2014 3/4

Рижские документы о «золотоордынской» торговле на Балтике

Общеизвестным достижением государства Джучидов (Золотой Орды) является установление сквозного трансконтинентального торгового пути1. В то же время северная, северо-западная и западная торговля русских княжеств традиционно рассматривается в отечественной историографии как самостоятельное явление русской экономической деятельности.
Вместе с тем известен ряд сведений, которые можно рассматривать как свидетельство древнейшего присутствия булгар и иных народов урало-алтайской общности на Северо-западе и их активного взаимодействия с германцами, участия в торговле с ЕвропойI.
Важные сведения мы находим в приложении к «Никифоровской летописи». В конце этого свода приводится «хронограф» (вероятно изъятый из основного текста «Начальной летописи»). В нем указывается, что славяне пришли на оз. Илмер (ранее — Мойска) в сопровождении болгар: «поидоша с Дуна[я] множество их бес числа с ними же Скуфи и Болгары и иностранницы»2.
Эти сведения новгородцев позволяют понять этимологию целого ряда восточных терминов и имен, которые подчас весьма зримо выделяются в текстах новгородских берестяных грамот, монет, печатей или русских сказок. Так, еще с домонгольских времен в ассортименте новгородского экспорта упоминались восточные товары, а в берестяных грамотах можно встретить «мыло бургальское», «гривны волжские». Упоминались и имена восточного типа в Новгороде Великом. Например Кура, Боран, Гован. Среди тюркских имен встречаются также Боян, Булат3.
Интересна новгородская печать, которая В. Л. Яниным приписывается «Изяславу»4. На самом деле она содержит имя Озонтаг, имеющее явные параллели у булгар (например, Омуртаг — у западных булгар, легендарный новгородский Желатуг — у Левшина и Жилодухом в Никифоровской летописи). В первых русских сказках (в частности, в повести о богатыре Булате), записанных В. Д. Левшиным в ХVIII в., булгарский князь Аспарух назван отцом Руса и учителем Роксаллана. Владимир назван сыном князя Желатуга5.
Известно, что древнейшие булгарские монеты (например, Алмуша-Абдуллы) были обнаружены именно в Новгороде Великом. Эти монеты теперь преподносятся как «клад арабских куфических монет», датированных 930-м г.6 То есть с древнейших времен фиксируется присутствие тюрков на Балтике. В золотоордынский период присутствие тюрков в Прибалтике также наблюдалось.
Сарайское правительство стремилось устранить внутренние препоны для торговли. По всей видимости, европейцы впервые за многие столетия получили открытый доступ на Волгу. Так, разрешение на беспошлинные торговлю и проезд через Северо-Восточную Русь еще в XIII в. было дано ганзейцам (рижанам) отдельным ярлыком7. В дальнейшем это указание соблюдалось. На недопустимости введения новых пошлин для «гостей» на этом пути настаивал великий князь московский Дмитрий Иванович в «докончании» с Тверью, «как при деде нашем Иване»8.
Восточная торговля обогащала и ганзейские города, которые с выгодой продавали импортные товары в Европе. «К XIV в. относится расцвет Ганзейского союза», — отмечают исследователи9.
По данным рижских книг поначалу несколько меньшую, чем меха, долю в русском импорте (в денежном выражении) составлял воск. Некоторое время он преобладал в экспорте из Риги. Города ганзейского союза вывозил в значительных размерах также золу (поташ?)II, деготь и восточные товары, среди которых вплоть до XVII в. отмечались юфть и шелк10.
Примечательно, что в документах нижненемецких городов зафиксированы восточные лексические заимствования. Особое внимание исследователи обратили на названия мехов и кож, судов, дегтя, а также на тюркский термин «толмач»III.

Послание рижским ратманам. XIV в. Латвийский национальный архив, ф. 673, оп. 4, д. 68, л. 1.

