2015 1/2

«Отмечавшиеся в постановлении ЦК ВКП(б) недостатки… до сих пор не преодолены» (Году литературы посвящается)

2015 г. объявлен в России Годом литературы. Смысл этой декларации лежит на поверхности: государство решило провести широкомасштабную работу в области литературы и заострения интереса россиян к чтению, расширения читательской аудитории. Злободневность объявленной кампании трудно переоценить. С целью оздоровления социальной обстановки в стране государственные органы придают большое значение созданию позитивного континуума российского прошлого и настоящего. Безусловно, мастерам слова в этой сфере принадлежит значимая роль. Особая способность писателя к словесно-художественному изложению самочувствия общества, выражению умонастроений дает большие возможности для формирования мировосприятия читательской аудитории.
Ярко проявляющиеся политические императивы в художественно-литературном пространстве актуализируют дискурс об истории взаимоотношений властей и художественной интеллигенции на различных этапах российской истории. В ТАССР эта тема нашла богатое отражение в части освещения выполнения в республике идеологических предписаний, содержащихся в постановлении ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» от 9 августа 1944 г.I Фокус исследований в основном сосредоточен на анализе дихотомии: принятие и реализация авторитарных вердиктов с одной стороны, и жертвенная или конфронтационная позиция интеллигенции с другой.
Приведенные ниже документы из фондов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) предостерегают от такой облегченной оценки описываемых сложных и неоднозначных явлений культурной жизни республики в период позднего сталинизма и наводят на размышления о причинно-следственной связи событий, составляющих суть в данном случае истории татарской культуры в советский период. Содержание анонимного группового письма работников искусств секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову и председателю Комитета по делам искусств при Совете Министров РСФСР С. А. Будаеву показывает, что отраженная в трудах историков республики картина, характеризующая творческую интеллигенцию как сопротивляющуюся государственной идеологической обработке интеллигентскую субстанцию, является далеко не полной.
Текст письма в соответствии с условиями неразглашения информации конфиденциального характера в течение определенного временного отрезка публикуется с большими купюрами. Тем не менее он дает четкое представление, что «национализм», «приверженность архаике» становились не только «орудием» идеологической «порки» властей, но и средством для травли коллег внутри среды творческой интеллигенции. Письмо послужило поводом для серии московских проверок в республике в 1952 г., результаты которых излагаются в документах № 2-5.
Знакомство с документами приводит к выводу, что факторами сгущения атмосферы, сковывающей творческую деятельность, нередко становились коллеги, мотивы которых вполне возможно скрыть в достижении прагматического успеха. Безусловно, акции доносительства порождались обстановкой недоверия и подозрительности, характерной для эпохи сталинизма. Обращение к вышестоящим органам, а не к конкретному социуму, частью которого писавшие себя ощущали бы, бесспорно, свидетельствовало о разрушении социетальности в человеке, об атомизации общества. И все-таки изложенное не должно заслонять понимания того, что авторы письма должны были осознавать, что еще 10-15 лет тому назад подобные обвинения в адрес своих товарищей почти всегда обрекали их на лишение свободы или жизни. Сокрытие истинного имени, поиск правды в Москве вполне свидетельствуют об осознании ими вероятных последствий для героев письма. Поэтому поступок авторов письма можно расценивать, по меньшей мере, как безнравственный.
Конечно, аморализм авторов был обусловлен отсутствием возможностей публичной дискуссии, допускающей плюрализм мнений. Жесткий идеологический каркас, стискивающий духовно-созидательный потенциал творческой интеллигенции, перенаправлял его, превращая в агрессивную нетерпимость людей друг к другу внутри своего сообщества.
В этой связи, возвращаясь к началу данной статьи, где говорилось о Годе литературы, хочется выразить надежду, что сегодня главным регулятором литературной жизни, способствующей подлинному самовыражению художников, служат уважительное отношение к свободе творчества, утверждение эстетических принципов при оценке результатов писательского труда, создание атмосферы открытого диалогаII.
 
