2014 3/4

Восстановить истину никогда не поздно (Пушкинские места Казани)

Рыбнорядская улица, в центре — дом Перцовых. XIX — начало ХХ в. Из личного архива автора.

Каждый город России, где жил или бывал А. С. Пушкин, старается сохранить памятные дома, которые посещал поэт, а, следовательно, и память о происходивших в них событиях. Казань волею судьбы оказалась в числе таких городов.
А. С. Пушкин посетил Казань в сентябре 1833 г. в ходе поездки по Поволжью и Уралу, связанной со сбором материалов о восстании Емельяна Пугачёва. В те далекие годы слава поэта еще не была столь велика, чтобы литературная интеллигенция и журналисты обращали пристальное внимание на его жизнь и повседневность, поэтому многие подробности посещения Казани остались для историков малоизвестными. В частности, во второй половине XIX в. между профессорами Казанского университета видными знатоками казанской старины Н. Я. Агафоновым и Н. П. Загоскиным существовало разногласие о том, где жил А. С. Пушкин, находясь в Казани. В противовес Н. Я. Агафонову Н. П. Загоскин придерживался мнения, что поэт жил в доме Э. П. Перцова*.
Однако маститые профессора-краеведы не отрицали, что А. С. Пушкин был в доме Перцовых, который находился на пересечении улиц Рыбнорядской и Малой Проломной (ныне ул. Пушкина и Профсоюзная). Вот как писал об этом Н. П. Загоскин: «в Казани совершенно забыт дом, в котором останавливался гениальный русский поэт 6, 7 и 8 сентября 1833 года, и с этой исторической достопримечательности не только не сделано никакого снимка, но и даже не слышно речи о том, чтобы украсить дом прибитием доски с приличествующей надписью. Дом этот сохранился в первобытной целости и известен в Казани каждому читателю под именем “Перцовского” (дом дворянина П. П. Перцова находится на углу Малой Проломной улицы и Рыбнорядской площади). Но многие ли знают, что в этом доме жил Пушкин?»1
Несколько позже, в 1899 г., Городское правление решило переименовать часть улиц города Казани и обратилось Н. Я. Агафонову с просьбой изложить свое мнение по этому вопросу. Профессор, в числе прочего, предложил и такое переименование: «Пушкинская улица — от Татарского моста (это был первый мост через Булак от Кабана, до наших дней не сохранился. — И. А.) до Фёдоровского монастыря (ныне на этом месте НКЦ “Казань”) в честь поэта А. С. Пушкина, бывшего в Казани в 1833 году»2. Именно Рыбнорядскую улицу предлагал переименовать профессор, а не Малую Проломную.
Таким образом, в конце XIX в., когда еще жили в Казани наследники поручика П. А. Перцова, сомнений у профессоров о пребывании А. С. Пушкина в угловом доме Перцовых не было, и сами наследники не опровергали этих сведений. В газете «Волжский вестник», где печатались статьи Н. П. Загоскина о пребывании А. С. Пушкина в Казани, были и критические литературные статьи П. П. Перцова, который не мог не читать статей профессора, но и он не высказывал никаких возражений.
Однако через сто с лишним лет после посещения А. С. Пушкиным Казани вдруг возникло предположение, что поэт посещал не угловой дом Перцовых на Рыбной площади, а дом № 23 на Малой Проломной. Нужно пояснить, что Перцовы владели двумя участками земли со строениями: один вдоль Рыбнорядской улицы, а другой — вдоль Малой Проломной улицы. Оба участка примыкали друг к другу, но попасть с одного на другой не выходя на улицу, было невозможно. Предположение о посещении А. С. Пушкиным не углового дома на Рыбной площади, а дома на Малой Проломной высказал архитектор-краевед В. В. Егерев. Сделал это он в своей брошюре «Дома, связанные с пребыванием А. С. Пушкина в Казани». В. В. Егерев был высококлассным архитектором с большим опытом в строительном деле и непревзойденным знатоком истории архитектуры. Им написано много работ по вопросам архитектуры, включая архитектуру домов Казани. По роду своей деятельности архитекторы — специалисты, скрупулезно подходящие к любым вопросам как в своей специальности, так и в повседневной жизни. Поэтому мы считаем, что, возможно, В. В. Егерев лишь высказал свое предположение, в котором не был полностью уверен.
Работа В. В. Егерева «Дома, связанные с пребыванием А. С. Пушкина в Казани» была издана Государственным музеем Татарской АССР после кончины автора, последовавшей 19 июля 1956 г., что явствует из даты подписания ее в печать — 3 октября 1956 г. Брошюра содержит 20 страниц и пять фотографий домов, тираж составляет 200 экземпляров.
Вот что изложено в указанной работе В. В. Егерева: «До настоящего времени считалось, что дом Э. П. Перцова, в котором Пушкин посетил знакомого, находился на углу улиц Рыбнорядской и Малопроломной (теперь улицы Куйбышева и Профсоюзная). Разыскания по данному поводу обнаружили явную ошибочность такого заключения. Дело в том, что обширная усадьба отца Э. П. Перцова — поручика Петра Александровича Перцова, после смерти его была разделена между наследниками (выделено нами. — И. А.), причем угловая часть участка с двухэтажным домом отошли к его жене Марии Ивановне Перцовой, а соседний дом с флигелем по Профсоюзной улице унаследовал Эраст Петрович. Принадлежность домов указанным лицам подтверждается строительными документами о застройке этих участков в тридцатых годах прошлого столетия.
