2015 1/2

Организация советских органов управления народным образованием в Казанской губернии (1917-1918 гг.)

Своеобразие народного образования советской эпохи состояло в параллельном сосуществовании старых, дореволюционных центров управления и новых, возникших после Октября 1917 г., пользовавшихся неодинаковой поддержкой властей.

Как известно, управление народным образованием с начала XIX в. находилось в ведении Министерства народного просвещения. Казанский учебный округ был одним из самых больших в России. В каждой губернии имелись дирекция и инспекция народных училищ, а также уездные училищные советы. На местах материально-технической стороной школьного дела занимались органы городского и земского самоуправления, получившие в свое ведение летом 1917 г. церковно-приходские школы. Дореволюционная система народного образования не была единой и строго централизованной. Вне ее, к примеру, находились конфессиональные школы, в которых обучались дети татар-мусульман.

После Октябрьской революции и установления Советской власти в России начала складываться централизованная система управления культурной жизнью страны. Произошла тотальная ломка общественно-политических структур, в том числе и органов управления народным образованием.

В состав правительства, избранного на Втором Всероссийском съезде советов, вошел Народный комиссариат просвещения во главе с А. В. Луначарским. 29 октября 1917 г. вышло «Обращение к гражданам России» наркома, излагавшее основы политики Советской власти в области народного образования и просвещения. В обращении говорилось о необходимости «добиться в кратчайшие сроки всеобщей грамотности путем организации сети школ, отвечающих требованиям современной педагогики и введения всеобщего обязательного и бесплатного обучения»1, и о создании для всех граждан светской школы.

9 ноября 1917 г. Совет народных комиссаров принял декрет «Об учреждении Государственной комиссии по просвещению»2. Комиссии поручалось дело общего руководства народным просвещением. Государственная комиссия не являлась центральным органом власти, ведающим учебными и образовательными учреждениями, все школьное дело должно было быть передано органам местного самоуправления3. Ее учреждение было временной мерой. Прежнее Министерство народного просвещения должно было выполнять роль исполнительного комиссариата при комиссии с условием вступления «в планомерное сотрудничество» с Государственным комитетом по народному образованиюI.

Однако Государственная комиссия по просвещению не смогла развернуть свою деятельность. Декрет о ее организации был встречен враждебно чиновниками старого министерства. Государственный комитет по народному образованию отказался от совместной работы с комиссией. Вследствие этого 20 ноября 1917 г. комитет по народному образованию был распущен, а Государственная комиссия по просвещению приступила к своей работе.

2 января 1918 г. В. И. Ленин подписал постановление Совета народных комиссаров о назначении правительственными комиссарами при Народном комиссариате просвещения Н. К. Крупской, Н. И. Лебедева-Полянского, В. И. Познера. Это был первый состав коллегии Наркомпроса.

Далее началась работа по преобразованию органов просвещения на местах. 20 декабря 1917 г. Государственная комиссия по просвещению предложила местным советам учредить «культурно-просветительные секции, к которым комиссариат (Наркомпрос. — Г. Л.) будет обращаться за справками о положении дел на местах»4. Им отводилась роль связующего звена между центральными и местными властями.

21 декабря 1917 г. Государственная комиссия вынесла постановление об упразднении дирекций и инспекций народных училищ и о передаче дел в культурно-просветительские секции соответствующих советов. В январе 1918 г. Наркомпрос упразднил окружные учебные управления. 21 января 1918 г. было опубликовано постановление об упразднении должностей попечителей учебных округов и их помощников, главных и окружных инспекторов, попечительских советов и канцелярий при учебных округах5.

Казань являлась центром обширного учебного округа, охватывавшего шесть губерний — Казанскую, Вятскую, Симбирскую, Самарскую, Саратовскую и Астраханскую. До февраля 1918 г. округ функционировал по старой схеме, но уже начали возникать органы управления народным образованием отдельных национальностей. Так для управления делами мусульман был создан мусульманский комиссариат во главе с М. Х. Султан-Галиевым и комиссаром по просвещению мусульман Ш. Г. Ахмадеевым6. В конце января 1918 г. возник комитет мусульманских начальных школ г. Казани, состоявший из представителей приходов (17 человек), учителей начальных школ (17), представителей медресе (6), рабочих (5). Во главе стояли председатель, он же казначей, МустафинII и инструктор М. Х. Курбангалеев. В задачи комитета входили вопросы преобразования школ в трудовые, инструктаж и снабжение учебной литературой7.