№ 1. Из анонимного письма группы работников искусств секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову и председателю Комитета по делам искусств при Совете Министров РСФСР С. А. Будаеву
28 мая 1952 г.
Партия и Советское правительство уделяют большое внимание расцвету советского искусства и особенно национального. На данном участке очень неблагополучно дело обстоит в Татарской республике.
Нам кажется, большую долю ответственности за недостатки в идеологической работе должен нести отдел пропаганды и агитации обкома партии.
Обком партии, в частности, его отдел пропаганды не интересовался и не интересуется деятельностью партийных организаций театров, филармоний, научно-исследовательских учреждений. В результате этого идеологическая работа в Казани находится в крайне запущенном состоянии.
Если в учебниках по литературе идеализируется феодальное прошлое, а в искусстве заметно любование стариной. Татарская филармония в своем репертуаре широко пропагандирует архаическую заунывную песню. Вместо того, чтобы дать отпор отсталым, консервативным настроениям, очищать репертуар от наносной шелухи феодально-придворной музыки, отдельные певцы (Вагапов) и в целом концертные организации (филармония, радиокомитет) потакают отсталым вкусам. Концертные передачи, организованные этими организациями, и выступление артиста Вагапова воскрешают штамп феодально-религиозной песни и этим вызывают у слушателей уныние, упадок духа, настраивают их на пассивно-созерцательное отношение к жизни. […]III
РГАСПИ, ф. 17, оп. 133, д. 367, л. 69. Машинопись.
 
№ 2. Из докладной записки заведующего сектором музыки отдела культуры ЦК КПСС Б. М. ЯрустовскогоIV заведующему отделом художественной литературы и искусства ЦК ВКП(б) В. С. Кружкову V

21 июня 1952 г.

 

                                                                                                                                                                                                                                                                             В ЦК ВКП(б) поступило письмо без подписи о недостатках в руководстве искусством в Татарской АССР. В письме указывается на консервативные тенденции в работе Татарской филармонии, пропагандирующей архаическую, феодально-придворную музыку, на отсутствие и зажим критики в Союзе советских композиторов Татарии, на неправильный подбор и расстановку руководящих кадров искусства. Авторы письма ставят в вину бывшему секретарю Татарского обкома ВКП(б) (ныне зам[естителю] Председателя Совета Министров ТАССР) тов. Рахматуллину выдвижение на руководящие посты заведомо негодных для работы в искусстве людей, поддержку и выдвижение на сталинские премии произведений изменников Родины (художника Фаттахова, поэта Мусы Джалиля).
В ЦК ВКП(б) и ранее поступали письма с указанием на неблагополучие с руководством искусством в Татарии.
Комитет по делам искусств при Совете Министров РСФСР и Союз советских композиторов СССР проверяли состояние дела на месте. В результате проверки было обнаружено, что лауреат Сталинской премии художник Фаттахов и автор либретто, удостоенной Сталинской премии, оперы «Алтынчеч» поэт Муса Джалиль изменниками Родины не были. Значительные недостатки кадровой работы, имевшие место ранее, в настоящее время в большей части исправлены. […]VI
Что касается других упомянутых в письме фактов неблагополучия в работе Татарской филармонии, то для проверки их и принятия мер в ближайшее время в Татарскую АССР выезжают представители Госконтроля РСФСР (где получена копия данного письма) и Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР.

Б. Ярустовский (подпись).
РГАСПИ, ф. 17, оп. 133, д. 367, л. 73. Машинопись.
 
