2015 1/2

Волжское — Старая Грязнуха: затопленная история

Старая Грязнуха — старинное поселение, в котором находился один из самых древних храмов современного Старомайнского района Ульяновской области — Николаевский, возведенный в 1712 г.1 Оно относится к разряду сел, об истории которых сохранилось до обидного мало сведений. Почему? Да потому, что и самого села нет уже 60 лет, а в новом селении Волжское, в которое переехали бывшие жители с. Старой Грязнухи и близлежащей д. Новая Грязнуха, осталось только два старожила. Остальные или умерли, или разъехались. Волжское — вымирающее село, здесь сейчас живут преимущественно дачники, да и то в основном летом. Даже в труде старомайнского краеведа Ю. Н. Мордвинова селу посвящены всего лишь три листа текста. И это одно из немногих сел, по которому так и не удалось найти хотя бы одной фотографии до 1955 г.
Село Волжское (до 1955 г. Старая Грязнуха) находится на берегу Куйбышевского водохранилища в 8 км к северу от районного центра Старая Майна по прямому водному пути, а по сухопутной дороге в 42 км. Оно входит в состав муниципального образования Жедяевское сельское поселение Ульяновской области. С 1861 по 1920 г. село относилось к Жедяевской волости Спасского уезда Казанской губернии, с 1920 по 1943 г. — к Мелекесскому и Старомайнскому районам Самарского (Средневолжского, Куйбышевского) края (области). Расположение Волостниковки и Волжского на границе Ульяновской области и Республики Татарстан (согласно современному административно-территориальному делению) и переход из состава одной территории в другую привели к тому, что документы по этим селам откладывались в разных региональных архивах и до настоящего времени их дошло очень мало. Так, в Государственном архиве Ульяновской области село отрывочно упоминается в документах преимущественно 1930-1954 гг. (4 дела). Клировые ведомости Николаевской церкви за 1815-1910 гг. хранятся в Национальном архиве Республики Татарстан.
Согласно документу, обнаруженному в Российском государственном архиве древних актов, с. Никольское (Грязнуха) было основано в 1670-е гг. В 1716 г. в нем у четырех владельцевI было семь дворов и 84 крепостных2. По данным Ю. Н. Мордвинова, его основали в 1674 г. выходцы из Нижегородского уезда3.
В ходе работы по проекту «Культурное наследие зон затопления Куйбышевской и Саратовской ГЭС на территории Ульяновской области» нам удалось два раза побывать в Волжском — в марте и июле 2014 г. Большую помощь в поиске исторических сведений оказали местные жители, в частности С. Н. Чуваева и бывшие обитатели сел Старая Грязнуха и Новая Грязнуха — В. И. Маслов (последний житель Новой Грязнухи, живущий в Волжском), З. В. Калачёва и А. А. Зубарев.
В современном селе пять улиц: Лесная, Отрадная, Прибрежная, Полевая и Юбилейная. История Волжского (Старой Грязнухи) в них не отражается никак. Печальна демографическая статистика села. В 1795 г. в нем было 65 дворов и 447 жителей, в 1897 г. — 88 и 408 соответственно, в 1959 г. — 482 человека и в 2014 г. — 28 дворов и 57 жителей, а также 26 дачных построек и в них 53 человека4. Коренные обитатели Волжского — носители культурных традиций и исторической памяти о Старой и Новой Грязнухе — скоро исчезнут. Нужна ли будет дачникам история села?
Свидетельства о древней истории местности весьма отрывочны и противоречивы. Самые ранние из них относятся к концу XIX — началу XX в. В сборнике «Полное географическое описание нашего Отечества» указывалось: «Между с.с. Старой Грязнухой (500 ж…) и Новой Грязнухой (400 ж) находилось древнее городище»5. Древности отмечались и в окрестностях близлежащих селений: у Маклашеевки (татарское городище) был обнаружен клад арабских монет X-XI вв., недалеко от Зеленовки нашли металлическое восточное зеркало. По данным Ю. Н. Мордвинова, после Великой Отечественной войны в окрестностях Старой Грязнухи пастух нашел каменный топор, а ученые здесь же обнаружили металлический наконечник копья, серп медно-бронзового века и другие предметы6.