На собрании представителей культурно-просветительских организаций различных национальностей и секций Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 18 февраля 1918 г. постановили избрать комиссию по ликвидации Казанского учебного округа в составе представителей следующих национальностей: русских — два человека, мусульман — два, чуваш — два, кряшен — один, вотяков — один. На время ликвидации округа председатель Совнаркома Казанской республики Я. С. Шейнкман предложил избрать комиссара просвещения, выдвинув кандидатуру А. А. Максимова, преподавшего химию и товароведение в женском коммерческом училище8. 20 февраля 1918 г. Исполнительное бюро совета депутатов утвердило кандидатуру комиссара народного просвещения Казанской губернии9. 26 февраля Губернский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановил довести число комиссаров до трех согласно преобладавшим в крае национальностям: русского А. А. Максимова, татарина М. Х. Султан-Галиева и чувашина С. П. Павлова10.

20 февраля 1918 г. Казанский учебный округ был окончательно упразднен. Дирекция и инспекция народных училищ в уездах Казанской губернии были окончательно ликвидированы в мае 1918 г.11

А. А. Максимов. ЦГА ИПД РТ, инв. № 338.
Комиссар народного просвещения Казанской губернии А. А. Максимов приступил к обязанностям 21 февраля 1918 г. Свою деятельность он начал с ликвидации учебного округа и освобождения от обязанностей попечителя и окружных инспекторов12. Далее было принято решение об организации волостных, уездных, губернских и городских отделов народного образования при Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов13.

На основании решения IV губернского съезда советов крестьянских депутатов, проходившего 5 апреля 1918 г. в Казани, Народный комиссариат просвещения Казанской губернии предложил уездным советам образовать отделы народного образования и принять делопроизводство инспекций народных училищ14. Постановлением комиссариата от 12 апреля 1918 г. были уволены директор народных училищ Казанской губернии вместе со своими служащими, дела канцелярии были сданы представителю отдела народного образования15.

Реорганизация системы управления в Казанском губернском комиссариате народного просвещения проходила при участии партийных и советских органов, для чего в течение апреля — мая 1918 г. многократно собирались заседания Совнаркома губернии с обсуждением темы образования. Так, 23 мая Совнарком рассматривал вопрос об организации управления народным образованием и предложил А. А. Максимову разработать пункт о Совете народного образования16.

Иной позиции на IV губернском съезде придерживались эсеры и меньшевики. Они предложили организовать Комитет по народному образованию при Казанском губернском земстве, который должен был состоять из представителей губернской земской управы, учительского союза, академического союза, Совета крестьянских депутатов, уездных школьных комитетов, открыто не признававших Советскую власть17. Губернский совет народного образования должен был быть заменен отделом народного образования при исполнительном комитете Совета крестьянских депутатов18. Это означало не только фактическое устранение Народного комиссариата просвещения Казанской губернии от вопросов народного образования, но и передачу руководства образованием в руки земств, учительского и академического союзов, не признававших Советскую власть.

Однако при рассмотрении вопроса в мае 1918 г. в Губернском исполнительном комитете совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов было решено сосредоточить руководство народным образованием не в исполкоме Совета крестьянских депутатов, а в комиссариате просвещения.

Земскими деятелями также не был принят декрет СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», изданный 21 января 1918 г. Как пишет А. А. Максимов в своих воспоминаниях, запрещение преподавания религии в школе вызвало бурное обсуждение среди населения, в среде которого были распространены религиозные предрассудки19. В Казани и в уездах проходили многочисленные собрания, вдохновителями которых выступали приходские комитеты, духовенство и законоучители, привилегии которых оказались под угрозой. На съездах и собраниях ими выносились резолюции против декрета. Издавалась и подпольно распространялась нелегальная литература, например газета «Воскресный день», подготовленная «Братством защиты православной веры», в которой содержались призывы и требования сохранения преподавания Закона Божия в школах20.

С целью реализации декрета комиссар просвещения А. А. Максимов разослал на места циркуляр, в котором говорилось: «Для исполнения декрета… об отделении церкви от государства и недопущения преподавания религиозных вероучений в стенах школы предлагаю по получении сего прекратить таковое преподавание»21. Одновременно была прекращена выдача жалования законоучителям. В тех учебных заведениях, где преподавание религии некоторое время сохранялось, жалование выплачивалось из частных источников22.