№ 3. Из отчета начальника Главного управления музыкальных учреждений Комитета по делам искусств при Совете Министров РСФСР С. Питиной о командировке в г. Казань 7-14 июля 1952 г.
19 июля 1952 г.
В результате ознакомления с состоянием творческой работы Татарского театра оперы и балета, филармонии, Союза советских композиторов и Управления по делам искусств Татарской АССР можно сделать следующие выводы:
По театру оперы и балетаVII:
[…]VIII Серьезнейшим недостатком в работе театра является отсутствие в его репертуаре идейно- и художественнополноценных произведений национальных композиторов.
В прошедшие годы в оперном театре было поставлено немало произведений национальных авторов, но, как правило, после непродолжительного времени все они по тем или иным причинам не удержались в репертуаре, а некоторые из них были сняты с репертуара.
Так, поставленные в период Великой Отечественной войны и после окончания войны оперы Н. Жиганова «Тюляк», «Поэт», «Ильдар» «Алтынчеч», «Намус», балет «Зюгра» в настоящее время не идут в театре.
В репертуаре театра в настоящее время имеются лишь две музыкальные комедии, созданные местным композитором Дж. Файзи «Башмагым» и «Алтын көз», а оперы и балеты в сущности отсутствуют.
Основная причина создавшегося явно неблагополучного положения в области национального репертуара оперного театра кроется в серьезнейших недостатках и ошибках, которые имели и имеют еще место в произведениях национальных авторов. Однако эти недостатки и ошибки не были вскрыты и осуждены общественностью Татарии; не было также и решительной борьбы за создание полноценных произведений, зрелых в идейном и художественном отношении.
Если подвергнуть анализу созданные в последние годы музыкально-драматические произведения, то мы неизбежно придем к выводу, что жизнь татарского народа изображена в этих произведениях в искаженном виде. Прежде всего необходимо отметить наличие в творчестве татарских композиторов и драматургов определенной тенденции к любовному показу древней старины. При этом в основу сюжета кладутся не подлинные исторические события, а сказочные сюжеты, образы, взятые из татарских легенд, эпоса.
Таково содержание оперы Н. Жиганова «Алтынчеч» (1940-41 гг.), в которой объединено несколько легенд и сказок с эпосом о Джике-Мергене, и одновременно проходит историческая тема борьбы булгар (предков татар в Поволжье и Прикамье) с монгольскими ханами. Теме борьбы булгар с монголами посвящена и другая опера Жиганова «Тюляк» (1944-45 гг.).
Дореволюционная тема освещается (в различных аспектах) в произведениях «Галиябану» и «Зульхабира» — Музафарова, «Горная быль» — Ключарева, «Башмагым» — Файзи, «Зюгра» — Жиганова.
При этом в балете «Зюгра» героиня, отказываясь от земной жизни, уходит на луну, в музыкальной комедии «Башмагым» два татарских купца изображены в виде добродушнейших простачков, в балете «Горная быль» также имеются элементы мистики.
Если обратиться к произведениям, раскрывающим темы нашей современности, то здесь совершенно очевидны искажения исторической правды. Почти во всех произведениях татарский народ показывается в полном отрыве от русского народа и от других народностей Советского Союза (даже народностей Поволжья).
Так, например, в опере Н. Жиганова «Ирек», 1939 г., посвященной событиям 1917 года, борьба татар против помещиков осуществляется исключительно силами татар. В опере нет ни одного образа русского человека или человека другой национальности (башкир, чувашей), который бы боролся вместе с татарами против помещиков, помогал бы татарам в их борьбе за установление Советской власти.
Впрочем в опере упоминается об одном русском — это помещик Кагорин, имение которого разгромили восставшие крестьяне. В операх Жиганова «Ильдар» (1942 г.), «Поэт» (1947 г.), посвященных темам Великой Отечественной войны, также нет ни одного положительного образа русского человека. (Кстати в опере «Поэт» герой попадает в плен).
Создается такое впечатление, что победа Октябрьской революции и в Великой Отечественной войне достигнуты исключительно силами татарского народа, живущего и существующего в полном отрыве от всего Советского Союза, что и является серьезнейшим искажением исторической правды, в сущности проявлением буржуазного национализма.