Перед затоплением села в 1930-1950-е гг. археологическая экспедиция под руководством А. В. Збруевой выявила и обследовала поселение Старая Грязнуха (находилось у южной околицы села), датируемое концом II — началом I тыс. до н. э. Интересно, что особенности найденной керамики позволили отнести этот памятник к числу одного из немногих объектов приказанской культуры позднего бронзового века в Ульяновском Поволжье. А орудия из кремня могли принадлежать и к более раннему времени.
В официальном списке памятников археологии Старомайнского района Комитета Ульяновской области по культурному наследиюII указано четыре объекта в районе Волжского: поселение «Грязнуха-1» (3-я четверть I тыс.); поселение «Грязнуха-2» (3-я четверть I тыс.); поселение «Грязнуха-3» (3-я четверть I тыс.); поселение «Грязнуха-4» (3-я четверть I тыс.)7. Они располагаются на расстоянии от 600 м до 3 км от села и относятся к позднему именьковскому и раннему болгарскому периодам, когда происходило слияние местного славянского, финно-угорского и пришлого тюркского населений.
Нельзя не упомянуть и о таком значительном памятнике, как так называемое Старомайнское (Грязнухинское) городище. Несмотря на название, оно находится ближе к современному селу Волжскому (около 2 км) — преемнику бывшей Старой Грязнухи, чем к Старой Майне. На городище работало несколько археологических экспедиций (1939, 1954, 1961 гг.), но самые масштабные раскопки были произведены экспедицией Самарского государственного университета под руководством Г. И. Матвеевой в 1984-1987, 1990-1991 и 2005 гг. Был изучен культурный слой на участке более 2 500 кв. м.
Старомайнское городище возникло в ананьинское время (VII-V вв. до н. э.), в V-VII вв. его заселяли именьковцы, а в X-XIII вв. — тюркоязычные болгары. Не так давно там был найден объемный древнерусский медный крестик с шариками на концах, предположительно XII-XIII вв.8 Также памятник интересен тем, что на его территории раскопано несколько длинных прямоугольных домов (длина до 12 м), аналоги которых пока не найдены ни на одном из известных именьковских поселений9. Вероятно, дома служили жилищем для семей либо являлись общественными зданиями.
Старомайнское городище, расположенное напротив современной Старой Майны, являлось одним из важнейших в данном регионе, крупным племенным центром именьковского времени, а позже — болгарского. Вокруг него находились неукрепленные поселения, жители которых занимались земледелием, скотоводством и рыболовством.
Происхождение названия села Грязнуха не вызывает вопросов. Совершенно очевидно, что оно происходит от вязкой, топкой местности или реки. По мнению историка В. Ф. Барашкова, «грязнухой» часто называли небольшие реки с вязкими берегами и грязной, мутной во время дождей водой, а по ним и некоторые селения10. Кроме ныне затопленных Куйбышевским водохранилищем с. Старая Грязнуха и д. Новая Грязнуха Старомайнского района на территории современной Ульяновской области так в прошлом называли с. Приморское (Мелекесский район) и с. Луговое (Ульяновский район). По воспоминаниям старожилов, рядом с селом и церковью протекала речка Грязнушка, а в сторону Волги местность понижалась, поэтому была болотистой, сырой и топкой, особенно после дождей. Можно также предположить, что грязь в этих местах фактически являлась синонимом плодородия.
Но почему Грязнуха — старая? На картах Спасского уезда Казанской губернии начала XX в. село обозначено как «Никольское Грязнуха». Первое название — по Николаевскому храму. Рядом с селом находилась деревня Новая Грязнуха — на картах «Выселок села Никольского». Если село известно как минимум с 1674 г., то деревня — примерно с начала XIX в.11 Ю. Н. Мордвинов писал: «Интересно, что Поливанову (один из владельцев села. — Е. Б.) что-то не понравилось в селе, и он переселяет своих крестьян на другое место, образовав выселок, названный по селу Никольским (Новую Грязнуху), потому основное село Грязнуха с начала 19 века стало называться Старой Грязнухой…»12 Новые названия населенных пунктов на картах стали отображаться уже после 1917 г.

