2015 1/2

«С целью возобновления исламского братства» (Обращение муфтия Р. Фахретдина к Центральному духовному управлению мусульман БАССР (1927 г.))

Предлагаемый вниманию читателей документ относится к той редкой категории источников, выявление которых можно считать несомненной исследовательской удачей. Перед нами обращение муфтия Центрального духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири (ЦДУМ) Ризаэтдина Фахретдина с призывом к объединению в адрес своих башкирских коллег — членов Центрального духовного управления мусульман БАССР (БДУ). Публикуемый документ уникален: он дает возможность услышать живой голос муфтия. На недостаток подобных источников часто сетуют современные исследователи1. Навряд ли нужно разъяснять важность и значимость данного документа. И сегодня, почти через столетие с момента его написания, оно не потеряло свою актуальность.
Документ сохранился как часть архивного дела фонда Восточного отдела ОГПУ Центрального архива Федеральной службы безопасности РФ (ЦА ФСБ РФ) под названием: «Дневник работ 3-го съездаI мусдуховенства и представителей верующих, объединяемых Башкирским центральным духовным управлением, состоявшегося в Уфе с 13-го по 17-го января 1927 года»2. Он представляет собой машинописный текст на 10 листах. Из документа мы узнаем, что обращение Р. Фахретдина поступило в президиум БДУ и было озвучено в ходе доклада муфтия Мутыгуллы ГатауллинаII на четвертом заседании съезда 15 января 1927 г. В работе съезда приняло участие 120 делегатов — представителей башкирского духовенства (100 делегатов с решающим голосом, восемь — с совещательным и 12 почетных гостей).
Текст обращения содержится в общей стенограмме съезда. Вероятно, он был переведен с татарского языка: об этом свидетельствует помета «стихи из Корана», которую оставил переводчик. Указания на фамилию переводчика в тексте отсутствуют.
Общеизвестно, что и до 1927 г. ЦДУМ неоднократно призывало БДУ «отказаться от отдел

енческой политики»3. Данный документ это подтверждает. Интересна ремарка Р. Фахретдина, что он еще в 1923 г. обращался к башкирским единоверцам с предложением об объединении усилий. Центральное управление предлагало башкирским собратьям войти в состав муфтиата в качестве «особого отделения», казый которого имел бы равные другим права. Позиция муфтия и самого ЦДУМ с течением времени не изменилась. Об этом красноречиво свидетельствует текст обращения.
Полагаем, что данное обращение не следует рассматривать исключительно в гуманитарном ключе: это звено в цепочке усилий ЦДУМ в середине 1920-х гг. поддержать религиозные настроения и наращивать общественно-политические позиции муфтиата при Советской власти4.
Увы, как известно, призыв Р. Фахретдина не был услышан. Письменный ответ съезда на обращение Р. Фахретдина был таков: «Ваше письменное обращение, присланное на имя съезда от 9 раджаба 1345 года было представлено на 4-е заседание съезда, но последний не находил его нужным обсудить и единогласно оставил его без внимания, о чем президиумIII ставит Вас в известность. 15/1-27 г.»5 В результате была принята резолюция, целью которой должен был стать окончательный разрыв отношений между ЦДУМ и приходами, находящимися на территории БАССР6.
Подобная установка, совершенно очевидно, поддерживалась государственными органами, отвечавшими за реализацию «мусульманской политики»7. Принцип «разделяй и властвуй», которым руководствовались власть придержащие, к сожалению, находил поддержку среди тех мусульманских лидеров страны, которые ставили свой личный интерес и амбиции выше общих задач выживания и укрепления духовности.
Следует высоко оценить морально-этическую значимость этого обращения. Лучше всего ее выразил сам Фахретдин: «письмо, которым будет исполнена моя религиозная миссия и будет снята с меня могущая быть ответственность перед историей…» По прошествии столетия можно с уверенностью сказать, что Р. Фахретдин вошел в историю российского ислама как непререкаемый нравственный авторитет, чью деятельность отличали искреннее служение людям, религии, чистота помыслов и высокая тяга к познанию. Документ подтверждает это в полной мере.
Текст обращения публикуется впервые. Орфография источника сохранена.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. См., например: Бустанов А., Минуллин И. Визит муфтия Р. Фахретдинова в Казань в 1925 г. глазами мусульманской элиты: записка Саида Вахиди // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2014. – № 3/4. – С. 165-172.
2. Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ (ЦА ФСБ РФ), ф. 2, оп. 5, д. 330, л. 16-26.
3. Юнусова А. Б. К истории духовного управления мусульман Республики Башкортостан // Мир ислама. – 1999. – № 1/2. – С. 158.
4. Подробнее об этих усилиях ЦДУМ см.: Гусева Ю. Объединительные тенденции в деятельности Центрального духовного управления мусульман в 1920-е гг. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2013. – № 1/2. – С. 50-55.
5. ЦА ФСБ РФ, ф. 2, оп. 5, д. 330, л. 21.
6. Там же, л. 22.
7. Об этом см.: Гусева Ю. Н. Российский мусульманин в XX веке. – Самара, 2013. – 410 с.; Гусева Ю. Н., Сенюткина О. Н. «Разделяй и властвуй»: неудачная попытка власти расколоть мусульманское духовенство в 1920-е гг. // Власть. – 2013. – № 8. – С. 138-140; Минуллин И. Р. Мусульманское духовенство Татарстана в условиях политических репрессий 1920-1930-х гг. – Нижний Новгород, 2007. – 84 с.
 