Если просмотреть произведения, связанные с темами послевоенного периода — опера Жиганова «Намус», 1950 г., музыкальные комедии Дж. Файзи «Алтын көз» («Золотая осень», 1948 г.), «Чайки» (Акчарлаклар) — опять же идейные пороки.
Ни одно из произведений не раскрывает великой дружбы и связи между народами, нигде не говорится о громадном прогрессивном революционном влиянии русского народа, русской культуры. Нигде не освещаются темы, связанные с жизнью В. И. Ленина, В. М. Молотова, С. М. Кирова, А. М. Горького в Казани, ни в одном из произведений не показана великая руководящая роль коммунистической партии.
Все это свидетельствует о серьезных недостатках в области идеологической работы в Татарии.
Декларируя необходимость изучения классического наследия русской музыкальной культуры, композиторы Татарии (и в первую очередь Н. Жиганов) в своей творческой практике не следуют этим традициям, забывая о глубоком идейном содержании, великих прогрессивных идеях произведений классической музыки. Оказались забытыми и традиции, которые нес в своем творчестве татарский народный поэт Тукай, воспевавший дружбу русского и татарского народа, призывавший татар учиться у великого русского народа.
Не претворяются в творчестве татарских композиторов и исторические указания ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам и, в частности, указания, сделанные в постановлении ЦК ВКП(б) об опере «Великая дружба» В. Мурадели.
Кроме указанных уже идейных пороков музыкально-драматические произведения страдают и многими другими недостатками: некоторые образы схематичны, надуманны, драматургия рыхлая, расплывчатая, преобладают лирические личные мотивы в решении серьезнейших проблем и др.
Недостатки драматургии, безусловно, отразились и на музыке этих произведений, в которой, как правило, музыкальное развитие мало действенно, часто подменяется песнями, музыкальные характеристики действующих лиц недостаточно ярки и образны, часто лишены индивидуального облика, имеют место маловыразительные речитативы, и, главное, мало подлинного музыкально-поэтического вдохновения, горячего чувства художника.
В репертуарном плане театра на II полугодие 1952 г. числится постановка новой татарской оперы (при этом даже не указано название) в ноябре с[его] г[ода], что лишь свидетельствует о несерьезном отношении руководства театра к вопросам создания национальных высокохудожественных произведений музыкальной драматургии.
2. По Союзу советских композиторов.
Всего членов Союза советских композиторов Татарии 15 чел[овек]. Общий план работы союза и его секций говорит о достаточно насыщенной творческой жизни коллектива. Индивидуальные творческие планы работы советских композиторов производят вполне благоприятное впечатление. Здесь планируется работа в области музыкальной драматургии (Музафаров — новая редакция оперы «Галиябану», Дж. Файзи — новая редакция музыкальной комедии «Акчарлак[лар]», Леман — балет «Зиляйлюк», Жиганов — капитальная переработка оперы «Намус», Валиуллин — работа над оперой «Самат», Сайдашев — оперетта «Белый голубь» и др.), работа над крупными симфоническими произведениями, струнными квартетами, кантатами, песнями и т. д.
Несколько иное впечатление производит перечень произведений, созданных композиторами Татарии в 1951 году. Здесь почти целиком отсутствуют крупные симфонические, кантатно-ораториальные и музыкально-драматические произведения, и преобладают в основном песни и инструментальные пьесы педагогического репертуара.
Таким образом, работа над крупными формами переходит в планах из года в год, практически подменяясь созданием песен и малозначительных мелких инструментальных пьес. Ознакомление с протоколами обсуждений новых произведений показывает нездоровую атмосферу взаимного расхваливания, отсутствия деловой критики произведений. Только этим и можно объяснить отсутствие настоящей здоровой критики в докладе председателя Союза Н. Жиганова на 2-м пленуме ССК Татарии 31 октября 1951 года, а также добродушную оценку музыкально-драматургических произведений в резолюции этого пленума: «За последние годы в Татарии созданы новые оперы, балеты и музыкальные комедии, в которых отражаются волнующие, актуальные темы нашей современности (опера “Намус” Жиганова по роману лауреата Сталинской премии Г. Баширова, балет “Весенние ветры” Хабибуллина и Пейко, музыкальная комедия, “Золотая осень” Дж. Файзи. Написаны произведения на историческую тематику, например, “Горная быль” Ключарева. Однако не все созданные музыкально-театральные произведения находят реальное воплощение на сцене Татарского оперного театра» (Из резолюции пленума).