Реализация декрета также осложнялась тем, что отдел просвещения Казанского мусульманского комиссариата занял негативную позицию. 18 марта 1918 г. комиссия по просвещению Казанского мусульманского комиссариата в составе М. Х. Султан-Галиева, Ш. Г. Ахмадеева и Н. Х. Мухутдинова приняла распоряжение, согласно которому «во всех мусульманских мектебе и медресе Казанской губернии преподавание Закона Божия будет продолжаться беспрепятственно»23. Распоряжение было опубликовано без согласования с Наркомпросом и шло вразрез с декретом от 21 января 1918 г. Введя в заблуждение широкие массы населения, оно серьезно осложнило обстановку в городе и в губернии. Газета «Казанское слово» так прокомментировала ситуацию: «Татары добились своего объявления штата и беспрепятственного преподавания религии»24. Через несколько дней на страницах той же газеты появилось требование педагогических советов и родительских комитетов средних учебных заведений г. Казани об отмене распоряжений, положивших конец преподаванию религии в школе.

Ответом на события стало в начале апреля решение IV губернского съезда советов крестьянских депутатов: «Школа отделяется от церкви. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных, общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, допускается, но не обязательно»25. Предпринимались попытки узаконить это положение. Например, на заседании коллегии Народного комиссариата по делам национальностей 2 августа 1918 г. был рассмотрен представленный в СНК РСФСР доклад Центрального мусульманского комиссариата о неприменении декрета по отношению к мусульманскому населению. Коллегия нашла это ходатайство неприемлемым, так как осознавало опасность распространения требований применительно к другим национальностям и таким образом опасность сведения на нет самого декрета26.

Комиссариат просвещения приступил к последовательному проведению декрета в жизнь. Уже к 15 апреля 1918 г. в Казани декрет приняли более 20 средних учебных заведений. Аналогичный процесс наблюдался и в уездах.

5 июня 1918 г. был принят декрет СНК РСФСР о передаче в ведение Народного комиссариата просвещения всех учебных, общеобразовательных и профессиональных учебных заведений. В условиях Казанской губернии процесс оказался сложным. К лету 1918 г. существовало несколько центров, руководивших вопросами народного образования и культуры: при Комиссариате земледелия Казанской республики — отдел специальных учебных заведений; при Комиссариате государственного призрения — учебный отдел; при Совете городского хозяйства — школьный отдел бывшего городского самоуправления. Земские и городские самоуправления продолжали заниматься вопросами материального обеспечения школ и разработкой их сетей. Существовал и культурно-просветительский отдел при Совете рабочих и солдатских депутатов, возникший после Февральской революции и распространивший свое влияние на внешкольное и дошкольное образование, главным образом в пределах города. При Казанском мусульманском комиссариате был образован особый отдел просвещения во главе с комиссаром просвещения Ш. Г. Ахмадеевым. Наконец, на месте канцелярии упраздненного Казанского учебного округа возник Комиссариат просвещения Казанской губернии. В уездах народным образованием заведовали земства.

Функции всех этих органов, призванных решать вопросы просвещения и культуры, никем не были определены с достаточной ясностью, их права и обязанности взаимно переплетались и оспаривались, что, разумеется, создавало беспорядок в управлении школами. Для разрешения возникших осложнений, Наркомпрос Казанской губернии 16 апреля 1918 г. провел заседание, на котором одним из центральных вопросов была организация дела народного образования27. В ходе заседания выявились две точки зрения на вопрос об организации управления делом народного образования. Ш. Г. Ахмадеев и его сторонники утверждали, что каждая нация, населяющая губернию, должна иметь свой комиссариат просвещения с соответствующим аппаратом и правом решать свои вопросы, а для решения общих дел национальные комиссары должны образовать коллегию. Сторонники другой точки зрения, среди которых был и А. А. Максимов, отстаивали единое управление народным образованием, но считали, что там, где затрагиваются интересы той или иной нации, должно быть национальное представительство.
Вследствие невозможности создания на тот момент единого аппарата управления без ущемления задекларированного Советской властью права наций на самоопределение Наркомпрос РСФСР сосредоточил в своих руках вопросы общенационального характера: распределение кредитов на просвещение, составление смет и урегулирование ставок оплаты труда, сбор отчетов о состоянии образования и др. Он заведовал учебными учреждениями и решал спорные вопросы и конфликты, возникавшие между отдельными органами просвещения, т. е. выполнял координационные функции. Таким образом, нельзя утверждать существование единой системы управления народным образованием и культурой в Казанской губернии в период с октября 1917 г. по март 1918 г.
1 марта 1918 г. Наркомпрос РСФСР опубликовал «Общий план организации дела народного образования», основные положения которого сводились к следующему. Для руководства делами народного образования при Советах рабочих, крестьянских и солдатских депутатов создавались областные, губернские, городские, уездные и волостные советы народного образования, в которые вошли представители организаций, имеющих право посылать делегатов в советы, представители педагогов и учащихся, эксперты. Они должны были избрать из своей среды членов исполнительного комитета28. На всей территории России должны были быть образованы местные советы народного образования.
Советы ведали общими вопросами просвещения: открытием или закрытием учебных заведений, рассмотрением отчетов, контролем за исполнительными органами29. По своему составу и задачам они напоминали училищные советы, которые также являлись совещательным органом.

