2014 3/4

Работа органов здравоохранения по профилактике инфекционных заболеваний в 1950-1960-е гг. (На материалах Южного Урала)

Важнейшей особенностью советского здравоохранения являлась его профилактическая направленность, стремление предупредить болезни в любом возрасте, создать наиболее благоприятные условия для жизни, труда и отдыха человека.
Медицинские учреждения Южного Урала осуществляли большую работу по снижению инфекционных заболеваний (профилактические осмотры, вакцинация, улучшение медицинского оснащения больничных учреждений, увеличение коечной сети для инфекционных больных). Несмотря на это высоким оставался показатель заболеваемости скарлатиной. В 1954 г. по сравнению с 1953 г. в Челябинской области заболеваемость возросла с 38,1 человека на одну тысячу среднесписочного состава до 71,2, то есть в 1,8 раза, в Оренбургской области — с 41,6 до 43,8. В 1964 г. было зарегистрировано вновь заболевших в Оренбургской области — 4 010 человек, в Челябинской — 13 903, в БАССР — 5 865 человек. Причинами увеличения количества заболевших можно считать несвоевременную диагностику скарлатины, изоляцию заболевших из детских коллективов, позднюю обращаемость за медицинской помощью и госпитализацию, недостаточный учет и лечение ангинозных больных. Максимум заболеваний приходился на осенне-зимний сезон, чему способствовала скученность детей в детских учреждениях.
Также большое число заболевших было корью. В Оренбургской области в 1953 г. по сравнению с 1952 г. этот показатель возрос в 1,5 раза и составил 26,1 % от числа всех зарегистрированных. В Челябинской области заболеваемость в 1954 г. увеличилась по сравнению с предыдущим годом на 21 %. В 1964 г. больных корью было зарегистрировано: в Оренбуржье — 13 808 человек, в Башкирии — 32 781, в Челябинской области — 45 790. Рост можно объяснить недостаточным проведением противокоревых прививок. Например, в Челябинской области против кори за год было вакцинировано 12 476 человек, что составляет в процентном соотношении к количеству заболевших 0,4 %. Недостаточная вакцинация объясняется не достаточным количеством сыворотки в регионе1.
К середине 1960-х гг. показатель заболеваемости коклюшем в Челябинской области удалось снизить в период с 1953 по 1964 г. в 1,4 раза (с 10 474 заболевших до 7 194). Однако оставалась еще высокой заболеваемость малярией и дифтерией. Если число заболевших малярией в 1954 г. составляло два из расчета на 10 тысяч человек, то в следующем году этот показатель вырос до 2,7; дифтерией — до 4,5. Показатель заболевших дизентерией уменьшился — с 55,7 человек на 10 тысяч населения до 47,5; брюшным тифом — с 1,7 до 0,75, сыпным тифом — с 2,5 до 1,52.
В Оренбургской области в 1957 г. по сравнению с предыдущим годом наблюдается снижение заболеваемости по ряду инфекций: паратифу — в девять раз, гепатиту — в 3,5 раза, заболевание дизентерией и сыпным тифом снизилось на 35 %. В то же время несмотря на снижение инфекционных заболеваний, показатели остаются достаточно высокими, более того, отмечается рост больных брюшным тифом на 4 %, дифтерии на 40 %3.
Согласно постановлению Бюро ЦК КПСС по РСФСР от 26 сентября 1958 г. «О мерах по ликвидации трахомы в ряде автономных республик и областей РСФСР» медицинские учреждения региона проводили работу по снижению заболеваемости трахомой. Постановление предусматривало ликвидацию заболеваемости во всех республиках и областях в 1961 г. В БАССР с 1956 по 1960 г. наблюдается снижение больных трахомой. Если в 1956 г. в республике было выявлено таких заболевших 140 715 человек, то в 1960 г. этот показатель уменьшился в 8,4 раза и составил 16 732 случая. В 1958 г. в Челябинской области было выявлено 1 961 заболевших, в Оренбургской — 1 7854.
Причинами высокой степени заболеваемости различными видами болезней являлась неправильная постановка всей прививочной работы начиная с ее планирования. Значительное количество людей подлежащих прививкам не состояли на учете, а среди учтенных немало было таких, у которых были нарушены сроки ревакцинации. Главные врачи ряда учреждений не знали действительного количества подлежащих вакцинации, что приводило к нехватке вакцины. Также нехватка койко-мест в инфекционных отделениях лишала возможности госпитализации всех заболевших, либо приводила к сокращению необходимого срока лечения в стационаре.
Большое внимание продолжалось уделяться борьбе с туберкулезом. Важное значение в деле дальнейшего снижения заболеваемости и смертности от туберкулеза сыграл приказ Министерства здравоохранения РСФСР от 4 ноября 1960 г. «О мероприятиях по дальнейшему снижению заболеваемости туберкулезом». Основанием для издания такого приказа послужили успехи, достигнутые в повышении благосостояния и культурного уровня населения, сдвиги в состоянии заболеваемости туберкулезом и смертности от него5.