Развитию критики в союзе композиторов, безусловно, мешает то обстоятельство, что председателем союза является Н. Жиганов, который одновременно является и директором консерватории, где большинство композиторов работает в штате в качестве педагогов различных дисциплин. При этом следует учесть, что именно произведения Н. Жиганова нуждаются в первую очередь в серьезной критике, что именно сам Жиганов проявляет удивительную нетребовательность к своим либреттистам и допускает серьезные ошибки в своем творчестве.
3. По филармонии.
В филармонии имеется:
Татарский ансамбль песни и танца в количестве 67 человек: 2 чел[овека] в штате и 13 человек на договоре […]IX. Татарский ансамбль песни и танца (художественный руководитель Зулейха Ахметова) является, безусловно, художественно ценным коллективом, представляющим народное музыкальное и танцевальное искусство Татарии. Татарская народная песня до Великой Октябрьской революции складывалась и развивалась исключительно в традициях сольного исполнения.
После Октябрьской революции новые формы общественной жизни и влияние русской народно-песенной культуры способствовали появлению в Татарии новых форм и жанров народного музыкального творчества, в частности, появлению первоначально коллективного унисонного исполнения песен, а в дальнейшем появлению двухголосия и нового жанра хороводных игровых песен, которые являются преобладающими в музыкальном быту современной молодежи.
Организованный в 1937 году Государственный ансамбль песни и пляски Татарской АССР являлся и является единственным профессиональным музыкально-танцевальным коллективом в Татарии. Этот коллектив сыграл немаловажную роль в развитии профессионального и самодеятельного искусства Татарии. Коллектив не только заботливо собирал и популяризировал старинные образцы классического народного татарского песенного творчества, но и разыскивал новые современные народные песни, нес в народ новую культуру хорового многоголосия, пропагандировал песни советских татарских композиторов.
В настоящее время в репертуаре ансамбля более 450 хоровых произведений и свыше 50 танцев. Главным образом, это песни и танцы татарского народа, но имеются и образцы песенного, танцевального искусства русского народа и других народов СССР.
За 15 лет работы ансамбль провел свыше 3 000 концертов в различных районах Татарской республики, в городах и районах РСФСР и за пределами Российской Федерации. […]X
Солисты филармонии (особенно артисты эстрады) нуждаются в систематической работе по обновлению репертуара; эта работа в настоящее время только начинает налаживаться. В репертуаре певцов, в частности артиста Вагапова, преобладают народные лирические песни или народные песни, воспевающие красоту природы.
Раньше артист Вагапов исполнял также так называемые «песни горя» — песни, в которых рассказывалось о тяжелой крестьянской доле татар до революции, песни грустные, унылые, безрадостные.
В настоящее время его репертуар пополнился песнями о Сталине, о Родине, о мире, героическими песнями периода Великой Отечественной войны.
Слабо обновляется литературно-эстрадный репертуар. Руководство филармонии только лишь начинает включать в репертуар артистов произведения, направляемые Комитетом по делам искусств. Художественный совет филармонии только в 1952 году начал свою работу. Филармония не имеет своего концертного зала и репетиционного помещения (даже для репетиций ансамбля). Аппарат филармонии помещается в здании бывшей мечети, с худыми, протекающими крышами, с обрушивающимся потолком. Все помещение необходимо немедленно закрыть в связи с тем, что пребывание в нем опасно для жизни людей. (Обрушивающаяся ежечасно штукатурка, сгнившие перекрытия и т. д.).