Исполнительным органом в деле народного просвещения в уездах являлся комиссариат, при котором находилась канцелярия. Председатель комиссариата являлся председателем Совета народного образования30. В целях координации культурно-просветительской и финансовой работы был создан Совет отделов народного образования, в состав которого входили заведующие русским и мусульманским образованием, инструкторы и заведующие подотделами31. Совет отделов входил в свою очередь в полном составе в Совет народного образования при Комиссариате просвещения РСФСР. Он был призван разработать проекты законов в области образования и воспитания. Состав Совета народного образования Казанской губернии был следующим: комиссар и его товарищ, председатель культурно-просветительского отдела рабочей и солдатской секций, заведующий внешкольным образованием крестьянской секции, председатель отдела по народному образованию при Совете городского хозяйства, представители отделов народного образования (5-7 человек), представители партии левых эсеров (1), социал-демократов (1) и большевиков (1), представители районов, избираемые фабрично-заводскими комитетами — Алафузовского (1), Порохового (1), Крестовникова (1), Адмиралтейского (1), от объединенной организации родителей (3), учащихся (3), учителей (10)32. Комиссар просвещения являлся председателем Совета по народному образованию, он собирал заседания совета33.

Решениями Государственной комиссии от 9-10 апреля 1918 г. руководство делом народного образования (дошкольного, школьного и внешкольного) передавалось отделам народного образования, избираемым исполнительными комитетами губернских, уездных, волостных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Советы народного образования стали совещательными органами34. Существовавшая в Казанской губернии раздробленность управления народным образованием по-прежнему сохранялась, но впервые функции различных органов были строго разграничены. Так, текущими делами канцелярского характера ведали: а) для школ общеобразовательных, средних, специальных в отношении учебно-воспитательном и административном, а также для всех школ в отношении получения прав, субсидий и так далее от центрального представительства — комиссар и его товарищ, избираемые Казанским советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов; б) для школ городских — заведующий отделом народного образования при Совете городского хозяйства, избираемый рабочей секцией Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов35. Предусматривалось учреждение Губернского совета народного образования, разрабатывался проект организации аналогичных советов в уездах. Исполнительным органом народного образования в уезде являлся комиссариат просвещения36.

В период с весны до лета 1918 г. шла работа по созданию новых органов управления просвещением во всех уездах Казанской губернии. Для решения организационных вопросов и разработки плана проведения реформы школы в г. Казани в середине мая 1918 г. был созван Съезд представителей уездных комиссаров и Советов народного образования. Это был первый съезд работников просвещения Казанской губернии, положивший начало плановой работе по созданию новой системы просвещения. На нем обсуждались задачи губернского и уездных советов народного образования, организация и устройство исполнительных органов, финансы, реформа школы (школьного образования вообще и преподавания религии в частности), внешкольного и дошкольного образования. По вопросу организации органов управления народного образования в многонациональных административных единицах съезд постановил: «Управление делом народного образования в части финансовой должно быть общим для всех национальностей, для управления и руководства учебно-воспитательной стороной в школах образуются советы по народному образованию, распадающиеся на национальные фракции, совершенно самостоятельные в вопросе национального образования»37.