Обращение муфтия Центрального духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири Р. Фахретдина к делегатам 3-го съезда мусульманского духовенства и представителей верующих, объединяемых Башкирским центральным духовным управлением мусульман БАССР
1927 г.
[] Во имя Бога милостивого и милосердного. Заботясь религиозной заботой с целью возобновления исламского братства, доношу свой сердечный привет собравшимся в сегодняшний день в г. Уфе в сей соборной мечети уважаемым исламским братьям. Да будет Вам благословение, милость и изобилие Бога.
Хотя я не имею способностей, но будучи избран религиозным главой со стороны мусульман, насчитывающихся миллионамиIV, считаю своим долгом донести собравшимся в г. Уфе, где я живу, общине нижеследующие соображения: в г. Уфе имеется одно религиозное управление, существовавшее уже с давних времен, которое по силе возможности и по мере дозволения современной жизни исполняет свои работы.
Есть ли необходимость в дальнейшем существовании этого управления или нет, полезно или вредно учреждать более мелкие религиозные организации на данной территории, надеюсь, что собравшаяся уважаемая община хотя бы раз обсудит этот вопрос.
Организация другого духовного управления помимо существующего, исполняющего религиозные надобности мусульман, подобна тому, что построить соборную мечеть возле той соборной мечети, где собрались на сегодняшний день, и, по-моему, в этом нет большой разницы. Пусть это каждый взвесит и обсудит своим умеренным умом.
Если представители общины не убеждены, что наше счастье, блаженство и обеспечение здоровья нашей религии заключается в отдельном существовании религиозного управления, и если не думают, что присоединиться к прежнему духовному управлению [им] не дозволяет исламская религия, то пусть думают о присоединении к прежнему духовному управлению, с которым связаны мусульмане и других республик. Пусть взвешивают при этом имеющиеся полезные и вредные факты, и пусть делают так, как им подсказывает их совесть.
Беря на себя всю ответственность, могущую возникнуть на Вашем съезде, после всего открыто сказанного, надеюсь, что члены БДУ со мной согласятся на присоединение и слияние двух духовных управлений в одно целое. Представляя следующее свое соображение: для служения в старом духовном управлении данная община выбирает одного казыя, в ЦДУ создается особое отделение и подведомственные БДУ приходы передадутся этому отделению. Жалованье самого казыя и одного секретаря определит данная община, в других же делах отделение будет подчинено постановлениям съезда и инструкциям, которыми само ЦДУ руководствуется. Второе предложение: община назначает одного казыя, который будет пользоваться всеми правами наших казыев, и дела будут делиться не по районам, а смотря по виду и классификации.
Об этом я заботился уже с 1923 года и даже однажды лицом к лицу говорил служащему БДУ мулле Мутыгулле-эфендиV. Он в ответ мне говорил: «При каких условиях Вы можете согласиться на соединение — напишите и дайте мне в письменном виде». Я ответил: «Беря на себя всю ответственность перед исламским съездом, на это выскажу всевозможное мужество». Но мне подобного ответа не было, и ответ только заключался: «Это дело не от меня зависит». Хотя дело не от него зависело, но теперь каждому известно, что община, имеющая силу, может сделать. Поэтому я пишу Вам это письмо, которым будет исполнена моя религиозная миссия, и будет снята с меня могущая быть ответственность перед историей, а дальше — дело величавого Бога. Моя обязанность — донести только до Вашего сведения, и свое дело сдаю Богу, видящего своих рабов (стихи Корана).
Председатель муфтий ЦДУ, подчиняющийся исламскому съезду и заместитель исполкома Мекканского конгрессаVIмировых мусульман Ризаэтдин Бину Фахретдин. 9 Раджаб 1345-14/1-27 года.
ЦА ФСБ РФ, ф. 2, оп. 5, д. 330, л. 19-21.
 