Предложения:
1). Состояние музыкально-драматических произведений татарских композиторов требует широкого обсуждения с точки зрения их партийности, идеологической направленности и художественного мастерства.
2). Необходимо обеспечить развитие критики и самокритики во всех учреждениях искусств, особенно в Союзе советских композиторов; в связи с этим надо освободить Н. Жиганова от одной из занимаемых должностей.
3). Необходимо срочно укрепить Управление по делам искусств работниками, которые смогут обеспечить действенное руководство учреждениями искусства.
4). Оказать немедленную помощь филармонии в предоставлении ей помещения (хотя бы репетиционного и для размещения аппарата) и укреплении руководящих, административных и творческих штатов.

Начальник управления музыкальных учреждений комитета С. Питина (подпись).
РГАСПИ, ф. 17, оп. 133, д. 368, л. 102-110. Машинопись.
 
№ 4. Докладная записка заведующего отделом художественной литературы и искусства ЦК ВКП(б) В. С. Кружкова и его заместителя П. А. Тарасова секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по результатам командировки в ТАССР
16 февраля 1953 г.
В связи с рядом сигналов о крупных недостатках в литературе и искусстве Татарской АССР, поступивших в ЦК КПСС, по Вашему указанию отдел художественной литературы и искусства [ЦК КПСС] проверил сообщенные в письмах факты на месте и заслушал соответствующую информацию секретаря Татарского крайкома КПСС т. Батыева. На совещание в отдел по этому вопросу были приглашены руководители союзного и республиканского комитетов по делам искусств, Министерства кинематографии СССР и РСФСР, творческих союзов писателей, композиторов и художников СССР.
Установлено, что постановление ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» (1944 год) в части, касающейся литературы, искусства и кинообслуживания населения, выполняется татарскими организациями плохо.

Отмечавшиеся в постановлении ЦК ВКП(б) недостатки: неудовлетворительное руководство работой писателей и деятелей искусств, недостаточный контроль за репертуаром учреждений искусств, низкий уровень идейно-политического воспитания интеллигенции, приведшие к серьезным ошибкам идеологического характера в освещении истории татарского народа, в развитии литературы и искусства республики — до сих пор не преодолены.
В литературе и искусстве Татарии проявляются элементы национальной ограниченности. В творчестве татарских драматургов и композиторов почти совершенно не отражена тема братского содружества народов СССР в Великой Отечественной войне и в мирном строительстве, прогрессивного влияния и помощи русского народа братским национальностям СССР.
Наоборот, в ряде произведений татарский народ противопоставляется русскому.
В детской повести руководителя Союза советских писателей Татарии Гарифа Губая «Дочь бакенщика» показана неправдоподобная сцена зверской расправы русских крестьян с русской же крестьянкой только за то, что она вышла замуж за татарина. В другом детском произведении этого же автора «В одиноком доме» положительные образы — только татары, отрицательные — только русские. В татарской литературе и драматургии мало произведений на современную тему: сюжеты лучших образцов творчества относятся либо к далекому прошлому, либо носят сказочно-легендарный характер.
В Союзе писателей Татарии не были обсуждены статьи газеты «Правда» о националистических извращениях в творчестве украинского поэта Сосюры, а также статья о недостатках в драматургии. Между тем в стихотворении татарского поэта Н. Арсланова «Утро» по существу повторена ошибка Сосюры. Гор. Казань в этом стихотворении, как национальный символ, рассматривается вне времени и пространства, независимо от социальных преобразований, осуществленных в нашей стране.
В той или иной форме национальная ограниченность проявляется в ряде других произведений татарских авторов: «Огни Казани», «Праздничное стихотворение», «Твоим именем» Ш. Маннура, поэме «Артиллерист Вагап» Ш. Мударриса, стихах «Возвращаясь домой», «Республика моя, [мой] Татарстан» А. Ерикеева, рассказах «Осенние цветы», «Оборванные струны», «Прощальный рассказ» А. Шамова.
В литературоведении и языкознании не изжиты полностью марровские концепцииXI.
Национальная ограниченность сказывается также в работе учреждений искусства. Татарский академический театр им. Камала несмотря на остро ощущаемый недостаток национальных пьес весьма неохотно обращается к постановке пьес русской современной и классической драматургии, а также пьес из драматургии братских союзных республик. Ставятся эти пьесы редко и на низком художественном уровне. Между русским драматическим коллективом и татарским театром, работающими в Казани, нет никакой творческой связи и взаимопомощи. Ведущий концертный коллектив Татарии — Государственный ансамбль песни и пляски Татарской АССР, ранее исполнявший также и произведения русской классики, — в настоящее время ограничивается в своем репертуаре только произведениями татарской музыки. Солисты филармонии почти совершенно не исполняют русских произведений и произведений музыки других народов Советского Союза.