С целью управления национальной школой съезд предполагал создать национальные отделы при уездном Совете народного образования во главе с заведующими, представив таким образом все национальности38. Уездные советы народного образования должны были заведовать начальной, средней и профессионально-технической школами, внешкольными и дошкольными заведениями. Учебные и культурно-просветительские учреждения, имеющие общегубернское значение, должны были находиться в ведении Губернского совета народного образования. В состав уездных советов предполагалось включить: представителей уездного исполнительного комитета крестьянских депутатов (20 человек), учителей (20), руководителей учебных учреждений, школьных и внешкольных инструкторов, представителей общественных организаций, врача-педагога, заведующих национальными отделами народного образования, представителей городского совета. Срок полномочий членов уездного совета народного образования должен был определяться местными советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а собрания проводиться перед началом учебного года, во время рождественских каникул и после окончания учебного года39. Заведующие (комиссары) национальными отделами и секретари должны получать содержание из общегосударственных средств, а канцелярия — из местного бюджета40.

На съезде было определено назначать заведующих уездными отделами народного образования согласно количеству проживающих в административной единице национальностей, а не количеству школ. Так, в Казанском уезде было назначено двое заведующих — русский и мусульманин, также был приглашен инструктор для малых национальностей. Съезд признал право татар и других народов Казанской губернии на получение образования на родном языке. Также всем национальностям было предоставлено право самостоятельного руководства народным образованием.

В мае 1918 г. был создан Губернский совет народного образования для формирования общих проектов реформы в этой области, согласования деятельности уездных и городских советов народного образования и их исполнительных органов, разработки сетей учебных заведений и просветительских учреждений общегубернского значения. В его состав вошли представители учительских союзов, как уездных, так и городских, а также по одному уполномоченному от уездных отделов народного образования41.

Губернский совет подчинялся указаниям Губернского отдела народного образования и согласовывал свою деятельность с распоряжениями Государственной комиссии по просвещению. В случае несогласия советов с распоряжениями Губернского отдела народного образования, им предоставлялось право вносить соответствующие вопросы в Губернский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а также в центральные органы народного просвещения РСФСР42.

Положение о структуре органов управления образованием в Казанской губернии, одобренное Съездом представителей уездных комиссаров и Советов народного образования, было утверждено на заседании губисполкома Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 31 мая 1918 г. и приняло силу закона43. Согласно этому положению при губернском исполнительном комитете Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов был создан отдел народного образования, который являлся общим для всех национальностей, населяющих Казанскую губернию. Одновременно при губисполкоме было сформировано пять национальных отделов народного образования: русский, татарский, чувашский, марийский и других «мелких народностей», во главе которых стояли заведующие отделами, назначаемые губисполкомом. Они ведали учебно-воспитательными и культурно-просветительными делами, а также школьным строительством.

При Казанском совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов были созданы русский и татарский отделы народного образования. Для решения вопросов общегубернского, межнационального характера и согласования деятельности различных отделов учреждался так называемый совет отделов, куда входили заведующие губернскими и городскими отделами. При совете отделов был создан совещательный орган — Казанский губернский совет народного образования — в составе 50 человек. На него была возложена разработка реформы народного образования в регионе, а также формирование сети учебных и просветительских учреждений общегубернского значения44.

