурге, который собирался у М. Г. МуретовойII. Идейным вдохновителем кружка был В. Л. Величко. В кружок входили такие выдающиеся писатели, художники и ученые как Н. С. Лесков, И. Е. Репин, Н. Н. Каразин и А. Н. Веселовский.
В. Л. Величко симпатизировал исламу и, видимо, неплохо разбирался в нем. «К вопросу об исламе мы доселе относимся некультурно. Мусульмане в нашем государстве занимают первое место после русских, а у нас даже не существует перевода книги Le Coran analyse, являющейся настольною для всякого французского чиновника в северной Африке. Нет сколько-нибудь серьезных и беспристрастных самостоятельных исследований, которые бы помогли нашим служилым людям, имеющим дело с мусульманами, вникнуть в главный источник миросозерцания этих последних. Сказать по правде, покуда и не для кого писать такие книги, так как чиновники наших азиатских захолустий поглощены другими интересами»6. Величко бывал в Персии и переводил на русский язык великих персидских поэтов (Хайяма и Хафиза), а также тюркский фольклор.
 
Впрочем, интерес этот вряд ли был искренним. Он считал тюрков (по большей части мусульман) естественными противниками армян, которые виделись ему главной опасностью русского владычества на Кавказе и в целом врагами государства. С 1897 по 1899 г. Величко был редактором тифлисской газеты «Кавказ», на этом посту прославился как ярый армянофоб и антисемитIII
Публикуемый документ интересен сразу в нескольких отношениях. Во-первых, письмо Вали-хана — еще один любопытный источник о пребывании в России эмира Бухары. Во-вторых, это свидетельство необычайно широких связей Исмаила Гаспринского с российской общественностью, как мусульманской, так и немусульманской. Важно, что казахи занимали среди корреспондентов и знакомых просветителя большое место. До сих пор мы знали о контактах Гаспринского с Ибраем АлтынсаринымIV, теперь в нашем распоряжении свидетельство его знакомства и переписки с Вали-ханом. Наконец, этот документ добавляет несколько любопытных штрихов к портрету Гатауллы Баязитова. Это касается его планов издавать газету «Нур ал-Ислам», а также обвинений в том, что книги и статьи санкт-петербургского ахуна были написаны в действительности Василием Величко и какой-то «компанией» (под которой, видимо, понимался кружок Муретовой). Насколько эти слухи были основательными, остается только догадываться.
***
В 1903 г. мусульманский мир отмечал 20-летие газеты «Терджиман». В адрес газеты и ее редактора И. Гаспринского поступило большое количество поздравительных телеграмм и приветственных адресов из разных губерний и областей России. Исмаил Гаспринский посвятил этому отдельную статью, напечатанную 18 мая 1903 г., которая называлась «О чем говорит народ?». В ней просветитель замечал: «Все триста с лишним приветствий, полученных мной, делают меня тем более радостным и признательным, что ни в одной из них не звучит какая-либо неуместная нота, ни в одной из них нет намека на какую-либо тенденцию, несогласную с духом времени и предначертаниями истории»7.