Немецкое купечество и северные князья получили возможность иметь высокую норму прибыли на посреднической торговле, переправляя восточные товары на Запад. Неуклонно росло качество европейских товаров и спрос на них. При этом следует учитывать, что таможенные сборы на территории северных русских княжеств также должны были собираться в пользу великого хана. Об этом, в частности, свидетельствует и сам термин «тамга / таможня».
Прямых сведений о регулировании новгородской торговли сарайским правительством почти не сохранилось. Исключение составляют сведения упомянутого ярлыка Менгу-хана о разрешении свободного прохода рижанам через суздальские земли. Существуют данные немецких торговых домов о том, что в рассматриваемый период товаропоток нарастал.
По всей видимости, татарские купцы и чиновники также получили доступ в Прибалтику. Такие сведения сохранились в некоторых европейских архивах. Примером тому может служить копия (?) документа из Латвийского национального архива (г. Рига), текст которой исследователи относят к XIV в. В нем в числе рижских купцов упоминается негоциант с мусульманским именем. Не совсем ясный оборот документа упоминает о жалобе рижских (?) купцов Шахмата и Фредерика: «И ныне, кнАжо, прiшолъ предъ насъ ШахматъIV жо, Фредрiкъ, i то намъ поведала со жАлобою, как то есi торговалъ с нiма i не заплатiлъ…»11.
Но еще более интересным документом является «Послание рижским ратманам» полоцкого наместника с гарантиями весовых норм в споре между полоцкими и немецкими купцами. Одним из гарантов весовых норм является «МомотовV ученик», т. е. ученик Мухаммада12. Исходя из контекста фразы, предполагается, что авторитет этого человека должен быть настолько высоким, чтобы имя его ученика могло быть гарантом надежности весового контроля для немецких купцов Ганзы.
В том же веке генуэзцы писали о весовом контроле, который осуществлялся татарскими чиновниками в портах на Чёрном мореVI. Описание его организации сохранилось в некоторых иранских работах того же времени. Эти сведения могут стать основой для предположения о том, что упомянутый в послании Мухаммад был чиновником империи Джучидов (Золотой Орды), ответственным за весовые стандарты в международной торговле.
Документы значимые для темы булгарской и татарской средневековой торговли не единичны в архивах ганзейских городов.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Набиев Р. Ф. Экономика империи Джучидов XIV века (расцвет Золотой Орды) / Под ред. Ф. К. Зиннурова. – Saarbrücken: LAP, 2012. – 256 с.
2. Полное собрание русских летописей. – М., 1962. – Т. 27. – С. 141.
3. Древнерусские берестяные грамоты. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://gramoty.ru/.
4. Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси. – М., 1970. – Т. 1. – С. 249.
5. Лёвшин В. А. Русские сказки, содержащие древнейшие повествования о славных богатырях, сказки народные и прочие, оставшиеся через пересказывания в памяти приключения. – М., 1780. – Ч. 9. – С. 3, 27.
6. Янин В. Л. Древнерусская Венеция // Родина. – 1999. – № 5. – С. 10-11.
7. История татар с древнейших времен. – Казань, 2009. – Т. 3. – С. 851-852; Грамоты Великого Новгорода и Пскова. – М.-Л., 1949. – С. 11-13; Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций. – М., 1996. – С. 321.
8. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей. – М., 1950. – С. 27-28.
9. Виргинский В., Хотеенков В. Очерки истории науки и техники с древнейших времен до середины XV века. – М., 1993. – С. 231.
10. История торговли в России. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.economicportal.ru/facts/trade_ russia_1. html.
11. Латвийский национальный архив, ф. 673, оп. 4, д. 11, л. 1.
12. Там же, д. 68, л. 1.
 
Рустам Набиев,
кандидат исторических наук
 

I Об этом прямо утверждает эпизод одной из летописей (см.: Полное собрание русских летописей. Т. 27. Никаноровская летопись. Сокращенные летописные своды конца ХV века. – М.-Л., 1962. – С. 140-141). Очевидный недостаток этого эпизода остро ощущается в иных (современных) летописных сводах, из которых он был изъят, но знакомство с этим материалом прослеживается в трудах Н. В. Татищева, П. Ш. Левека и Н. Леклера. Подробнее о тюрках на северо-западе см.: Набиев Р. Ф. Проникновение мусульманской культуры Волжской Булгарии на территорию современного российского Северо-Запада // Ислам в Санкт-Петербурге: Энциклопедический словарь. – М., 2009. – Вып. 3. – С. 193-194; он же. Северная торговля булгар и Скандинавия // Волжская Булгария — наша колыбель: Межрегиональная научно-практическая конференция, посвященная 825-летию татарского (булгарского) поэта-гуманиста Кул Гали. – Ульяновск, 2010. – С. 59-65; он же. Северные торговые пути булгар // Актуальные вопросы татарского языкознания: сборник научных трудов Института языка АН РТ. – Казань, 2002. – Ч. 1. – С. 37-55; он же. Северные торговые пути булгар (по данным ономастики) // Актуальные вопросы татарского языкознания / Под ред. М. З. Закиева, Ф. С. Баязитова. – Казань, 2003. – Ч. 2. – С. 159-182; он же. Булгар и Северная Европа: древние связи. – Казань, 2001. – 140 с.; он же. Северный торговый путь из Булгара в Скандинавию // Актуальные проблемы истории государственности татарского народа: Материалы научной конференции г. Казань, 25 апреля 2000 г. – Казань, 2000. – С. 42-45; он же. Скандинавские источники о гуннах, булгарах и татарах // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2006. – № 2. – С. 136-141; он же. Следы ислама в Древней Руси // Идель. – 2001. – № 5. – С. 38-42.
II Я. Рейтенфельс позже отмечал поташ как значительную статью дохода московского царя ввиду обилия в стране лесов (см.: Рейтенфельс Я. Сказания Светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии // Утверждение династии. – М., 1997. – С. 380, 383).
III Толмач — термин применялся не только в русском языке (см.: Гилазетдинова Г. Х. Восточные заимствования в языке Московской Руси: дис. … док. филолог. наук. – Казань, 2011. – С. 78, 104-105, 424), но и в немецких ганзейских городах (см.: Сквайрс Е. Р. Ганза и Новгород: языковые аспекты исторических контактов. – М., 2002. – С. 131, 138, 141). В современном немецком языке этот термин сохранился в форме «Dolmetscher», в польском — «tłumacz», на идиш — «толмач». Интересно, что в итальянском купеческом лексиконе применялся и «современный» татарский термин, происходящий от таржимэ — таржиман — труциман (см.: Карпов С. П. Венецианская Тана по актам канцлера Бенедетто Бьянко (1359-60 гг.). [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://historic.ru/books/item/). Он сохранился и в грузинском «t’arjimani», в армянском «t’argmanich’».
IV Шахмат / Шихмат — сокращение имени Шаги Ахмад.
V Момот — характерное для русской литературы упрощение имени Мухаммад / Мохаммат. Ср.: Мамат-султан, Мамутек, Момат-Гирей и др.
VI «Золотоордынские» весовщики и контроль за весами упоминались в переписке венецианцев с правительством Империи Джучидов (см.: Григорьев А. П. Ярлык Узбека венецианским купцам Азова: реконструкция содержания // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. – Л., 1990. – Вып. 13. – С. 90-91 и др.).