После принятия основных мер по реорганизации органов народного образования в губернии и в уездах активизировалась деятельность Губернского комиссариата просвещения и его коллегии. Важное место в их работе занимали вопросы финансирования существующих учебных заведений, изыскания средств на содержание отделов и других органов народного образования, открытие новых учебных заведений и их материальное обеспечение, осуществление выборов учительского состава, его переподготовка и т. д.
Как отмечает исследователь И. Заколодкин, были случаи, «когда Советы по народному образованию проявляли тенденцию захватить все руководство и заведование делом народного просвещения вплоть до упразднения Комиссариатов по народному просвещению и объявления советов народного образования единственными полновластными хозяевами» народного образования45. В Казанской губернии советы народного образования не проявляли активности. Нам удалось обнаружить список членов Губернского совета народного образования за 1918 г. Возможно, этот состав был первым и последним, так как уже в «Положении об организации и управлении народным образованием в Казанской губернии» от 29 января 1919 г. советы не упоминаются46. Однако выборы представителей в Губернский совет народного образования продолжались до 15 сентября 1919 г. Исследователь М. З. Тутаев утверждает, что советы народного образования к концу 1919 г. были созданы повсеместно, как в районах города Казани, так в уездах и волостях, а также при учебных заведениях, но конкретно об их деятельности ничего не сообщает47. Получается, что формально советы продолжали существовать, но только как совещательные органы. В их состав вошли в основном представители дореволюционного учительства. Все свои решения они принимали исходя из опыта прежней работы, который не устраивал новую власть, что влекло за собой закрытие советов.
Другим важнейшим организационным мероприятием стало создание института школьных инструкторов, который по своим функциям напоминал инспекцию народных училищ.
Казанская губернская коллегия школьных инструкторов (в составе восьми человек) была образована в августе 1919 г., городская коллегия (в составе пяти человек) — к 1 сентября. При уездных отделах просвещения создавались уездные инструкторские коллегии. Их деятельность концентрировалась в трех сферах: информационной, методической и организационной. Через коллегии инструкторов осуществлялся систематический контроль за содержательной частью учебного и воспитательного процесса.
В середине октября 1919 г. в Казани прошел очередной Губернский съезд народного образования, на котором вновь был поднят вопрос об изменениях в структуре органов управления, о необходимости устранения параллелизма в работе разных органов. Предлагалось соединить городские органы с уездными, волостные отделы заменить районными, дошкольный подотдел реорганизовать в секцию подотдела единой трудовой школы, подотдел искусств слить с внешкольным подотделом, казанский городской отдел соединить с губернским отделом народного образования (губоно)48. К январю 1920 г. губоно включало в себя 10 подотделов: внешкольного образования, единой трудовой школы, издательства и снабжения, финансовый, профессионального образования, статистический, информационный, инструкторский, социального обеспечения49. Подотдел единой трудовой школы имел секции социального воспитания, дошкольную, научно-методическую и школьно-трудовую. Также при губоно вместо подотдела нацменьшинств существовала коллегия, ведавшая делами просвещения среди «мелких народностей» Казанской губернии, и функционировал президиум. Казанский губернский отдел народного образования в таком виде просуществовал вплоть до образования ТАССР. В декабре 1919 г. на заседании президиума Казанского губернского совета был заслушан доклад заведующего губоно В. Ф. Каратеева, который констатировал, что работающему в тяжелых условиях развития эпидемии, жилищного уплотнения и целого ряда трудностей губоно удалось наладить школьное и дошкольное дело50.
На момент образования ТАССР структура Наркомпроса соответствовала положению «Об организации дела народного образования в Российской республике» от 26 июня 1918 г. По нему система управления охватывала все составные части сети органов народного просвещения — от центральных до волостных включительно. Они находились в тесном контакте с советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В Наркомпросе довольно четко проводился принцип коллегиальности, широко практиковалось вовлечение в дело народного образования общественных организаций, представителей учащихся и педагогов, а также других заинтересованных и сведущих в деле просвещения лиц и организаций.
27 мая 1920 г. был подписан декрет об образовании Татарской Автономной Советской Социалистической Республики. Казанский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 25 июня передал всю полноту власти Революционному комитету ТАССР. Этот день вошел в историю как день создания Татарской АССР.