В статье приводились выдержки из наиболее интересных посланий. Первым цитировалось приветствие от мусульманской молодежи Казани8. Однако И. Гаспринский привел лишь фрагмент этого письма, не сообщив читателям о том, кто были его авторы. В статье редактор «Терджимана» выражал намерение издать впоследствии сборник писем и приветствий по случаю юбилея, однако, насколько нам известно, сборник этот не был напечатан. Между тем, текст адреса казанской молодежи, к счастью, сохранился на фотонегативе в коллекции Бахчисарайского историко-культурного заповедника9. Ниже мы предлагаем его вниманию читателей.
Нетрудно заметить, что среди авторов письма Гаспринскому мы видим еще очень молодых татарских социал-демократов, в недавнем прошлом шакирдов, выпускников Казанской татарской учительской школы, а впоследствии крупных политических фигур. Они были почти ровесниками газеты, с юбилеем которой поздравляли своего учителя. В 1903 г. почти всем было слегка за двадцать. В будущем это такие общественные деятели, как: Ш. Мухамедьяров (1883-1967)10 — политический деятель, педагог, публицист; Ф. Туктаров (1880-1938)11 — политический деятель, журналист, председатель Мусульманского комитета (1917-1918); Х. Ямашев (1882-1912) — деятель революционного движения, с 1903 г. член Казанской социал-демократической организации, который принимал активное участие в работе Казанского комитета РСДРП; Г. Сайфутдинов (1882-1918) — член революционных кружков (1902-1903), один из организаторов Мусульманского социалистического комитета (апрель 1917), участвовал в установлении Советской власти в Казани; Г. Терегулов (1883-1938) — возглавлял Уфимский губернский национальный совет (1917) и был основным противником татарских эсеров, оставаясь при этом социал-демократом.
То, что именно эти молодые люди — ровесники «Терджимана» — поздравляли его редактора с 20-летием выхода газеты в свет глубоко закономерно. Совершенно очевидно, что в деле формирования их политических взглядов и программ роль идей Гаспринского была необычайно велика. Их пути потом разойдутся, но в 1903 г. все они имели полное право писать Исмаилу-эфенди: «Мы готовы признать Вас своим дорогим воспитателем и учителем…»V
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарского. – Казань, 1894. – 84 с.
2. Отдел рукописей и редких книг научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского К(П)ФУ, ед. хр. Ф-516.
3. Бахчисарайский историко-культурный заповедник, собрание фотонегативов, № 1082.
4. Загидуллин И. К. Мусульманское благотворительное общество // Ислам в Санкт-Петербурге. Энциклопедический словарь. – М., Нижний Новгород, 2009. – С. 156-158.
5. 10 апреля 1883-1893 гг. // Исмəгыйль Гаспринский: Тарихи-документаль җыентык / Төз. С. Рәхимов. – Казан, 2006. – Б. 110.
6. Величко В. Л. Кавказ. Русское дело и межплеменные вопросы // Полное собрание публицистических сочинений: в 2 т. Т. 1: Кавказ: Русское дело и междуплеменные вопросы. – СПб., 1904; Т. 2: Русские речи. – СПб., 1905.
7. О чем говорит народ? // Исмəгыйль Гаспринский: Тарихи-документаль җыентык / Төз. С. Рәхимов. – Казан, 2006. – Б. 90.
8. Шунда ук. – Б. 89.
9. Бахчисарайский историко-культурный заповедник, собрание фотонегативов, № 1480.
10. Хабутдинов А. Мухамедьяров Шакир Зарифович //Ислам в Поволжье. Энциклопедический словарь. Серия «Ислам в Российской Федерации». Вып. VI. – М.-Нижний Новгород, 2013. – С. 226.
11. Хабутдинов А. Туктаров Фуад Фасахович //Ислам в Поволжье. Энциклопедический словарь. Серия «Ислам в Российской Федерации». Вып. VI. – М.-Нижний Новгород, 2013. – С. 327.
 