Проект Николаевской церкви. 1887 г. НА РТ, ф. 2, оп. 14, д. 320, л. 1.

Обратимся к истории Николаевской церкви, стоявшей на окраине села у реки Грязнушки. Первую однопрестольную деревянную церковь во имя Николая Чудотворца в селе построили в 1712 г., через 38 лет после основания поселения выходцами из Нижегородского уезда13. В 1750 и 1890 гг. храм перестраивали и ремонтировали14. В Национальном архиве Республики Татарстан хранится уникальный документ по истории Николаевской церкви — ее главная опись, сделанная в 1899 г. Она интересна не только описанием существовавшей на этот момент деревянной церкви, покрытой железом и обшитой тесом 19,2×6,4 м (с восемью окнами, двумя дверями, одной печью, без стенной живописи и т. д.), но и упоминанием строящейся новой каменной с железной крышей 32×21,4 м (с 20 окнами, четырьмя дверями, трехъярусной колокольней и двумя железными вызолоченными крестами)15. Храм был обнесен деревянной оградой на каменном фундаменте, а также имел пять колоколов. Указан вес самого большого из колоколов — 32 пуда 20 фунтов (или 533,2 кг)16. Также в Национальном архиве РТ удалось обнаружить единственное изображение церкви и чертежи проекта деревянного храма на каменном фундаменте 1887 г.17 Однако доподлинно известно, что в 1906 г. в селе построили новую однопрестольную каменную церковь во имя Николая Чудотворца18. Остается вопрос: состоялся ли проект деревянного храма, одобренный строительным отделением Казанского губернского правления? Ответ частично прояснился благодаря интервьюированию в июле 2014 г. бывшего жителя Старой Грязнухи А. А. Зубарева, который когда-то жил подле церкви. Осмотрев

Житель с. Старая Грязнуха А. А. Зубарев. Июнь 2014 г. Фото Е. А. Бурдина.

архивную копию проекта, он определил, что изображение совпадает с внешним обликом каменного храма. По неизвестной причине проект 1887 г. был изменен под каменный храм, при этом были сохранены основные архитектурные черты деревянного сооружения. Осталось неясным, была ли возведена новая деревянная церковь по проекту 1887 г. или же подновили старую, а затем построили кирпичную по проекту деревянной. А. А. Зубарев вспоминал, что церковь была сложена из красного кирпича, беленого, без штукатурки. Бывший житель соседней Новой Грязнухи В. И. Маслов рассказывал: «В Старогрязнухинском храме перед затоплением находился склад зерна, я туда заходил — он был пустой. Кирпич от церкви пошел на фундаменты домов и силосные ямы в новом селе (Волжском. — Е. Б.). Храм взорвали в 1953 или 1954 году. Вода стала прибывать осенью 1956 г. Когда я в 1958 г. приехал из армии, уже была вода»19. По сведениям З. А. Калачёвой, жившей в Старой Грязнухе, «на окраине села была церковь — хорошая, три купола, возле нее находилось кладбище, а позади — речка. В церкви все разорили еще до затопления, икон уже не было. Нас сюда выселили (в Волжское. — Е. Б.) в 1953 г., а церковь взорвали после нас. Говорят, что просверливали стены, куда закладывали взрывчатку»20.
Следующие документы по церковной истории Старой Грязнухи относятся к 1930 г. В апреле властями было решено снять с Николаевского храма пять колоколов общим весом 1710,5 кг21. Вскоре по постановлению Старомайнского райисполкома по причине неуплаты страхового сбора в размере 544 руб. 82 коп. церковь закрыли22. Однако верующие жители села активно боролись с произволом властей. 22 июня 1931 г. члены президиума районного исполкома заслушали ходатайство Старогрязнухинского церковного совета о разрешении открыть церковь. В итоге постановили возвратить храм верующим, предложив сельскому совету сдать здание и культовое имущество согласно имеющейся описи в аренду23. Когда храм был окончательно закрыт, установить не удалось, но в 1935 г. в Старомайнском районе действовали только две церкви — Александро-Невская в Старой Майне и Знаменская в Волостниковке24.
Одно из последних упоминаний о Николаевском храме содержится в протоколе заседания Старомайнского исполкома от 11 февраля 1952 г., на котором обсуждался вопрос о передаче здания бывшей церкви в с. Старая Грязнуха районному пункту «Заготзерно» «для разборки и использования кирпича и щебня, как строительного материала при переносе складских помещений из затопляемой зоны на новую площадку»25.
В августе 1953 г. районные власти решили с целью обеспечения Старомайнского участка треста «Ульяновсксельстрой» кирпичом для переноса и нового строительства зданий школ, медицинских, культурно-просветительных и других учреждений передать ему бывшее церковное здание в с. Старая Грязнуха для разборки на кирпич26. Николаевский храм взорвали 1 августа 1955 г., а в 1956-1957 гг. бывшее село затопило Куйбышевское водохранилище.