Учредительный съезд Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов ТАССР, состоявшийся 26 сентября 1920 г., избрал Татарский центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров ТАССР. В резолюции Учредительного съезда советов были поставлены задачи перед вновь создаваемыми ведомствами. Так, Первый съезд советов предложил Народному комиссариату просвещения Татарской АССР «обратить серьезное внимание на постановку профессионального и технического образования, которое до сих пор встречало почти непреодолимые помехи в своем проведении…»51 Он находил необходимым: «1) усиленно заняться подготовкой учительского персонала, 2) обязательно образовывать группы учителей, могущих преподавать не только на русском, но и на других языках разных национальностей Татарской АССР, для чего предлагается выделить часть учителей и командировать их на специальные курсы, 3) заготовить запас оборудования для профшкол и мастерских, 4) слабые школы соединять с более сильными или в последних устроить: а) интернаты и б) подготовительные группы для лиц разных народностей, 5) усиленно заняться переводом специальных книг на татарский и чувашский языки, 6) быстрее закончить разработку учебных планов и программ, 7) сосредоточить внимание на развитии профессионально-технических знаний среди взрослых, организуя курсы не только при заводах, но и при хорошо оборудованных школах»52.
В организационном отношении съезд рекомендовал Наркомпросу установить тесную связь с другими советскими ведомствами и подведомственными учреждениями, в частности, укрепить работу с городскими отделами образования, а также «правильно и твердо поставить дело учета и распределения работников просвещения, и в возможных пределах обеспечить их благоприятными материальными условиями, одновременно поднимая… на достаточную высоту трудовую дисциплину»53. Важнейшей задачей стало создание четко продуманной структуры управления народным образованием и культурой, как на местах, так и на городском и республиканском уровнях.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании за 1917-1947 гг. – М.-Л., 1947. – Вып. 1. – С. 10.
2. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. – 1917. – № 3. – С. 32.
3. Директивы ВКП(б) и постановления… – С. 12.
4. Королев Ф. Ф. Очерки по истории советской школы и педагогики. 1917-1920. – М., 1958. – Т. 1. – С. 95.
5. Там же. – С. 96.
6. НА РТ, ф. Р-667, оп. 1, д. 23, л. 9.
7. Там же.
8. Там же, л. 7.
9. Там же, л. 12.
10. Там же.
11. Там же, д. 16, л. 17.
12. Там же.
13. Там же, оп. 2, д. 3, л. 26.
14. Отчет комиссара просвещения Казанской рабоче-крестьянской республики о его деятельности с 20 февраля по 15 апреля 1918 г. – Казань, 1918. – С. 8.
15. Там же. – С. 9.
16. Тутаев М. З. Октябрь и просвещение. – Казань, 1970. – С. 106.
17. Там же. – С. 106.
18. За власть Советов: Сб. док. – Казань, 1960. – Ч. 2. – С. 28.
19. Там же. – С. 29.
20. Тутаев М. З. Октябрь и просвещение… – С. 107.
21. НА РТ, ф. Р-271, оп. 1, д. 39, л. 3.
22. Отчет комиссара просвещения… – С. 12.
23. НА РТ, ф. Р-667, оп. 1, д. 23, л. 19-20.
24. Отчет комиссара просвещения… – С. 20.
25. За власть Советов… – С. 29.
26. НА РТ, ф. Р-667, оп. 1, д. 8, л. 8 об.
27. Отчет комиссара просвещения… – С. 29.
28. НА РТ, ф. Р-271, оп. 1, д. 1 а, л. 5.
29. Там же, л. 17.
30. Там же, л. 14.
31. Там же.
32. Там же, д. 72, л. 13 об.
33. Там же, д. 1 а, л. 4.
34. Там же, л. 5.
35. Там же, д. 72, л. 3-4.
36. Тутаев М. З. Октябрь и просвещение… – С. 114.
37. НА РТ, ф. Р-271, оп. 1, д. 1 а, л. 19.
38. Там же, л. 20.
39. Там же, л. 18-19.
40. Там же, л. 21-23.
41. Там же, д. 14, л. 25.
42. Директивы ВКП(б) и постановления… – С. 24.
43. НА РТ, ф. Р-271, оп. 1, д. 29, л. 80-81.
44. Там же.
45. Заколодкин И. Развитие структуры Наркомпроса и его местных органов // Народное просвещение. – 1927. – № 11-12. – С. 46-72.
46. Культурное строительство в Татарии (1917-1941 гг.): Сб. док. и матер. / Сост. М. Б. Кочурова, Р. Ш. Хакимова, З. Г. Гарипова, М. З. Тутаев. – Казань, 1971. – С. 78-86.
47. Тутаев М. З. Развитие народного образования в Татарии (1917-1940 гг.). – Казань, 1975. – 204 с.
48. Знамя революции. – 1919. – 29 октября.
49. НА РТ, ф. Р-98, оп. 1, д. 200, л. 55.
50. Там же, д. 108, л. 32-32 об.
51. Образование ТАССР: сб. док. и матер. / Сост. Г. Б. Белялов, Р. Г. Кашафутдинов, М. Б. Кочурова и др. – Казань, 1965. – С. 303.
52. Там же.
53. Там же. – С. 304.
 
Гульназ Латыпова,

кандидат исторических наук



I Государственный комитет по народному образованию (май-ноябрь 1917 г.) — общественный орган при Министерстве народного просвещения Временного правительства России. Был создан для разработки законодательства по народному образованию. В него входили представители советов (рабочих, солдатских и крестьянских депутатов), союзов (всероссийского учительского, городского, земского, академического) и других организаций. Комитет разрабатывал реформу образования, наиболее последовательно выраженную в документах «О единой общественной общеобразовательной школе», декларации и временном положении об основах ее построения. Предполагалось обеспечение прав в области образования всех национальностей России, единство организационных начал школ различных ступеней и типов, демократизация и децентрализация школьного дела и др.
II Имя и отчество не указано в документе.