№ 1. Письмо казахского султана Гази Вали-хана И. Гаспринскому

22 января 1893 г.

Письмо казахского султана Гази Вали-хана И. Гаспринскому. Бахчисарайский историко-культурный заповедник, собрание фотонегативов, № 1082.

Глубокоуважаемый Исмаил-Бей!
Желая исполнить Вашу просьбу, при неоднократных моих посещениях Эмира Бухарскаго, я зондировал его, каким путем он возвратится обратно в Бухару, но всякий раз получал ответ: «Все зависит от воли Белого Царя». Действительно, положение его самое жалкое, ничего не может он предпринять без ведома военного министерства и каждый шаг делает по инструкции, составленной военным министром и его подчиненными. Наконец вчера ему объявили, что он поедет на Киев (уж не поклониться ли святым мощам?!), оттуда к Вам в Крым, будет в Ливадии и Ялте. Ваши посылки эмир и Асфендиаров1 получили, а Фёдоров2 не получил.
Я удивляюсь смелости таких безграмотных людей, как Баязитов3, решающихся издавать газету под громким именем «Блеск ислама»4, ради того только, чтобы эксплуатировать невежественный мусульманский народ. Я здесь в Петербурге слышал, что за Баязитова относительно разрешения газеты ходатайствовал оренбургский муфтий Султанов5, но правительство разрешения не дало. Воображаю, как бы повел дело издания своей предполагаемой газеты Баязитов, если бы ему было разрешено? Наверное, он думал воспользоваться услугами господина Величко (известного своими стихами под названием «Восточные мотивы») и компании, которые написали ему брошюры «Возражение на Ренана», «Ислам и наука»6 и статью в «Петербургских ведомостях» против Смирнова7, составленную общими силами; под всеми этими статьями красовалась только одна фамилия: «Мудар… Баязитов…».
Наверно[е] Вам известно из газет, что у нас в Петербурге существует около года «Экономическое общество гвардейских офицеров»8. Ради принципа все гвардейские офицеры выписывают все периодические издания и газеты через это общество, поэтому не удивляйтесь, что я не послал Вам 3 рубля подписных денег на получение9 Вашей уважаемой газеты за 1893 год; я выписываю ее через вышеупомянутое общество. Передайте Вашему семейству привет и поклон.
Уважающий Вас султан Вали Хан.
Бахчисарайский историко-культурный заповедник,
собрание фотонегативов, № 1082.
 


 
№ 2. Поздравительный адрес от мусульманской молодежи г. Казани И. Гаспринскому
26 апреля 1903 г.
г. Казань.

Глубокоуважаемый Исмаил эфенди!
Приветствуя Вас с двадцатилетием Вашей плодотворной деятельности на литературном поприще, мы считаем своим нравственным долгом выразить Вам искреннюю благодарность за Ваши разумные и полезные для

Поздравительный адрес от мусульманской молодежи г. Казани И. Гаспринскому. Бахчисарайский историко-культурный заповедник, собрание фотонегативов, № 1480.

мусульманского общества труды. Будучи ревнителем народного просвещения, Вы, милостивый государь, осторожно, твердо и с полным знанием направили и развили наше просветительное дело. Время Вашей деятельности по широте выполненных Вами задач не забудется в истории просвещения российских мусульман. Излишне, конечно, перечислять здесь все сделанное Вами, так как такие капитальные труды, как популяризация звукового метода, русской грамоты, благотворительных обществ и проч[его], известны всем. Нельзя также не поблагодарить Вас за Ваше внимание и к молодежи, всегда так страстно стремящейся к свету! Вы, как лучший мусульманский писатель России, пролили этот свет в наши умы и сердца, познакомив нас с плодами светской науки и образов[ан]ности. Считая Ваш «Переводчик» истинным рассадником развития и образования российских мусульман, мы готовы признать Вас своим дорогим воспитателем и учителем. В заключение позвольте пожелать Вам и в будущем такой же плодотворной деятельности на пользу учащейся мусульманской молодежи и всех поколений российских мусульман, чтобы и впередь, как теперь, мы могли сказать Вам сердечное спасибо за Ваш многополезный труд.
Гумер Терегулов, М.-Гариф Габитов, Галимжан Сайфутдинов, Фуад Туктаров, Насриддин Хузяшев, Хусаин Ямашев, Шакир Мухаммедъяров (подписи)10.
Бахчисарайский историко-культурный заповедник,
собрание фотонегативов, № 1480.
 



ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Султан-Асфендиаров — ротмистр, переводчик, сопровождавший в 1892-1893 гг. бухарского эмира Сейида Абдул-Ахад-хана в поездке по России.
2. Фёдоров Г. П. — чиновник канцелярии Туркестанского генерал-губернатора, статский советник, сопровождавший в 1893 г. бухарского эмира Сейида Абдул-Ахад-хана в поездке по России.
3. Баязитов Гатаулла (1847-1911) — глава мусульманской общины Санкт-Петербурга, общественный деятель. После экзамена в Оренбургском магометанском духовном собрании в 1870 г. стал имам-хатыбом, а через год возглавил второй санкт-петербургский мусульманский приход. Служил в качестве ахуна крымско-татарского эскадрона императорского конвоя, преподавал и переводил в учебном отделении восточных языков Азиатского департамента МИД. В 1881 г. вместе с имамом первого прихода М. З.-Ш. Юнусовым обратился к властям с просьбой о строительстве кафедральной мечети. Намерение это осуществилось в 1910 г. (см.: Хабутдинова М. Х. Баязитов Гатаулла // Ислам на Европейском Востоке: Энциклопедический словарь / Под. ред. Р. А. Набиева. – Казань, 2004. – С. 7; Хабутдинова М. Х. Баязитов Атаулла // Ислам в Санкт-Петербурге: Энциклопедический словарь (Серия «Ислам в Российской Федерации». Вып. III). – М., Нижний Новгород, 2009. – С. 34-35).
4. Об издании такой газеты неизвестно. В 1880-х гг. Г. Баязитов просил разрешения издавать русско-татарскую газету «Һəфтə» (Неделя), однако только в 1905 г. получил разрешение и стал редактором и учредителем газеты «Нур» (Свет). Видимо, название «Нур ал-ислам», судя по письму Вали-хана, задумывалось Баязитовым еще в начале 1890-х гг.
5. Султанов Мухаммедьяр (1837-1915) — муфтий-председатель Оренбургского магометанского духовного собрания (1886-1915). Среди мусульман большим авторитетом не пользовался вследствие того, что систематического религиозного образования не получил (см.: Хабутдинов А. Ю. Султанов Мухамммедьяр // Ислам на Европейском Востоке. Энциклопедический словарь / Под. ред. Р. А. Набиева. – Казань, 2004. – С. 305-306; Марджани о татарской элите (1789-1889) / Пер. со старотат. и прим. А. Н. Юзеева и И. Ф. Гимадеева. – М., 2009. – С. 60).
6. В действительности это одно издание под заглавием «Возражение на речь Эрнеста Ренана: Ислам и наука» (СПб., 1883), в котором Баязитов возражал Э. Ренану. Последний считал несовместимым положения исламского вероучения и рациональное знание. Скорее всего, под вторым названием автор письма имел в виду книгу «Отношение ислама к науке и иноверцам», которую Баязитов издал в 1887 г.
7. Речь, видимо, идет о статье «В защиту татарской литературы от цензуры» (Санкт-Петербургские ведомости. – 1891. – № 96-214), в которой автор полемизировал с В. Д. Смирновым (1846-1922), русским тюркологом и историком, цензором мусульманских изданий (о В. Д. Смирнове см.: Биобиблиографический словарь отечественных тюркологов. Дооктябрьский период / Под ред. и с введ. А. Н. Кононова. – М., 1974. – С. 261-262).
8. Экономическое общество офицеров Гвардейского корпуса — корпоративное акционерное общество, учрежденное в Санкт-Петербурге в 1891 г. с целью «доставлять своим потребителям необходимые для них предметы… главным образом, обмундирование, снаряжение, обувь и белье вполне хорошего качества, по возможно дешевым ценам». Вступать в общество имели право все офицеры петербургских гвардейских частей. Военнослужащие и чиновники прочих армейских и флотских подразделений столицы, заплатив членский взнос, могли стать «годовыми подписчиками». В Экономическое общество офицеров Гвардейского корпуса вступили более четырех тысяч пайщиков. Крупнейшими акционерами были великие князья (все они служили в гвардейских полках).
9. Слово «получение» написано дважды.
10. К сожалению, из-за качества снимка имена еще восьми человек, которые подписали адрес, не читаются.
 
Публикацию подготовил
Илья Зайцев,
доктор исторических наук
 

I Также опубликовал: Второй сборник стихотворений (СПб., 1894. – 292 с.); Арабески. Новые стихотворения (СПб., 1903. – 483 с.)
II Муретова Мария Георгиевна (1860(?)-1912) — общественный деятель, член Русского Собрания, член попечительского совета гимназии Русского Собрания, литератор.
III О В. Л. Величко см.: Степанов А. Величко Василий Львович // Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900-1917 / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. – М., 2008. – С. 89-91.
IV Алтынсарин Ибрай (1841-1889) — казахский педагог-просветитель, писатель, фольклорист, общественный деятель, ученый-этнограф.
VМатериал подготовлен в рамках научного проекта Международной Тюркской академии (Астана, Казахстан).