В целом татарская литература и искусство развиваются медленно, имеющиеся возможности для их развития не используются.
На совещании в отделе было отмечено также продолжающееся неудовлетворительное состояние с кинообслуживанием населения Татарии.
Все отмеченные недостатки в значительной мере объясняются слабой работой Татарского крайкомаXII КПСС с кадрами искусства и литературы.
Состав писателей и литературоведов Татарии сильно засорен малоквалифицированными, в ряде случаев политически сомнительными людьми. Здесь остро ощущается недостаток молодых талантливых кадров. В учреждениях искусства работает много исполнителей, потерявших свои профессиональные данные.
Руководящие кадры литературы и искусства подбирались «без галстука», изучения деловых и политических качеств. Союзом советских писателей в течение двух лет руководит Г. ГубайдуллинXIII, совершенно неспособный к этой работе. За последние 15 лет в республиканской филармонии сменилось 18 директоров. Имеет место порочная практика передвижения руководителей, не справившихся с работой в одном месте, на другие ответственные посты (Рахматуллин Ф., Валеев С., Бадамшин).
Молодым кадрам искусства Татарии не создано благоприятных условий для творческого роста. Работники искусств, особенно молодые, находятся в исключительно плохих бытовых условиях. Тем не менее отпускаемые Правительством РСФСР средства на строительство жилого дома для работников искусства систематически не осваивались в Татарии. О недостаточном внимании Татарского крайкома КПСС к вопросам искусства свидетельствует также тот факт, что строительство оперного театра в г. Казани длится уже 18 лет.
На совещании в отделе художественной литературы и искусства ЦК КПСС отмечались и другие недостатки в области литературы и искусства Татарии. Секретарем крайкома т. Батыевым критика была признана правильной.
За время пребывания секретаря Татарского крайкома КПСС т. Батыева в Москве были решены некоторые практические вопросы помощи татарским организациям.
1. Комитет по делам искусств при Совете Министров РСФСР выделил сумму в 200 тыс[яч] руб[лей] на строительство жилого дома работников искусства.
2. Советом Министров СССР утверждена новая смета строительства оперного театра с тем, чтобы завершить строительство оперного театра в 1953 году. Выделены лимиты на изготовление мебели, кабельные изделия, металл и оборудование. Государственная штатная комиссия разрешила вопрос о выделении двух штатных единиц для руководства строительством оперного театра в г. Казани.
Министерство кинематографии РСФСР, Комитет по делам искусств при Совете Министров РСФСР и творческие союзы писателей, композиторов, художников СССР наметили конкретные мероприятия по оказанию помощи татарской литературе и искусству, за выполнением которых проследит отдел литературы и искусства ЦК.
На бюро крайкома обсужден вопрос о работе филармонии, об улучшении кинообслуживания населения Татарии.
После совещания в отделе художественной литературы и искусства ЦК КПСС в январе с[его] г[ода] Татарский крайком КПСС провел совещание творческих союзов республики по вопросам, затронутым на совещании в отделе. В ближайшее время будет проведен пленум крайкома, посвященный состоянию идеологической работы в Татарии.

В. Кружков (подпись).
П. Тарасов (подпись).
РГАСПИ, ф. 17, оп. 133, д. 387, л. 9-12. Машинопись.
 
№ 5. Из отчета заведующего отделом художественной литературы и искусства ЦК ВКП(б) В. С. Кружкова и заведующего сектором кино ЦК КПСС А. Н. СазоноваXIV о выпуске документальных фильмов в союзных, автономных республиках и автономных областях за 1944-1951 гг.
1952 г.
[…]XV Татарская АССР.
«Советский Татарстан» 2 части, 1947, режиссер ПоздняковXVI.
«Советская Татария» 4 части, цветной, 1950 г., режиссеры Граник
XVII и Поздняков. […]XVIII
Однако отдельные картины не дают полного представления о национальных особенностях жизни той или иной республики. Режиссеры и операторы часто повторяют одни и те же приемы в киносъемке событий и фактов, в связи с чем фильмы выглядят похожими друг на друга. Ни в одном из фильмов не записана на кинопленку живая речь людей, заснятых в различных кадрах, что лишает зрителей возможности услышать и получить представление о языке, на котором говорят в данной республике. Дикторский текст в ряде фильмов стандартен, в нем много напыщенности и общих фраз, не имеющих отношения к изображению. В музыкальном оформлении фильмов недостаточно использована национальная музыка.
РГАСПИ, ф. 17, оп. 133, д. 340, л. 121. Машинопись.
 