2 июля 1832 г. у городового архитектора был зарегистрирован проект фасада, выданного “для построения каменных лавок, вверху с холодными кладовыми под железною крышею в 1-ой части города при Рыбной площади, во дворе госпожи поручицы Марии Ивановны Перцовой”.Торговое помещение было выстроено по Рыбнорядской улице в полном соответствии с проектом, как это видно на фотоснимке конца XIX в., хранящемся в Национальном музее Республики Татарстан.
29 мая 1834 г. в Казанский строительный комитет поступило прошение от коллежского асессора Э. П. Перцова следующего содержания: “Имея двор в 1-ой части города, в 2-м квартале, желаю ныне соединить флигель с каменным домом, а посему представляю составленные план и фасад в двух экземплярах и на право владение мое двором копию имею честь покорнейше просить оный Комитет о следующем представлении к начальству на утверждение и разрешение мне по означенным чертежам допустить к просимой постройке”»3.
Представленный Э. П. Перцовым проект получил утверждение, и по нему было осуществлено соединение дома и флигеля.
Исходя из этих двух строительных документов В. В. Егерев сделал заключение следующего характера: «тем самым имеем достоверное указание на тот дом, в котором произошла дружеская беседа хозяина с другим почетным гостем»4. Так дом № 23 на ул. Профсоюзной стал исторической достопримечательностью.
Возможно, эту работу В. В. Егерева читали многие казанские историки, но на протяжении пятидесяти лет никто не предпринял анализа выводов автора. Объяснить это можно лишь тем, что в связи с его кончиной не к кому было обратиться с возникшими вопросами. Трудно даже было предположить, что архитектор и краевед не знал о возможности вступления в наследство лишь по достижении совершеннолетия, т. е. по достижении 21 года5.Занимаясь исследованием пребывания А. С. Пушкина в Казани и посещения поэтом близкого знакомого Эраста Перцова, В. В. Егерев не мог не знать, что у Эраста Петровича в год смерти отца было еще семь несовершеннолетних братьев, поэтому о разделе наследства не могло быть и речи6. Однако в работе «Дома, связанные с пребыванием А. С. Пушкина в Казани» без всякого на то основания утверждается: «Дело в том, что обширная усадьба отца Э. П. Перцова — поручика Петра Алексеевича Перцова, после смерти его, разделена между наследниками…»
До 1917 г. любая недвижимость облагалась налогом. Делалось это ежегодно согласно Раскладной ведомости налога на недвижимость, где в обязательном порядке указывался владелец недвижимости. В. В. Егереву было достаточно заглянуть в архиве в одну из раскладных ведомостей, чтобы убедиться, что в графе «владелец», после смерти поручика П. А. Перцова, писалось — наследники поручика П. А. Перцова. Мало того, В. В. Егерев узнал бы, что участок с недвижимостью по ул. Малой Проломной поручику П. А. Перцову никогда не принадлежал, а являлся собственностью его жены — Марии Ивановны Перцовой7 и перейти во владение Э. П. Перцова при жизни матери не мог.
Таким образом, вывод о разделе недвижимости после смерти поручика П. А. Перцова — в лучшем случае заблуждение В. В. Егерева. Предполагать умышленное искажение фактов таким опытным архитектором и краеведом мы считаем невозможным.
Окончательно ставит все на свои места документ, найденный нами в Национальном архиве Республики Татарстан. Он был составлен лично Эрастом Петровичем 1 августа 1833 г. и направлен им в «Казанский по строительной части комитет» — ровно за месяц до приезда А. С. Пушкина в Казань. Документ представляет собой прошение о разрешении возведения каменных ворот вместо пришедших в ветхость деревянных между угловым домом и флигелем: «При доме, состоящем в 1 части города и принадлежащем мне с прочими наследниками (выделено нами. — И. А.)после покойного моего родителя, имею я надобность выстроить каменные ворота по Рождественской улице (Эраст Петрович ошибочно назвал Рыбнорядскую улицу Рождественской, но в прилагаемом плане фигурирует Рыбная площадь. — И. А.) на месте таковых же пришедших в ветхость, посему и прошу покорно ваш Комитет дозволить мне сделать сию постройку и снабдить меня фасадом, в доказательство бесспорности владения прилагаю при сем купчую крепость, которую по милости вашей надобности прошу мне выдать обратно»8.
17 августа 1833 г. городовой архитектор П. Г. Пятницкий составил план фасада «каменных ворот при каменном доме, состоящем в 1-ой части города Рыбной площади, [принадлежащем] коллежскому асессору Эрасту Перцову и прочим наследникам»9. План был утвержден Строительным комитетом 19 августа 1833 г.
Таким образом, документ, подписанный самим Эрастом Перцовым, полностью опровергает разыскания и выводы В. В. Егерева, который, возможно, и не хотел публиковать еще неотредактированную свою работу.
Не будем вдаваться в подробности, кто и зачем издал работу В. В. Егерева «Дома, связанные с пребыванием А. С. Пушкина в Казани» в конце 1956 г., и кто мог исказить выводы автора брошюры, а проследим последствия этой публикации.