Публикацию подготовила
Юлия Гусева,

доктор исторических наук



I Первые два съезда БДУ состоялись в 1918 и 1923 гг. (подробнее об истории напряженных взаимоотношений ЦДУМ и БДУ в 1920-е гг. см.: Юнусова А. Б. К истории духовного управления мусульман Республики Башкортостан // Мир ислама. – 1999. – № 1/2. – С. 149-162; она же. Ислам в Башкортостане. – Уфа, 1999. – С. 154-170; она же. Ислам и мусульмане Южного Урала в историко-правовом пространстве России: сборник законодательных актов, постановлений, распоряжений центральных и региональных органов власти и управления в XX-XXI веках. – Уфа, 2009. – С. 165-167 и др.).
IIГатауллин Мутыгулла (1875-1936) — муфтий БДУ в 1923-1936 гг. Родился в д. Кунашак Шадринского уезда Екатеринбургской губернии в семье муллы. Закончил Кунашакское медресе, до 1923 г. служил имам-хатыбом мечети 1-го прихода д. Кунашак Аргаяшского кантона Башкирии. В 1923 г. на Втором Башкирском духовном курултае был избран муфтием, председателем Центрального духовного управления мусульман Башкирии. Скончался 4 июня 1936 г., похоронен на магометанском кладбище в Уфе (подробнее см.: Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. – М., 2007. – С. 91).
III В состав президиума помимо муфтия М. Гатауллина входили: Хуснулла Галеев (председатель президиума) и Фатих Давлетшин (секретарь).
IV По оценкам профессора Д. Ю. Арапова, примерная численность мусульман Советской России составляла 18-20 млн человек (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).
V Имеется в виду будущий муфтий БДУ М. Гатауллин.
VI О Мекканском конгрессе 1926 г. и участии в нем Р. Фахретдина см.: Романенко В. С. Сотрудничество советской дипломатии и мусульманского духовенства СССР в 20-е годы XX века (к 80-летию со дня проведения Первого Всемирного мусульманского конгресса). – Н. Новгород, 2005. – 144 с.; Ислам и советское государство (По материалам Восточного отдела ОГПУ. 1926 г.) / Вступ. ст., сост. и коммент. Д. Ю. Арапова и Г. Г. Косача. – М., 2010. – Вып. 1. – С. 60-76.