Публикацию подготовила
Альфия Галлямова,

доктор исторических наук



I См. например: Галлямова А. Г. История Татарстана: модернизация по-советски (вторая половина 1940-х — первая половина 1980-х гг.). – Казань, 2010. – 223 с.; Измайлов И. «Не дано марксистской оценки Золотой Орде» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1996. – № 3/4. – С. 96-100; Измайлов И. Л. Оценка булгарского периода в татарской истории: научные концепции и общественное сознание // Национальная история татар: теоретико-методологическое введение. – Казань, 2009. – С. 19-75; Исхаков Д. М. Начальный этап национального возрождения татар во второй половине 1980-х гг.: факторы становления // Проблемы социального развития в условиях формирования рыночных отношений: Материалы республиканской социологической научно-практической конференции. – Казань, 1993. – С. 110-112; он же. Роль интеллигенции в формировании и современном функционировании национального самосознания татар // Современные национальные процессы в Республике Татарстан. – Казань, 1994. – Вып. 2. – С. 5-26; он же. Современный национализм татар // Татарская нация: прошлое, настоящее, будущее. – Казань, 1997. – С. 31-58; Кабирова А. Ш. Война и общество: Татарстан в 1941-1945 гг. – Казань, 2011. – 468 с.; она же. Воздействие власти на деятельность татарской гуманитарной интеллигенции в 1941-1945 гг. // Актуальные проблемы истории государственности татарского народа. – Казань, 2000. – С. 128-138. Тагиров И. Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (ХХ век). – Казань, 1999. – 468 с.; Хаплехамитов Р. Б. Татарская творческая интеллигенция и власть (1944-1965 гг.). – Казань, 2011. – 152 с.
IIРабота выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 14-11-16016 «Культурное развитие Татарской АССР: процессы социо-, морфо-, формо- и этногенеза».
IIIОпущены сведения о композиторе Н. Жиганове, художнике Л. Фаттахове, секретаре отдела пропаганды и агитации Татарского обкома ВКП(б) Х. Б. Рахматуллине (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).
IVЯрустовский Борис Михайлович (1911-1978), в 1946-1958 гг. заведующий сектором музыки отдела культуры ЦК КПСС.
VКружков Владимир Семенович (1905-1991), в 1950-1953 гг. заведующий отделом художественной литературы и искусства ЦК ВКП(б) (КПСС).
VIОпущена информация конфиденциального характера.
VII Здесь и далее выделения чертой соответствуют выделениям в документе.
VIII Опущены сведения о срыве планов по выпуску новых спектаклей, критика по технике исполнения музыкальных произведений, информация конфиденциального характера.
IX Опущены подробности по кадровому составу.
XОпущена критика о неоказании финансовой помощи ансамблю со стороны филармонии и организаторская роль последней в концертной деятельности.
XIЛингвистическая концепция (автор Николай Марр), основанная на классовом подходе к происхождению языков, пользовавшаяся официальной поддержкой в СССР в 1920-1950-е гг. После опубликованной летом 1950 г. статьи И. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», содержащей жесткую критику так называемого «нового учения» Марра, оно было объявлено лженаукой о языках.
XII С 8 мая 1952 г. по 30 апреля 1953 г. Татарская АССР была разделена на Казанскую и Чистопольскую области. В это время Татарский обком ВКП(б) (с октября 1952 г. КПСС) именовался Татарским крайком.
XIIIВ действительности Г. Губайдуллин (Гариф Губай) возглавлял Союз татарских писателей в 1950-1953 гг.
XIVСазонов Алексей Николаевич (1910-?), в 1946-1960 гг. заведующий сектором кино ЦК КПСС.
XVОпущены материалы по другим регионам СССР.
XVI Поздняков Каюм Хусаинович (1897-1960), советский кинорежиссер.
XVIIГраник Анатолий Михайлович (1918-1989), советский кинорежиссер.
XVII Опущены материалы по другим регионам СССР.