План фасада каменных ворот дома Перцовых архитектора П. Г. Пятницкого. НА РТ, ф. 409, оп. 1, д. 164, л. 5 об.-6.

В Татарском книжном издательстве 30 июля 1959 г. было подписано в печать малоформатное издание тиражом 20 тысяч экземпляров под названием «Исторические памятники Казани. Краткий путеводитель-справочник для туристов». В нем есть раздел «Дома, связанные с пребыванием в Казани выдающихся деятелей революционного движения, науки, литературы, искусства», в котором дано краткое описание пребывания А. С. Пушкина в Казани10. Но в нем даже не упоминается посещение поэтом Э. П. Перцова, следовательно, и дома, где был поэт. Любопытно, что далее имеется пояснение такого рода: «Кроме названных выше, отметим еще следующие памятные здания: ул. Профсоюзная д. № 13 — в этом доме, принадлежавшем местному литератору Э. П. Перцову, останавливался во время неоднократных приездов в Казань на гастроли великий русский артист М. В. Щепкин»11.
 
Здесь впервые после работы В. В. Егерева отмечен дом на ул. Профсоюзной (Малой Проломной), якобы принадлежавший Э. П. Перцову, но по ошибке (или нет?!) указан № 13 вместо № 23. Начало внедрению в память людей неверных сведений о доме на ул. Профсоюзной, принадлежавшем Э. П. Перцову, было положено.
Через десять с небольшим лет 23 марта 1970 г. в том же Татарском книжном издательстве был подписан в печать тиражом 100 тысяч экземпляров путеводитель «Казань». В нем дан следующий совет: «Постарайтесь побывать на улице Профсоюзной, где сохранился дом Э. П. Перцова — знакомого Пушкину по литературным связям. Сюда поэт приходил после осмотра Кремля»12.
В тот год на доме № 23 по ул. Профсоюзной не было еще мемориальной доски. Она появится через десяток с небольшим лет. Кто установил ее на доме № 23 не известно. Это не помешало изданию в 1993 г. под эгидой Министерства культуры РТ каталога-справочника «Республика Татарстан: памятники истории и культуры», где мы читаем:
«Профсоюзная ул. 23.
1115. Дом Э. П. Перцова, начало XIX века — архит.
Дом двухэтажный, средняя часть (четыре окна) раскрепована и заканчивается треугольным фронтоном с большим полуциркульным окном. Наверху по периметру здания проходит неширокий фриз, завершающийся прямоугольным карнизом. Классицизм.
В доме в гостях у казанского либерала Э. П. Перцова (1804-1873) 7 октября 1833 года побывал А. С. Пушкин. Мем. доска. В доме в 1836-1841 гг. останавливался русский актер М. В. Щепкин.
Профсоюзная ул. 25.
1117. Дом Э. П. Перцова, первая половина XIX века — архит.