В. И. Маслов и З. А. Калачёва — последние жители д. Новой Грязнухи и с. Старой Грязнухи, живущие в с. Волжское. Март 2014 г. Фото Е. А. Бурдина.

Жители Старой Грязнухи о том, что их село попадает в зону затопления Куйбышевской ГЭС, узнали в начале 1952 г. В феврале 1952 г. Старомайнский райисполком постановил: «Села Старая Грязнуха (колхоз имени Калинина) и Новая Грязнуха (бригада колхоза имени Калинина)… переселить на новую площадку, как населенные пункты, в которых находятся бригады одного укрупненного колхоза имени Калинина»27. Но, судя по всему, сельчане отказались переселяться на новые земли около деревни Арчиловки и решили поселиться в урочище «За порубом» — там, где сейчас находится Волжское. Причем мнение жителей Старой и Новой Грязнухи было единодушным, а постановление общего собрания от 21 декабря 1952 г. было утверждено райисполкомом, что в то время случалось редко28, обычно проблема выбора местоположения переносимого населенного пункта решалась в директивном порядке. Жители должны были переехать в пос. Волжский (сначала новый хозяйственный центр назывался Старая Грязнуха), д. Арчиловку и с. Базарно-Мордовский Юрткуль29.
Подлежащее затоплению село было большим. По словам А. А. Зубарева, в Старой Грязнухе в начале 1950-х гг. был сельский совет, школа, два магазина, клуб и фельдшерский пункт. В архивных документах указываются 15 каменных зданий, в том числе сельсовет, клуб, начальная школа, медпункт, родильный дом и магазин30. З. А. Калачёва вспоминала: «Народу жило много — около 600 человек или больше… Рядом текла речка Грязнуха, было два озера — Большое и Грязнушка. Условия были хорошие, местность замечательная — рядом располагались луга, лес, ягоды… Рыбы ловили много — работала специальная рыболовецкая бригада, много озер. Вот чем было знаменито село! В нем находились каменная мельница (паровая, построена до революции), масло били, две школы — на одном конце каменная, на другом — деревянная, для того чтобы ребятишкам ходить было недалеко, ведь село длинное… Было развито пчеловодство, рыболовство и обычное хозяйство — все держали много скотины. Переселили нас в голое поле, за лес, в так называемое “рыбацкое поле”, отсюда до Новой Грязнухи — 4 км, до Старой — 6 км. Это было решение жителей села — поселиться в одном месте, поближе к затопленным селениям. Жили дружно, ни воровства, ничего такого не было, никто скотину не трогал»31. По данным переселенческого отдела32, всего из зоны затопления было вынесено 112 домов индивидуального сектора и 39 колхозных строений, эвакуировано 113 семейIII.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. 4, оп. 125, д. 6, л. 136.
2. Насыров Р. Г. Сельское расселение Западного Закамья во второй половине XVI — начале XVIII вв.: дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2006. – С. 233.