Коэффициент заболеваемости туберкулезом на 10 тысяч человек в 1953 г. составлял в Оренбургской области — 5,4, в Челябинской области — 6,1, в БАССР — 7. В 1964 г. в Оренбургской области больных активным туберкулезом было зарегистрировано 2 723 человека, из них 1 380 в городах, 1 343 в сельской местности; в Челябинской области — 3 866, из них в городах и сельской местности — 2 897 и 4 969 соответственно; в БАССР — 5 388 (2 045 и 3 343)6.
Во всех сельских районных больницах страны в течение 1960-1962 гг. были открыты противотуберкулезные кабинеты. В целях выявления ранних форм туберкулеза организовывались рентгенологические исследования всех жителей городских и сельских местностей не реже одного раза в 2-3 года, кроме тех кому уже было установлено обязательное ежегодное обследование.
Одновременно с профилактическими мероприятиями расширялась сеть противотуберкулезных учреждений. В 1956 г. на территории Южного Урала действовали 26 противотуберкулезных диспансеров (7 в Оренбургской области, 8 в Челябинской, 11 в БАССР). В 1962 г. их количество в Оренбургской области увеличилось в 2,5 раза и составило 18 единиц. Если в Челябинской области в 1953 г. действовал один диспансер, в 1956 г. — 8, то в 1958 г. их уже насчитывалось 9. В БАССР к 1960 г. функционировало 16 противотуберкулезных диспансеров7.
Эффективность здравоохранения во многом определялась состоянием материально-технической базы медицинских учреждений. Их оснащенность современным и разнообразным медицинским оборудованием, его доступность для населения гарантировали возможность оказания качественной медицинской помощи.В лечебные учреждения страны в 1960 г. было направлено свыше шести тысяч рентгеновских аппаратов, 5,5 тысяч электрокардиографов, более тысячи универсальных зубоврачебных установок и другое оборудование (аппараты для искусственного кровообращения и дыхания, универсальные наркозные аппараты и др.)8.
Диагностика и лечение больных проводились современными для того времени методами с применением новой медицинской аппаратуры и лекарственных препаратов. Имелись клинико-диагностические, бактериологические лаборатории, кабинеты функциональной диагностики. Лекарственная терапия сочеталась с физиотерапией, применялись антибиотики.
В хирургических отделениях проводилось комплексное лечение больных. Работали подготовленные врачи-анестезиологи и вполне совершенная аппаратура для газового наркоза. Этот новый вид наркоза позволил шире развить грудную хирургию: операции на легких, пищеводе и др. В Оренбургской областной больнице имелась вся необходимая аппаратура и инструментарий для проведения операций на сердце. В начале 1960 г. бригада хирургов и терапевтов прошла четырех месячную подготовку на базе Центрального института грудной хирургии в г. Москве9.
Ежегодно в Челябинской областной клинической больнице повышали свою квалификацию свыше 50 врачей. Широкие возможности были открыты перед врачами области для знакомства с новейшими методами диагностики и лечения заболеваний в клиниках центральных городов — Москвы, Ленинграда, Казани. Ежегодно из городов и районов Челябинской области в Центральные институты усовершенствования врачей направлялись свыше 100 врачей различных специальностей10.
К 1953 г. Оренбургская область располагала 83 рентгеновскими аппаратами, из которых 25 (или 30,1 %) было в сельской местности, 49 физиотерапевтическими кабинетами, 17 на селе (34,07 %), 60 операционными блоками, в сельской местности — 46 (76,07 %). В области действовало 99 клинико-диагностических лабораторий, из них 51 (51,05 %) на селе, 25 санбаклабораторий при санэпидстанциях, из них 19 (76 %) располагались на селе. В 48 районах области имелись аппараты для искусственного наложения пневмоторакса, что позволяло лечение больных этим методом. В 1956 г. Оренбургским облздравотделом было передано в районные и сельские районные участковые больницы 37 наборов для зубоврачебных кабинетов, четыре зубных кресла, семь клинико-диагностических лабораторий, восемь рентген аппаратов. Кроме того, для оказания скорой неотложной помощи на селе и проведения профилактических мероприятий облздравотделом были выданы райбольницам и санэпидстанциям: четыре санавтобуса и шесть автомашин ГАЗ-69 и ГАЗ-67. В 1958-1960 гг. Оренбургская областная больница получила большое количество нового оборудования: два аппарата для подачи инкубационного и эфирно-кислородного наркоза, аппарат для управляемого дыхания, наборы для сердечной хирургии, два операционных стола и две бестеневые лампы11. Укрепление материальной и клинической базы областных учреждений создало возможность для повышения квалификации врачей и своевременного оказания помощи больным.