Казань. Путеводитель / Под ред. В. И. Юневича. – Казань, 1970. – 208 с. + илл.

Двухэтажное на цокольном этаже здание в классическом стиле: сандрики, междуэтажная тяга, ступенчатый аттик»13.
С упорством, достойным лучшего применения, происходила фальсификация посещения А. С. Пушкиным дома Эраста Перцова. И все это началось тогда, когда еще в 1965 г. в журнале «Наука и жизнь» известный историк Н. Эйдельман в статье «Случай ненадежен, но щедр» привел отрывок из воспоминаний П. П. Перцова, написанных в 1940 г., где говорится: «Если не считать Эраста Петровича, которого я не знал, то Платон Петрович был единственным из моих дядей (взрослых), которые помнили Пушкина. Он присутствовал на том обеде у Эраста Петровича (в сентябре 1833 года), где был гостем Пушкин. Обед происходил в большой зале нашего фамильного дома на Рыбнорядской улице (собственно на Рыбной площади) в Казани (теперь улица Куйбышева). Квартира наша помещалась на 2-м этаже окнами на площадь, теперь дом сильно перестроили — антресоли обращены в третий этаж, парадный подъезд уничтожен и прочее. Из передней через боковую дверь попадали прямо в залу, и с этим связан рассказ, что Пушкин, приехавший в домашнем костюме, так как условился с Эрастом Петровичем, чтобы никого посторонних не было, очень смутился, увидев через эту дверь много народу в зале. Он подумал, что Эраст Петрович нарушил условие и созвал гостей — попятился и хотел из передней улепетнуть домой. Но Эраст Петрович успел перехватить его и объяснил ему, что никого посторонних нет, а, несмотря на многолюдство, все это одна наша семья. Тогда Пушкин оправился и вошел в залу…»14
Следовательно, и казанские научные мужи, и историки, и чиновники знали, что кто-то пытается исказить правду о пребывании А. С. Пушкина в Казани, но равнодушно взирали на происходящее.
На сегодняшний день в Казани сохранились в нормальном состоянии лишь два дома, где в сентябре 1833 г. был А. С. Пушкин. Это дом четы Фуксов и дом поручика П. А. Перцова на углу ул. Пушкина и Профсоюзной. Их нужно сохранить для потомков, чему во многом будет способствовать решение о переносе мемориальной доски с дома № 23 по ул. Профсоюзной на дом № 17 по ул. Пушкина. Восстановить истину никогда не поздно.
 





ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Нечто об исторических достопримечательностях города Казани // Казанские вести. – 1891. – 3 октября. – № 271.
2. Агафонов Н. Я. Историческая объяснительная записка наименования казанских улиц. – Казань, 1899. – С. 8.
3. Егерев В. В. Дома, связанные с пребыванием А. С. Пушкина в Казани. – Казань, 1956. – С. 9.
4. Там же. – С. 9-10.
5. Право наследственное // Энциклопедический словарь Брокгауза Ф. А. и Ефрона И. А. – СПб., 1898. – Т. XXIVa. – С. 899.
6. Дворянская родословная книга Казанской губернии. – Ч. 2. – Т. 1. – С. 190 // Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского К(П)ФУ, ед. хр. 402.
7. НА РТ, ф. 114, оп. 1, д. 3659, л. 31.
8. Там же, ф. 409, оп. 1, д. 164, л. 2.
9. Там же, л. 5 об.-6.
10. Бушканец Е. Г. Исторические памятники Казани. – Казань, 1959. – С. 39-40.
11. Там же. – С. 50.
12. Казань. Путеводитель / Под ред. Е. И. Юневича. – Казань, 1970. – С. 156.
13. Республика Татарстан: памятники истории и культуры. Каталог-справочник. – Казань, 1993. – С. 190.
14. Н. Эйдельман. Случай ненадежен, но щедр // Наука и жизнь. – 1965. – № 2. – С. 73.
Ильдар Алиев
 

* Перцов Эраст Петрович (1804-1873), поэт, драматург, публицист.