3. Мордвинов Ю. Н. Взгляд в прошлое. Из истории селений Старомайнского района: версии, события, размышления, воспоминания. – Ульяновск, 2007. – С. 234.
4. Там же. – С. 234-235, 238.
5. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества: Настольная и дорожная книга для русских людей. Т. 6: Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. – СПб., 1901. – С. 383.
6. Мордвинов Ю. Н. Указ. соч. – С. 233.
7. Сводный памятник объектов культурного наследия Старомайнского района. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://nasledie73.ulgov.ru/28/835/414.html.
8. Кожевин А. Е. Об археологических исследованиях на территории поселения Старая Майна (Богоявленское) // Краеведческие записки Ульяновского областного краеведческого музея им. И. А. Гончарова. – Ульяновск, 2008. – Вып. 14. – С. 21-31, 28.
9. Матвеева Г. И.Среднее Поволжье в IV-VII вв.: Именьковская культура. – Самара, 2004. – С. 27.
10. Барашков В. Ф. По следам географических названий Ульяновской области. – Ульяновск, 1994. – С. 32.
11. Мордвинов Ю. Н. Указ. соч. – С. 234, 239.
12. Там же. – С. 235.
13. НА РТ, ф. 4, оп. 125, д. 6, л. 136; Мордвинов Ю. Н. Указ. соч. – С. 234.
14. НА РТ, ф. 4, оп. 49, д. 9, л. 66 об.; оп. 141, д. 25, л. 473.
15. Там же, ф. 840, оп. 1, д. 2, л. 4-4 об.
16. Там же, л. 4 об.
17. Там же, ф. 2, оп. 14, д. 320, л. 1.
18. Мордвинов Ю. Н. Указ. соч. – С. 235.
19. Интервью с В. И. Масловым. Записано 21.03.2014 г. в с. Волжское (Старомайнский район Ульяновской области) // Из личного архива Е. А. Бурдина.
20. Интервью с З. А. Калачёвой. Записано 21.03.2014 г. в с. Волжское (Старомайнский район Ульяновской области) // Из личного архива Е. А. Бурдина.
21. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО), ф. Р-1050, оп. 1, д. 116, л. 123.
22. Там же, ф. Р-1133, оп. 1, д. 81, л. 168.
23. Там же.
24. Там же, ф. Р-1469, оп. 2, д. 805, л. 41.
25. Там же, ф. Р-3038, оп. 2, д. 655,л. 102.
26. Там ж, д. 659, л. 72.
27. Там же, д. 655, л. 74.
28. Там же, д. 659,л. 93-94.
29. Бурдин Е. А. Волжская Атлантида: трагедия великой реки. – Ульяновск, 2005. – С. 236.
30. ГАУО, ф. Р-1469, оп. 3, д. 86, л. 32 об., 34; ф. Р-3038, оп. 2, д. 659,л. 20; д. 664, л. 47, 62.
31. Интервью с З. А. Калачёвой…
32. ГАУО, ф. Р-3037, оп. 1, д. 68, л. 2, 41.
 
Евгений Бурдин,
доктор исторических наук


I Среди домовладельцев с. Никольского упоминается А. А. Головкин, родственник известного политика Г. И. Головкина, основателя с. Головкино (Урень).
II Распоряжение Главы администрации Ульяновской области от 29 июля 1999 г.
III Статья выполнена в рамках проекта УРОО «Общество содействия географическим исследованиям» «Культурное наследие зон затопления Куйбышевской и Саратовской ГЭС на территории Ульяновской области» (проект № 64).