В 1950-1960 гг. произошли количественные и качественные сдвиги и в развитии аптечного дела. Дореволюционная Россия не имела своей фармакологической промышленности. Снабжение населения медикаментами находилось в полной зависимости от импорта главным образом из Германии. Созданная в годы Советской власти медицинская промышленность не только стала обеспечивать страну всем необходимым, но и позволила экспортировать ряд медикаментов и медицинское оборудование. Производство продукции медицинского назначения в 1960 г. увеличилось по сравнению с 1940 г. в 20 раз, а их номенклатура достигла 3 250 наименований12.
К 1956 г. Челябинская область располагала 152 аптеками, из них 102 (67 %) находились в городах и рабочих поселках и 50 (33 %) в сельской местности; Оренбургская область — 98, из них 62 (63 %) в городах и 36 (37 %) на селе; БАССР — 154, из которых 100 (65 %) в городах и 54 (35 %) на селе13.
Для улучшения аптечного дела Советом министров РСФСР был принят ряд нормативных актов. Согласно постановлению от 21 октября 1954 г. «Об улучшении работы аптекоуправления» предполагалось открыть аптеки в городах за счет предоставления помещений на первых этажах новостроящихся жилых домов и на селе за счет строительства. В 1959 г. увидело свет постановление «Об улучшении лекарственного обслуживания населения и расширении аптечной сети», по которому планировалось за семь лет открыть в РСФСР 2 700 аптек. В 1953-1963 гг. предполагалось открытие аптек при всех крупных больницах (свыше 100 коек) и при крупных учреждениях и поликлиниках 600 аптечных киосков.
Большое внимание уделялось развитию санаторно-курортной помощи. К 1956 г. Южный Урал располагал 50 санаториями с 5 620 койками, из них в Челябинской области находилось 20 санаториев на 2 175 коек, в Оренбургской области — 8 на 1 200, БАССР — 22 на 2 245 коек14. Среди наиболее известных из них грязелечебницы «Соль-Илецк» и «Гай» в Оренбургской области, «Увильды», «Кисегач» в Челябинской области, «Красноусольский» в БАССР. Сюда приезжали больные с заболеваниями органов дыхания, болезнями нервной системы и желудочно-кишечного тракта, болезнями сосудов и кожи, гинекологическими заболеваниями. Для больных туберкулезом действовали кумысолечебные курорты им. М. В. Фрунзе (санатории «Красная поляна» и «Степной маяк») в Оренбургской области, «Кособродск» и «Чебаркуль» в Челябинской области, «Юматово», «Аксаково», «им. Чехова», «Алкино» в БАССР15.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), ф. 374, оп. 35, д. 3185, л. 156; ф. 630, оп. 1, д. 386, л. 12.
2. Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО), ф. 485, оп. 17, д. 25, л. 11; ГА РФ, ф. 374, оп. 35, д. 3185, л. 156.
3. Центр документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИОО), ф. 267, оп. 31, д. 126, л. 39.
4. Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ), ф. 122, оп. 66, д. 315, л. 1; ЦДНИОО, ф. 267, оп. 31, д. 126, л. 32; ф. 371, оп. 19, д. 1237, л. 7; ОГАЧО, ф. 485, оп. 17, д. 305, л. 49.
5. Сергеев А. В. Достижение здравоохранения РСФСР за 50 лет // Советская медицина. – 1967. – № 11. – С. 5.
6. ГА РФ, ф. 374, оп. 35, д. 3185, л. 134; Государственный архив Оренбургской области (ГАОО), ф. 1003, оп. 11, д. 4312, л. 9.
7. ГА РФ, ф. 374, оп. 30, д. 9660, л. 127, 129, 131; ф. 8009, оп. 6, д. 2228, л. 193; ЦДНИОО, ф. 371, оп. 20, д. 458, л. 14; ГАОО, ф. 1462, оп. 6, д. 1061, л. 17; ОГАЧО, ф. 386, оп. 4, д. 15, л. 107; ф. 485, оп. 17, д. 305, л. 6.
8. Курашов С. В. Охрана здоровья народа. – М., 1961. – С. 28.
9. ЦДНИОО, ф. 371, оп. 20, д. 921, л. 1-2.
10. Челябинская область от ХХ к ХХI съезду КПСС (цифры и факты). – Челябинск, 1958. – С. 81-82.
11. ЦДНИОО, ф. 371, оп. 17, д. 1132, л. 5; оп. 20, д. 912, л. 59; ГАОО, ф. 1014, оп. 7, д. 489, л. 144-145.
12. Курашов С. В. Указ. соч. – С. 26, 28; Леонтьева Е. А. Медицинское обслуживание населения Южного Урала в 1953-1964 гг. // Вестник Самарского государственного университета. – 2009. – № 1 (67). – С. 32.
13. ГА РФ, ф. 374, оп. 30, д. 6870, л. 295.
14. Там же, л. 250.
15. Курорты Чкаловской области. – Чкалов, 1953. – С. 51; Терегулов Г. Н., Геллерман Г. И. Курорты Башкирии. – Уфа, 1968. – С. 41, 205; Орлов Н. В. Курорты, санатории и дома отдыха Урала. – Свердловск, 1958. – С. 87-89.
 
Евгения Леонтьева,
кандидат исторических наук